http://forumstatic.ru/files/0012/57/91/19816.png
ЧАСТЬ ПЯТНАДЦАТАЯ: «БОРОТЬСЯ И ИСКАТЬ. ПУТЕШЕСТВЕННИЦЫ»
http://forumstatic.ru/files/0012/57/91/42904.png
   
Казалось бы, логично, что «домашний ангел» должен находится ДОМА. А не пересекать океаны, подниматься на горные вершины или пытать удачу в джунглях. Однако с начала 19 века количество женщин, покидающих Туманный Альбион, только увеличивалось, несмотря на суровые рамки морали  и семейные ценности.

Впрочем, по шкале семейных ценностей замужняя женщина прежде всего считалась женой, а потом уже — матерью. Поэтому если профессия мужчины была связана с постоянными разъездами, жена чаще всего следовала за ним. Дети при этом оставались дома:  малыши —  в семье родственников, подростки — в школах-пансионах. Сейчас подобный выбор может показаться странным и жестоким, но тогда это было в порядке вещей.

Одинокие девушки тоже часто покидали страну —  именно в поисках супружеского счастья. Ведь, судя по переписи населения, женщин в Англии было на полмиллиона больше, чем мужчин.

«В 1850-хх женщины платили 22 фунта за билет в Австралию, где рассчитывали обзавестись семейством, а в 1862 году было основано Общество эмиграции женщин из среднего класса, помогавшие честным девушка уехать в Канаду, Австралию, или Новую Зеландию. Подобные организации обеспечивали эмигранток жильем и помогали им устроиться на работу в незнакомой стране» (К.Коути, К.Гринберг «Женщины викторианской Англии»).

Здесь можно вспомнить не слишком симпатичную, но безусловно яркую героиню романа «Поющие в терновнике» — ирландку Мэри Карсон. Рискнув всем, она сумела получить крупный выигрыш:

«Когда я выходила замуж, у меня не было ни гроша. И я знала, что в Ирландии мне замужеством ничего не поправить: там, чтобы подцепить богатого мужа, нужны хорошее воспитание, происхождение и связи. И я работала как каторжная, копила на билет в страну, где состоятельные люди не столь разборчивы. Когда я приехала сюда, у меня только и было что лицо да фигура да побольше ума, чем принято ждать от женщины, и этого хватило, чтобы поймать богатого дурня Майкла Карсона. Он обожал меня до самой своей смерти». (К.Маккалоу «Поющие в терновнике»).

Но о жесткой конкуренции за право назваться женой мы говорили уже не один раз. Эту главу я все-таки хочу посвятить тем, кого манили именно дальние страны, непокоренные вершины, таинственные народы. Они хотели увидеть и узнать. Совершить открытия или  поставить рекорд. Принести пользу — как своей стране, так и иноземцам. Все перечисленные стремления присущи женщинам так же, как и мужчинам.

Считается, что начало светским путешествиям дам положила еще в 18 веке леди Мэри Монтегю. Будучи супругой британского посла, вместе с ним она отправилась в Стамбул. Свои впечатления о путешествии и жизни на Востоке Мэри изложила в знаменитых «Турецких письмах». Также  леди Монтегю привезла оттуда восточную методику вакцинации оспы. Храбрая дама успешно привила свою трехлетнюю дочь. По настоянию Мэри в Британии были проведены опыты — привиты несколько приговоренных преступников, а также  дети из сиротских приютов. Все эти люди выжили. После чего  процедуру повторили уже для королевских внуков.

К другим женщинам Мэри Монтегю питала мало уважения, считая их в большинстве ограниченными и необразованными. Но возможно, она нашла бы, о чем побеседовать со своими коллегами из будущего столетия?

В середине 19 века удачно сошлись несколько факторов, которые сделали путешествия невероятно популярными. Вовсю развивался и совершенствовался транспорт, строились железные дороги. Сокращалось время, проводимое в пути, увеличивался комфорт. Так же, в эти годы Британия была на пике своего могущества и влияния.

«Обладание империей было одним из самых мощных стимулов к путешествию: где еще можно было удовлетворить свой интерес к экзотической природе и народам, продвигаясь под защитой английского флага? Помимо исследователей-географов, миссионеров, колониальных чиновников, для которых путешествия были неотъемлемой частью профессиональной деятельности, на территории империи устремлялся целый поток любителей, желавших внести свой вклад в исследование имперских земель и народов или же просто расширить кругозор» (А.Э. Афанасьева «Английские женщины-путешественницы второй половины XIX века»).

Чаще всего дамы-путешественницы происходили из среднего класса. Они принадлежали к семьям джентри, духовенства, врачей и небогатых промышленников. Огромную известность получили некоторые незамужние исследовательницы (Мэри Кингсли, Изабелла Берд, Гертруда Белл), но хватало и тех, кто состоял в супружестве.

Свои впечатления от увиденного в дальних краях многие дамы стремились описать и опубликовать. Подобный жанр пользовался большим успехом, а женское авторство в данном случае сильнее разжигало любопытство читателя. Поэтому, названия подобных изданий часто всячески подчеркивали принадлежность автора к слабому полу — «Путешествие, совершенное леди на французском военном корабле» или «Жизнь леди в Скалистых горах».

Но многие исследовательницы не просто стремились развлечь своих читателей. Они хотели внести вклад в научные знания по географии и этнографии, биологии и антропологии. Увы, чаще всего женщин на официальном уровне не поддерживали, и действовали они, исходя из личной инициативы.

«Так, Лондонское Королевское географическое общество, самый крупный и авторитетный покровитель географических исследований в викторианский период, долгое время сопротивлялось допуску женщин в свои ряды. Женщинам-исследовательницам разрешалось лишь читать доклады о проделанной ими работе, но не голосовать или занимать пост в Обществе. В связи с этим некоторые путешественницы предпочитали членство в других, менее консервативных (но и менее авторитетных) организациях, таких, как Королевское азиатское общество, Шотландское королевское географическое общество и др. Только в 1913 г., после двадцатилетней кампании, проходившей весьма эмоционально и в самом Лондонском географическом обществе, и в британской прессе, Общество приняло окончательное решение, разрешавшее женщинам вступать в его ряды [12]. Аналогично складывались отношения путешественниц и с другими официальными научными организациями. Вплоть до конца XIX века их работа считалась любительской и потому не всегда достойной внимания профессионалов» (А.Э. Афанасьева «Английские женщины-путешественницы второй половины XIX века»).

Отношение общества к путешественницам было двойственным. Если дама сопровождала супруга, она могла рассчитывать на одобрение. Ведь это долг жены — следовать за мужем, быть ему помощницей и другом. Одинокие дамы попадали в сложное положение. Она как бы принимала ответственность на себя, начинала сама выступать в мужской роли, что не одобрялось викторианцами. Появлялись вопросы к ее чести и моральному облику — там в странствиях, вдали от строгих взглядов, какбычегоневышло!

Чтобы убедить соотечественников (и себя) в своей «нормальности», «лояльности» и «женственности», путешественницы 19 века старались скрупулёзно следовать другим обычаям и традициям. Например, в пустыне, и на вершинах гор дамы чаще всего не надевали брюк. Одеждой путешественниц оставался женский костюм, вкупе с корсетом, шляпами и пышными юбками. Поездки верхом совершались в дамском седле, так как мужская посадка считалась неприличной. Когда Изабелла Берд узнала, что в газете было напечатано — якобы, она ездит в горах в мужском платье, путешественница сочла это настоящим оскорблением и клеветой. Правда, есть информация, что именно мисс Берд одной из первых примерила ридинги — сапоги для верховой езды, ранее используемые только мужчинами. Можно найти фото, на котором Избаелла сидит на лошади явно не боком. Однако то, что на ней надето, сложно назвать брюками. Больше похоже на особенным образом скроенную юбку.

Одной из тех, кто возносил хвалу неудобной, казалось бы, женской одежде, была Мэри Кингсли. Однажды, пробираясь по африканским джунглям, она попала в ловушку — яму с кольями на дне. Однако нижние юбки оказались удачным амортизатором, и мисс Кингсли отделалась синяками.

Мисс Кингсли не раз бросала опасности вызов — и побеждала. Ее путешествие в Западную Африку, причем в самые неизведанные на тот момент области можно было считать попыткой самоубийства.

Мэри родилась в семье врача и путешественника, Джорджа Кингсли. В его библиотеке хватало научных трудов, а так же — книг, посвященных дальним странам. Именно такие издания и стали любимым чтением Мэри, получавшей домашнее образование, которое особо никем не контролировалось. Внимание родителей было сосредоточенно на необходимости выучить сына, Чарльза. А Мэри — девочка…

Матушка Мэри страдала от тоски и меланхолии, и дочери пришлось стать терпеливой и безропотной сиделкой. Подобные обстоятельства жизни, неловкость в общении с посторонними людьми, не самая яркая внешность сводили шансы мисс Кингсли на замужество к нулю.

И вот в тридцать лет Мэри осталась одна — родители умерли. Она получила небольшое наследство, и это могло помочь ей в поисках мужа. Но вместо этого мисс Кингсли решила уехать в Африку.

Она по горло была сыта туманами Англии, стенами родного дома и «хранением очага», пусть и в качестве послушной дочери. И в то же время из жизни ушел последний смысл — нет больше ни родителей, ни сердечной привязанности. Африка для Мэри и правда могла стать возможностью умереть. Быстро, но зато ярко. Креативно, как сказали бы сейчас.

«Ведь на Черном континенте таятся всевозможные опасности и соблазны, в джунглях бродят гориллы и мелькают в кронах деревьев леопарды, реки так и кишат крокодилами, а племена дикарей норовят поджарить белого человека на ужин. Столько интересных способов погибнуть!» (К.Коути, К.Гринберг «Женщины викторианской Англии»).

Перед путешествием мисс Кингсли закончила курсы медсестер. Собрала необходимые вещи, простилась с шокированными знакомыми и в 1893 году поднялась на борт судна «Лагос». И через две недели сошла на берег Сьера-Леоне.

Мэри Кингсли оказалось невероятно крепкой женщиной — и физически, и морально. Она поднималась по рекам на каноэ, переходила болота, совершала восхождение на горные вершины. Упрямо носила подобающие английской леди наряды — несмотря на удушающую жару. Била зонтиком наглых крокодилов, осмелившихся подплыть слишком близко, а однажды тем же зонтиком напугала несущегося прямо на нее гиппопотама.

А главное — она была внимательным и справедливым наблюдателем и способным дипломатом. Мэри завоевала уважение коренного населения, помогала договариваться о коммерческих сделках, не гнушалась следовать советам, которые давали африканцы. Но и сама отстаивала то, считала нужным и правильным. Например, вела непримиримую войну с местным обычаем убивать одного из близнецов как якобы порождение злого духа.

При этом Мэри не жаловала христианских миссионеров, но с уважением относилась ко многим обычаям африканцев, которые должны были бы ее шокировать. Размышляя над многоженством, мисс Кингсли пришла к выводу, что оно обусловлено спецификой жизни племен, и искоренять его — глупо.

Даже с каннибалами из племени фанг Мэри сумела найти общий язык. Вождь сообщил ей немало полезного о законах и верованиях своего народа, а Мэри помогла его матери вылечить гнойник.

«Своим рандеву с каннибалами путешественница осталась довольна. Пускай она подхватила в одной хижине вшей, а в другой увидела на стенах сумки с отрезанными пальцами, ушами и «другими частями тела». Зато, по ее мнению, каннибалы очень уважали своих матушек — европейцам есть чему у них поучиться! Современники отмечали ее бесстрашие, а Киплинг, один из ее знакомых, говорил: «Поскольку она все-таки человек, то должна бояться хотя бы чего-то, но я так и не выяснил, чего именно» (К.Коути, К.Гринберг «Женщины викторианской Англии»).

Дома, в Англии, Мэри ожидала слава, переговоры с издателем, консультация у известного зоолога А.Грюнтера… И — обвинение в суфражизме, которое бесстрашная исследовательница яростно отрицала.

«Следующие три года Кингсли провела в разъездах по родной Британии: её приглашали читать лекции. Настолько полного массива знаний из мест, где она побывала, пока не привозил больше никто. Она стала также первой женщиной, выступившей в Манчестерской и Ливерпульской палатах. Говорила она между тем вещи неслыханные и кидающие вызов общепринятой идее о святом бремени белого человека» (Л.Мазикина «Мэри Кингсли — старая дева, заново открывшая европейцам Африку»
https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye … -manerami/).

Безусловно, и у Мэри случались неудачи. Еще в самом начале путешествий несколько африканских охотников, изумленные непривычным видом англичанки, заставили ее послужить приманкой для обезьян. Дескать, зверьки любопытны, и обязательно захотят приблизиться к странной особе в юбках и шляпе. Второе путешествие в Африку сильно осложнил эпизод с купанием. Когда местные случайно увидели Мэри обнаженной, то поняли, что она — такая же женщина, как и их жены. Отговорившись «лунными днями», мисс Кингсли сумела дотянуть до прибытия помощи, после чего покинула племя.

Можно встретить информацию, что некий молодой человек не раз наведывался к знаменитой путешественнице на чай, выказывал уважение и симпатию. Но все надежды Мэри в итоге разбились о его просьбу замолвить за него слово перед начальством в плане хорошего места в колониях. Мисс Кингсли пообещала. И окончательно поставила крест на личной жизни.

Последний раз Мэри отправилась в Африку во время англо-бурской войны. Она работала в госпитале для военнопленных и действовала с такой энергией, что, как вспоминали коллеги, превратила «эту мертвецкую в санаторий».

Увы, через два месяца мисс Кингсли заразилась брюшным тифом и умерла.

«Умирая, она попросила о двух одолжениях: дать ей умереть в одиночестве, без суеты, как вольному животному джунглей, и похоронить её в море. Оба желания были исполнены» ((Л.Мазикина «Мэри Кингсли — старая дева, заново открывшая европейцам Африку»
https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye … -manerami/).

Еще в те годы, когда Мэри Кингсли была молода и полна сил, ее путь в Африке пересекся с дорогой другой замечательной женщиной — Мэри Слэссор.

Эта Мэри родилась в Шотландии, в бедном рабочем квартале. С 11 лет она трудилась на текстильной фабрике, чтобы помочь своей многодетной семье. Но пьянство отца, нищета и тяжелая работа не озлобили девочку. Будучи верующим, и очень деятельным человеком, юная Мэри жаждала делать нечто хорошее и нужное. Уже в двадцать лет она преподавала в городской воскресной школе, а в двадцать семь пожелала ехать миссионеркой в Африку.

Прибыв на Черный континент, мисс Слэссор поселилась в Дьюктауне, и начала преподавать в миссионерской школе. Параллельно она изучала обычаи и язык аборигенов. Жизнь здесь была довольно спокойной и даже комфортной. Это стало раздражать Мэри, желавшей идти туда, куда не решится никто другой.

И вот, через три года, она получает место в Старом городе. Селится в простой глиняной хижине, ходит босиком, ест местную еду. А в результате становится своей для африканцев. Мэри Слэссор курирует школы, раздает лекарства, совершает длинные переходы из деревни в деревню, через джунгли, чтобы рассказывать о Христе. Как и мисс Кингсли, она уважает местные обычаи, но только если это не касается жизни ни в чем не повинных людей. Мисс Слэссор воюет с колдовством, жертвоприношениями, убийствами близнецов. Множество африканских малышей было спасено отважной миссионеркой. Они становились ее приемными детьми, и помощниками в нелегком деле.

Однажды во время отпуска Мэри познакомилась с молодым миссионером, Чарльзом Моррисоном. Они полюбили друг друга, и хотели пожениться. Но — по состоянию здоровья Чарльз не мог оставаться в Африке. А Мэри по состоянию духа — не могла уехать.

И вот мисс Слэссор уходит в глубь страны, на дикую территорию Окойонг. Там Мэри прожила 15 лет, заслужив огромное уважение местных жителей, звание местного судьи, а так же имя «Белой королевы».

У этой Королевы волосы рано поредели и поседели под палящими лучами, огрубели руки и босые ноги, кожа стала темной и покрылась морщинами. Но с фотографий, окруженная своими черными дочерьми, смотрит улыбающаяся, уверенная в себе женщина. В этой тяжелой жизни она видела свой долг. И свое счастье.

«В 1892 году она была назначена первым вице-консулом в Окойонге и эту правительственную должность занимала много лет. Она исполняла функции судьи и возглавляла заседания суда, разбирая дела, относящиеся к земле, долгам, семейным проблемам. Она открывала школы, организовывала торговлю.
Мэри глубоко уважали, и благодаря ее влиянию колдовство и суеверия постепенно теряли свою силу. Но говорить о Христе в Окойонге было по-прежнему невероятно тяжело. Она не открывала новые церкви. Не крестила сотни людей. Но Мэри смотрела на свой труд, как на труд первопроходца, который готовит почку для других миссионеров в будущем» («СУПЕРженщины: Мэри Слессор — Белая королева Черного континента» http://write4lord.blogspot.com/2015/06/blog-post.html).

До шестидесяти шести лет прожила Мэри Слэссор в Африке. Там и умерла, ослабленная приступами малярии. Еще одно имя, данное миссионерке африканцами — «Мать всех людей».

Похожим именем наградили в далекой Индии англичанку Эми Кармайкл. Ее там звали «Амма» — «мама».

Эми родилась в 1867 году, обеспеченной ирландской семье. Отец ее владел несколькими мельницами, и смог дать дочери хорошее образование. В восемнадцать лет Эми пришлось резко повзрослеть — отец умер, оставив большие долги. Но трудности сделали девушку только отзывчивее к чужой боли. Она много сил отдавала благотворительности, посещала больных, преподавала в воскресной школе. Однако для мисс Кармайкл этого было мало.

«Скоро они переехали в Белфаст, и здесь Эми познакомилась с миссионерской работой в городе. Участие в ней поставило ее духовные проблемы на первый план, но именно Кесуикское движение (межконфессиональная Библейская конференция, подчеркнувшая «более глубокую жизненную теологию», мировоззрение, согласно которому победоносная жизнь в Духе может преодолеть тенденцию христианина ко греху) перевернуло ее жизнь и вызвало ее духовный рост»(«Эми Кармайкл» https://studopedia.ru/12_161137_emi-karmaykl.html).

Уже в 1893 году Эми отправилась в Японию. Через несколько месяцев — на Цейлон. Она работала на пределе возможностей, но не чувствовала себя на своем месте. «Ее местом» стала Индия.

Эми посещала деревни, беседовала с жителями, рассказывала о Христе. Но главным делом всей жизни мисс Кармайкл стало спасение девочек от храмовой проституции. Детей отдавали туда родители, и если ребенок убегал, в семью его уже не принимали. Возвращали обратно жрецам.

Многие не верили, что подобное возможно. Кто-то просто боялся вмешиваться. Но Эми, и ее сторонники упорствовали.

«Обращенные индианки, которые больше знали о местных обычаях, помогали ей раскрывать эти ужасные преступления. Хотя она не была одинока в своих поисках (индийские реформаторы также негодовали по поводу подобной практики), она столкнулась с яростной оппозицией. Ей не раз предъявлялись обвинения в похищении детей, и над ней постоянно висела угроза физической расправы. Тем не менее Эми продолжала работу, и к 1913 г., через двенадцать лет после начала миссионерской деятельности, вызвавшей множество противотолков, она собрала под свою защиту сто тридцать детей. В последующие десятилетия сотни других детей были спасены и устроены в Донашпуре» («Эми Кармайкл» https://studopedia.ru/12_161137_emi-karmaykl.html).

Эми Кармайкл сознательно отказалась от личной жизни, замужества и материнства. Но каждый ребенок Индии мог рассчитывать на любовь и помощь хрупкой женщины, прибывшей когда-то из далекой Ирландии.

В качестве миссионерки в Индии побывала и другая путешественница — Изабелла Берд. Но еще до этого она успела объехать множество стран с исследовательской целью, и прославиться описаниями своих вояжей.

Родилась Изабелла в 1831 году. Отец ее был священником. Мисс Берд росла в тихой английской провинции, училась дома, а еще — отличалась слабым здоровьем. Ее мучили боли в позвоночнике, и проблемы с легкими.

Ей сделали операцию, но выздоровление шло туго. Врачи советовали менять климат, на что Изабелла с энтузиазмом согласилась. Шотландия не помогла, но 22-летняя мисс Берд, не унывая, решила съездить в США, — навестить дальнюю родню.

И вот из Нового Света полетели домой письма… Изабелла рассказывала родителям о своих передвижениях по Америке и Канаде, а преподобный Эдвард Берд зачитывал описания прихожанам. Посещаемость местной церкви невероятно возросла!

«Неудивительно, что когда Изабелла вернулась домой, к ней пожаловал книгоиздатель Джон Мюррей с предложением напечатать ее письма отдельной книгой. В 1856 году в Лондоне была выпущена книга «Англичанка в Америке», которая описывала приключения дочери священника в США. Для викторианской Англии это было весьма смело, если не сказать — дерзко». («Загадки истории. Первооткрыватели» А.Аникин «Покорившая земной шар» https://zagadki-istorii.ru/pervootkryvateli-14.html.).

Это было только начало. Изабелла Берд объехала почти весь свет, побывала в Австралии и Новой Зеландии, на Гавайях, в Тибете и Марокко. На Диком Западе она в одиночку добралась до озера Тахо. А в штате Колорадо побывала в Скалистых горах, где поучаствовала в загоне буйволов:

«Вдруг мы заметили стадо из тысячи буйволов, которые жевали траву в близлежащей долине. Животные почувствовали наш запах и, испугавшись, бросились наутек в направлении открытого парка. Это притом, что мы были в миле от них и на небольшом возвышении. «Перехватим, их ребята!» — закричал Джон, который считался старшим в группе. С громкими криками мы галопом пустились вниз по склону. Я с трудом управляла своей лошадью, она несла меня то вверх, то вниз по склону, перепрыгивая через скалы и бревна, с каждой минутой все быстрее и быстрее. Джон подбадривал нас: «Давай, ребята!». Лошади поскакали на огромной скорости, догоняя и перегоняя друг друга. У меня кружилась голова и не хватало воздуха. Фактически не было сил продолжать участие в этом жутком забеге» (Изабелла Берд «Жизнь леди в Скалистых горах»).

Бесстрашная англичанка совершила подъем на Маттерхорн-Пик (3743 метра) и на вершину Лонгс-Пик. Правда, здесь у нее уже был проводник — охотник Джим Нуджент. Сначала он показался мисс Берд грубоватым и развязным, но она решила воспринимать нового знакомого, как джентльмена. Джим оказался хорошим человеком и надежным спутником, с которым путешественница легко нашла общий язык.

После Скалистых гор Изабеллу позвал Восток. Она отправляется в Японию, и становится одной из первых европейских женщин, самостоятельно объехавших север этой страны. Мисс Берд принципиально не шла проторенными путями. Чтобы увидеть изнанку японской провинции, она несколько недель жила в племени айнов. Но и большие города не были ею забыты.

«Большинство современных путешественников, конечно, разделяют благоприятные впечатления Изабеллы от японского гостеприимства. Она часто упоминала о вежливости людей и была тронута их добротой по отношению к себе. В свою очередь Изабелла приложила все усилия, чтобы отплатить им за добрый нрав: «Я стремлюсь быть по-японски учтивой, и не нарушать общие правила японского этикета … мои поклоны с каждым днем становятся все глубже!» («Путешествия Изабеллы Берд: викторианская путешественница в Токио и Йокогаме» --).

В 1880 году Изабелла возвращается домой. Увы, через три недели от тифа умирает ее сестра. Поддержку и участие она видит со стороны врача Джона Бишопа, за которого и выходит замуж спустя год. Но и семейная жизнь не отвлекает Изабеллу от пережитого в дальних краях. Дама снова берется за перо.

«Увиденное в Японии и Юго-Восточной Азии Изабелла изложила в двух книгах — «Неисследованные пути Японии» (1880 год) и «Золотой полуостров и Путь туда» (1883 год). Книги были не просто увлекательными, но и имеющими научную ценность. Позднее Королевское географическое общество Великобритании именно за эти труды в 1892 году приняло Изабеллу Бёрд — первую из женщин — в свои действительные члены». («Загадки истории. Первооткрыватели» А.Аникин «Покорившая земной шар» https://zagadki-istorii.ru/pervootkryvateli-14.html).

К сожалению, через пять лет Изабелла овдовела. Возможно, новая потеря повлияла на ее отношение к путешествиям. Нет, она их не разлюбила. Но решила не просто исследовать, а помогать. Посему, закончив курсы медсестер, 57-летняя миссис Бишоп уезжает в Индию миссионеркой. Там она основывает две больницы — имени Генриетты Бред, и Джона Бишопа.

Следующие пятнадцать лет прошли в поездах по Индии, Персии, Турции. Изабелла опять наведалась в Японию, потом посетила Корею. В Англии, между путешествиями, она поднимает тему геноцида армян на Ближнем Востоке.

Побывала неукротимая британка и во Владивостоке:

«Первый взгляд на Владивосток производит довольно сильное впечатление, хотя из-за вандализма строителей город был лишен прекрасного естественного фона, которым мог служить лес, — писала она в своей книге. — Теперь же сочетание лиловой земли и хрустально-голубого моря напоминает некоторые гавани нашей Новой Шотландии…» (Изабелла Берд. Цитируется по статье А.Аникина «Покорившая земной шар»).

Далее были Китай и Марокко, новая книга, посвященная Корее, и планы новых поездок. Но 7 октября 1904 года Изабеллы Берд Бишоп не стало.

Уже упоминалось, что хватало и замужних путешественниц. Чаще всего, они работали вместе с мужьями, искренне заинтересовавшись исследованиями, разделив увлечения далекими странами. Одной из таких дам была Флоренс Бейкер.

Родилась Флоренс (Флорика Мария Сас) в 1841 году, в Венгрии. В результате революции 1848 года девочка осталась сиротой, проданной в рабство. Спустя еще 11 лет она оказалась на турецком невольничьем рынке, где ее и заметил Самюэль Бейкер.

Самюэль, выходец из богатой семьи, владевшей и поместьями в Англии, и плантациями на Ямайке и Цейлоне, увлекался охотой. Но, как это случалось со многими, фауна заинтересовала его не только как трофей, но и как объект исследования.

Венгерская невольница стала для Бейкера другом и соратником, а не просто молодой красивой возлюбленной. Вместе с ней Бейкер отправляется в Египет на поиски истоков Нила.

«В 1860 году … он женился вторым браком (первая супруга Бейкера скончалась — прим. автора статьи) на венгерке Флоренс. Красивая, отважная, энергичная и жиз

Относительно их брака есть расхождения. Где-то они названы супругами уже во время первого путешествия. Но есть и упоминание о свадьбе после возвращения в Англию (1865 год). Возможно, в Британии состоялся именно церковный брак.

Венчанными, или нет, но Бейкеры много месяцев путешествовали по Египту, открыли озеро Альберт, и водопад Мерчисон. Однако, достижение цели потребовало огромной подготовки, сил, труда и здоровья:

«На этом переходе заболела и едва не умерла жена Бейкера. Путешественники преодолели все интриги арабских противников, враждебность местных племен, настроенных работорговцами, бунт своих носильщиков. Когда кончились запасы хинина и пало последнее вьючное животное, даже это не остановило супругов» (Муромов И. «Сто великих путешественников»).

Но зато Бейкеры стали первыми европейцами увидевшими озера Альберт, и определившими его ключевой положение системе Нила. Заслуги Самюэля Бейкера принесли ему медаль Королевского географического общества, и звание рыцаря. Флоренс же, соответственно, стала Леди. Историю с рабством супруги тщательно скрывали, но все-таки правда об их знакомстве просочилась в общество. Королева Виктория не пожелала видеть при дворе, нет, не бывшую рабыню, а даму, которая явно была близка с мужем до заключения брака…

Впрочем, Бейкеры нашли новое приложение своим увлечениям:

«В 1869 году вице-король Египта Измаил-паша обратился к нему с просьбой хоть что-то сделать с работорговлей в верхнем течении Нила, и супруги без колебаний отправились в Африку для решения столь чувствительной для их семьи проблемы, хотя речь шла, по сути, о военной кампании, а не о научной экспедиции» («Великие путешественницы XIX века» https://homsk.com/martin/velikie-putesh … sy-19-veka).

В этой поездке Флоренс служила врачом, и участвовала в боевых действиях, вооруженная пистолетом и винтовкой.

В 1873 году супруги Бейкер поселились в собственном английском поместье. Самюэль опубликовал несколько книг о путешествиях. Многие научные данные для этих материалов были собраны Флоренс.

Еще одна знаменитая на весь мир замужняя путешественница совершила кругосветку, оставив супруга дома. Правда, она была из Нового Света.

В 1894 году американка Энн Кочповски садится на велосипед, чтобы объехать мир за пятнадцать месяцев, и получить 10 000 долларов. Она замужем, и к 25 годам является мамой троих детей. Но врожденный авантюризм и нехватка денег подталкивает Энн к столь небанальному решению проблемы. Они активно привлекает внимание СМИ, договаривается с производителями минеральной воды «Лондондерри», берет их название в качестве псевдонима, крепит на велосипед рекламу и пускается в дорогу. Не забывая давать интервью, писать во всевозможные газеты и велосипедные компании, а так же — выдумать привлекательные подробности своего путешествия. Несмотря на реальные трудности и опасности, молодая женщина укладывается в назначенный срок, и триумфально возвращается в США, чтобы получить заслуженную награду.

Француженка Александра Давид Неэль с самого детства не могла существовать без путешествий, и щекочущих нервы событий. Совсем малышкой убегала из дома, надеясь попасть в дальние края. Ее отправили в католический пансион, затем — в консерваторию. Девушка стала оперной певицей. А еще — суфражисткой и анархисткой, по-прежнему одержимой идеей путешествий. Полюбив инженера Филиппа Неэля, Александра отказывалась вступать в брак, считая оный пережитком. Но она не смогла игнорировать просьбу умирающего отца, и законный союз был заключен. Но тихой домашней супруги из нее так и не вышло.

«Муж, как ни странно, с пониманием отнесся к «одержимости» супруги путешествиями. Филипп Неэль даже приобрел яхту «Ласточка», на которой они с супругой плавали вдоль побережья Африки, а затем и специальный автомобиль для передвижения по железнодорожной колее. Однако со временем между супругами начались конфликты из-за того, что Александра не могла иметь детей. В конце концов в 1911 году она оставила мужа в Европе и уехала в Индию, пообещав вернуться к Рождеству. Ее возвращения пришлось дожидаться 15 лет. К чести мужа, все эти годы он безропотно ждал Александру и оплачивал счета, приходившие из самых экзотических мест (В.Эрлихман «Бабушка Будда». — журнал «Биография», №4, 2007 год).

Удивительное дело, но все эти яркие жизненные истории пока так и не попали на экран. Однако кинематограф не смог пройти мимо Гертруды Белл — путешественницы, исследовательницы, археолога, писательницы и … шпионки Великобритании.

Фильм «Королева пустыни», 2015 год.

В исполнении Николь Кидман мы увидим совсем молодую красивую Гертруду, который предстоит выход в свет. Она — дочь богатых и знатных родителей, ей открыта дорога ко всем светским развлечениям и подходящим женихам. Но наша белокурая дебютантка двадцати лет — уже выпускница Оксфорда, где изучала историю.

На балу Гертруде невыносимо скучно, кавалеры кажутся глупыми, или неприятными. Дома она в очередной раз просит отца отпустить ее. Мольбы не остаются безответными, и девушка едет в Тегеран, в семью своего дядя — Фрэнка Ласселза, посла Британской Империи. Благодаря ему юная Гертруда уже побывала в Бухаресте и Стамбуле, но в фильме все началось именно с вояжа в Тегеран.

Восток для храброй британской барышни становится ожившей сказкой. Нет столь жестких рамок этикета, постоянной слежки и разговоров о приличиях. Зато есть возможность ночевать на крыше под звездным небом, вихрем носиться на лошади, и прикасаться к тайнам древней цивилизации.

И, конечно — любить. Генри Кадоган, секретарь посольства, сопровождает английскую гостью, открывая ей Восток. Они наперебой цитируют Омар Хаяма, начинают изучать язык фарси. Но отцу Гертруды Кадоган кажется опасным и ненадежным. Девушка едет в Англию, требует, молит, уговаривает… За окном мелькают времена года, и вот приходит письмо, в котором сообщается о смерти Генри.

В реальности избранник мисс Белл умер от холеры. В фильме сделан явный намек на самоубийство. Но в любом случае, мысль о замужестве была мисс Белл оставлена. Всю дальнейшую жизнь она отдала изучению Востока. И преуспела в этом так, что стала советником Короны по соответствующим вопросам. В годы Первой Мировой ей и вовсе присвоили звание майора секретной разведки. Она играла ведущую роль в проведении границ на Востоке, где создавалась буферная зона между Англией и Францией.

Николь Кидман прекрасно играет решительную женщину, которая выбрала путь опасный, но очень интересный. Гертруда быстро учится — и языкам, и обычаям, и хитрости. Она может блефовать, пользоваться фальшивыми пропусками, спокойно пройти через парадный вход (не для женщин!), зажимая рану на руке… Она одинока, но серди золотых песков пустыни это не выглядит трагедией. Одиночество Гертруды бесценно, ибо полно интереса и страсти к самой жизни. Думаю, похожее чувство вело и мисс Мэри Кингсли сквозь африканские джунгли.

Фильм не во всем идет за правдой. Например, костюмы мисс Белл — нечто условно восточное — шаровары, свободные туники и тюрбан. На самом деле, мисс Белл была из тех путешественниц, кто не изменял привычному дамскому костюмы своего времени. Но «Королева пустыни» помогает представить и понять эту женщину, разделить в какой-то мере ее одержимость Востоком.

А еще хочу добавить, что выбрав такой нетипичный путь, как учеба, путешествия, и политика, Гертруда Белл была ярой противницей идей суфражизма. Изумительное противоречие эпохи — в характере одной выдающейся женщины.

Фильм «Анна и король» (1999 год) так же рассказывает о реальной личности, Анне Эдвардс, в замужестве — Леонуэнс.

Думаю, история о том, как король Сиама пригласил английскую вдову на должность учительницы для своих жен и детей, известна почти всем. Как столкнулись две культуры, два образа жизни, а еще — две сильные и умные натуры. Мужчина и женщина.

Актриса Джоди Фостер великолепно подошла на роль Анны. Героиня фильма решительная, энергичная, — и очень обаятельная. Она уж точно не хрупкий цветок, а живой человек, яркий и сильный. Реальная Анна, судя по всему, такой и была.

Она родилась в Индии, в 1831 году. Но если отец девочки был английским сержантом, то матушка происходила из семьи служащего индийской армии. Всю жизнь Анна тщательно скрывала этот факт, ибо к подобным полукровкам отношение было крайне неприязненным. «Хорошее» общество их презирало и отталкивало.

Родной отец Анны умер до ее рождения, а отношения отчимом-ирландцем не сложились. Обучалась девушка у семьи миссионеров в Адене. Анна выказала большие способности к языкам, и наставники взяли ее с собой в путешествие по Египту и Палестине. Замуж девушка вышла в 18 лет, за друга детства, Томаса Лоуэнса. Теперь они уже вдвоем продолжили изучать мир, и пробовать в нем свои силы.

Сначала Лоуэнсы уехали в Австралию, где Анна пыталась открыть школу. После неудачи — в Сингапур, а затем в Малайзию. Томас получил должность хранителя отеля. Увы, в 1859 году супруг умер, и Анна, у которой были сын и дочь, снова взялась за преподавание. Ей не всегда сопутствовал финансовый успех, но миссис Лоуэнс заслужила репутацию хорошей учительницы.

И вот Анна получает предложение от консула Сиама поступить на службу к королю Монгкуту. Тридцать девять жен последнего, и восемьдесят два ребенка должны получить современное западное образование.

Свою дочь Анна отправила учиться в Англию, а сама вместе с сыном поехала в Сиам. Тут и начинается действие фильма «Анна и король». Английской учительнице придется столкнуться с иным менталитетом и укладом. Но английская леди не собирается отступать. Король Сиама — личность просвещенная, но не всегда он будет согласен с учительницей. Однако, уважение к ней будет расти, и трансформируется в нечто большее.

Увы, в заданных условиях шансов у «большего» нет.

Очень хороший фильм, который поможет понять и почувствовать многое. И отношения англичан к другим странам, и двойственность колониальной политики, и предубеждения как Запада, так и Востока середины 19 века. Мне самой очень нравится сценка с участием сына Анны, и юного принца Сиама. Луи просит прощения у матери, за что его жестоко высмеивает наследник. Мол, последнее это дело — извинятся перед женщиной… Анна ведет себя в этом эпизоде с большим достоинством. Впрочем, как и всегда.

Реальная миссис Лоуэнс прожила долгую жизнь, умерев лишь в 1915 году. Она перебралась в Америку, читала там лекции, написала воспоминания. Правда, они возмутили двор Сиама. Анна, будучи феминисткой, некоторые увиденные вещи осудила весьма решительно. Кстати, фильм «Анна и король» в Таиланде (как теперь называется Сиам), запрещен. Как порочащий образ короля Монгкута.

А вот героиня фильма «Аэронавты», вышедшего в 2019 году, Амелия Рен — образ собирательный. Три личности могут быть названы в качестве ее реальных прототипов.

Первый — мужчина, воздухоплаватель, знаток воздушных шаров, Генри Коксвелл. Именно он на самом деле разделил с ученым Джеймсом Гершелем показанное в фильме путешествие. Коксвелл не потерял присутствие духа, когда на большой высоте, из-за разреженного воздуха, Гершель лишился сознания. Аэронавт смог притушить горелку, и шар начал медленно опускаться.

Я хорошо понимаю тех зрителей, кого обидел факт передачи подвига реального человека — вымышленному. Ибо в «Аэронавтах» пилотирует воздушный шар, демонстрирует силу и находчивость, сопротивляется холоду и страху именно Амелия Рен.

Но еще два имени, вдохновившие создателей фильма — женские.

Софи Бланшар — первая профессиональная воздухоплавательница, супруга знаменитого Жан-Пьера Франсуа Бланшара. Она поднималась на шаре вместе с ним, а после смерти мужа продолжила его дело. Ей доводилось задыхаться на высоте и терять сознание, тонуть в воде после неудачного приземления, а так же стать первой женщиной, погибшей в авиакатастрофе. В 1819 году в шар угодил фейерверк, аппарат упал на крышу дома, что и погубило отважную Софи.

Маргарет Грэм была женой английского пионера аэронавтики, Джорджа Грэма. 2 июня 1824 года в Лондоне они предприняли первый совместный полет. А спустя два года Маргарет совершает полет одна. В 1850 году она поднимается в небо ночью, — тоже самостоятельно. Была в ее жизни и авиакатастрофа, когда шар загорелся, но миссис Грэм выжила. У супругов-аэронавтов было три дочери, которые вместе с родителями совершали полеты на шаре.

Кстати, девичья фамилия Маргарет — Уотсон)))

Так что, авторы фильма поменяли реальность, но все-таки не солгали целиком. Были дамы-воздухоплавательницы, только вот в том самом, конкретном полет с Гершелем не участвовали. Но если отвлечься от данного факта, кино получилось очень впечатляющим.

Джеймс Гершель убежден в том, что погоду можно предсказать. Но для подтверждения теорий ему необходимо проверить свои выкладки на большой высоте. А брать его на воздушный шар никто не спешит, да и финансировать тоже. Научное сообщество убеждено, что перед ними авантюрист и фантазер, чьи идеи не заслуживают внимания. Тогда Гершель знакомится с молодой вдовой, опытной аэронавткой Амелией Рен.

Ее супруг, Пьер, трагически погиб во время полета. И Амелию до сих пору мучают воспоминания и чувство вины. Потому ей так тяжело вернуться к любимому делу. Она соглашается, потом меняет решение. И все-таки их полет с Гершелем состоится. Они поднимутся на высоту, которой еще никто не достигал. Внизу будут расстилаться плотные облака, а над шаром сиять яркое, но холодное солнце. Клапан примерзнет к куполу, — а это значит, что невозможно выпустить газ, и начать приземление. Гершель лишится сознания от нехватки воздуха. И Амелия поднимется на вершину шара, цепляясь за веревки, покрытые колючим льдом…

По-своему то, что вторым персонажем стала женщина пошло сюжету на пользу. И романтика здесь, на мой взгляд, ни при чем. Дело в том, что перед нами два очень разных человека. У каждого — личный опыт жизни, воспоминания, характер, темперамент. Свой взгляд на путешествие и его цель. И разница полов еще больше усиливает этот контраст.

Они вдвоем остаются НАД всем, в прямом смысле слова. За облаками, на пути к космосу. И выясняется, что общее у Амелии и Джеймса все-таки есть. Это — готовность идти до конца. Рисковать. Бороться. Преодолевать боль и ужас. Жертвовать. Не только покоем, но и жизнью.

Наблюдать за взаимодействием этих героев — огромное удовольствие. Из случайных компаньонов, которые пытались решить полетом собственные проблемы, они становятся друзьями и соратниками.

Так что, очень рекомендую «Аэронавтов» к просмотру.

Подводя итоги, можно сказать следующее. Путешественницей можно сделать девушку почти любого круга. От простой работницы (Мэри Слэссор), до родовитой леди (Гертруда Белл). Вопросы, которые необходимо решить — на какие деньги она отправляется в путь, и что ее на это толкает?

Если героиня изначально бедна, можно идти следующими путями. Первый, как в случае с Мэри Слэссор и Эми Кармайкл, — отправлять через миссионерские общества. Если не хочется связывать девушку навсегда с подобной деятельностью, она может разочароваться в ней. Однако, о первых путешествиях напишет книгу, или статью, и подзаработает на следующие странствия. Можно организовать героине наследство, небольшое, но опять-таки, позволяющее совершить первую вылазку за море. А потом, как в предыдущем пункте — книга «Путешествие леди в…», интерес журналистов-читателей-ученых, новые деньги, и — новое путешествие.

Если наша дама имеет средства, то и вовсе нет вопросов.

Вариантов ответов на вопрос «зачем?», как видим из реальных примеров, тоже может быть много. Религиозный пыл, желание просвещать и помогать, стремление хоть как-то переменить жизнь, страсть к тайнам других миров и цивилизаций, врожденный авантюризм…

Думаю, героиня-путешественница может прийтись по душе тем авторам, которым романтики для сыщика хочется, а что делать с любовницей-подругой-женой в сюжете они не знают. Отличный выход! Избранница у Холмса есть, но видятся они несколько раз за год, если повезет. Ее носит по Африке-Индии-Японии, он же занимается расследованиями на берегах Альбиона… Встретились, обменялись неслабыми впечатлениями, провели несколько дней вместе. И снова — каждого зовет своя труба. И никакого быта и скуки! И нет вопросов, а где условная «миссис Холмс» в каноне. Вдоль Нила путешествовала в этот момент.

Подобные пары, где каждый на своей волне, а встречи редки и полны взаимного интереса, существовали и существуют. Таоке счастье, конечно, не для всех. Главное, чтобы его не отравляли ревность и подозрения. Но в похожих союзах обычно всепоглощающая страсть — это сфера деятельности, а не плотские утехи.

Для тех фикрайтеров, которые любят разрабатывать отрезок жизни Холмса после Рейхенбахского водопада, дама-путешественница тоже отлично подойдет. Ведь сыщик где только не побывал, скрываясь от сообщников Мориарти! Вполне мог встретить коллегу, любящие экзотические места и длинные переходы.

Поэтому, вдохновляемся и творим!

Кто хочет, кончено.
       
http://forumstatic.ru/files/0012/57/91/42904.png
   
Содержание