Перекресток миров

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Расследование Феи-Крёстной » 03. Не уснувшая Красавица


03. Не уснувшая Красавица

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

«Пусть милую Мэри не будит волна
На склоне так сладко уснула она…»
(Роберт Бернс «Над рекой Афтон»)

Глава Первая

Гость был явно очень встревожен, — это Фея видела и с человеческой, и с волшебной точки зрения. Он мало говорил, хмурился, и несколько раз звякнул чашкой о блюдце, что для Короля совершенно недопустимо!

Еще вчера Его Величество прислал Фее записку, в которой выразил желание почтить волшебницу неофициальным визитом. И вот — чай выпит, бутерброды и пирожные съедены, погода и новая книга известного поэта должным образом похвалены. Пора бы уже и к делу перейти!

Видимо, Король посчитал так же. Он вздохнул, решительно отодвинул чашку, и сказал:

— Начать нужно издалека. Пятнадцать лет назад на свет появилась моя дочь — принцесса Камилла. Ее рождение стало настоящим чудом, потому что до того наш брак с Королевой, увы оставался бездетным. Мы хотели сделать все для благополучия дочери — и наследницы.

Фея понимающе склонила голову.

— Поэтому на крестины были приглашены ваши коллеги, — продолжал Король, — семь волшебниц, которые приготовили для девочки чудесные дары… Вы тогда находились в иных землях, и никак не могли разделить с нами это событие.

— Я всё понимаю, и ничуть не обижаюсь, — улыбнулась Фея.
Король снова вздохнул.

— К сожалению, не все столь тактичны и деликатны, — заметил он, — так случилось, что одной пожилой волшебнице мы не отправили письма. Она была настоящей затворницей, и редко появлялась среди людей. Много лет о ней никто ничего не слышал. И мы решили, что эта фея умерла.

— А на самом деле она была жива, и возмутилась тем, что ее не пригласили на праздник?

— Совершенно верно, — невесело усмехнулся Король, — она все равно пришла на крестины. Смягчить ее не удалось, наоборот. У нас не нашлось восьмого драгоценного столового прибора, а обыкновенные нож и вилка оскорбили фею еще сильней. И вот, когда настало время дарить принцессе подарки, эта волшебница рассчиталась с нами за все!

— Что предсказала она вашей дочери? — спросила Фея.

— «Когда вашей дочери, принцессе Камилле исполнится пятнадцать лет, она уколет руку веретеном, и умрет!» — процитировал обидчивую старуху Король.

Фея всплеснула руками.

— Но, — продолжал Король, — одна молодая чародейка заподозрила дурное еще во время обеда. Она приберегла свою возможность подарить подарок крестнице. Выступив после старухи, эта фея немного подправила предсказание. «Ваша дочь, принцесса Камилла, — сказала она, — не умрет, а уснет сроком на сто лет! Придет время, и Принц разбудит её!».

— Вы хотите, чтобы я попробовала полностью снять проклятье? — задумчиво произнесла Фея, — я вряд ли окажусь много сильней той колдуньи. Но постараюсь сделать все, что в моих силах. Я понимаю, что для вас волшебный сон длиной в сто лет — это вечная разлука с дочерью.

Однако, Король вовсе не обрадовался обещанию Феи.

— Дело в том, — тихо и медленно произнес он, — что принцессе Камилле уже исполнилось пятнадцать лет. Мы берегли её, как могли. Если бы это было возможно, я запретил бы прясть пряжу во всём королевстве! Но это значит — лишить работы тысячи подданных. Поэтому, ни одной прялки не должно было быть в нашем дворце. И в тех домах, куда мы наносили визиты с дочерью. Но вчера наша семья побывала в одном маленьком загородном замке. Камилла, — а она бывает очень непоседлива, — забежала в какую-то каморку чуть не на чердаке! Там сидела старушка и пряла пряжу. И конечно, Камилла схватилась за прялку!

— Она уснула?

— Нет! — почти с отчаянием возразил Король.

— Всё-таки умерла? — побледнела Фея.

— Нет.

Король скомкал салфетку, встал, и прошелся по комнате.

— С ней ничего не случилось, понимаете? Совсем ничего! Она слегка оцарапала палец, но даже не обратила на это внимание. Три часа просидела Камилла в этой каморке, в старушка учила её прясть! Кажется, даже что-то получилось. Слуги с ног сбились, разыскивая принцессу по всему замку, и вот она сама является гордая и счастливая, с маленьким пучком пряжи. Мы с Королевой слушаем ее рассказ, и земля уходит у меня из-под ног! Понимаете, почему?

— Когда обиженная колдунья произносила проклятье, она смотрела… на вас? — стараясь не выдать сочувствия, спросила Фея.

— Да, — ответил Король, — именно на меня, а не на мою супругу. Она прокляла МОЮ дочь, и проклятье не сбылось!

— И вы подозреваете, что принцесса Камилла не является вашим ребенком. — закончила за него собеседница.

По лицу Короля пробежала судорога, словно от физической боли.

— Да. Я не спал всю ночь — сидел в библиотеке, рылся в книгах. Вы знаете все равно больше о волшебстве, буду рад, если ошибаюсь. Но ведь даже смерть колдуньи не может отменить проклятье?

— Не может, — печально подтвердила Фея, — все должно было случится так, как она сказала, с той, кого она имела в виду. И слова «ваша дочь» подразумевали именно вашу кровную наследницу.

Король тяжело опустился на стул.

— Я хочу выяснить правду, — голос звучал хрипло, но твёрдо, — до конца. Если есть малейшая возможность, что проклятие не сработало по другой причине… Если нет — я все равно должен знать.

— А что вы сделаете, если оправдаются худшие ожидания?

Его Величество помолчал, потом медленно произнес:

— Я не буду никого наказывать. Королева… останется королевой. Для всех. Камилла — моей дочерью, которую я люблю. Её вины ни в чем нет, и я не смогу, и не захочу относиться к ней иначе. Но неизвестность отравит нашу жизнь навсегда.

Фея согласно склонила голову.

— Я понимаю вас, Ваше Величество. Но не во власти волшебства определить кровное родство. Для этого пока не существует обрядов и заклинаний. Так что, нам придётся идти обходными путями. Прежде всего — мне хотелось бы взглянуть на вашу семью.

— Как раз пару недель назад художник закончил наш групповой портрет, — усмехнулся Король.

— Это очень хорошо, — обрадовалась Фея, — но, если вы позволите, я посмотрю не на портрет, а на то, как вы, ваша супруга и принцесса позировали для него.

— Извольте, если это возможно.

— Разумеется!

Фея подошла к зеркалу, висящему на стене, вынула из складок платья спицы, и легонько коснулась стекла. Гладкая поверхность дрогнула, и вместе с отражением волшебницы стала таять серебристым дымом. Через минуту в овальной раме появились три фигуры, замершие почти неподвижно перед невидимым художником.

Взглянув на принцессу в алом бархатном платье, Фея невольно улыбнулась — настолько юной и непосредственной казалась девушка. Пятнадцать лет — возраст невесты, но про Камиллу пока хотелось сказать — «дитя». Овальное личико, маленький округлый подбородок, пухлые губы. Очень черные прямые волосы разделены пробором, и заплетены в длинную, перевитую жемчугом, косу. При смуглой коже — неожиданно светлые глаза. Камилла пыталась выглядеть серьезно, но то и дело бросала лукавые взгляды на родителей, и не всегда успевала сдержать улыбку.

Впрочем, Король и Королева явное не сердились всерьез. Тысячи мельчайших жестов и движений соединяли семью нитями любви и доверия. Интересно, удалось ли художнику передать их?

И что станет с этими нитями после расследования?

Фея заставила себя отвлечься от эмоций, и внимательно вглядеться в королевские черты. Но увы, ни на кого из супругов дочь не походила, как живой портрет — и в то же время, не казалась явным птенцом чужого гнезда. Король так же черноволос, как и принцесса, и смугл. У Королевы мягкие, чуть расплывшиеся черты лица, — и светлые глаза. Все трое были похожи, как близкие друг другу люди, много лет прожившие вместе. Увы, не более.
Спицы вновь коснулись зеркала, и подсмотренное мгновение прошлого исчезло.

— Будем действовать иначе, — обернулась к Королю Фея.

— Как именно?

— Я так понимаю, что кроме проклятия, и его подправленного варианта, Камилла получила от других крестных шесть подарков. Каких именно?

— Доброе сердце, — ответил Король, продолжая глядеть в зеркало, словно оно еще показывало принцессу, — красоту, умение радовать окружающих, певческий талант, способности к танцу, и к игре на музыкальных инструментах.

— Скажите, Ваше Величество, хоть в одном из этих подарков вы сейчас можете усомниться? Так ли талантлива принцесса, как ей обещали волшебницы?

Король нахмурился, обдумывая вопрос.

— Интересное замечание, — сказал он, — мы, придавленные проклятием, как-то и подзабыли о других чудесах. Что ж, Камилла красива — думаю, тут никто не будет спорить. Она добра и нежна — всё так. Но вот с пением у нее не блестяще. Голос у принцессы очень приятный, но не сильный, и с соловьем его может сравнить только льстец, или влюбленный паж. Танцует Камилла отлично, играет — неплохо, но не более. Радовать других — безусловно, само её присутствие…

Король замолчал, сжав губы.

— Следовательно, наперекосяк пошло не только самое страшное предсказание, — подвела итог Фея.

— И что это дает?

— Думаю, ваши гостьи немного по-разному произносили слова, не так ли? Не все смотрели именно на вас, не все называли принцессу вашей дочерью?

— Скорее всего — да, но точно уже не вспомню. Последний подарок слишком меня … впечатлил.

— Вот! — Фея звякнула спицами, словно шпагами, — я навещу тех волшебниц, что были на крестинах, — добрых, разумеется. Мы сумеем восстановить их точные слова над колыбелью.

— Но что это даст? — воскликнул Король.

— Я бы не хотела обнадеживать вас раньше времени, Ваше Величество. Моя идея пока очень смутная. Завтра я побываю у крестных Камиллы, а потом сообщу вам результаты.

***

— Каким образом я преподнесла подарок дочери Короля? — приподняв брови, переспросила изысканно-сдержанная чародейка, похожая на снежную деву, — позвольте узнать, зачем вам эти сведения?

— Понимаете, я пишу книгу о том, как формулировки влияют на заклинания, и какое действие оказывают на человека, — пояснила Фея.

Лицо собеседница вновь приняло спокойное, отстраненное выражение.

— Это очень интересно, — вежливо откликнулась она, — что же, я произнесла следующее: «Дитя, я дарю тебе красоту». И все. Я не люблю слишком долгие речи.

— Принцесса Камилла? Да что вы говорите, и правда, он же моя крестница! И как она? Такой прелестный ребенок, там, правда, что-то случилось ужасное на празднике… Что я сама сказала, когда поздравляла ее?

Улыбчивая кудрявая волшебница на пару секунд задумалась, припоминая.

— «Милая малютка, ты будешь расти всем на радость! Пусть кажется, что солнышко встает, когда ты появляешься рядом!» Вот так. Почти стихи, верно?

— Я знаю, что что-то пошло не так, поэтому, коллега, не нужно ничего выдумывать, — симпатичная строгая колдунья в очках вздохнула, — я слышала, как поет принцесса. Увы, это далеко от того таланта, который я ей преподнесла.

— Как высказали вы на крестинах свое пожелание?

— «Ваше Величество, ваша долгожданная дочь будет петь, как соловей!». Никогда не забуду, как счастлива в этот момент была Королева.

— Еще одна книга о заклинаниях? Голубушка, их в библиотеках скоро ставить некуда будет, а толку-то… Все равно уходит мастерство, куда уж нынешнему поколению волшебников за нами угнаться! — пожилая волшебница вздохнула, отложив вязание, очень похожее на то, что осталось дома у самой Феи.

— Вы совершенно правы, — кивнула она, — поэтому знания нужно беречь, и передавать молодежи.

— Ну что же, не буду спорить. Но главное — сохранять доброту! Именно ее я и подарила малышке Камилле. Так и сказала — «Дорогая девочка, у тебя будет доброе и отзывчивое сердце, которое никогда не останется равнодушным к чужим страданиям!».

— Это было так забавно, — наконец-то и самой стать крёстной! — очень юная фея улыбнулась, — моложе меня была только одна волшебница, остальные — такие опытные, важные! Увы, ничего оригинального я придумать не смогла, отчаянно нервничала, вот и подарила талант музыканта. Что я произнесла? Посмотрела на девочку, потом на Короля, на Королеву, и сказала: «Дочь Ваших Величеств будет прекрасно играть на любом инструменте, который попадет ей в руки!». Не очень-то изящно звучит — верно?

«Уважаемая коллега, я к сожалению, никак не могу прибыть в Королевство, чтобы оказать вам содействие. Но коли от меня требуется только точно назвать слова, произнесенные на том злополучном празднике, я могу это сделать и не находясь рядом. Итак, одаривая принцессу Камиллу, я сказала следующее: «Ты будешь танцевать лучше любой девушки в государстве». Я надеюсь, мой подарок не принес девочке неприятностей».

__________________________

В роли Феи — Джералдин Макьюин
В роли Короля — Игорь Кваша
В роли Королевы — Наталья Гундарева
В роли принцессы Камиллы — Оливия Хасси

Продолжение следует)))

+10

2

Новое прочтение старой сказки получилось отличным, на мой взгляд! Как говориться, кто бы мог подумать...  "Слово произнесённое", ведущее к самым неожиданным последствиям, один из любимых приемов Леди Агаты.
Очень интересно, как же разрешится ситуация с точки зрения сказки. Короля отчасти жалко, но мне кажется, что все не так просто.

+3

3

SOlga написал(а):

Новое прочтение старой сказки получилось отличным, на мой взгляд!

Спасибо!

Да, у Феи есть версия. В приницпе, из данных этой главы и читатели могут верную версию составить.

+1

4

Мария Валерьевна, спасибо за новую сказку! Диалоги с феями для исследования формулировок - шикарны))

Мария_Валерьевна написал(а):

Спасибо!

Да, у Феи есть версия. В приницпе, из данных этой главы и читатели могут верную версию составить.

Хм... я пока могу предположить только подмену... Интригуете, Автор!)) Буду ждать!)

P. S. Только слово "реклама" из текста уберите)

Отредактировано Irina G. (31.05.2020 22:22)

+2

5

Irina G. написал(а):

Мария Валерьевна, спасибо за новую сказку! Диалоги с феями для исследования формулировок - шикарны))

Спасибо!

Слово убрала)))

0

6

Главное, что принцесса жива, на сто лет не уснула. Даже если она не дочь короля, ситуация уже лучше, чем в классической сказке. А уж с королевой король как-нибудь разберётся. Жизнь и благополучие девочки важнее, чем измена жены. Ведь проснуться через сто лет - ситуация лишь ненамногим лучше смерти, этого не пожелаешь и врагу. (Представляю себя уснувшим в 1975-м, а проснувшимся в 2075-м. В такую страшную сказку нипочём не хотелось бы попасть.))

+1

7

Заинтриговали. Предположения строить подожду, потому что уверена, что сюжет не будет банальным.
Кастинг великолепный.

+1

8

Старый дипломат написал(а):

Представляю себя уснувшим в 1975-м, а проснувшимся в 2075-м. В такую страшную сказку нипочём не хотелось бы попасть.))

Ой, это уж и вовсе кошмар! Если верить Тоффлеру ("Третья волна"), пропустить сто лет в средневековье грозит намного меньшим шоком, чем в быстро меняющемся настоящем))

+2

9

Старый дипломат написал(а):

Жизнь и благополучие девочки важнее, чем измена жены.

Вот спасибо вам большое за такое мнение, да еще от мужчины. А то, в связи с ажиотажем вокруг тестов ДНК, чего только не наслушаешься. Нет, изменщиц я не оправдываю. Но с ребенком-то, и правда - как? Если папа решил вдруг проверить - он правда готов к истине? И если окажется, что вот пять, десять, пятнадцать лет он возил в коляске, учил плавать, и прочее не своего ребенка - он его что? Сразу забудет и разлюбит?

+2

10

Глава Вторая

Фея ожидала, что Король сам приедет к ней за результатами беседы с волшебницами. Однако, вместо этого она получила приглашение прибыть во дворец, и специально присланную карету.

В кабинете, куда проводили Фею, находился не только Король, но и его супруга. Однако если накануне в зеркале можно было видеть счастливую женщину, добродушную и обаятельную, то теперь она выглядела словно после тяжелой болезни. Исчез румянец, а сквозь притирания на белых щеках проступили веснушки. Возле губ четко обозначились ранее незаметные морщины. Голубые глаза, еще недавно столь кроткие, метали молнии.
Король за прошедшее время еще больше осунулся и почернел. Разгадать его чувства было гораздо труднее, но взгляд казался одновременно упрямым и чуть смущенным.

— Здравствуйте, Ваше Величество, — произнесла Фея, обращаясь к Королеве — как я понимаю, вам уже все известно?

— Я, госпожа Фея, не слепая, — с трудом сохраняя спокойствие, ответила та, — и не глупая. Я тоже помнила о страшном подарке, и когда ничего не случилось с Камиллой, была поражена, испугана. А Его Величество… — она бросила на супруга горящий взгляд, — отказался об этом говорить!

— Сударыня… — предупреждающе поднял руку Король.

— Нет уж, — не дала ему закончить Королева, — если вы не доверяете мне, если вы допустили мысль, что… — она расправила плечи и вздернула подбородок, — если я под подозрением, я сама настаиваю на расследовании! И я хочу знать, что же грозит моей дочери на самом деле. В результате колдовства, или же ваших… фантазий!

— Послушайте, — вмешалась Фея, — давайте я расскажу, что мне удалось выяснить. Дело вырисовывается очень серьезное. Но не такое, каким оно представилось Его Величеству.

Повисла тишина.

— Продолжайте, госпожа Фея, — произнёс Король.

— Итак, шесть волшебниц вспомнили, что они говорили на крестинах. И вот какая закономерность вырисовывается! Если чародейка обращалась именно к девочке в колыбели, называла ее «дитя», или «моя милая» — пожелание сбывалось. Таким образом Камилла получила красоту, доброе сердце, умение танцевать и радовать окружающих. Но если крёстная смотрела на вас, и говорила — «Ваша дочь будет…» — предсказание пролетало мимо. Одна из крестных обещала королевской дочери музыкальный талант, и смотрела при этом на вас обоих, — подчеркнула Фея, — обещание не сбылось. К ребенку Её Величества было обращено пожелание «петь как соловей» — Камилле далеко до певчей птички. Ну, и два последних дара — смерти и сна, предназначались наследнице Его Величества. Результаты вы наблюдали в загородном замке.

Король стиснул у горла складки тугого крахмального воротника. Губы Королевы мелко дрожали.

— Мы подходим к старому как мир, сюжету, — вздохнула Фея — о подмененном ребёнке. Никто из вас не является кровным родителем принцессы Камиллы.

По сути, ничего хорошего в этой новости не было. Однако на лице Короля отразилась такая радость, что Фея поняла — в расследовании необходимо сделать перерыв.

— Я думаю, вы меня простите, если я вас оставляю, и вернусь… скажем, через полчаса!

Не дожидаясь согласия, волшебница выскользнула за дверь. И всё-таки кое-что успела услышать:

— Простите… меня, — хрипло выдохнул Король.

— Это даже где-то лестно, Ваше Величество! — с тяжелым нервным всхлипом отвечали ему, — небо, я всю жизнь была смешной и толстенькой, удивлялась, что вы-то во мне нашли! Мы же рядом — как орел и утица! А вы мне еще и … увлечения какие-то приписали!

— Я не разрешаю вам так плохо говорить о самой лучшей Королеве…

Фея покачала головой, и медленно двинулась вдоль коридора. Пусть супруги мирятся, а ей нужно обдумать дальнейшие действия.

Впереди раздался звонкий смех. Фея как раз шагнула на порог светлого зала, потолок которого уходил куда-то ввысь. Туда же стремились пролеты мраморной лестницы, по которым, продолжая смеяться, легко сбегала девушка в золотистых одеждах. Двое мужчин-придворных остановились, как и волшебница, привлеченные чудным явлением. Видимо, не столь уж редкостным.

— О, барон! Граф! Какая удача! — радостно воскликнула девушка, — молю, спрячьте меня!

— Принцесса, — с укоризной ответил пожилой мужчина, не будучи в состоянии удержаться от ответной улыбки.

Тот, что был моложе только молча поклонился.

— За мной гонятся нянюшка, и учительница музыки! — принцесса юркнула за белоснежную статую у стены, — ну встаньте здесь, рядом, поговорите о чем-нибудь, что вам стоит!

— Эх, — пожилой придворный подкрутил усы, — что же граф, пойдемте, прикроем Ее Высочество, как полагается верным подданным, и храбрым мужчинам!

Граф пожал плечами, явно не получая удовольствия от столь детских выходок, но спорить не стал. Когда вниз спустились преследовательницы — бойкая старушка в чепце, и сурового вида дама, принцесса была надежно укрыта от их глаз.

— Ваше Высочество! — позвала няня, — деточка моя!

— Принцесса! — вторила учительница.

Барон с преувеличенной живостью начал что-то вполголоса втолковывать графу. Тот подыгрывал плохо, но его недовольный вид тоже сделал свое дело — подойти к ним преследовательницы не решились.

Учительница вздохнула. Строгое выражение исчезло с ее лица, сменившись грустной усмешкой.

— Увы, не по моим талантам задача, — вздохнула дама, — и даже сердиться на Ее Высочество я не могу!

— Да как можно на девочку нашу сердиться! Она же не со зла! Отыщем сейчас, егозу! — подхватила няня.

Фею, которая предусмотрительно щелкнула спицами, никто не заметил. Няня и учительница удалились в противоположную сторону, а юная беглянка вышла из укрытия.

— Благодарю вас! — искренне произнесла Камилла, сделала реверанс, и снова поскакала по ступеням, — только уже вверх.

Барон улыбался, глядя на девушку, как на любимую внучку. Граф обратил мрачный взор на фигурные перила, словно инвентаризировал количество украшений.

«Занятная сцена, — подумала Фея, возвращаясь в коридор, — и пищу для размышлений дает интересную. Хот пока и не очень понятную».

***

Находится в кабинете теперь было безопасно — гроза миновала. Супруги сидели на диване рядышком, сцепив ладони. Фея опустилась в кресло напротив.

— Мы ведь сможем найти нашу вторую дочь? — спросила Королева.

Король ободряюще сжал ее руку.

— Но как вы объясните появление еще одной принцессы? — спросила Фея.

— Скажем, что пятнадцать лет назад родились близнецы, и одну девочку похитили, — отрезал Король, — судя по всему, такая версия не будет казаться менее странной, чем то, что случилось на самом деле.

— Но что же случилось на самом деле? — беспомощно прошептала его супруга.

— То, что напрашивается само собой — кто-то пожелал своему ребенку королевских почестей. И подменил малышек, — предположила Фея.

— Учитывая подарок злой колдуньи, сомнительное оказалось счастье! — горько усмехнулся Король.

— Подмена произошла до крестин, — напомнила волшебница.

— О! — испугалась вдруг Королева, — но если умереть… уснуть должна была именно королевская дочь, не значит ли это, что так и случилось?

— Не думаю, — покачала головой Фея, — колдунья перехитрила сама себя. Она постаралась не оставить ни одной лазейки! Указала на родство, титул и имя девочки. Но лежащая перед ней малютка не являлась королевской дочерью. А королевская дочь, где бы не находилась, вряд ли звалась Камиллой. И даже принцессой еще официально объявлена не была. Так что, подарок смерти и сна не достался никому!

— И хвала небу! — выдохнула Королева.

Король, хмуря брови, что-то обдумывал.

— Получается, где-то, возможно даже в нашем замке, есть девушка, ровесница Камиллы, которая на самом деле — наша дочь.

— Это весьма вероятно, если преступление задумал кто-то из слуг, — согласилась Фея.

— Невозможно, — неожиданно твердо произнесла Королева, — в тот год в замке родилось еще двое детей, кроме Камиллы. Я узнавала специально, чтобы сделать их семьям, и малышам памятные дары. Мы же так долго ждали ребенка! Хотелось поделиться радостью… Так вот, у старшей поварихи тогда родился мальчик, и быть нашим он никак не может. А в семье дворецкого — девочка, да. Но она портрет своей матери.

— Но, — замялась Фея, — бывает, дети появляются тайно. К тому же, принцессу могли не оставлять у себя, а отдать в другую семью.

— В таком случае — это искать иголку в стогу сена! — воскликнул Король.
У Королевы снова дрогнули губы.

— Не будем сдаваться раньше времени, — поспешно заговорила Фея, — давайте попробуем выяснить, в какой момент от рождения до крестин могла произойти подмена? Возможно, тогда мы определим, кто и почему это сделал?

— Точно не во время родов! — объявил Король, — это отца туда не пустят, а вот других свидетелей хватает.

— К тому же я все прекрасно помню, — добавила Королева, — и там был только один ребенок — мой.

— Как был организован присмотр за принцессой до крестин? — спросила Фея.

— В штат назначили трех нянь, и двух кормилиц. Все они обязательно находились в комнатах принцессы, а рядом с колыбелью — по строгой очередности.

— А еще были молоденькие девушки-помощницы, — уточнила Королева, — кажется их было пять, или шесть.

— У дверей дежурила стража — два гвардейца, — подытожил Король.

— Так… А могу я взглянуть на покои маленькой принцессы? — спросила волшебница, — и будет лучше, если покажет мне их нянюшка Камиллы.

***

Как выяснилось, принцесса и ныне продолжала ночевать в своей прежней детской. Колыбельку сменила кровать с балдахином, а место игрушек заняли книги и рукоделие. Правда, две куклы — красивые, но явно неновые, — сидели на постели в компании тряпичной собачки. Заметив улыбку Феи, нянюшка кивнула:

— Да, не удивляйтесь, госпожа! Дитя сущее, никак вот с ними не расстанется! И переодевает, и косы куклам плетет порой. А с другой-то стороны — ну что плохого? Придет время — и деток своих любить будет.

— Я с вами полностью согласна! — успокоила старушку волшебница, — а теперь, скажите мне, до крестин Камиллу все время держали здесь? Никуда не выносили?

— Здесь, здесь, госпожа! Зачем же младенца куда-то зря таскать? Да еще королевского! Знаете же, сколько лет ее вся страна ждала. А малыши — они хрупкие, нежные — не досмотришь чуть, и все. Поэтому принцесса у нас, как птенчик в пуху купалась. И днем и ночью кто-то присматривал.

— А кроме вас, кто еще был назначен няней?

— Иностранная фрау была — по науке. Особенно за чистотой следила, да кутать слишком не разрешала. Но так-то — хорошая, толковая, ничего не скажу. Принцессе пять лет было, так фрау на родину позвали — дети ее брата осиротели. Так на ее место уже учительницу взяли, а вот няней я одна осталась!

Старушка приосанилась.

— А третья?

— А третья, вроде как главная — это Герцогиня была, тетушка нашего Короля!

— Но позвольте, — удивилась Фея, — я помню эту даму! Ей же в детстве самого Короля лет пятьдесят сравнялось!

— Все верно, госпожа, — вздохнула нянюшка, — но так уж положено. Герцогиня была особой достойной, родовитой, детей и внуков вырастила, все ее очень почитали. Так и порешили, что для старшей няни лучше человека не сыскать. Любила она нашу деточку, но вот толку с нее, про правде, — нянюшка понизила голос, — было чуть. Только и могла, что погулять с принцессой.

— Погулять? — замерла Фея, — значит, принцессу до крестин все-таки выносили в сад?

— Что вы, что вы! — замахала руками старушка, — это уж потом, как подросла. А в первые дни герцогиня с ней на террасу выходила. Там фонтанчик есть, воздуха много. Лето жаркое стояло, без прогулок никак. Ну, Герцогиня малышку в специальной колыбельке на колесиках туда и вывозила. Принцесса спит, и Герцогиня рядом в кресле…

— Тоже спит, — закончила Фея.

— И верно, — спит, — подтвердила няня, — но мы-то здесь, за стенкой, коли заплакала бы детка, или еще что — сразу бы услышали.

Она подошла к стене и открыла маленькую, еле заметную дверь.

— Очень уж Герцогиня обижалась, если кто-то с ней выйти хотел, — продолжала старушка, пропуская Фею вперед, — мол, не доверяем ей, никчёмной считаем. Говорила, что и сама может службу нести.

Терраса оказалась просторной комнатой, две стена которой почти целиком состояли из высоких окон. Занавесей не было, но снаружи по стеклам сбегали кудрявые стебли с нежными листьям. Не столь густые, чтобы терраса погрузилась во мрак, но и не позволяющие солнцу накалить ее. В центре комнаты журчал фонтан из двух каменных чаш.

Кроме той двери, в которую вошли Фея и няня, в комнату вела еще одна. Волшебница нажала ручку, которая легко повернулась. Коридор. Левее, в нескольких метрах — дверь спальни принцессы.

— Госпожа, — услышала она за спиной голос нянюшки, — не сочтите за дерзость, а вы почему интересуетесь? Может быть, детке нашей что грозит?

Фея вернулась на террасу, и успокаивающе коснулась плеча доброй старушки.

— Я просто хочу написать книгу, — уже привычно отговорилась она, — о том, как важно заботиться о детях. Думаю, Король и Королева — хороший образец для подражания.

— И не говорите, все так! — закивала няня, — лучше вы нигде не найдёте!

***

— Мы понятия не имели, что тетушка гуляет с принцессой одна! — Король столь мрачно всматривался в струи фонтана, точно они были в чем-то виноваты, — все уважали Герцогиню за опыт, знания, характер. Она и для моего воспитания сделала очень много хорошего.

— Но ведь она была уже не молода, — возразила Королева, — и забывала об этом. А спорить с ней порой не могли даже мы, что уж говорить о слугах!

— Да… Все нужно контролировать самому! Вот, извольте, малейшая оплошность, — и кто-то ухитрился этим воспользоваться!

— Я так понимаю, что дверь, ведущую из коридора на террасу гвардейцы не охраняли? — уточнила Фея.

— Нет, — подтвердил Король.

— Но те, что стерегли спальню, были совсем рядом! — воскликнула Королева, — они должны были видеть!

— Могли счесть это неважным и неопасным, — вздохнула волшебница, — если по поводу террасы не было специального распоряжения. В детскую никого постороннего не пустили бы, а сюда… Вряд ли преступник был похож на дракона, или разбойника с большой дороги, чтобы возбудить подозрения.

— Понимаю, — кивнул Король, — он выглядел привычным для стен дворца. Как слуга, или придворный.

— Но как спустя пятнадцать лет выяснить, кто входил в эту дверь? — Королева развела руками, — Герцогини давно нет на свете, да она, судя по всему, так ничего и не заметила! Искать, кто именно стоял в карауле? Но — что они смогут вспомнить?

— Все не так безнадежно, — улыбнулась Фея, — у нас есть один свидетель, который точно все видел, и все помнит. Только вот расспросить его будет нелегко. Но я попытаюсь.

— Кто же это?

— Фонтан. Вода — одна из главных составляющих мира, она несет в себе очень древнее волшебство. Сейчас я попробую… как бы это сказать… перелистать водяные потоки на пятнадцать лет назад.

Король и Королева, несколько ошарашенные, дружно отступили в сторону, давая Фее полную свободу действий. Та снова вынули спицы, которыми принялась словно бы поглаживать струи воды — снизу вверх. Водяная завеса нерешительно замерла, а потом, повинуясь спицам, устремилась в направление, противоположном природным законам. Сначала медленно, неохотно, потом все быстрее. Спицы буквально размазались в воздухе, подгоняя дни, недели, месяцы…

Через какое-то время Фея сбавила скорость. Видимо, она добралась до «тома» пятнадцатилетней давности, и сейчас отыскивала нужную «страницу», опасаясь пропустить.

— Вот! — воскликнула она, останавливая спицы. Вода при это тоже послушно замерла на месте.

— Смотрите и хорошенько запоминайте, — велела, чуть задыхаясь, Фея, — повторить подобное второй раз я смогу нескоро.

Склонившись к фонтану, Король и Королева увидели в пелене воды картину из прошлого. Колыбель походила на огромный белый бутон, в лепестках которого сладко спала малышка. Рядом, в плетеном кресле, дремала очень пожилая дама. Лицо главной няни почти целиком скрывали кружевные оборки чепца, но хорошо был виден острый нос, и очки, на его кончик съехавшие. За спиной Герцогини, в приоткрывшейся двери застыл человек с огромной корзиной цветов, мешавшей его хорошенько рассмотреть.

Фея медленно повела спицами. Незнакомец, чуть качнувшись, приблизился к колыбели, и опустил на пол свою ношу. Однако, широкий берет, надвинутый почти на глаза и длинные черные пряди волос маскировали его лицо не хуже маски. Из корзины незнакомец вынул цветы, а затем — маленький белый сверток в пеленках. Пристроил его в изножье колыбели, на одеяле. Потом извлек маленькую подопечную Герцогини, и переместил в корзину. Принцесса при этом зашевелилась, и таинственный гость замер на месте. Но девочка только еле слышно хныкнула, няня ответила ей легким храпом, и снова воцарилась тишина.

Принесенную девочку незнакомец устроил в центре колыбели. Несколько секунд смотрел на малышку, потом решительно отвернулся, и положил в корзину цветы. Не очень твердо, но аккуратно и бесшумно подошел к двери, и исчез вместе с корзиной и маленькой принцессой.

— Все… — выдохнула Фея, опуская занемевшую руку.

Освобожденная вода с невероятным шумом устремилась по привычному пути — сверху вниз.

— Ужасно, — прошептала Королева, — вот так просто войти и …

— Вероятно, его приняли за пажа, — хмуро произнес Король, проводя по глазам рукой, — простая одежда, берет… Да еще цветы! В любом месте в те дни можно было наткнуться на людей, который тащат по коридорам букеты и гирлянды для украшения дворца!

Фея ничего не отвечала, осторожно разминая пальцы.

— Госпожа Фея, — Королева приблизилась к волшебнице, — вам нехорошо? Вы истратили много сил, и возможно, хотели бы отдохнуть?

— Благодарю, — ответила та, — но в этом нет необходимости. Со мной все в порядке. Думаю, нам лучше вернуться в кабинет, а по дороге хорошенько обдумать увиденное.

***

Фея была рада вновь очутиться в удобном кресле. Все-таки «допрос фонтана» ее утомил. К счастью, скорее физически, а не умственно.

— Итак, — обратилась она к супругами, — что бы вы сказали о человеке, совершившим подмену?

— Он хорошо знал дворец, и увы — ситуацию с прогулками принцессы, — ответил Король.

— И не является слугой, хотя одет очень просто! — решительно заявила Королева, — сразу видно, что таскать корзины и прочее совершенно не умеет. Держит крепко, но неловко. У слуг это выглядит иначе. А он…

— Он, скорее, господин, — подвел итог Король, — держался очень странно, словно был пьян, но осанка и походка выдают человека не простого звания.

Фея удовлетворенно кивнула, на миг ощутив себя строгим учителем на экзамене.

— Позвольте сделать вам обоим комплимент, Ваше Величество. Вы подметили именно то, что нужно. Кстати, думаю наш незнакомец действительно, выпил. Скорее всего, он действовал один, не имея возможности, или желания подкупить кого-то из слуг. И что-то еще не дает мне покоя…

Фея нахмурилась. Король и Королева не сводили с нее глаз, боясь произнести хоть слово.

— Я надеюсь, вы меня извините, — наконец произнесла волшебница, — но в расследованиях мне часто помогают какие-то случаи из жизни, на первый взгляд с трагедией не связанные. Порой смешные и нелепые. Но они все хорошо иллюстрируют человеческую природу. И благодаря им, в определенную формулу можно подставлять как занедужившую корову крестьянина, так и украденное ожерелье знатной дамы.

Король кивнул:

— Я, кажется, уловил вашу мысль. Вы вспомнили что-то… гм, связанное с коровой крестьянина? И видите в этом сходство с подменой принцессы?

— Да-да, — подтвердила Фея, — и сейчас то, что мы видели напомнило мне… Это случилось очень давно, я была еще девочкой, и проводила лето в деревне. В тех местах бытовало поверье — если в определённую ночь до утра продержать под открытым небом колодезную воду в тазу, а поутру ею умыться, — будет тебе красота и удача. И девушка, дочь хозяйки домика, где жили мы с матушкой, этому обычаю последовала. Но накануне сильно поссорилась со своим младшим братом. И вот ранним утром я вижу из окна, как мальчишка сливает ее бесценную воду, а лохань наполняет другой, обычной, зачерпнутой в ближайшем пруду. Так вот, крался, и совершал свои манипуляции паренек очень похоже на нашего незнакомца. И все это было так глупо и нелепо! В любой момент его сестра могла выйти на шум, или чтобы воспользоваться «колдовской» водой… Но ему повезло. Видела только я. Он отомстил, и потом, я слышала, весь день бормотал вслед сестре — «будешь красивой, как лягушка». Понятно, что с девушкой ничего не случилось, она и так была симпатичной, чем не умывай. Но сам расклад… характер…

Фея смешалась, подбирая слова.

— Вы хотите сказать, что подмена девочек — чья-то месть? — напрямик спросил Король.

— Да! И я бы сказал — очень спонтанная, не слишком продуманная. Хотя и удавшаяся.

— Но как же надо ненавидеть, чтобы мстить через ребенка… — прошептала Королева.

— Думаю, у царствующих особо всегда хватает недоброжелателей, — сказала Фея, — но, может быть тогда, 15-16 лет назад у вас с кем-то вышла особенная ссора?

— За год до рождения принцессы случилась одна … неприятная история, — очень спокойно произнес Король, — причем замешаны в ней были наши родственники.

— Вы имеете в виду тот заговор? — ахнула Королева.

— Заговор — слишком громко сказано, — поморщился Король, — но намерения у них были весьма далеко идущие.

Его Величество встал, и подошел к темному книжному шкафу в углу кабинета. Извлек из ящика толстый свиток, который разложил на столе, и сделал собеседницам знак приблизиться.

На длинном желтоватом бумажном полотнище Фея увидела родословное древо — не слишком развесистое, надо признать.

— Вот уже пара столетий, как в нашем роду не рождается много детей, — пояснил Король, — однако, из глубины веков тянется одна боковая ветвь.

Фея проследила взглядом за тонкой линией, которая сливалась с королевским древом единственный раз, и в очень стародавние времена.

— Но в ситуациях кризиса престолонаследия они могут иметь право надеть корону? — уточнила она.

— Вы не поверите, но в их роду и вовсе ведутся разговоры о том, что прав на престол у них намного больше, а узурпаторы — это мы!

— Ну, это как раз неудивительно, — вздохнула Фея, — чем иллюзорнее права, тем громче о них заявляют.

— Верно, — продолжал Король, — тешить самолюбие, пусть дальним, но родственникам — не запретишь. Но нельзя допустить, чтобы разговоры переросли в гражданскую войну. А 16 лет назад это вполне могло произойти.

— Из-за того, что у нас долго не было детей, — тихо пояснила Королева.

— Ко мне попали письма главы этого рода — графа Рега, и его сторонников, — отрывисто сообщил Король, — по итогам разбирательства, многие были лишены постов и сосланы. Граф был удален от двора после весьма обстоятельного разговора. Он умер от удара через два месяца.

Фея осторожно коснулась пальцем нужного имени — почти на вершине дерева.

— Я смотрю, теперь этот род может и вовсе прерваться? — спросила она.

— Все верно, — Король кивнул, — единственный сын, новый граф, еще молод, но пока не женат, и бездетен. А его младшая сестра умерла совсем юной… как видите, в год рождения принцессы.

— Да, этот юноша, оставшись один, убежденный в правах своего рода, мог решиться на столь странную месть, — сказала волшебница, не отводя взгляда от двух имен на бумаге.

— Мотив — есть, — продолжала она, — возможность… Ему было запрещено появляться во дворце?

— Нет, — ответил Король.

— Внешне он похож на того, кого мы видели в фонтане?

— Да, — подтвердила Королева, — рост, фигура, волосы… Это мог быть граф.

— Я немедленно прикажу послать за ним! Граф сейчас здесь, во дворце, — отчеканил Его Величество.

— Я думаю, не стоит, — возразила Фея, — если позволите, сперва я сама с ним побеседую.

_____________________________________

В роли нянюшки — Валентина Сперантова
В роли графа — Борис Клюев
В роли барона — Юрий Яковлев

+7

11

Подмену я предполагала, но и представить не могла, что тут закрутится история вроде претензий Гизов на трон Валуа. В общем, как я и говорила, банально точно не будет. Жду продолжения. И в восторге от новых персонажей и играющих их актёров.

+4

12

Atenae написал(а):

Подмену я предполагала, но и представить не могла, что тут закрутится история вроде претензий Гизов на трон Валуа.

Я была уверена, что дюманы быстро найдут эту пасхалку)))

Впрочем, подобные претензии, думаю, случались в разных временах и странах. Но меня вдохновили именно "Права Лотарингского дома")))

А вот за организацию подмены - спасибо сказке скандинавской писательницы Хелены Нюблум "Подменыши". Там, правда, старая вельможная нянька проморгала подмену принцессы ... тролленком.

+5

13

Спасибо за оперативное продолжение! Отлично вплетаются в расследование методы мисс Марпл))) Да, после вдумчивого перечитывания первой части становится понятно, что Камилла - подменённый ребенок. Меня, правда, смутило сходство с родителями, но теперь и оно становится понятным. Похоже, ребенок не чужой по крови, из той самой боковой ветви, отсюда и сходство. Не родами ли умерла юная сестра графа?
Беспокойно за настоящую принцессу. Интересно, какие аргументы найдет для графа Фея-Крестная?

+3

14

Как интересно! Кажется, Камилла - племянница того графа... или же нет? Смотря что подразумевалось под словами о сестре "умерла совсем юной", ведь возраст, не определённый цифрами - понятие растяжимое...
Но хорошо, что их величества помирились. Славная всё же семья. (А сравнение "орел и утица" навело на мысли о другой паре - ВИ и МТ))
Перелистывание потоков очень хотелось бы увидеть своими глазами! Наверняка невероятное зрелище))
Интрига закручивается... Буду ждать разговора с графом. Посмотрим, что он скажет, услышав, что им интересуется не кто-нибудь, а Фея с замашками детектива)

P. S. Поправьте: «— Эх, — пожилой придворный подкрутил усы, — что же граф, пойдемте, прикроем Его Высочество...»

Отредактировано Irina G. (01.06.2020 22:51)

+2

15

Irina G. написал(а):

Но хорошо, что их величества помирились. Славная всё же семья. (А сравнение "орел и утица" навело на мысли о другой паре - ВИ и МТ))

Они у меня изначально на сильном контрасте выстроились. Угловатый, сухощавый Король. Там сразу возникло воспоминание о Тролле из нашего фильма "Принцесса на горошине". Я только потом, покопавшись, поняла, что играл его Кваша) Так что, гримеру в моем "фильме" пришлось ставить артисту карие линзы. И волосы в темный перекрасить))

https://i.imgur.com/oEwHEoym.jpg

А вот Королева представилась такой, во вкусе 18 века - мягонькой, сдобной, округлой. Изначально вспомнила портрет Марии Дьяковой кисти Левицкого. Где она еще незамужняя))) А потом под этот образ подобрала любимую мною Гундареву.

https://i.imgur.com/3ub306Xm.jpg

https://i.imgur.com/0aHNuRqm.jpg

Ну, а Оливия Хасси, да еще и в красном, точно пришла сама, и сказала, что Камиллу будет играть она)))

https://i.imgur.com/rTNCpEgm.png

+4

16

Спасибо! Увлекательная получается история! Жду продолжения.

0

17

Глава Третья

С помощью слуг удалось выяснить, что граф находится в оранжерее. Фею это совершенно устраивало. Оставалось только сделать несколько движений спицами, чтобы иные любители растений вдруг захотели удалиться. А так же, прошептать несколько слов, чтобы никто ничего не смог подслушать.

Граф не обратил внимания ни на опустевшую оранжерею, ни на Фею, приблизившуюся к нему. Сложив руки на груди, Рега хмуро разглядывал пышную золотистую лилию называемую «Короной Императора».

— Великолепный экземпляр, вы не находите? — спросила Фея с искренним восхищением в голосе, — и до чего подходящее название!

Граф вежливо повернулся к ней.

— Совершено верно, сударыня, — ответил он, чуть склонив голову.

Волшебница взглянула на собеседника, и поняла, что уже видела его. Именно он, вместе с бароном, против воли прятал принцессу Камиллу.

— Почему многие считают, что корона — равняется счастью? — Фея осторожно провела рукой над головкой цветка, словно очерчивая зубцы.

— Возможно, дело не в счастье, а в принципе? — с кривой усмешкой заметил Рега.

— Значит, именно из принципа вы подменили маленькую принцессу?

Граф замер, вскинув голову. В темных глазах словно молния сверкнула. И — погасла. Казалось, произошло то, чего он давно ждал, и опасаться больше нечего. Все уже случилось.

Рега вновь устремил взгляд на цветок, и заговорил отрывисто и зло.

— Я сам никогда не желал править. Но отец считал — и я с ним согласен, что наш род имеет куда больше прав на корону. Особенно, если стране может грозить безвластие. Он не пережил разбирательства, обвинения и опалы. Я остался один. А сестра…

Граф замолчал.

— Камилла — дочь вашей сестры, не так ли? — тихо спросила Фея.

— Да. Лотти была очень юной. Наш дом погрузился в мрак и траур, она не могла понять, почему. А мне не удалось объяснить. Ее не волновали вопросы фамильной чести, наше высокое происхождение. Она убежала и выскочила замуж за какого-то офицера без гроша в кармане. Я не захотел их видеть, и признавать этот брак. Он так и остался тайной, потому что в тот год никому до нас не было дела.

— И что же случилось дальше?

— Дальше… Лотти вернулась через несколько месяцев. Ее муж погиб в какой-то стычке, не было ни денег, ни жилья. Я не мог ее выгнать. Но меня просто трясло при мысли, что об этом супружестве станет известно. Ведь сестра должна была вот-вот родить. Ей помогала наша старая служанка, на которую можно было положиться. Но что нам делать дальше я придумать не успел.

Реге прикрыл глаза, и отстраненно продолжал:

— Лотти чувствовала, что может умереть. Она взяла с меня клятву, что не отдам ее ребенка чужим людям, или в приют. Я не мог отказать ей.

— Вы весьма оригинально выполнили обещание, — довольно сурово произнесла Фея.

— А что, скажите, можно придраться? — на губах графа опять мелькнула усмешка, — Я напился после смерти Лотты. А все королевство праздновало день рождения принцессы. Я смотрел на фейерверк, и думал, что дочь моей сестры должна бы находится там, во дворце!

Граф вздохнул, и продолжил совсем другим тоном:

— В тот момент мне казалось, что это правильно и справедливо. Я собирался отдать девочку не чужим людям, и уж тем более, не в приют. На ее законное место, пусть дальним, но — кровным родственникам. А кроме того, это был хороший ответ тем, из-за кого умер мой отец. Пусть об этом знал только я.

— Но как же настоящая принцесса?!

— А относительно нее я никакого слова не давал! — снова вскинулся Рега.

Фея заставила себя успокоиться.

— Вы побывали во дворце, и нашли брешь в охране принцессы.

— Самое забавное, что никакого конкретного плана у меня не было, — ответил граф, — я проходил по коридору. Увидел стражу возле детской. И — никем не охраняемую дверь рядом. Открыл ее — никто не побеспокоился. А там рядом с колыбелью сладко дремала уважаемая Герцогиня.

— И в следующий раз вы пришли в то же время, и уже с племянницей.

— Да. Я велел служанке сделать так, чтобы девочка крепко спала как можно дольше — няньки знаю всякие секреты. Надел самый простой костюм, широкий берет. Ребенка положил в большую корзину, сверху прикрыл цветами из нашего сада… Сейчас, вспоминая, вижу, насколько это было непродуманно и рискованно! Но горе и вино не дали об этом задуматься.

— Неужели никто вас не остановил? — спросила Фея.

— Нет, — покачал головой Рега, — охапка цветов отлично выписывалась в ту эйфорию, которой кипел дворец. Ну, а дети, спасибо им, вели себя отлично! Я поменял девочек местами и… вернулся домой.

— Граф, — посмотрела ему в глаза волшебница, — кому вы отдали принцессу?

— Отнес в приют Светлых Сестер. Они никогда не задают вопросов, особенно, если к ребенку приложить еще и набитый кошелек.

— Вы не знаете, как они назвали девочку?

— Я просил дать ей имя сестры. Шарлотта.

Граф замолчал, снова, казалось, целиком сосредоточившись на «Короне Императора».

— Вы ведь не раскаиваетесь, — констатировала Фея, — почему же так легко все рассказали?

— Потому что мне кажется, что с той поры в моей жизни ничего больше не было, — медленно произнес Рега, — словно каждый день я опять и опять я даю слово сестре… Потом высматриваю лазейку, и несу сюда ребенка. И это — настоящее. А все остальные дни и месяцы — ничто. Зачем-то живу. Один, в том же самом доме. Появляюсь здесь, и не считаюсь врагом. Но жизнь течет мимо меня. А я — сплю, быть может?

Он горько рассмеялся.

— А что будет с фальшивой принцессой, вашей племянницей — вас не тревожит?

Граф был само спокойствие.

— Пятнадцать лет Король считал Камиллу дочерью. Я не думаю, что теперь он выгонит ее. Но коли так… Если меня не казнят, и не посадят в тюрьму, что же, я готов, пусть и с опозданием, принять девушку в своем доме.

Фея коснулась спицами маленького бутона золотой лилии на соседнем стебле. Тот словно воспрянул духом, и немного приоткрыл сжатые лепестки.

— Не беспокойтесь, граф. В ваш дом племянница не войдет. Это у Короля и Королевы будет две дочери.

Волшебница развернулась, и твердым шагом покинула оранжерею.

***

Старшая Сестра, руководящая приютом, была очень удивлена визиту царствующих особ и Феи. Но держалась спокойно, с достоинством, стараясь не выдавать волнения.

— Совершенно верно, Ваше Величество, — ответила она на главный вопрос Короля, — в том году к нам принесли девочку, которую просили наречь Шарлоттой. Что мы и сделали.

— Она… выросла? — чуть дрогнул голос Королевы.

— Да, Ваше Величество, нынче это чудесная девушка. Скромная, разумная, работящая. Очень хочется найти хороших людей, которые взяли бы ее в услужение! А еще Шарлотта — изумительная певунья, заслушаться можно.

И Король и Королева вздохнули одновременно.

— Сейчас она должна быть занята рукоделием, — продолжала Сестра, решившая, что у питомицы есть шанс попасть на работу в королевский дворец, — но я велю позвать Шарлотту сюда, если вы желаете с ней познакомиться.

Королева схватилась за руку супруга.

— Может быть, — тихо попросила она, — лучше нам сперва взглянуть на Шарлотту со стороны?

Король успокаивающе накрыл ее пальцы ладонью, и кивнул.

— Ну что ж, тогда следуйте за мной, Ваше Величество, — согласилась Сестра, — думаю, Шарлотту мы найдем в саду. В хорошую погоду она обычно именно там выполняет свой урок.

Необычная процессия спустилась из кабинета по лестнице на первый этаж. Три девочки лет девяти-десяти, в серых платьях и длинных передниках старательно подметали каменные плиты. Увидев Сестру и гостей воспитанницы моментально, как по команде, низко присели, не выпуская из рук метелок.

Король и Королева ответили на приветствие положенными улыбками. Сестра сделал девочкам знак продолжать работу.

В саду было действительно гораздо лучше, чем в сумрачном здании приюта. Кто мог, выбрался с работой на свежий воздух. Девочки и девушки вязали и шили, а возле кухонного флигеля дружно чистили овощи. Но Сестра вела посетителей дальше. Впереди, за кустами сирени, показалась каменная стена с проломом наверху.

— Там, у стены, на скамейке и должна быть Шарлотта.

Сестра отступила в сторону, всем видом показывая, что не желает мешать знакомству.

Фея улыбнулась, и повела спицами.

— Не беспокойтесь, Ваше Величество, пока вы сами не захотите, девушка вас не заметит.

Король и Королева осторожно обогнули заросли. На деревянной скамье, прислонившись спиной к стене, и подставив солнцу лицо, сидела девушка. Как и на других воспитанницах, на ней было простое серое платье и холщовый передник. Темные волосы почти целиком скрывал чепчик. Но лицо можно было хорошо рассмотреть — чистый лоб, высокие скулы, черные прямые брови. Девушка была юной — но не казалась ребенком. Она выглядела старше и серьезнее Камиллы.

А вот цвет глаз пока оставался тайной.

Ибо Шарлотта спала.

Не жужжала прялка, не вертелось ее колесо. Веретено лежало на коленях девушки, чуть придерживаемое маленькой смуглой ладонью.

Королева тихонько охнула.

Но тут, прямо на проломе стены появился молодой человек. Быстро оглядевшись, он ловко спрыгнул вниз, оказавшись прямо перед спящей красавицей. Улыбнулся, снял шляпу, из-под широкого короткого плаща вынул букет белых роз, и осторожно положил его на колени девушки, рядом с веретеном.

— Шарлотта! — негромко позвал юноша.

Ресницы девушки дрогнули и она открыла ясные карие глаза.

— Сударь! — с искренней радостью произнесла Шарлотта, — вы опять меня спасаете! Это просто колдовство какое-то. Последнее время, стоит взяться за прялку — меня тянет в сон. А вы… вы меня будите, и я могу работать. Пока беседую с вами.

Она взяла цветы и поднесла к заалевшему лицу.

— Шарлотта, — молодой человек опустился на колено, — я буду рад спасти вас навеки от этой скучной прялки. Я ведь Принц из соседнего королевства. Мне пора выбирать себе невесту — самую хорошую девушку. Я не знаю никого лучше вас, Шарлотта. И знать не хочу. Выйдете ли вы за меня замуж?

С нескрываемой нежностью девушка протянула ему руку.

Королева сдавлено всхлипнула, и прижалась к мужу. Король усмехнулся.

— Быстрый юноша. Что ж, если он любит ее бедной сиротой, значит точно достоин жениться на принцессе.

— А Камилла, — проговорила Королева, улыбаясь сквозь слезы, — помогая готовить покои найденной сестры, велела принести туда кукол!

— Ничего, — Король погладил жену по плечу, — так сразу мы Шарлотту не отдадим. Поживет с нами, привыкнет к новому званию, поучится манерам и танцам.

— Думаю, игрушки ей все равно понравятся, — вмешалась Фея, — хотя, будет лучше помочь с такими вещами приюту. Девочек здесь хорошо готовят к жизни, но играть им тоже хочется.

— Безусловно, вы правы! — Королева выпрямилась, промокнула глаза платком, и глубоко вздохнула, — мы сделаем для приюта все, что только можно.

Дождавшись, когда Принц отпустит ладонь Шарлотты, отец и мать выступили из-за куста сирени. Пора было знакомиться с потерянной дочерью.

***

О том, как была найдена похищенная принцесса — вторая дочь Короля, двойняшка Ее Высочества Камиллы, писали газеты, сочинялись сонеты, рассказывали друг другу сплетницы всех званий и сословий. Придворный живописец срочно писал новый портрет королевской семьи. В соседнем государстве готовилось официальное сватовство, со всеми полагающимися церемониями.

Говорили, что Камилле, под влиянием сестры, удалось преодолеть свое отвращение к урокам музыки, и принцессы весьма плодотворно занимаются вместе. А серьезная Шарлотта, хоть и стеснялась поначалу, теперь совсем не прочь поиграть в догонялки среди дворцовых покоев.

А граф Рега… Он уехал за границу. Никто не пытался задержать и наказать. В конце концов, пусть и не желая того, он спас дочь Короля от колдовского сна длиной в сто лет.

______________________________

В роли принцессы Шарлотты — Алисия Викандер («Тюльпанная лихорадка»)

https://i.imgur.com/stQLfOWm.jpg
https://i.imgur.com/mYHneHmm.jpg

+9

18

Как славно всё у всех сложилось! Даже проклятье обернулось просто сонливостью, невредной и неопасной. За-ме-чательно! Хотя, прочитав о спящей над прялкой Шарлотте, дёрнулась было: неужели сработало?! А тут... Принц с регулярными, как оказалось, побудками))) Как Вы здорово обыграли этот момент из классической сказки!))
...А граф сам себя наказал. А ведь мог бы растить племянницу, радоваться её успехам, может быть, девочки росли бы вместе, дружили... Но, как говорится - что ни делается, всё к лучшему. Одиночество и осознание прошедших мимо лет станет ему и наказанием, и, возможно, толчком к какой-то созидательной деятельности. Как знать, может, и у него всё ещё будет хорошо?

P. S. Публичная бета): Последнее время, стоит взяться за прялку — меня тянет в сон. А вы… вы меня будете, и я могу работать. - "будите".

О том, как была найдена похищенная принцесса... рассказывали друг-другу сплетницы всех званий и сословий. - "друг другу" пишется отдельно.

Отредактировано Irina G. (02.06.2020 22:56)

+1

19

Irina G. написал(а):

Как славно всё у всех сложилось! Даже проклятье обернулось просто сонливостью, невредной и неопасной. За-ме-чательно! Хотя, прочитав о спящей над прялкой Шарлотте, дёрнулась было: неужели сработало?! А тут... Принц с регулярными, как оказалось, побудками))) Как Вы здорово обыграли этот момент из классической сказки!))

Спасибо большое за отзыв, и за правки!

Да, пусть любовь (в данном случае прежде всего - родительская) будет вознаграждена)) Второй дочерью. А девочку немного повоспитывают друг дружку, и позитивно повлияют.

Сказка совсем горячая, писала вот последние две-три недели... Но уже не могу сказать, что задумывала сама, что подсказали, или даже на чем настояли сами герои))) Изначально безоговорочно решила, что никто не уснет и не умрет, и всех детей оставят в семье. Ну и по возможности попытаться вырулить в канон, хоть как-то.

Граф родился из размышлений - кому и зачем нужно и выгодно менять девочек? И намешалась кровная обида и полудетская месть. Причем, все это делалось графом по инерции, ибо сам он, что бы не говорил, в жажду трона не вкладывал столько сил, сколько его отец. Граф был послушным и верным сыном... что в данном случае сыграло злую шутку. Своего стрежня, своих принципов он пока так и не сформулировал, вот и жил теми, что переданы по наследству...

+3

20

Кстати, дорогие читатели, может быть, кому-то при чтении вспомнились какие-то моменты из произведений Агаты Кристи? Одно я имела ввиду совершенно конкретно, но, возможны и другие, взятые мной не совсем осознанно.

0

21

Автор, спасибо за очередной интересный сказочный детектив (он же детективная сказка)))

Irina G. написал(а):

Даже проклятье обернулось просто сонливостью, невредной и неопасной. За-ме-чательно! Хотя, прочитав о спящей над прялкой Шарлотте, дёрнулась было: неужели сработало?! А тут... Принц с регулярными, как оказалось, побудками))) Как Вы здорово обыграли этот момент из классической сказки!))

Мне тоже понравилось 8-)
Надо полагать, молодая фея, последняя из крестных, обладала нешуточным могуществом. Она ведь тоже сказала "ваша дочь, принцесса Камилла", но её дар всё ж таки нашел своего точного адресата.
Граф всё-таки добился своего. Наследницей и королевой ведь остаётся Камилла, стало быть власть формально переходит к "той ветви". Но много ли радости, если об этом никогда и никому не станет известно? Не потому ли он так охотно признался фее? Пусть хоть кто-то знает.

Мария_Валерьевна написал(а):

Кстати, дорогие читатели, может быть, кому-то при чтении вспомнились какие-то моменты из произведений Агаты Кристи? Одно я имела ввиду совершенно конкретно, но, возможны и другие, взятые мной не совсем осознанно.

Долго вспоминала, но увы... Прием, где Фея сравнивает подмену младенцев с подменой воды в тазу совершенно точно из арсенала мисс Марпл, но никакого конретного произведения при прочтении на ум не идет.

+1

22

Я не настолько хорошо знаю наследие королевы детектива. Новое расследование мне нравится само по себе. Правильная получилась история. Племянницу графа тоже достойным человеком воспитали. Он бы точно не смог так.

+1

23

Atenae написал(а):

Я не настолько хорошо знаю наследие королевы детектива. Новое расследование мне нравится само по себе. Правильная получилась история. Племянницу графа тоже достойным человеком воспитали. Он бы точно не смог так.

Спасибо, Афина!))

Ну что же, насчет пасхалок от леди Агаты - немного еще подожду, потом расскажу здесь, если не будет вариантов.

+1

24

Итак, чем вдохновлялся автор из наследия Агаты Кристи.

Внимание, спойлеры!

Если не читали и собираетесь читать роман А.Кристи "Труп в библиотеке", сейчас будут раскрыты некоторые сюжетные линии!

Во-первых, попытка запутать следствие строится преступниками на убийстве двух девушек (тогда как целью была только одна). Тела несчастных меняют местами, - это нужно для алиби.

Во-вторых, тело одной из убитых обнаруживается не там, куда его положили преступники. Молодой представитель кино-богемы, Бэзил Блейк, в сильно подпитии находит мертвую блондинку у себя дома. Будучи пьяным и испуганным, Блейк перевозит тело девушки в дом полковника Бэнтри. Ибо полковник, яркий представитель старой гвардии, консерватор, неоднократно уничижительно высказывался о Бэзиле, его профессии и образе жизни. Молодой человек решил таким образом отомстить. В связи с этим мисс Марпл вспоминает о мальчике, который из похожего чувства подбросил лягушку своей школьной учительнице)))) На деле же, Блейк, пусть и не ангел, но человек, совершивший немало заслуживающих уважения поступков.

Вот откуда растет детективная составляющая "Не уснувшей Красавицы")))

+2

25

Мария_Валерьевна написал(а):

Во-вторых, тело одной из убитых обнаруживается не там, куда его положили преступники. Молодой представитель кино-богемы, Бэзил Блейк, в сильно подпитии находит мертвую блондинку у себя дома. Будучи пьяным и испуганным, Блейк перевозит тело девушки в дом полковника Бэнтри. Ибо полковник, яркий представитель старой гвардии, консерватор, неоднократно уничижительно высказывался о Бэзиле, его профессии и образе жизни. Молодой человек решил таким образом отомстить. В связи с этим мисс Марпл вспоминает о мальчике, который из похожего чувства подбросил лягушку своей школьной учительнице)))) На деле же, Блейк, пусть и не ангел, но человек, совершивший немало заслуживающих уважения поступков.
Вот откуда растет детективная составляющая "Не уснувшей Красавицы")))

Детективная составляющая на сказку наложилась просто отлично))) Замечательно вы вплели одно в другое, "Труп в библиотеке" я читала, но при попытке разгадать сюжет как-то даже в голову не пришло. А ведь действительно, поступок графа и Блэйка из одной серии.
Мария_Валерьевна, спасибо за раскрытие секрета!

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Перекресток миров » Расследование Феи-Крёстной » 03. Не уснувшая Красавица