У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Перекресток миров

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Обыкновенное чудо » Отповедь Татьяны


Отповедь Татьяны

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

"Онегин, я тогда моложе,
Я лучше, кажется была..."
А.С.Пушкин

…Татьяна Борисовна Шамшина терпеть не могла светские тусовки по многим причинам. Во-первых, она с детства боялась любого появления на публике. Во-вторых, к каждому такому мероприятию приходилось изобретать новый наряд. В-третьих, большинство присутствовавших гостей относились к тому разряду представителей рода человеческого, которых Татьяна Борисовна про себя ласково называла «гадючки вы мои» - и была совершенно точна в определении. В-четвертых, на тусовке все отдыхали, а она – работала. Трудиться в отделе светской хроники престижного глянцевого журнала было весьма выгодно в финансовом отношении, зато эмоционально работа выматывала неимоверно.
Сегодня тусовка была в Доме журналиста на Невском. Небольшая, вполне приличная тусовка, которая сулила даже некоторое удовольствие, поскольку большинство приглашенных были «своими» по определению.
Татьяна Борисовна не стала долго ломать голову по поводу наряда: стряхнула с вешалки любимый брючный комплект оливкового цвета, быстренько подобрала новый шифоновый платочек в качестве аксессуара.
- Ты готова? – в комнату заглянул муж, Олег Николаевич. Дражайший супруг также имел прямое отношение к миру средств массовой информации, поскольку всю жизнь проработал на петербургском телевидении, и сейчас занимал высокую руководящую должность. Олег Николаевич был в два раза старше жены – ему минуло уже шестьдесят, но выглядел молодцом, занимался в тренажерном зале и регулярно посещал массажиста. Во всяком случае, его истинный возраст для многих оставался загадкой. В браке супруги состояли уже десять лет, и слыли идеальной парой.
Татьяна Борисовна, улыбнувшись, кивнула.
Супруги Шамшины приехали ровно так, как полагалось рамками приличия – не слишком рано, но и не слишком поздно. Олег Николаевич сразу же пошел здороваться со знакомыми, Татьяна Борисовна задержалась у зеркала, поправляя прическу, и появилась на втором этаже чуть позже. Пара-тройка приветствий – и можно было спокойно сесть за свободный столик, чтобы слегка отдышаться, присмотреться к обществу и приготовить к работе фотоаппарат.
- Госпожа Шамшина, если не ошибаюсь? – раздался из-за спины мягкий, приятный мужской голос. – Какая приятная для меня встреча! А я как раз искал возможность связаться с вами…
Мужчина, выглядящий примерно так же, как и Олег Николаевич (стильная стижка, никакого намека на «пивной» животик, ухоженная кожа, аккуратный маникюр, ненавязчивый запах хорошего парфюма), присел за столик. Лицо его светилось радостным удивлением.
- Позвольте представиться…
Он мог бы и не представляться.
Татьяна Борисовна замерла и забыла вдруг, как дышать. Она вообще про все забыла.
Перед ней, приязненно улыбаясь, сидел предмет ее девичьих грез.
Она долгие пятнадцать лет была безумно, беспредельно влюблена в этого маститого актера, героя киноэкранов ее детства. Она до сих пор помнила наизусть все тексты театральных пьес, где он играл. Она могла с любого места цитировать фильмы, где он снимался. Она, собственно, и в журналисты пошла только потому, что это была возможность рано или поздно столкнуться с предметом обожания нос к носу, и тогда…
- Здравствуйте! – выдавила из себя Татьяна Борисовна, чувствуя, что ее лицо заливает краска, в глазах появляется идиотский фанатский блеск, а голос приобретает нелепые интонации блеющей овцы. – Чем я могу помочь вам?
- Понимаете ли… - чуть замялся мужчина. – Я – поклонник вашего творчества, вы мне очень нравитесь как журналист…
Он продолжал говорить прежним, крайне любезным голосом, и смотрел на нее так, как уверенный в себе мужчина смотрит на красивую женщину, которая ему весьма нравится. Татьяна Борисовна не слышала ни единого слова – в висках звенело, а перед глазами плыл туман.
И в этом тумане возникали неясные образы…

…Она была десятиклассницей, она была отчаянно влюблена в известного актера, и эта любовь была ее самой страшной тайной.
Танечка Бородина, девочка из интеллигентной питерской семьи, училась в историко-литературной школе с весьма хорошей репутацией. Естественно, в школе был свой театр. Естественно, она в нем играла. Естественно, она мечтала быть актрисой.
Она мечтала о том волнующем дне, когда ее, выпускницу театрального вуза, пригласят на какую-то роль в том самом кино, где будет сниматься ОН. Про то, чтобы играть на одной сцене с НИМ, Танечка даже не задумывалась – ОН был москвичом, а ОНА ни за что на свете не оставила бы Ленинград. Итак, кино. У нее – эпизодическая, но очень важная роль.
ОН ее замечает. ОН ей улыбается. У них роман.
Это был предел мечтаний, который вызывал одновременно сладкий восторг и ужас.
В конце сезона школьный театр ставил «Евгения Онегина». И она – темноволосая, хрупкая, большеглазая девочка с тревожным, внимательным взглядом – играла Татьяну.
Она была влюблена, ей были слишком знакомы все эмоции, которые испытывала героиня. И, вживаясь в образ по системе Станиславского, Танюша Бородина всякий раз шептала как заклинание весь длинный монолог Татьяны Лариной. Это было и ее признание. «Я вам пишу, чего же боле…».
На репетициях она играла настолько хорошо, что у Инны Алексеевны, их руководителя, по коже бежали мурашки. «Талант, талант!» - твердила она потом в учительской, и приглашала знакомых из театрального института смотреть на «ее милую девочку». «Надо поступать!» - подтверждали знакомые. А Тане не было до их оценок никакого дела. Она не играла, она жила.
Спектакль имел шумный успех. Поскольку в нем были заняты пятеро выпускников, пьесу было решено показать в день выпускного бала.
Первое действие Таня отыграла безупречно.
Гром грянул во втором.
Перед тем, как начать то самое «Я вам пишу…», Таня бросила быстрый взгляд в зал. И онемела.
На первом ряду сидел и улыбался столь знакомой ей улыбкой ОН. ОН сам. Рядом с директрисой.
Таня стояла на авансцене и молчала. ОН улыбался. Директриса млела.
Пауза затянулась.
«Я вам пишу…» - прошептала директриса.
«Я вам пишу…» - прошептал ОН.
«Я вам пишу…» - прошелестело по залу.
Таня молчала. Она вдруг поняла, что не сможет сказать ни единого слова. Ведь это означало при всех, здесь, сейчас, признаться ЕМУ в любви!
ОН смотрел на нее, понимающе улыбаясь, и Тане казалось, что ОН уже все понял. Чего же боле? Что она еще может сказать?
«Я вам пишу!!!» - уже откровенно подсказывали из зала.
Таня стояла, стояла молча – и потеряла сознание. Это ее и спасло.
Спектакль прервали…
Потом она, конечно, доиграла – после стакана выпитой воды, после валерьянки, после утешительных слов учителей и друзей. Доиграла лишь потому, что не могла подвести товарищей. И еще потому, что ЕГО в первом ряду уже не было.
После окончания спектакля она убежала на чердак, чтобы выплакаться.
И увидела то, что видеть не должна была ни в коем случае: на пожарной лестнице самозабвенно целовались директриса и ОН. Целовались они так, что Таня в одну секунду раздумала поступать в театральный, и тут же, не сходя с места, выбрала для себя стезю журналиста. О, она напишет о НЕМ так, что всякие дурочки вроде нее же навсегда прекратят влюбляться в этого… в этого КОЗЛА!
Любовь, конечно, так просто не испарилась. Она исчезала мучительно, постепенно. Потому что КОЗЕЛ был везде. Потому что КОЗЕЛ был талантлив и обаятелен. Потому что КОЗЕЛ несколько раз приезжал в Ленинград со спектаклями и лекциями, и каждый раз Танечка, проклиная себя, брела покупать билет. А потом сидела в зале, кусая губы и уголок платка, чтобы совладать с бурей чувств, которые кипели у нее внутри.
Чувства-чувствами, но целовался ОН, любимый и ненаглядный КОЗЕЛ лишь с какими-то посторонними красотками, целовался много и напоказ, а потому в один прекрасный день Танечка сказала себе «Довольно безумств!», и ответила на осторожные ухаживания давнего отцовского приятеля. Олег Николаевич любил ее, она позволяла себя любить и чувствовала себя в безопасности – этого, оказывается, было довольно.
И безумство пошло на спад. Можно сказать, умерло вообще… Танечка Бородина стала Татьяной Борисовной Шамшиной, известной журналисткой, светской дамой, безупречной и милой…

…- У вас превосходный стиль, сударыня. Среди той ерунды, которую сейчас печатают в глянцевых журналах, ваши статьи – настоящие откровения. Вы никогда не скатываетесь на жареные факты, вы обладаете удивительной деликатностью…
Он смотрел на нее – а она готова была бросить ему в лицо гневно-горькое: «Где вы были раньше с вашими комплиментами, с вашей улыбкой, с вашим вниманием? Я готова была отдать за вас жизнь, я была готова на любые глупости…». Она совершенно не к месту представляла, как она дает согласие на встречу, потому еще на одну… потом, наконец, дело доходит до романа… Боже, какой кошмар, зачем это все, зачем?
«А ведь так и вправду может быть… одна моя улыбка, один благосклонный жест…»
В этот момент подлетел крайне довольный чем-то Олег Николаевич.
- Танюша, бриллиант мой… Ага! Да ты беседуешь… - он с видимым удовольствием пожал руку собеседнику жены, и тотчас обратился к нему. – Ну что, про новый проект свой рассказываешь? Дело, дело!
Никогда раньше Татьяна Борисовна не любила своего мужа так, как в этот момент. Мужчины оживленно разговаривали, а она постепенно приходила в себя.
Ну вот. Сбылись мечты. Она – уверенная в себе, достигшая определенного положения дама с безупречной репутацией. И рядом – ОН. Достаточно открыть рот, и сказать…
Да, а что же сказать?
- Дорогой, у меня болит голова… Отвези меня домой… - услышала она свой собственный ровный, тихий голос. С удивлением уловила в нем какие-то беспомощные, трогательные нотки. Наклонила голову в знак извинения, улыбнулась ЕМУ с немного виноватой улыбкой. – Извините меня… В последнее время очень много работы, устаю. Так что если вам нужно срочно рассказать про свой проект, это можно легко устроить. Оставьте телефон Олегу, я в ближайшие дни пошлю к вам кого-то из своих…
Олег Николаевич, не на шутку взволнованный бледностью жены, помог Татьяне Борисовне подняться.
Они пошли к выходу.
Татьяна Борисовна чувствовала, что ОН растерянно смотрит ей в спину.
Она уходила, опираясь на руку мужа. Уходила победительницей.

…Ночью Шамшин мирно храпел в спальне, а Татьяна Борисовна сидела в гостиной одна, пила мелкими глотками мартини, и смотрела тот самый, с детства любимый фильм, который и подарил ей ее глупую, несуразную любовь. Смотрела с каким-то особым упоением, смакуя каждую сцену, нажимая на стоп-кадры и перематывая некоторые сцены по десять раз подряд.
И никто, кроме кошки Маруси, не видел, что она плачет…

0

2

Классика вечна, м?
И хорошая мотивация, кстати - иметь право гордо держать голову, думая о НЁМ. Действительно, помогает добиться многого. Но нет ли опасности, как у Мартина Идена - потерять смысл жизни, увидев реальность? Что может быть дальше? За этим прощанием.

0

3

Дальше... открытый финал. Потому что если как у Пушкина, и если Татьяна действительно Татьяна, то никаких перспектив. "Но я другому отдана, я буду век ему верна" - и в осознании своей верности долгу тоже утешение. Не гоняйся за призраками, цени то, что есть. Есть любящий муж, есть безупречная репутация. Стоит ли это разрушать?
Если как в жизни сейчас принято, то еще ничего не поздно изменить. Роман может состояться. И муж, как Каренин - наверняка простит, потому что знал о детском увлечении жены.
Кому что ближе.

0

4

Это было понятно и из Пушкина. Меня по твоему рассказу другая мысль цепанула. Как станет жить женщина, что чувствовать будет после такого решения? Наша, современная женщина. Всю жизнь оня тянула себя за волосы из болота, чтобы быть достойной своей тайной любви. А теперь она приняла окончательное решение. ТА САМАЯ встреча состялась. Не сломается ли она? Или и дальше будет тянуться к вершинам?

0

5

"Иногда Бог забирает из твоей жизни серебро, чтобы взамен подарить золото - главное вовремя это понять".
Как станет... Решение-то принято. Не гоняться за журавлями, особенно когда видел: журавли на месте сидеть не будут, им полет нужен. Постоянное восхищение. Поклонение. Разнообразие. Когда тебе шестнадцать, можно подчинить себя чужим интересам. Но когда тебе за тридцать, и ты сама - полностью сложившаяся, состоявшаяся личность... Может быть, не менее яркая, чем тот, кого ты любила всю жизнь. Пусть и в другом деле.
Взвесить все - и отправить журавля лететь дальше. Он - своим путем, ты - своим.
Думаю, что не сломается. Особенно если Шамшин, проснувшись утром, скажет ей какие-то очень ласковые, нежные слова.
Лететь за журавлями - следовать чужой дорогой. Бросить золото ради серебра.

Если говорить конкретно об этой истории, я могу сказать четко: Татьяна будет любить своего непутевого Онегина всю жизнь. Другой любви для нее уже нет и быть не может.  А вершины... конечно. Собственные. "Любовь никогда не перестанет" - так и есть. "Я напишу - и он прочитает", "Я блесну - и он вспомнит обо мне". Для творческого настроя - более чем достаточно. Пусть оно и с горечью, и совершенно не вписывается в нынешние понятия о нравственности и любви. Зато Танюша наша не изменила себе самой. И мужу тоже. Любовь и соблазн - две разные разницы. Одна созидает, другой разрушает. Встреча - соблазн. А любовь... за любовь Бог не наказывает. Напротив...

0

6

Ну да, наверное, так и есть. Твоей Татьяне проще, чем Пушкинской. Она состоялась как личность не только в тех сферах, которые были доступны женщине в XIX веке. Что было возможно тогда? Только материнство и верностью. В наше время женщина более свободна духовно, чтобы иметь возможность жить полной жизнью даже в такой ситуации. И гордо нести голову.
Кстати, Лермонтов в "Герое нашего времени" ведь пытался продолжить историю Татьяны и Онегина. И он отрицал окнчательнось разрыва.

0

7

Окончательного разрыва там никогда и не будет. Все это будет тянуться и, пока живы оба героя истории, никто не сможет дать гарантии, что Татьяна вечно будет благоразумна и строга. Увы... женское сердце - штука непредсказуемая, особенно когда любовь есть и продолжает быть.

+1

8

То есть, возможен вариант Печорина и Веры? У нашей современницы? Едва ли. Хотя... плакала ведь, прощаясь с юностью. Вот интересно, она ведь ещё в детстве всё поняла и приняла решение. А что происходит теперь? Прощание какого рода?

0

9

Склонна полагать, что прощание с собственной мечтой. Поняла, что все может сбыться - и испугалась. Или не испугалась, а как раз осознала, что оно ни к чему - не надо, чтобы сбылось, потому что там тупик.
Может быть, с собственными детскими иллюзиями. Со своими представлениями о герое детских и девичьих мечтаний.
Что выбор был сделан - да, не без того. Иначе бы не позволила себе выйти замуж, так одна и осталась бы. "С коробкой конфет и с мечтами". Кто-то, кстати, может выбрать конфеты и мечты. Оно спокойней и позволяет без помех заниматься самой собой. Но я не завидую таким людям. Это болячка до последних дней жизни.
Потому и своей героине пожелала более удачной с точки зрения обывателей судьбы. "Женское" состоялось. А что любишь одного, но замужем за другим - что ж, не она первая, не она последняя.

0

10

Если говорить о ситуации "Он ее не любил, зато она любила его так, что замуж не пошла" (такое тоже могло случиться, правда? Вдруг Шамшин промолчал бы, и Танечка осталась бы не замужем?), то вот вам зарисовка о встрече двадцать лет спустя.
Ну вот как-то так. Он летал, а она его ждала. Он любил других, а она ждала. С нее никто не требовал верности, но она не могла не быть верной. Потому как или любишь - или предаешь.
Конечно, это фантазия.
Но вдруг бы такое случилось на самом деле? При условии что он не только талантливый, но еще и умный человек.

...- Никакой романтики, - пожаловалась она. - Ты должен входить в дом через окно, по лунному лучу...
- По веревочной лестнице! - тихо усмехнулся он.
- Ну, по веревочной лестнице! - покладисто согласилась она. - А входишь как-то совсем неинтересно. Через дверь. Как все нормальные люди.
- Я - нормальный! - сказал он, снимая плащ. - Ненормальная - ты. Не обижайся, я тебе уже однажды сказал, что "ненормальная" - это комплимент.
Она повесила плащ на вешалку и пригласила гостя в комнату.
- Ни одного плаката с моим изображением? - усмехнулся он, оглядывая стены. - Растешь, мать. Умнеешь.
- Все плакаты - здесь! - она приложила руку к груди. - Это куда опасней, чем плакаты на стенах.
Он присел на кровать. Огляделся. Тоскливо улыбнулся.
- Одна?
- С Богом. И с плюшевыми зайцами. - тихо ответила она. - Мне вполне достаточно. Есть еще вполне живой кот.
- И не... - он запнулся, подбирая нужное слово. - Не страшно?
Она пожала плечами и посмотрела на него так, как взрослые смотрят на маленьких детей.
- Я сама выбрала. Десять лет назад. И ни на секунду не пожалела.
- Что - выбрала сама? - он вскинул брови, лицо его приобрело растерянное выражение.
- Быть ненормальной. Одинокой. И с тобой. Все равно я не могу уже в кого-то влюбиться.
- Не можешь или не хочешь? - теперь его взгляд был взглядом взрослого, внимательно рассматривающего ребенка.
- Не могу и не хочу.
Он вздохнул: неожиданно тяжело и обреченно.
- С тобой иногда невозможно говорить...
- Думаешь, с тобой легче? - парировала она.
Он поднялся. На полке среди книг выбрал томик Вознесенского: потрепанный, с кучей закладок. Открыл на первой попавшейся. Вздрогнул.
- Я тебе говорил, что это мне нравится?
- Это нравится мне! - усмехнулась она. - Как и многое из того, что нравится и тебе тоже. Не помнишь, как радовались таким случайным совпадениям?
- Случайным? Столько случайностей? Ты - верующая, ты должна знать, что все предопределено...
- Ты тоже верующий. И знаешь, что я знаю. Зачем говорить об очевидном? Ну, не случайность. Тебе от этого легче.
Повисла пауза. Долгая.
- Ты меня придумала... - прошептал он. - И мне стыдно. Ты меня любишь, а я...
Она покачала головой.
- В твоих глазах для меня всегда отражаются все звезды вселенной. Но я тебя не придумала. Ты слишком настоящий...
- Я уйду отсюда по лунному лучу. Как положено выдумке.
Она распахнула окно.
- Попробуй.
Он встал. Залез на подоконник.
Лунный луч в самом деле был. На него можно было шагнуть.
- Не могу! - пожаловался он через некоторое время. И неловко спрыгнул в комнату.
Снова повисла пауза.
Он взял ее руку в свои.
- Значит, не выдумала...
Она отрицательно покачала головой.
- С тобой ясно. А что... со мной?
- С тобой... с тобой все в порядке. У тебя своя жизнь, у меня своя. Я в твою не вмешиваюсь.
Говорить было трудно. Очень трудно.
- Слушай, я не могу ходить по лунному лучу. И по веревочной лестнице тоже староват лазать... хоть и отрицаю это. Староват. Увы.
- Глупости! - она рассмеялась. - Ты - лучший.
- За что ты меня так любишь?
- За что? Любят за что-то? Просто люблю - и всё!..
Он зажмурился. Закрыл лицо руками.
- А ты... по лунному лучу... можешь?
Она встала.
Луна по-прежнему ярко светила, заглядывая в окно.
- Легко!
...По лунному лучу шла девочка лет шестнадцати. В руках у нее был букет хризантем. Она шла так, словно под ее ногами был паркет. Шла и улыбалась.
А он смотрел на нее - и почему-то у него предательски пощипывало в носу...

Отредактировано Джиль из Лисса (21.12.2012 19:12)

0

11

Ну, это вообще другой вариант. То, что из области мечты. И да, так можно жить.

+1

12

Погружение... и каждый видит что-то "свое". Сделать произведение многогранным - это мастерство. Снимаю шляпу, благодарю за эмоции!
Для меня главной в этом произведении стала фраза "Никогда раньше Татьяна Борисовна не любила своего мужа так, как в этот момент." - центр произведения, противопоставление горячей юношеской влюбленности и выращенной в сердце любови.
Спасибо!

+1

13

Это... здорово. Особенно первая версия, когда она осталась верна своему мужу.
Вторая... я не знаю, возможно ли такое: быть верной детской сказке столько лет. Трудно, страшно, не для всех. Мне кажется, что там тупик. Впрочем, не знаю. На себе испытывать не желаю.

0

14

Перечитываю старые вещи на форуме.
Собственно, почему Татьяна не отдалась Онегину после бала?
Из уважения к мужу, старому генералу?
Нет, из уважения к своему чувству. Оно ведь больше, чем минутная случка. В своё время оно сообщило ей путь: "Ищите же прежде Царствия Божия и правды его, и это все /материальное/ приложится вам".
И вот она послушалась мать, вышла замуж за уважаемого человека без какой-либо страсти, помогала мужу строить карьеру ("что нас за то ласкает двор"), согревала его постель (а он немолод, да и "в сраженьях изувечен", может быть, не сильно докучал Татьяне в этом плане) и уверяла себя, что у неё всё хорошо.
Появляется Онегин.
Татьяна понимает, что любит его. А значит, готова поделиться всем самым дорогим и сокровенным, что у неё есть - той самой правдой. Применительно к Онегину эта правда звучит так: "И твоя голова всегда в ответе за то, куда сядет твой зад".
Татьяна видит чуткой душой и слышит по речам Онегина, что ему эта правда ещё не открылась. Как же так? Прошли годы, а он к правде не приблизился. У него по-прежнему в голове, в лучшем случае, кодекс Наполеона.
Татьяна применяет сильное средство, говорит, что любит, но руководствуется правдой: она связана словом верности мужу.
Как мог бы поступить Онегин, с той же мерой правды, что у Татьяны ("мудрость мира сего есть безумие перед Богом")?
Сказать: "Да, я понимаю. Но если Бог вас освободит от слова, я буду рядом. Теперь моя очередь ждать вас".
Само это решение делать хоть что-нибудь, а именно ждать с великой целью, произвело бы в Онегине разительные перемены. Большие, чем за все годы его пустой жизни от бала до бала с перерывом на дуэль. Перед ним предстала сама Любовь, Сам Господь, и дал ему несложное задание. В китайской Книге Перемен "Необходимость ждать" почитается квинтэссенцией правды. Именно в ней находится чудесная фраза, ёмко включающая Ветхий и Новый Завет: "Будет приход трёх неторопливых гостей. Если отнесёшься к ним с уважением, в конце получишь счастье" и "Стойкость - к счастью".
Быстро - значит "медленно" + "постоянно". Это тот самый "свет с Востока" для души Онегина, который снял бы с него оковы западного бесплодного эпигонства (все эти чайлдгарольдовы позы и пошлый байронизм, одет-раздет-и-вновь-одет в очередную отвлечённую теорию, а между делом - пошленький разврат от скуки).
Впрочем, Онегин остался одарён Татьяной ровно настолько, насколько может унести. "Как будто громом поражён" - это, по той же Книге Перемен "Жертвенник" - "Чем достойнее цель, тем большим можно ради неё пожертвовать".
Так что Пушкин гениально оставил Онегина дозревать до правды :)

+2

15

Заглянула на огонёк именно ради ответа в этой теме.
Старый дипломат, вы открыли мне какие-то новые смыслы в поэме Пушкина, вроде бы читанной-перечитанной, заученной наизусть ещё со школьных лет. В своём старом и уже давно пережитом тексте я тоже обнаружила с вашей помощью нечто новое.
Своё чувство нужно уважать и оберегать. Именно своё, не чужое. Хранить в чистоте, потому что перед Богом за свою половину (а иногда и не половину) будешь отвечать ты, и никто больше.
Спасибо за мудрость.

+2

16

Джиль из Лисса, очень приятно видеть Вас, сооснователя этого форума, через много лет после знакомства :) Рад, что Вам захотелось вспомнить пароль и написать комментарий.
А Пушкин неисчерпаем. В его текстах есть триада подлинной осмысленности, логоса: оглашение - умолчание - посвящение.
Текст "по оглашению" - это открыто высказанные мысли и сюжет. Вершина айсберга.
"Лошади жуют овёс и сено. Волга впадает в Каспийское море".
Текст "по умолчанию" (подводная часть айсберга) - это написанная в договоре мелким шрифтом часть, которую читают единицы - вот они-то и понимают, зачем писалось всё, что писалось крупными буквами. Подтекст и связь с культурой, в которой творится текст.
Текст "по посвящению" предполагает связь с творцом - Творцом-Богом или "обезьяной Бога", которая стоит за созданием текста. Отражение айсберга, проплывающего в небе - а что это? Облака, мираж, видение? Тайна!
Как правило, эта связь образуется через инициацию от посвящённого старшего, хотя возможна и милостью/попущением Божиим - самочинно.
Все эти пласты есть в "Евгении Онегине".
На этом форуме я уже приводил ссылку на замечательный анализ "Евгения Онегина", сделанный Е. А. Авдеенко. Буду рад, если Вы послушаете и найдёте для себя что-то новое/интересное.
Наберите на Ютьюбе "Евгений Авдеенко Евгений Онегин" - и наслаждайтесь :)
Можете считать это посвящением - в благодарность за форум, который собрал стольких интересных людей на одной поляне :)

Отредактировано Старый дипломат (06.03.2021 17:05)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Перекресток миров » Обыкновенное чудо » Отповедь Татьяны