Перекресток миров

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Dragon Age » 08. Восемь без одного. 9:32 Дракона


08. Восемь без одного. 9:32 Дракона

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Страж водрузил локти на стол, подпёр большими пальцами подбородок и вперился в вошедшего суровым взглядом поверх сплетённых пальцев.
– Ну? – требовательно бросил он.
Управленческие обязанности всегда вставали ему поперёк горла, но, будучи рыцарем-командором, отделаться от них было не так-то просто. Герой Ферелдена не умел делать вещи наполовину – и, как он выяснил вскоре по возвращению в арлинг, применительно к административной работе это было скорее проклятием, чем благословением. Сенешаль Варель – вот уж у кого ко всем этим делам был талант! – показал себя неоценимым помощником, но сейчас, когда Амарантин сгорел наполовину, а от Башни Бдения и того меньше осталось, и такого подспорья было мало. Тысяча дел одновременно требовала внимания, принятия решений и проверки их исполнения – но, единожды увидев, до чего арлинг доходит в его отсутствие, Страж не намеревался выпускать из-под своего контроля даже малейшие детали. Лавине проблем, однако же, не было конца, и впервые в жизни он начинал всерьёз сомневаться в своей способности разобраться со всем, что на него свалилось.
– Ну? – повторил он, глядя на высокого черноволосого юношу, нерешительно мявшегося перед заваленным бумагами письменным столом.
– Мэрик Джерван, банн Старкхолда, – не самым твёрдым голосом отрекомендовался парень.
Ну хоть язык не проглотил – и то ладно. Ещё одна причина, по которой Страж не переносил административной работы – местные через одного теряли дар речи, когда они осознавали, что говорят – мать честная, Создатель милостивый! – с самим Героем Ферелдена. Несколько месяцев в Амарантине живо помогли вспомнить, почему он при первой возможности свалил из Денерима, подальше от неумолимо подкрадывающихся придворных обязанностей и неуютно раздувшейся репутации.
Взгляд невольно упал на отдельно лежащее на краю стола письмо со сломанной красной печатью, и пришлось приложить немалое усилие, чтобы сдержать неуместную при обстоятельствах улыбку. Да, подальше от репутации – и поближе к кое-кому ещё.
– Знаю я, кто ты, – коротко кивнул Страж. – С чем пришёл?
– Ваша светлость приказали созвать войско для смотра…
Герой Ферелдена устало смежил веки, подавляя искушение сразу послать парня куда солнце не светит. Конечно, он созвал войско – орденских братьев можно по пальцам посчитать, а уцелевших дружинников Вареля едва хватает, чтобы поддерживать порядок в городе и окрестностях. Больше того – как будто порождений тьмы ему не хватало! – заговорщики из числа прежних прихвостней Хоу, мало он их вешал, снова начали копошиться. Повторять прошлых ошибок Страж не собирался, так что в этот раз хотел накрыть всю шайку разом, включая всех информаторов, больших и малых, что ещё могли оставаться в Цитадели – но для этого, как бы соглядатаи ни старались, требовалось время, которое недобитки могли использовать самым разным образом. Тут уж хочешь – не хочешь надо держать под рукой несколько сотен мечей, хоть под предлогом военного смотра.
Местные дворянчики, однако же, имели свой взгляд на ситуацию. Привыкнув время от времени гоняться по полям за мелкими шайками порождений, вкуса к постоянной службе они не имели – а оставаться под знамёнами приходилось неделями. Так что теперь к бесконечным жалобам на потоптанные поля и разбирательствам насчёт загадочным образом пропадающего скота и домашней птицы добавились ещё и ежедневные прошения от призванных на службу, каждому из которых, хоть удавись, надо было наведаться в родное поместье на денёк другой.
– ...но матушка больна, и ей тяжело одной следить за хозяйством…
Вдовая леди Старкхолда-то больна? Эта железная кобыла, которая в семьдесят лет продолжает гонять лис по всему арлингу? Сказал бы по совести – неймётся со своей молодкой на лесной поляне покувыркаться.
– …но сенешаль Варель отказывает кого-либо отпускать, потому что сегодня мы отрабатываем конную атаку, и я подумал… Вы же можете пойти навстречу?
– Конной атаке? – устало уточнил Страж.
Юноша открыл рот, закрыл и только со второй попытки сумел выдавить из себя что-то в том смысле, что он вовсе не это имел в виду, но слушать сбивчивые объяснения, когда дело и так было кристально ясно, смысла не было ни малейшего.
– Вот что, – Герой Ферелдена хлопнул ладонью по столу, пресекая невнятные излияния вассала. – Хочешь отвертеться от учений – убеди. Покажи, что про конный бой уже всё знаешь. Что главное в кавалерийской рубке?
Даже если парень намеревался ответить немедля – хотя, судя по озадаченному лицу, вряд ли – сделать это ему было не суждено. Страж едва успел договорить, как дверь распахнулась, и в помещение с гулким топотом подкованных сапог ввалилась приземистая фигура. Нехватку роста – среднему человеку он уступал бы на добрых три головы – новый посетитель с лихвой искупал шириной плеч и бочкообразной грудью, равно как и размерами густо покрытых рыжими волосами кулаков. Снаряжён пришелец был как на битву: воронёные доспехи поскрипывали ремнями при каждом движении, поясной ремень оттягивал целый арсенал, а из заплечного мешка доносились запахи, разившие сильнее иного оружия. Обведя комнату взглядом, новоприбывший сфокусировал налитые кровью глаза на Герое Ферелдена и свирепо ухмыльнулся в густую рыжую бороду.
– Огрен, – спокойно поприветствовал его Страж. – Вот тебя-то мне и надо.
Гном протопал мимо вытянувшегося по струнке Мэрика, бесцеремонно подтянул к себе ближайший стул и бухнулся на него всем своим немалым весом. Банн Старкхолда явно не возражал против таких этикетных вольностей, пусть даже ему самому всё ещё приходилось стоять навытяжку – в Амарантине все знали, что с героем Башни Бдения шутки плохи.
– Старшой, – кивнул в ответ гном. – Ну мне и грят, что ты звал.
Страж аккуратно выудил из груды бумаг длинный, исписанный сверху донизу лист.
– Дворкин свидетельствует, что ты пьяным ввалился в его мастерскую, распугал подмастерьев, разбил два кувшина с ингредиентами и наблевал в третий.
Огрен презрительно дёрнул завитым рыжим усом, не удостаивая обвинение ответа.
– Стряпуха Горди заявляет, что ты ворвался на кухню, выжрал грог, предназначенный для ночной стражи, после чего гонялся за ней с…
Страж прекратил чтение, приподнял бровь и с оттенком невольного уважения воззрился на гнома поверх длинного перечня.
– Не врёт, – с мрачным удовлетворением подтвердил Огрен.
– Наконец, на тебя… – Страж пробежался глазами по оставшейся части списка. – Одиннадцать жалоб за вторжение в женские бани. По свидетельствам присутствующих, во всех без исключения случаях ты оправдывался тем, что «спутал двери».
– Я на поверхности плохо ориентируюсь, – буркнул гном, без тени смущения глядя из-под кустистых рыжих бровей.
– Больше того, – продолжал Страж, назидательно воздевая палец,  – у дам сложилось отчётливое впечатление, что ты намеревался посягнуть на их честь!
– Клевета! – взревел Огрен, вскакивая со своего места. Опрокинутый стул грохнулся на спинку, но поверженная мебель гнома не заботила. – Созерцание обнажённых дев доставляет мне исключительно эстетическое удовольствие!
– А ещё у них есть сиськи, – понимающе кивнул Страж.
– А ещё у них есть сиськи, – признал Огрен.
Страж тяжело выдохнул, поднял перечень прегрешений за уголок и потряс бумагой перед носом обвиняемого.
– Неделя. Это только за неделю на тебя накатали!
– Я гном больших возможностей, – с достоинством подтвердил Огрен.
– Ты мудак бородатый, – спокойно покачал головой Герой Ферелдена. – Мало мне проблем со всем остальным, так ещё и ты дровишек в огонь подбрасываешь. И нашёл же время!
Гном подозрительно сощурился и уставился на старшего по званию.
– «Нашёл время»?..
Глубоко посаженные глаза обшарили стол, наткнулись на лежащую отдельно от прочих бумагу со сломанной печатью – и густые брови поползли вверх.
– Приезжает?
Герой Ферелдена коротко кивнул и на сей раз не стал сдерживать улыбку.
– Ха! – Огрен восторженно заржал и хлопнул по столу широченной лапищей. – Так хрена ли ты тут сидишь?!
Озадаченный вопросом, Страж оглядел заваленное бумагами помещение – и внезапно понял, что если задержится здесь хоть минутой дольше, то рискует голыми руками удавить очередного просителя.
– Давай, давай! – подзуживал Огрен. – Проветришься, душу отведёшь! Ты ей выжатый даром не сдался!
– Твоя правда, – решительно тряхнул головой Страж, поднимаясь из-за стола. – Передышка не помешает.
– Ваша светлость? – подал голос Мэрик.
Ах да, одна причина пока ещё была. Впрочем, за этим дело не станет. Страж устремил на вассала насупленный взгляд и сурово поинтересовался:
– Ну?
– Дисциплина, поддержание строя и чувство долга? – не очень убедительно выдавил из себя банн Старкхолда.
Страж, не сводя с юноши взгляда исподлобья, медленно покачал головой.
– Чтоб через четыре часа был на учениях и лично доложился сенешалю. Скакать будешь, пока седло до арчака не сотрёшь.
Огрен одобрительно хмыкнул и затопал наружу. Мэрик, подгоняемый суровым взглядом сюзерена, поспешил последовать его примеру. Затворив дверь и отдав пару распоряжений стоящему радом с ней часовому, Страж с облегчением выдохнул, обменялся взглядом с плотоядно ухмыляющимся гномом и, уже в изрядно приподнятом настроении, зашагал прочь.
– Так всё-таки… – неуверенно донеслось сзади. – Что главное в кавалерийской рубке?
Страж обернулся и смерил растерянного парнишку долгим непроницаемым взглядом.
– Главное – лошади жопу не отрубить.
***
Огрен удовлетворённо крякнул, ступая в прозрачную воду сначала одной, а потом и другой ногой. Сапоги остались на берегу, а доспехи – и вовсе в цитадели, так что замочить снаряжение гном не рисковал – максимум забрызгать закатанные до колена штаны. Арсенал тоже сократился изрядно, но безоружным Огрен не был даже при таком раскладе – мощные рыжеволосые лапищи сжимали угрожающего вида острогу.
– Должен признать, когда ты предложил «развеяться», я представлял что-то другое, – заметил схожим образом снаряжённый Герой Ферелдена.
– Чего вдруг? – отозвался Огрен. – Рыбная ловля – дело настоящих мужчин! Всё как в любви: потей хоть полдня, а если вытащить не успел – сам дурак!
– Допустим, – хмыкнул Страж, – но, я не знаю… удочки?
– Что-о?! – возмущённо взрыкнул гном, не прекращая следить за ручьём. – Сидеть сложа руки и ждать, пока кто-нибудь заглотит твоего червя? Нет уж! Твёрдая рука и дрын покрепче – вот и всё, что нужно!
– Мы… всё ещё о рыбалке? – осторожно уточнил Страж.
Вместо ответа Огрен вскинул острогу и стремительно вонзил ей в бегущую воду. Страж, отвлёкшийся было на разговор, поспешил нашарить взглядом подходящую мишень в проплывающем мимо косяке и последовать примеру гнома. Последний уже вытаскивал добычу на свет – на острие красовалась вполне себе солидная рыбёшка.
– Восемь! – торжествующе провозгласил Огрен, оценив добычу. – У тебя?
– Даже не знаю, – пожал плечами Страж, сверяя размер улова с длиной свободной ладони. – Семь?
– Одного дюйма не дотянул! – фыркнул гном. – У меня больше – как, впрочем, всегда и во всём.
– Иди ты, – беззлобно откликнулся Страж, бросая снятую с острия рыбу на берег и снова становясь наизготовку.
Долго ждать не пришлось – Огрен явно знал рыбные места. Рыбные косяки шли один за другим – знай только бей – и Страж по мере сил не отставал от напарника. Но если в количественном измерении они шли ноздря в ноздрю, в другом отношении тенденция вырисовывалась малоприятная.
– Восемь, а то и больше, – объявил Огрен, в очередной раз извлекая из ручья острогу с наколотой рыбой. – У тебя?
Отбросив в сторону острогу, Герой Ферелдена обеими руками растягивал последний улов от хвоста к морде. Рыбья челюсть уже начала мало-помалу высвобождаться из сустава, но даже при этом размер очередной жертвы оставлял желать лучшего.
– Семь… с половиной? – неубедительно протянул Страж.
– Да я смотрю, восемь дюймов тебе никогда не покорятся! – громогласно заржал Огрен.
Запущенная метким броском рыба с влажным шлепком ударилась о берег, перекувыркнулась, и приземлилась невдалеке от уже переставших трепыхаться сестёр по несчастью.
– Хватит, – выдохнул Герой Ферелдена, выкарабкиваясь на берег вслед за уловом и острогой и притопывая успевшими заледенеть ногами. – «Развеяться» можно вычеркнуть из списка.
– Старшой, – из-за спины окликнул его гном.
– Коли на то пошло, – продолжал Страж, демонстративно игнорируя гнома, – разумный человек знает, что холодная вода никогда не способствует установлению истинного размера…
– Старшой, – настойчиво повторил Огрен.
– …в моей рыбе семь с половиной дюймов, и она прекрасно работает…
– Старшой! – рявкнул Огрен без следа обычной придури в голосе. – Хер с ней, с рыбой. Разговор есть.
Герой Ферелдена обернулся и заинтересованно воззрился на гнома. Рыба-то и впрямь мелочь, а вот то, что Огрен вдруг усвоил серьёзный тон – дело нечастое. В последний раз он так звучал… да разве что в Храме Священного Праха.
– Как по-твоему, – размеренно начал гном, – что б я сейчас делал, если б на тебя в Орзаммаре не наткнулся?
Страж осторожно пожал плечами – не то чтоб он часто задумывался на такие темы.
– Да всё то ж самое, – хмыкнул в бороду Огрен. – Спивался да со стражей бузил. А то и в Легионе бы уже Глубинные тропы топтал.
– Это ты к чему? – поинтересовался Страж.
– Алистер? – продолжил гном, не отвечая на вопрос. – Этот бы хорошо если до Лотеринга дотянул. Недотрога? Так и сидела бы в Диких Землях, пока мамаша б её с косточками не слопала. Дылда? Сожрали бы его прям в клетке. И так – кого ни возьми.
Страж внимал перечислению, уже не пытаясь перебить.
– Старушня, эльф, ведьма, – Огрен загибал пальцы, продолжая размеренный счёт. – Пикокрут, здоровяк, рыжая, да я. С тобой – восемь. А без тебя одного…
– Вот это мне и не нравится, – глухо отозвался Страж. – За что ни схватись, всё на мне одном держится. Думал, после победы хоть поживу, с арлингом и другие справятся – а ты сам видел, что тут началось. И что мне теперь, всю жизнь тут торчать, потому что без меня всё развалится?!
– Тут я тебе не советчик, Старшой, – развёл руками гном. – Я за тобой и пошёл, потому что увидел того, кто знает, что делать. И остальные, сколько нас ни было – каждый увидел что-то, за чем идти стоило.
Гоня перед собой небольшую волну, Огрен подобрался к берегу, опустился на наполовину вымытый из земли древесный корень и долго сидел без звука.
– Ты-то Бранку не в лучшем виде встретил, – наконец нарушил он молчание. – Видал бы ты её молодой. Она… Проведи рядом с ней две минуты – и понимаешь, что она умней не то что тебя, а всей родни на десять поколений. И вот смотрю я на неё, слушаю и в толк не возьму: чего только я ей дался?
Страж понимающе хмыкнул, и гном невесело ухмыльнулся в ответ.
– Знакомо, а? Вот и твоя – раз пошла с тобой, значит, нашла в тебе что-то. Зуб даю, сам не знаешь, что – да и хрен бы с ним, на самом деле. Но что бы это ни было… – Огрен шумно втянул воздух ноздрями, покачал головой и уставился на Стража убийственно серьёзным взглядом. – Не просри.
***
Страж опустил голову пониже, чтобы плотнее сливаться с листвой, но всё ещё сохранять хороший обзор, и бросил быстрый взгляд через дорогу. Огрен, повинуясь безмолвной команде, уже растворился в кустах по другую сторону – не помешал даже здоровенный заплечный мешок, в который они сгрузили улов. Что ни говори обо всех его выкрутасах, когда надо, на Огрена можно положиться. И о том подумал, чтобы с подветренной стороны укрыться – даже если не учитывать телесные запахи, пугающие количества провизии на разных стадиях разложения, что обычно хранилось в гномьем рюкзаке, делали  такую предусмотрительность весьма похвальной.
Тропа, которой Огрен привёл их к своему рыбному месту и которой они теперь возвращались обратно, была не то чтобы торной дорогой – скорее прямо наоборот – и именно потому резвый стук копыт заставил обоих насторожиться. Конечно, всадник-одиночка вряд ли представлял бы угрозу для них двоих, но когда из оружия при тебе только лёгкая острога, осторожность не помешает. Ситуацию немного осложняло то, что сами они были пешком – Стражу давно хотелось размять ноги, а Огрен и вовсе считал ересью использовать в качестве ездовых животных кого-то кроме мабари – так что если бы дело приняло неприятный оборот, шанс решить всё быстро был только один.
Стук копыт приближался, давая понять, что всадник вот-вот покажется из-за ближайшего поворота. Герой Ферелдена приник щекой к древесной коре и сузил глаза, чтобы получше разглядеть верхового в косых лучах клонящегося солнца, но прищур продержался недолго – стоило увидеть лицо всадника, как брови поползли вверх.
– А я-то думал, – проронил он, поднимаясь во весь рост и шагая на дорогу, – что приказал кому-то отрабатывать конную атаку, пока он седло до арчака не сотрёт.
Мэрик подскочил в седле и невольно дёрнул поводья, но повернуть скакуна не успел – возникший из кустов Огрен уже твёрдо держал того под уздцы. Животное заржало и попробовало было вскинуться на дыбы – то ли от страха, то ли почуяв впечатляющий букет Огреновских запахов – но волосатая лапища гнома удержала коня на месте без видимого усилия.
– В-ваша светлость… – пролепетал мертвенно-бледный банн Старкхолда.
– Долговременная память в порядке, – удовлетворённо заключил Страж. – А как насчёт чего посвежее? Помнишь, чем закончился наш последний разговор?
– Лошадиными жопами, – с готовностью подсказал Огрен.
– Чуть раньше того, – спокойно отреагировал Герой Ферелдена. – Конкретно – помнишь, что я тебе последнее приказал?
– Да… – тихо выдохнул юноша, не сводя расширенных зрачков с сюзерена.
– Так куда же тебя вдруг понесло? Неужто сыновний долг заел? Матушка-то твоя, помнится, в другой стороне живёт.
– Подтверждаю, – кивнул Огрен,  свободной рукой разглаживая усы.
Мэрик неудобно поёрзал в седле и, поняв, что объяснений не избежать, обречённо вздохнул.
– Я подумал – раз уж нет и вас нет, и сенешаль ускакал…
– Варель? – недоверчиво переспросил Страж. Чтоб сенешаль куда-то сорвался, пренебрегая им же назначенными воинскими тренировками, было нужно что-то масштаба нового Мора. – Что значит – «ускакал»?!
– Так ведь… – юноша растерянно перевёл взгляд со Стража на Огрена и обратно. – Ведь вы сами его вызвали…
– Что? – на мгновение опешил Страж. – Как? Когда?!
– Прискакал посыльный, – с готовностью ответил Мэрик, явно обрадованный, что разговор постепенно уходит от его вопиющего неучастия в учениях. – Сказал, что рыцарь-ко…  ваша светлость требуют, чтобы сенешаль прибыл в «Приют пилигрима»…
– Так с чего он вдруг поверил?! – рявкнул Герой Ферелдена.
– Н-не могу знать… – выдавил Мэрик.
Порыбачили, твою мать! Сенешаля под фальшивым предлогом выманивают из цитадели – от всей истории за лигу несло ловушкой. И достаточно правдоподобной, надо сказать – «Приют пилигрима» был вполне удачным выбором. Разговаривать о тайных замыслах в Башне Бдения, всё ещё полной вражьих соглядатаев, было делом рискованным, и поиски конфиденциальности заводили Стража и сенешаля в самые разные уголки арлинга. Постоялый двор на западной дороге в Хайевер вполне походил на место, куда он мог бы вызвать бы Вареля для обсуждения планов.
Как бы то ни было, ситуация складывалась преотвратная. Попади Варель в ловушку – дружина потеряет испытанного командира, владения – искусного управителя, а двуединое нечто, в которое милостью Алистера превратился Амарантин – умелого дипломата, что способен находить общий язык и с местной знатью, и с орденским контингентом.
А хуже всего этого – он потеряет единственного человека, которому можно хоть отчасти довериться в управленческих делах…
– Спешился, живо! – рыкнул он на Мэрика.
Банн Старкхолда поспешил повиноваться, и Страж мигом оказался в седле. Привычной ременной петли на запястье не было, так что острогу пришлось упирать в стремя – но не безоружным же туда скакать, в конце концов. Жаль, что второго коня нет – но тут уж придётся кому-то проявить свою гномью двужильность.
– Огрен, – коротко бросил он, и гном поднял внимательный взгляд. – Этого сопроводи в цитадель. Выяснится, что соврал – сдай под стражу, а сам собирай сотню-другую подмоги и гони во весь дух к «Приюту Пилигрима».
– Скверное дело, Старшой, – покачал головой Огрен. – Опять всё на тебе, будто больше никого нет.
Не отвечая, Страж повернул скакуна и вонзил шпоры в конские бока.
– Всё как всегда, приятель, – выдохнул он себе под нос. – Всё как всегда.
***
– Неладное я заподозрил сразу, – поделился сенешаль, чуть натягивая повод, чтобы удерживать излишне ретивого коня на месте. – С чего бы вашей светлости вызывать меня обычным курьером почтовой службы? А уж когда часовой возле ваших покоев подтвердил, что вы и впрямь направились в «Приют пилигрима»… Не сочтите за упрёк, ваша светлость, но вы не славитесь обыкновением посвящать других в свои планы.
По долине пронёсся порыв ветра, и исполинский костёр, в котором чётко угадывались очертания нескольких построек, на мгновение пригнулся к земле.
– Так или иначе, я понял, что медлить нельзя. Часового и курьера под надёжным конвоем отправил в подземелья, без лишнего шума собрал сотню надёжных парней, и поспешил сюда.
– Из праздного интереса, – поинтересовался Герой Ферелдена, глядя на буйство пламени, разворачивающееся в паре сотен шагов, – ты предлагал им сдаться?
– Один раз, – подтвердил Варель. – Они ответили что-то в духе «погибнуть с оружием в руках». Я приказал открыть стрельбу.
– Оно и видно, – кивнул Страж, не отводя глаз от горящей корчмы. Древки зажигательных стрел, утыкавших стены и кровлю, уже давно рассыпались в пепел, но в колчанах стоящих поодаль лучников их было ещё достаточно, чтобы сложить два и два. – Кто-нибудь пробовал бежать?
– Некоторые, – с готовностью ответствовал сенешаль. – Попрыгали из окон – этих уже связали и готовят к отправке в цитадель.
– А если кто-нибудь всё-таки выбрался?
– Крайне маловероятно, – вежливо возразил Варель. – Но на всех окрестных дорогах и тропах я выставил посты и удвоил обычные патрули.
– Славно сработано, – признал Страж. Кривить душой не приходилось – он сам сделал бы ровно то же самое.
Сенешаль почтительно склонил голову. Когда он снова выпрямился, Герой Ферелдена невольно отметил запавшие глаза и многодневную щетину, которой разве что недели не хватало до полноценной бороды – но тут же понял, что после своих всенощных бдений над бумагами сам должен выглядеть не лучше. Мысль была не из разряда вдохновляющих, так что Страж счёт за лучшее снова перевести взгляд на горящий постоялый двор.
– Ваша светлость, – через какое-то время нарушил молчание сенешаль. – Если мне позволено будет сказать…
– Да говори уж, – вздохнул Страж. Этикетные формулы он любил не больше административной рутины, но выбить из Вареля единожды усвоенные представления о субординации было невозможно даже осадным орудием.
– Ваша светлость, – спокойно продолжил Варель. – Вне всяких сомнений, в Тедасе есть дела и люди, что не могут обойтись без вашего участия. Но я хочу, чтобы вы знали: Амарантин в надёжных руках.
Страж перевёл взор с горящей корчмы на дорогу, на которой дружинники уже выстраивали вымазанных сажей пленных, а с дороги – на твёрдо сидящего в седле Вареля, всё так же удерживавшего на месте норовистого коня. Сенешаль ответил ему почтительным и в то же время уверенным взглядом.
– Похоже на то, – медленно кивнул он. – Так держать, сенешаль.
– А ты по-прежнему не размениваешься на мелочи! – донёсся откуда-то слева до боли знакомый голос.
Страж крутанулся в седле и во все глаза вылупился на ведущую на запад дорогу. Прямо к нему, верхом на пегой кобылице, с неизменной лютней в футляре, андрастианским амулетом на шее и косичкой слева от пробора, ехала Лелиана.
– Когда ещё на подходе меня встретил почётный караул, – подруга лёгким кивком указала на двух следовавших за ней дружинников, поспешивших остановить коней и отсалютовать командиру, – я уже впечатлилась. Но и это, как выяснилось, было только началом!
Очередной порыв ветра обдал их волной жаркого воздуха под аккомпанемент взревевшего пламени.
– Что тут сказать, – пожал плечами Страж, трогая коня навстречу подруге. – Я подумал, что ты можешь ехать по этой дороге, и не мог допустить, чтобы тебе пришлось вращаться в неподобающем обществе. У владельцев этой корчмы был совершенно удручающий вкус по части посетителей.
– Какая забота, – с лукавой усмешкой покачала головой Лелиана. – И что бы я без тебя делала?
Страж натянул повод, останавливая коня, и мельком оглянулся на отдающего распоряжения сенешаля, чтобы тотчас вновь повернуться к подруге.
– Понятия не имею, – честно признал он, глядя в самые голубые на свете глаза. – Но мне очень интересно выяснить, что мы будем делать вместе.

+2

2

Музыкальная иллюстрация к главе. Тематических пересечений не то чтобы много, но никак не могу отделаться от впечатления, что именно это должно играть на титрах. И потом - set sail for the glory...

+1

3

Как дружно наши мужчины на этой неделе поставили сходные проблемы! Место героя в чистке Авгиевых конюшен. И ответ всегда один: "Тут тебе Родос - тут и прыгай!"
Очень колоритный Огрен. Располагает.))))

+2

4

Atenae, колоритный. Согласен.

0

5

Atenae, зашёл сюда, чтобы снова проникнуться странным чувством. Кажется, в нашей жизни за что ни возьмись, расползается, как гнилая обивка когда-то смыслообразующей мебели. Но с другой стороны, всякая роскошь — тлен, кроме роскоши человеческого общения )) Всё-таки есть эта удивительная тайна в слове: так душно на душе от всего, и вдруг вспомнил, что у нас в закромах Родины есть вещь, где ноги в холодной проточной воде на природе, при этом посреди полного и лютого... этого самого. Зашёл, перечитал — и как будто сам освежился вместе с героем. А тут и СМС-ка от хорошего знакомого "Ура! Шут отказал в привозе на территорию китайской вакцины, о которой я тебе говорил, помнишь?" И жить стало лучше, жить стало веселей!
Robbing Good, Вы пожалуйста, пишите эти истории. Не забрасывайте их.

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Перекресток миров » Dragon Age » 08. Восемь без одного. 9:32 Дракона