У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Перекресток миров

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Месть гимназистки » 10. Глава Десятая. Танец Смерти


10. Глава Десятая. Танец Смерти

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Внимание! В главе спрятана пасхалка из РЗВ. Кто отыщет ее первым? :whistle:

Танец Смерти

«-Так ты сестрат? Не знал я ране…»
(Из бородатой актерской байки)

Зиночка сделала небольшой перерыв, дабы привести в порядок мысли и чувства. Высвободилась из платья, надела ночную сорочку… Последняя, увы, не была расшита жемчугом, а наброшенная на плечи шаль, хоть и красивая, род свой вела явно не из Кашмира. Но все-таки собственное отражение в зеркале Зиночке очень понравилось. Она медленно распустила косу, с наслаждением пропуская сквозь пальцы светлые пряди волос.

«Фея, просто фея, - думала девочка, созерцая в темном стекле тонкую фигурку, окутанную легкими шелковыми складками, - и чтобы она … непонятно какому выскочке досталась? Да это все равно что Аврору Романовну за… за… сапожника замуж выдать. Ваньку … Кузнецова, например!»

Зиночка расхохоталась, ибо даже ее богатого воображения не хватало, чтобы представить столь абсурдную картину. Наврала цыганка, все наврала! Но от мести мошенницу это не избавит.

Писательница откинула волосы за спину, и с достоинством опустилась на стул. Сейчас она, как никогда остро ощущала себя духовной сестрой графини Морозовой.

«Толпа гостей, шурша и цокая ногами, протянулась по мраморным ступеням в особняк. Ибо суровая полиция голосом нечутким, как рычание дикого шакала, потребовала очищения места преступления от постороннего нахождения. Голосом сим являлся, как обычно, Якоб фон Штофф.

Аврора уже успела наглядеться на цыганку, как живую, так и поцелованную смертью, поэтому не стала длить свое пребывание в кущах сада. Опершись на верную руку князя Клюевского, она милосердно и величественно кивнула преданному лицу господина Сундукова, и величественно удалилась мимо двуличной и нечестивой фигуры следователя…»

Описывать следственные действия было скучно. Поэтому возможных читателей Зиночка успокоила парой фраз про «ползанья и лазанья полицейских вкруг несчастного трупа, включивших самый острый слух, и дюжее обаяние, дабы не упустить мелочей…». Безусловно, наиболее интересной уликой должен был стать револьвер, но на него у Зиночки были свои планы. Пока она перешла к допросу свидетелей, смакуя новую душераздирающую сцену между Сыщиком и Медиумом.

«Свечи в инкрустированных самоцветами золотых канделябрах бросали печальные и загадочные блики на лицо графини Морозовой. Только полированный стол красного дерева целомудренно и сурово отделял ее от фон Штоффа и его коварных речей.

Полицейский же, словно забыв о необходимости насадить справедливость в случившемся убийстве, многозначительно улыбнулся, и промурлыкал:

- Вы скучали, о прелестнейшая фройлян? Не так ли?

Но вкрадчиво-пушистые, словно коты, и столь же коварные, слова его резко затормозили всеми когтями и лапами, столкнувшись с ледяными копьями возмущения, коими ощетинились омуты глаз Авроры…»

Осознав, что его намеки неуместны, сыщик «спрятал за спиной руки, сложив их на коленях», и начал расспрашивать о деле. Но от Авроры Романовны ничего интересного не услышал – дух покойной пока не посетил ее. Как ни странно, некоторую ясность смог внести князь М., рассказавший сыщикам об убиенной Наине.

« - Она была дочерью очаровательной, невероятной, колдовской Земфиры, черным глазам и талантам которой я не смог противостоять в мои юные и греховные годы… Какие танцы и песни любви исполняли мы вместе! Увы, Земфиры больше нет. Но встретив через двадцать лет ее дочь, я не смог пройти мимо, и не взять в свои ответственные длани ее судьбу и многообещающую жизнь. Просто в память о покойной! Она – настоящий живописный портрет матери, выполненный искусным резчиком! Мой управляющий, господин Лопушков, человек крайне приличный, был убит любовью с первого взгляда на Наину. Я благословил их брак, но ошибся. Господин Лопушков оказался слишком обыкновенен для Наины…

- Она не только с мужем… исполняла танцы и песни любви? – храбро взял за рога и клыки истину Якоб фон Штофф.

- Это отвратительные слухи, которых я не слышал! – благородно замахал руками и головой князь М.»

Господин Лопушков, в описание которого автор вложила самые унылые и мрачные краски, «скрюченный и помятый, словно горе прогрохотало по нему тупым и бездушным локомотивом» со слезами в голосе вещал о глубокой и страстной любви к жене. Сын-подросток господина Лопушкова от первого брака цедил показания сквозь зубы, утверждая, что мачеха папеньки не стоила, мучила его, проматывала деньги, и кокетничала со всеми мужчинами. Княгиня М. отзывалась о Наине с брезгливым презрением, давая всем понять, что покровительство цыганке было исключительно причудой князя…

Зиночка зевнула. Наверное, и ей самой, и героям пора сделать перерыв. Ночь на дворе – что в реальном мире, что в придуманном. Герои – люди благородные, вряд ли даже столь наглый полицейский, как фон Штофф будет мучить гостей праздника всю ночь. Ведь среди них – такой ценнейший бриллиант, как Аврора Романовна.

« - Мы временно прерываем наш точный, суровый и справедливый допрос, дабы позволить всеобщим нервам прийти в себя к утру, - объявил сыщик.

- Но никто не должен испариться из сего гостеприимного дома под страхом позорнейшего подозрения и заключения в узилище! – обрубил воспарившую было надежду присутствующих Гектор Гордеевич.

- Это очень невоспитанно с вашей стороны, господа, - облила льдом полицейских княгиня М., - но мы полностью в лапах закона. Надеюсь, в нашем скромном особняке на пятьсот комнат каждому отыщется временный уголок на эту горькую ночь!

Гости в сопровождении хозяев медленно и величественно всасывались в спальни, надеясь найти там забвение в объятиях Морфия…»

- Или Морфина? Мафусаила? Муфлона? – Зиночка устало заморгала и потерла лоб.

Ладно, не так уж и важно. Главное, все пошли спать. И она пойдет. Пусть во сне еще что-нибудь придумается…

***

"Аврора Романовна, словно стройная пальма в пустыне, облаченная в лазурное платье с алансонскими кружевами, стояла в богатой и солнечной гостиной. Все остальные гости уже стремились к родным порогам – полиция с самого раннего часа успела попытать всех. Но следствие так и торчало столбом на прежнем месте.

Самое тяжелое подозрение придавило несчастного управляющего Лопушкова, который, хоть ныне и рыдал белугой, но совсем недавно выражал жене яростный гнев, обвиняя оную в сладострастных грехах. К тому же, именно у несчастного вдовца имелся револьвер – коего ныне не сумели найти в его пожитках. Но был ли он тем самым смертоносным орудием смерти Наины – сказать было нельзя. Ибо дышащий дымом и ужасом предмет оказался тайно и злостно похищен с места преступления – прямо под суровым басконским носом полиции.

И вот, когда Аврора Романовна уже садилась в коляску, чтобы отбыть в свои графские пенаты, в дорожную пыль перед ней хлопнулся на колени князь М.

- О достойнейшая гостья, и талантливейшая духовидица! Ради памяти бедной Наины, кою любил я, как родную, задержитесь под моей кровлей! Я верю, что ваш чудный дар поможет разрушить каменную завесу над тайной этой жестокой смерти!

Княгиня М. отчего-то решила положить вето на просьбу супруга:

- Госпоже графине не будет приятно творить свои ярмарочные чудеса по такому поводу, мой друг. Езжайте себе, Аврора Романовна, вы можете добавить интереса к своей помпезной личности в ином месте!

Зиночка сидела на качелях в саду, и перечитывала собственное творение. Как хорошо, что она проснулась рано, и еще до завтрака успела записать почти все идеи, которые пришли ей в голову ночью! Теперь можно спокойно подумать над редактурой. Ну вот этот кусочек… Конечно, княгиня М., образованная, воспитанная женщина, никак не могла бы высказывать в лицо гостьи такие грубости! Но… Ах, как хотелось показать, насколько одинока и гонима бедная Аврора, даже среди приличных людей. Поэтому принятыми правилами вежливости и хорошего тона пришлось все-таки пожертвовать.

«Не умея противостоять прыгавшим в глазах князя М. огням восхищения и смиренной мольбы, прекрасная медиум вспорхнула с коляски, добровольно отдавая на заклание свои способности ради раскрытия сего кошмарного дела. Отравленные же мышьяком недоверия ножи словес княгини только укрепили чувства гордости и достоинства Авроры. Никто не помешает ей царить и побеждать тьму!

- Дух Наины, явись! – сурово провыла свой призыв графиня Морозова.

Пред ее чистейшими очами выткались три змеящиеся в воздухе фигуры. Они танцевали, потряхивая руками и колыхая пышные юбки. Духи сии явно принадлежали цыганскому племени, но в их лицах не было Наины! К тому же, танцорки казались очень старыми – лет сорока.

- Как это понимать? – вопросила Аврора Романовна, пригвождая магическим взором цыганок, будто бы нерадивых учениц.

- Мать… мать…мать… - залетало по всей гостиной, множась и дробясь.

Возмутившись такой грубостью, графиня хотела призвать нахалок к порядку, но те без спроса развеялись на молекулы. А в окно ударил чей-то вопль и звуки множества кулачных ударов…»

Зиночка одобрительно кивнула. Далее шла сцена на лужайке перед княжеским домом – молодой блестящий офицер повалил управляющего Лопушкова, награждая оного ударами и оскорблениями. Этим новым действующим лицом драмы стал Андре – сын князя и княгини М. Узнав о смерти цыганки он примчался в отчий дом.

«Светлой птицей мира, как муха к варенью, ринулась Аврора Романовна к месту побоища. Но к ее появлению князь М. уже держал рычащего и бьющегося сына, умоляя о сдержанности.

- Зачем женился этот клещ на таком цветке, как моя Наина? – вопрошал Андре, - я убежден, это он принес ей смерть, сожранный жадностью и ревностью. Почему не убежали мы с ней на волю, сплетя в единый узел сердца наши и пальцы!»

Никого более не слушая, юноша удалился в парк. Лопушком похромал обратно к дому, а князь М. попросил Аврору поговорить с Андре, чтобы тот не наделал глупостей.

«Сыщики же в сии кульминационные моменты трагически отсутствовали. Они готовили ловушку для пропавшего револьвера, надеясь, что местная оборванная банда малолетних разбойников никогда не пропустит мимо себя такое явление, как боевое орудие. Гордый и довольный своим превосходством, господин Сундуков разъяснял фон Штоффу этот путь раскрытия загадки:

- Вряд ли вам в ваших застенках доводилось повышать умение работать с народом. Посему, внимайте моей мудрости. У меня есть свой человек среди этого отребья. Я заплачу ему, и дам корзину пирожком – а он выведет нас на револьвер.

Якоб фон Штофф с благодарностью внимал сему уроку. Его опрометчивая отсидка в узилище и впрямь выбила многие ценные знания из седеющей головы, отягощенной потемневшей совестью…»

Зиночка улыбнулась, восхищенная образностью собственного стиля. Потоптавшись на поглупевшем сыщике, далее сюжет опять переходил к решительной и умной графине.

«Несчастный Андре, пьяный от вина и слез, безвольно раскинулся на полу кружевной беседки. А над ним Аврора вновь увидел трех цыганок. Только не старых, а молодых. Девушки хором печально смотрели на юношу и гладили оного по буйным волосам. Среди них была Наина.

- Очнитесь! – закричала она сыну князя, - ибо вас ласкает дух той, которая была жестко умерщвлена.

Андре сел, крутя головой, и жадно пронзая глазами воздух.

- Наина здесь? – шепотом прохрипел он.

- Да, но почему-то не в одиночестве. С ней еще две цыганки, и все они пытаются утешить вашу скорбь, - перевела изображение загробного мира Аврора.

- Лала? Эсмеральда? – Андре вытянул опавшие было руки, и прозрачные девушки, кивая, затанцевали вокруг, - и вы почтили меня? О, как не везет мне в любви, госпожа графиня! Три года подряд влюблялся я – и все в цыганок. И все они погибали! Первой была Лала, и ее поглотили волны нашей коварной реки. Потом мое сердце пронзила Эсмеральда – и на нее приземлилась мраморная ваза. А ныне бедную Наину унесла с собой стальная пуля ревности и мести…

Пораженная неумолимой любовной статистикой, Аврора Романовна застыла на месте. Только пучок гофрированных локонов слабо шевелился слева от ее головы, выдавая копошение умной мысли.

- Мать, мать, мать, - пробормотала она.

- Я польщен вашим сочувствием, - всхлипнул Андре, - вы правы, только самые низкие ругательства могут выразить отношение к сему кровожадному року…»

На этом записи пока обрывались. Зиночка не хотела возвращаться в дом – так как подозревала, что сейчас со стороны выглядит очень мило именно здесь, на качелях, среди зелени и солнечного света. Подложив благоразумно прихваченную из дома первую попавшуюся книжку (ею оказался «Учебник русской грамматики» П.Смирновского), и вооружившись верным карандашом, девочка продолжила волнующую повесть.

«У дверей комнаты княгини М. столкнулись мрак и свет, чистота и хаос, иными словами – Якоб фон Штофф и Аврора Романовна.

- Я прошу вас дать сию опасную дорогу следствию, о бездонная звезда нашего небосклона! – просительно приказала сыщик.

- Нет, это вы обязаны пропустить мое следствие и посодействовать ему! – топнула ножкой Аврора, - духи сказали, и я сама сообразила, в отличии от вас. Матерей-цыганок ранее любил князь, а его сын влюблялся в дочерей! И мать-княгиня… Ее не было, когда цвел фейерверк! Я точно помню, ее не сидело на своем месте! Но к флигелю по кущам сада она бы не прошла незамеченной.

- На револьвере, который похитил сын Лопушкова, боясь за отца,  был обнаружен женский запах и отпечатки! – добавил обломки мозаики в картину фон Штофф.

Выхватив шпильку из роскошного пучка кудрей, Аврора начала вскрытие двери. Фон Штофф, обрадованный возможности опять коснуться ее волнующих рук, положил привычные к взлому секретов пальцы сверху. Такому союзу замок противостоять не мог…»

В спальне княгини сыщик и медиум обратили внимание на шкаф, и не зря. Именно там скрывался подземный ход, который, судя по направлению «меридиан и параллелей сей географической местности тянулся прямиком к флигелю». Аврора и Якоб храбро спустились в потаенный лаз, временами переругиваясь на тему – кому возглавлять их маленький отряд. Аврора требовала пропустить ее вперед – как женщину. Шовинист и угнетатель фон Штофф пользуясь грубой силой оттеснял ее назад «именем закона и безопасности».

«И вот, люк, ведущий во флигель, разверзся в каменной стене. Сыщик рванулся в него, но получив сокрушительный и коварный удар по лбу, свалился с тяжелейшей раной на затылке. Громко призывая на помощь, Аврора метнулась во флигель, и успела вцепиться в некую женскую фигуру с лопатой, коей, видимо, и был припечатан сыщик. Выронив железное орудие, фигура опрокинула на кровать графиню, и принялась медленно и тщательно душить.  Семь раз успела проститься с жизнью Аврора Романовна, прежде чем оживший и залитый кровью сыщик все-таки собрал в кучу силы и совесть – и пришел ей на помощь. Рукой возмездия отодрал он от графини душительницу. Она трепыхалась в его кулаке, продолжая гордо держать златовласую голову.

- Княгиня М.! – ахнула Аврора, целая, бодрая и невредимая, - значит, цыганки и про вас говорили мне – «Мать!».

- Да, я, как мать, не могла перенести ужасающей связи сына с его подло рождёнными и нечистыми, но все-таки кровными по отцу сестрами! Он влюблялся в них – а я убивала, дабы остановить колдовской танец позора и греха! Топила, била по голове вазой, и наконец – стреляла! Сбежала под грохот фейерверков, прокралась во флигель, и хладнокровно, словно бесстрашный ковбой, запустила пулю в подлый висок распутной дочери моего мужа!

- Но почему нельзя было… просто рассказать сыну, что, увы, его влюбленный взор обращен на сестер? – из последних сил вопросил шатающийся, но крепко сжимавший руку в форме кулака сыщик…»

Этот вопрос, казалось, Якоб задал непосредственно автору. Зиночка смешалась. Действительно, почему нельзя было просто поговорить? Ну… Нельзя и все! Потому что она, автор так решила! Чтобы отвлечь внимание, девочка запустила во флигель Гектора Гордеевича, который и повязал преступницу. А травмированный фон Штофф смог, наконец-то, благополучно потерять сознание.

« - Я люблю вас, прекраснейшая Аврора Романовна!… Самая умная, самая нарядная, самая талантливая и ослепительная, самая гордая и достойная в мире…

Аврора, одетая в белоснежные складки сестры милосердия, несла караульное дежурство у постели метущегося в жару сыщика. С удовольствием она слушала его бормотания, загибала нежные пальцы, считая комплименты, и таяла всем сердцем. Неужели наступило раскаяние и покаяние этого твердолобого негодяя? Неужели он предложит ей разделить с ним пополам горностаевую мантию высокого звания и жизни?

- Но я в цепях, столь тяжких и грязных, что не смею даже назвать их…

И вновь тяжкая гиря разочарования и обиды придавила отзывчивую и нервную душу графини.

Когда утренние лучи пролезли между туч и штор палаты, Якоб фон Штофф открыл глаза.

- Я… говорил что-то? – с ужасно искривленным лицом выдавил он.

- Вы говорили, что любите меня! – честно, но прохладно ответствовала Аврора, - и что у вас опять какие-то цепи.

- Я бредил! – ножом провел он по струнам девичьих надежд.

Аврора Романовна встала, исполнившись всей своей гордости и уважения к собственным чувствам.

- То есть, признаться мне в любви можно только в бреду? – кроша голосом лед, вывела она жуткий итог нечестивых речей, - не хочу вас больше даже слушать, коли это так! Ваш жар прошел вместе с любовью, и я тут боле не нужна. Не вздумайте отправиться на вашу бесценную работу, кою вы цените больше меня, в таком виде вы там ничего не нагеройствуете. А санитар сейчас принесет…

На секунду она замерла, ибо целомудренным устам графини трудно было произнести сей низменный предмет. Но святая честность и прямота работницы медицины пересилили:

- Санитар принесет утку! Для нужды! – припечатала милосердная сестра несчастного пленника немочи, и оставила его стыдливо пожинать никчемность собственного существования.

Якобу фон Штоффу осталось лишь пустить вслед за гордой графиней свой жалобный и растрепанный в чувствах взгляд…»

- Красота…

Зиночка встала с качелей, и покружилась на месте, подхватив подол легкого платья. Шестеро мертвых цыганок, и вконец уничтоженный Яша… То есть – Якоб фон Штофф – это ли не победа ее таланта над равнодушием мира и общества?

***

- Погадать вам, барышня?

Руша испуганно отшатнулась к заборчику.

- Нет, спасибо, не надо! У меня и денег-то нет… - девочка стиснула руки, боясь, что цыганка против воли заставит ее расстаться с жалкими медяками, нужными на лекарство отцу.

Подвески нежно звякнули в черных косах.

- Да я вам и так скажу, барышня. Вы судьбу-то свою уже встретили… Но ждать его вам в будущем долго предстоит – так вы уж дождитесь!

Цыганка прошла мимо. А Руша осталась на месте – с тревожно колотящимся сердцем, и отчего-то пунцовыми щеками.

____________________________________

В качестве приложения. Строчки из этого стихотворения должны были стать эпиграфом, но Зиночка запротестовала - дескать, интригу разрушает.

Роберт Бернс "Как женился Джон"
Перевод - А.Дольского

В красавицу Мэри всем сердцем влюблён,
К отцу с этой вестью направился Джон.
"Отец, раздели мою радость со мной,
Назвать собираюсь я Мэри женой".
У юноши взор нежной страстью горит,
Но сыну со вздохом отец говорит:
"За матерью Мэри лет двадцать назад
Ухаживал я, признаюсь, виноват.
Ты свадебных планов, сыночек, не строй:
Тебе ведь приходится Мэри сестрой".

Ужасным известьем таким поражён,
Два месяца был в огорчении Джон.
Но Клару увидел, и так полюбил,
Что все огорченья свои позабыл.
С весёлым лицом он приходит к отцу:
"С любимою Кларой иду я к венцу".
"Опять неудача, - ответствует тот, -
Пошёл уж с тех пор девятнадцатый год,
Короче, открыть мою тайну пора:
И Клара, yвы, тебе тоже сестра".

Ужасным известьем таким поражён,
Полгода от девушек прятался Джон.
Но Кэт он увидел, и так полюбил,
Что все огорченья свои позабыл.
Одна лишь забота тревожит его:
Вдруг снова отыщет папаша родство?
И матери всё рассказав про отца,
"Так что же мне делать?" - вскричал он в сердцах.
"Ужели бежать из родного села?"

Сыночек расстроен, а мать весела:
"Женись на ком хочешь, сынок, ничего,
Не слушай отца, ты ведь сын не его!"

Отредактировано Мария_Валерьевна (12.07.2021 20:04)

+7

2

Внимание! В главе спрятана пасхалка из РЗВ. Кто отыщет ее первым?

Да это все равно что Аврору Романовну за… за… сапожника замуж выдать. Ваньку … Кузнецова, например!»

В самой этой фразе кроется опровержение Зиночкиной философии! Ведь прототип Авроры Романовны сама когда-то пылко сказала:
«...Но вы-то есть! Какое мне дело до всего остального? Если вы решите стать вице-королём Басконии Индии, я буду вице-королевой. Если вы станете немецким сапожником Иоганном Шмидтом, я буду фрау Шмидт».

Schmied (нем.) – кузнец))
Но Зиночке это понимание, увы, недоступно...
P. S. Эхо... гм, то есть духи цыганок... возглашающие "мать, мать, мать" и "женская фигура с лопатой", нападающая на сыщика – самые вкусные "изюминки" текста)) Кстати, последнее – не пасхалка ли тоже, на этот раз к Вашему чудному драбблику "Лопата"?

И... что же там Мироздание приготовило Руше?  :question:  Что скрывалось за предсказанием для Зиночки – мы уже в курсе. Может, и о судьбе юной Авроры мы подробнее узнаем из "Урока родной литературы"?

Отредактировано Irina G. (12.07.2021 19:54)

+4

3

Irina G. написал(а):

В самой этой фразе кроется опровержение Зиночкиной философии! Ведь прототип Авроры Романовны сама когда-то пылко сказала:

«...Но вы-то есть! Какое мне дело до всего остального? Если вы решите стать вице-королём Басконии Индии, я буду вице-королевой. Если вы станете немецким сапожником Иоганном Шмидтом, я буду фрау Шмидт».

Schmied (нем.) – кузнец))

Браво!

Все верно, это именно он - привет из РЗВ. Сперва хотела - "за дворника", потом вспомнила горячий спич Анна Викторовны про короля и сапожника. Ну а там уже имя перевела для полной картины.

+2

4

Irina G. написал(а):

«...Но вы-то есть! Какое мне дело до всего остального? Если вы решите стать вице-королём Басконии Индии, я буду вице-королевой. Если вы станете немецким сапожником Иоганном Шмидтом, я буду фрау Шмидт».

Irina G.:cool: ! А я искала-искала, но не догадалась.
Похоже, мешали тени шести цыганок, безжалостно и разнообразно умерщвлённых Зиночкой)))

+2

5

Irina G. написал(а):

P. S. Эхо... гм, то есть духи цыганок... возглашающие "мать, мать, мать" и "женская фигура с лопатой", нападающая на сыщика – самые вкусные "изюминки" текста)) Кстати, последнее – не пасхалка ли тоже, на этот раз к Вашему чудному драбблику "Лопата"?

И... что же там Мироздание приготовило Руше?    Что скрывалось за предсказанием для Зиночки – мы уже в курсе. Может, и о судьбе юной Авроры мы подробнее узнаем из "Урока родной литературы"?

"Мать" - прямо из фильма, очень уж его там выразительно повторяли))) А лопата - давно уже любимый артефакт))).

Насчет Руши - да, в "Уроке родной литературы" это все будет. Покамест спойлерить не буду, но глава уже есть, просто ждет своей очереди)

+2

6

Мария_Валерьевна написал(а):

Сперва хотела - "за дворника"

Угу, Герасима  :D  :flag:

+1

7

Irina G. написал(а):

Угу, Герасима

О елки, тоже ведь шикарная идея!

Ну ладно, может быть в другой раз использую... Спасибо!  :flirt:

+2

8

Мария_Валерьевна написал(а):

О елки, тоже ведь шикарная идея!

Ну ладно, может быть в другой раз использую... Спасибо!

Всегда пожалуйста :)

0

9

Немного визуала.

Зиночка в саду перечитывает свое творение

https://i.imgur.com/z89MhHPm.jpg

+4

10

Гипотетический сапожник)))

Художник - Ф.Мейер-Висмар
https://i.imgur.com/QcssEYsm.jpg

Семьи сапожника не нашла. Но вот вполне подходящее семейство, видимо, охотника)))

А.Ритцебергер
https://i.imgur.com/BkIGWU0m.jpg

+3

11

Уважаемые авторы и читатели!

У меня вопрос гендерного свойства)))

Как вы, вероятно, заметили, "Месть..." строится следующим образом: две глав - фокал и творчество Зиночки, следующие две главы - творчество Зиночки в восприятии какого-то читателя. В качестве вольного и невольного читателя уже побывали горничная Маняша, и фельдшерица Елена. С ними у меня особых проблем не было. Но, пора бы ввести читателя мужского пола для следующей главы.

Кое-какие идеи есть. Но - вопрос.

По каким причинам мальчик/парень/мужчина может не просто сунуть нос в писанину Зиночки, но еще и внимательно дочитать до конца? Зацепит сюжет, несмотря на обилие шелков/кружев и органов достоинства? Будет азартно и со вкусом мысленно троллить йунного аффтара? Сам, как Макар Девушкин из "Бедных людей" может искренне проникнуться накалом драматизьма, пусть и худшего качества?

Просто от мотивов сильно зависит образ очередного "читателя". Подмогните мнениями и советами, пожалуйста!

0

12

В порядке бреда.
А не Гришка ли Кудрявцев набрёл случайно на потерянную (забытую) тетрадочку? Думаю, на правах Васькиного друга он знал, от чего Смирной фанатеет. Мог прочесть, сравнить и решить для себя, что известием об этой фигне он Ваську расстраивать не станет.
Ещё одна мысль в порядке бреда. А не пора ли Зиночке решить, что Якоб - хоть и завалящий, но всё же басконский принц. И лучшего никого вокруг прекрасной Авроры все одно нет. Помучился, осознал своё ничтожество. Можно и к телу приблизить слегка. А то совсем без любви и страсти грустно как-то выходит.

0

13

Мария_Валерьевна написал(а):

По каким причинам мальчик/парень/мужчина может не просто сунуть нос в писанину Зиночки, но еще и внимательно дочитать до конца?

Заглянет только в том случае, если влюблён в Зиночку. Дочитает до конца, если влюблённость уже несколько тускнеет, чтобы с облегчением разочароваться.

0

14

Atenae написал(а):

В порядке бреда.

А не Гришка ли Кудрявцев набрёл случайно на потерянную (забытую) тетрадочку? Думаю, на правах Васькиного друга он знал, от чего Смирной фанатеет. Мог прочесть, сравнить и решить для себя, что известием об этой фигне он Ваську расстраивать не станет.

Ещё одна мысль в порядке бреда. А не пора ли Зиночке решить, что Якоб - хоть и завалящий, но всё же басконский принц. И лучшего никого вокруг прекрасной Авторы все одно нет. Помучился, осознал своё ничтожество. Можно и к телу приблизить слегка. А то совсем без любви и страсти грустно как-то выходит.

С найденным повторятся не хочется (Маняша случайно наткнулась ра рукопись), хотя тут сложно причины выдумывать, по которым кто-то может Зиночкино творчество прочитать. И что касается друзей Васьки, - по какой причине пацан будет разбирать девичий почерк, наполненный тряпками и локонами в ущерб (и сильно в ущерб) детективу? Одно дело все-таки печатные книжки читать, а другое - ломать глаза над чужим почерком. Только лишь из-за знакомых имен, по которым фанатеет даже не он сам, а друг?

Я не придираюсь, у меня мотив не вытанцовывается))) В девичьем любопытстве, да еще и "вроде ж про любовь, пусть и чушь" я уверена на 90 процентов. А в мальчишеском?

Что касается сюжета. В следующей главы планирую стебать сборную солянку из "Последней жертвы" и "Вурдалака". Понятно, тему педофилии уберу и заменю на кровь юных невинных дев - учениц гимназии, которою они давали по доброй воли, очарованные злодеем-учителем. Собственно, в начале истории между Авророй и Якобом опять будет потепление, потом - вплоть до поцелуев и барышниного вламывания в комнату сыщика. Всевидящая швабра, сватовство... А в конце - "Привет от жены". Ну а вдохновение от Джейн Эйр Зиночка будет черпать уже в следующих двух сериях.

Собственно, мальчишку или парня может увлечь кроваво-вампирская тема. Но пересилит ли тяга к страшилке отвращение к девчачьим описаниям глаз, платьев и поцелуев?

0

15

Старый дипломат написал(а):

Заглянет только в том случае, если влюблён в Зиночку. Дочитает до конца, если влюблённость уже несколько тускнеет, чтобы с облегчением разочароваться.

А это интересный вариант...

0

16

Мария_Валерьевна написал(а):

По каким причинам мальчик/парень/мужчина может не просто сунуть нос в писанину Зиночки, но еще и внимательно дочитать до конца?

Есть еще вариант - по долгу службы. Но мне трудно представить, что это за служба должна быть))
Или некто, как Ирина предположила, неравнодушный к оригиналам "Сыщика и Медиума". Кстати, в упомянутое время еще жив Серафим Федорович. И возможно, даже уроки дает.

0

17

SOlga написал(а):

Есть еще вариант - по долгу службы. Но мне трудно представить, что это за служба должна быть))

Психиатрическая)))) Или педагогическая, но тогда сие чтение для Зиночки не останется без последствия, чего хотелось бы избежать.

У меня еще был вариант (вполне к служебной надобности) - дескать, Зиночка решила сделать сама себе подарок, начисто переписать аккуратно готовые "тома", и отдать из в переплетную мастерскую. Только не на малой родине, а в Твери. Но переплетчик все-таки не обязан читать то, что ему дали, если только почему-то не заинтересовался 1. автором, 2. сюжетом...

Отредактировано Мария_Валерьевна (15.07.2021 20:16)

0

18

Мария_Валерьевна написал(а):

Психиатрическая)))) Или педагогическая,

Полицейская еще.
...и вспомнился Штольман, читающий книгу Бафомета)))

+1

19

Мария_Валерьевна написал(а):

Собственно, мальчишку или парня может увлечь кроваво-вампирская тема.

Только если он склонен к мистицизму и хочет выцедить крупицы "знаний". Если не склонен, не дочитает — не сможет, да и не захочет продираться сквозь описания чувств и гардеробов.

Мария_Валерьевна написал(а):

Но пересилит ли тяга к страшилке отвращение к девчачьим описаниям глаз, платьев и поцелуев?

У мальчика — не пересилит. Юноша прочтёт по диагонали, если это записи любимой. (Лично я даже во время самой горячей влюблённости не мог читать песенники, анкеты и рассказы будущей жены.)
Взрослый мужчина, как уже отметила SOlga, прочитает из профессиональной необходимости. Есть замечательная книга лингвиста С. Борисова "Рукописный девичий рассказ". Для меня, как человека, работающего с языком и во время чтения книги Борисова занимавшегося репетиторством с детьми, в том числе с девочками-подростками, это было интересным чтением для повышения собственного профессионализма.

Отредактировано Старый дипломат (15.07.2021 20:51)

0

20

А мы удивлялись и пытались понять: что же заставило Анну2, якобы воспитанную и благородных кровей,  припечатать возлюбленного Яшу2 уткой?  А её, оказывается, сподвигли на это "святая честность и прямота работницы медицины".  :tired:  :crazy: Видимо, честность оказалась настолько святой, что ниб на голову начал давить, и придавил сострадание, тактичность и иже с ними. Зато оставшаяся прямота работницы медицины дорвалась до микрофона.  %-)
Без стальной лавины Зиночкиной логики в событиях второго сезона не разобраться.  И не постичь глубину авторской мысли, сокрытой в диалогах главных героев. :rofl:
Мария Валерьевна, спасибо, повеселили!  :cool:  :yep:

Отредактировано Jelizawieta (15.07.2021 22:54)

+3

21

Старый дипломат написал(а):

У мальчика — не пересилит. Юноша прочтёт по диагонали, если это записи любимой. (Лично я даже во время самой горячей влюблённости не мог читать песенники, анкеты и рассказы будущей жены.)

Взрослый мужчина, как уже отметила SOlga, прочитает из профессиональной необходимости.

Вот ведь Зиночка... Даже не знаешь, как и чтецов ей разнообразить. С таким-то стилем. Насчет профессионального интереса пока не знаю, а вот влюбленного отрока можно использовать.

Jelizawieta написал(а):

А мы удивлялись и пытались понять: что же заставило Анну2, якобы воспитанную и благородных кровей,  припечатать возлюбленного Яшу2 уткой?  А её, оказывается, сподвигли на это "святая честность и прямота работницы медицины".     Видимо, честность оказалась настолько святой, что ниб на голову начал давить, и придавил сострадание, тактичность и иже с ними. Зато оставшаяся прямота работницы медицины дорвалась до микрофона.

Как раз недавно наткнулась на хорошую цитату - "Совместимость жестокости с чистой совестью — предел мечтаний для моралистов. Поэтому-то они и выдумали ад".
(Б.Рассел). Вот и тут жестокость соединилась с чистой совестью - дескать, никого я унижать не хотела, это была моя прямая обязанность, как сестры милосердия))) А то, что заодно оставила нечуткого и неправильно влюбленного обтекать - это уже просто приятный бонус!

+3

22

Мария_Валерьевна
еще раз хочу поблагодарить за "Месть гимназистки", ну просто отрада для глаз. Я в восторге от двойной пародии на стиль и сюжет, а также от комментариев читателей Зиночки. Только недоумеваю, ну как неистовые (или наоборот, истовые?) поклонницы всего этого не видят. Тот же эпизод с уткой - я помню, как Зиночкины аргументы о суровости медработника мне приводили на полном серьезе.

+2

23

Lada Buskie написал(а):

Я в восторге от двойной пародии на стиль и сюжет, а также от комментариев читателей Зиночки. Только недоумеваю, ну как неистовые (или наоборот, истовые?) поклонницы всего этого не видят. Тот же эпизод с уткой - я помню, как Зиночкины аргументы о суровости медработника мне приводили на полном серьезе.

Спасибо, Лада!

Скажите, это вы в числе авторов, чье "ВИденье" выкладывается на фикбуке? Сегодня прочла первую часть - это волшебно!

Что касается утки, не поверите - обоснование (ну какое оно могло быть у гипотетической "Зиночки", которая героиню вроед любит, и сама того не замечая выставляет в дурацком свете) я выдумывала сама. К моменту брудного обсуждения утки я в споры с адептами уже старалась не вступать. Видела мельком объяснения про "ну авторы немножко пошутили", и опять про гордость и достоинство. Неужели и правда, с "правдивостью" медработника я угадала? Не то печалиться, не то радоваться...

+2

24

Прям уже какой-то сакральный предмет - утка. :)
Утка - прекрасное и милосердное изобретение для облегчения страданий лежачего больного, а вот коробчонка с гипножабой - натуральная порнография.

0

25

Старый дипломат написал(а):

Прям уже какой-то сакральный предмет - утка.

Утка - прекрасное и милосердное изобретение для облегчения страданий лежачего больного, а вот коробчонка с гипножабой - натуральная порнография.

Ну все-таки гипножабу не Анна из рукава вытряхнула. А теме "утки" мы просто в очередной раз оплакиваем настоящую Аннушку - добрую и умную. Которая, думаю, даже князя, даже зная его мерзкую сущность, так вот припечатывать этим предметом не стала бы. Просто сама по себе, даже не будь она образованной дворянкой, с некими усвоенными нормами.

Даже будь какая-то необходимость именно ей назвать этот предмет, и оповестить о нем пациента, уж сумела бы это сделать иначе. А скорее всего, вообще не упомянула, отдав на откуп тому самому санитару. Ну хотя бы как-то так - "Вставать вам нельзя. Сейчас санитар придет, и вам поможет".

К тому же, Зиночка до гипножабы еще просто не дошла в своем шедевре))) Это будет уже под занавес рукописи. Все по второму сезону)

+2

26

Мария_Валерьевна, что настоящая Анна Викторовна вела бы себя не так, как Анна-2, это понятно, и не стала бы педалировать беспомощность Штольмана. Самое противное в этой сцене - высокомерное произнесение Анной-2 следующей реплики. Когда Штольман говорит "зачем?" - он, мол, в состоянии сам дойти, Анна-2 презрительно восклицает: "Для естественной надобности!" Врач так не выражается. Врач просто не видит феминистического пафоса в естественных реакциях живого организма всё равно какого пола.
Это слова бездарного сценариста, а не врача.
А сцена с жабой в исполнении Зиночки должна быть робеЗпьерровски сильна!)))
[indent]

Отредактировано Старый дипломат (18.07.2021 20:08)

+2

27

Мария_Валерьевна написал(а):

Скажите, это вы в числе авторов, чье "ВИденье" выкладывается на фикбуке? Сегодня прочла первую часть - это волшебно!

Спасибо за отзыв! Да, это мы плюшками балуемся. Фанфиком назвать трудно, так, коллекция эпизодов, а обоснуй у нас еще более бредовый, чем оригинал :))) Но сами смеемся и народ веселим.

Мария_Валерьевна написал(а):

Даже будь какая-то необходимость именно ей назвать этот предмет, и оповестить о нем пациента, уж сумела бы это сделать иначе. А скорее всего, вообще не упомянула, отдав на откуп тому самому санитару. Ну хотя бы как-то так - "Вставать вам нельзя. Сейчас санитар придет, и вам поможет".

Я приводила такие же доводы. А мне объясняли, что у Анны профдеформация. Почему-то не оценили, когда я спросила, будем ли мы относиться к Штольману по-прежнему, если в силу профдеформации и пятилетней отсидки он скажет Анне: "Пусть мне парашу принесут, по нужде приспичило".

+3

28

Lada Buskie написал(а):

Почему-то не оценили, когда я спросила, будем ли мы относиться к Штольману по-прежнему, если в силу профдеформации и пятилетней отсидки он скажет Анне: "Пусть мне парашу принесут, по нужде приспичило".

Думаю, даже ласково-игривое - "Анечка, а не дадите ли мне уточку, по нужде", и то выглядело бы как минимум странно и оосно))))

+1

29

Мария_Валерьевна написал(а):

...спрятал за спиной руки, сложив их на коленях

Сидит кузнечик маленький, коленками назад.

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Перекресток миров » Месть гимназистки » 10. Глава Десятая. Танец Смерти