Перекресток миров

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Своя тропа » Язычник нашел, что выложить.


Язычник нашел, что выложить.

Сообщений 1 страница 50 из 67

1

Баллада о Кэтлин МакДоннел.

Ночью в Лохмалхи поднялся стон,
плач и скрежет зубовный.
Из озера выполз огромный дракон,
вонючий, голодный, злобный.

Жаром глазища горят у него
и пышет огонь из пасти.
В деревне все жители, до одного,
такой не видали страсти!

В дыму вся округа, пылают стога
и мечутся скот и люди.
Беда-то! Не спрятаться от врага:
дома, что хаггис на блюде!

Старший Мак Лахлан поймал коня,
нащупал свой верный топор:
- Лихом, мой клан, не помни меня!
И дунул во весь опор!

Дракон небрежно ступил ногой -
и нету храброго Мака!
И снова в округе и визг, и вой.
Некому встать за Лохмалхи!

Мельник Мак Дугал, пыхтя, как вол,
тащит красотку Шону.
Орет, задыхаясь:
- Нашёл! Нашёл!
Её отдадим дракону!

Слыхал я где-то, что юных невест,
румяных и телом душных,
зверь сия с удовольствием ест.
И спать ложится, откушав.

Красотка, услышав свой приговор,
немедленно пала на землю.
Народ же решил, что мельник востёр
и выбор его приемлем.

А Кэтлин Мак Доннел качала дитя,
сидя у старой прялки.
И знать не ведала, что, не шутя,
дракон разорял Лохмалхи.

От страшного шума проснулась дочь.
Кэтлин схватила ушат.
- Сейчас окачу! Пусть гуляки прочь
убраться скорей спешат!

Дверь распахнула, а там дракон
бушует, жирует всласть!
- Пожалуй-ка, братец, отсюда вон!
И весь ушат ему в пасть!

Тут рёв раздался, аж мост просел,
посыпались в воду балки.
Дракон взорвался! И поседел
каждый второй в Лохмалхи.

Мельник за руку её схватил.
Видно, не всё он понял.
- Просто он дочку мою разбудил, -
промолвила Кэт Мак Доннел.

+2

2

Истинная история Гая Лесли Мальборо, так и не отправившегося в крестовый поход.

Трубят везде герольды:
к себе на бранный пир
созвал своих баронов
сэр Ричард, наш кумир.

Он обратился к воинам так:
- Презренный сарацин
Иерусалим заполонил
и Гроб Господень захватил.
И это не пустяк!

Взревел в сто глоток замок:
- Будь проклят эль муслим!
И вот на утро прямо -
вперёд в Иерусалим!

Сэр Мальборо, Гай Лесли,
лежит с пастушкой в сене...
Ему попала муха в рот.
Он не проснулся (во даёт!)
Храпит в своём поместье!

Гип-гип! И Акра пала
стараньем христиан.
Залили наши сала
за шкуры мусульман!

Сэр Мальборо, Гай Лесли,
продрал глаза к обеду.
Пол-кабана приговорил,
бочонком портера запил
с овечьим сыром вместе.

В последний бой сэр Ричард
войска свои ведёт.
Хрипя, ругаясь, лично
приказы отдаёт.

Сэр Мальборо, Гай Лесли,
собрался на охоту.
Рога трубят,
держись зверьё!
Вмиг как повымело живьё -
и веточка не треснет!

Седые ветераны
покинули войну.
Бредут, зажавши раны...
А где король? В плену!

Сэр Мальборо, Гай Лесли,
не тратит время даром:
он за филей щипнул Ванесс,
потом в корсаж к Элен залез
и под подол к Модесте.

Король сбежал из плена!
Британия гудит...
Сэр Ричард непременно
корону возвратит!

Сэр Мальборо, Гай Лесли,
предвидя гнев монарший,
подать кагора приказал,
к себе священника позвал
для исповеди честной.

И вот однажды, on-ля-ля,
одетого купцом
проводят в замок короля
с насупленным лицом.

- Презренный трус, Гай Лесли,
так ты мне верно служишь?!
Когда я славно вёл войну,
когда я прозябал в плену,
ты дрых спокойно в кресле!

Скроив пожальче мину,
руками Гай развёл.
К горящему камину
величество повёл.

Столы накрыл Гай Лесли,
велел готовить ложе,
нагреть воды для короля,
ну и ещё, услады для -
девицу попрелестней.

Король вздохнул печально:
- Всё это крайне лестно.
Я, так и быть, прощаю
тебя, счастливый Лесли!

+2

3

Оборотни.

Когда наступает на мир
зловещее время затмений,
слетаются, словно на пир,
голодные серые тени.

Их трудно узнать иногда
по волчьей кровавой повадке:
ведь часто в лихие года
и люди становятся гадки.

И страхи сочатся под дверь,
и в полночь пустеет округа.
Кто рядом - сосед или зверь?
Живые боятся друг друга.

Кровавою жаждой томясь,
таясь под добротной личиной,
не узнаны ходят средь нас,
покуда не станем дичиной.

Противен им божий закон,
у них милосердья не сыщешь!
Для серых всегда испокон
живые - желанная пища.

Они нападают во мгле
всей стаей. Не жди благородства!
Для них лишь один на земле
закон - правота превосходства.

Им чужды прекрасные сны.
Их сущность - обида природе.
На власть сумасшедшей Луны
сменяли мечты о свободе.

Свободе, чтоб петь или выть;
наитие или мышленье;
иметь или, все-таки, быть -
лишь выбор имеет значенье.

***

Иной не поверит молве
и станет с мечом на пороге.
Сойдется в неравной борьбе
со зверем на лунной дороге.

Потом безмятежную ночь
соседи продремлют спокойно,
поскольку сумел превозмочь,
поскольку он выбрал достойно.

+1

4

Баллада о скорой встрече.

Среди моих знакомых
нет женщин и мужчин...
Я в комнате. От дома
потеряны ключи.

Не сон играет взглядом,
а просто забытьё.
Придёт и сядет рядом
проклятие моё,

И спросит: «Что ты? Снова?"
Щеки крылом коснётся.
Сегодня всё вернётся.
Ну, что же, я готова.

Кто там? Не отпускайте,
пожалуйста, ладонь.
Нет-нет, не исчезайте,
я знаю Ваш огонь.

Мы с Вами где-то вместе
спасали мир от зла.
Мы пали жертвой чести,
но радуга цвела!
'
Но темнота кромешно
склубилась у порога...
Счастливой Вам дороги,
мы встретимся, конечно!

Опять квадратом тени.
Как сладко узнавать!
Мне на твоих коленях
случалось умирать.

За эту смерть когда-то
ты мстил моим врагам,
Не исчезай, не надо!
Я память не отдам.

Часы текут неспешно,
как будто дремлют боги.
Удач тебе в Дороге!
Мы встретимся, конечно...

Хоралом звуки, лица
встают из пустоты.
Ночь будет долго длиться...
Любимый, это ты?

За сотни лет — мгновенье
нам бросила судьба.
Какое облегченье,
как я тобой слаба.

За что нам счастье, грешным?
Но ждёт тебя Дорога...
Целую у порога:
мы встретимся, конечно.

Наперекор печали,
разлуке беспробудной,
над Башней-у-Начала
забрезжит наше утро.

+1

5

Фантасмагория. Манифест антиюзера.

Взгляд из-под маски скользит в никуда.
С кем сегодня: орел ли, решка ли?
Жизнь - это карнавал, господа,
но разве вам от этого легче?

Разве легче искать слова,
когда тебе уже фиолетово?
Где, скажи, была твоя голова,
когда ты вчера мечтал об этом?

Под маской скрываются стыд и срам,
большие грехи и мелкие пакости.
А ты, малыш, что ты прячешь там?
Может быть, своё желание спрятаться?

Новенький смокинг трещит по швам -
воздушный шар, набитый гормонами,
цель на мушке, собственность дам,
кусающих всякого в период гона.

В каком кармане твоего пиджака
скрывается маленький липкий ужас?
О, это очевидно, хотя слегка
запах отравы нам головы кружит!

Голая истина, смешнее всего,
в том, что мир до крайности сужен.
Маску долой! А за ней - никого...
Милый мой мальчик, кому ты нужен?

0

6

Ноктюрн.

Мы вошли в тишину этой ночи,
Как в ножны, забыв про дела.
И, поставив палатку в лесу,
Мы, как с миром, освоились с пущей.
Будто враз отказавшись от точек,
Поверили — сказка пришла...
Рухнув навзничь в четвёртом часу,
Мы уставились в небо, как в душу.

Тихо пел свою песню кофейник
Забытый, кипя на костре.
Стыли каша с тушёнкой в ковшах,
В хлеб заполз муравей окаянный.
В магнитоле какой-то затейник
Кричал о зелёном шатре.
Мы заткнули его — он мешал.
Нам звучал небосвод, как Осанна.

Мы не спали, но было нам сладко,
А где-то вверху, не спеша,
Звездопад прогонял лето прочь
И приветствовал осень-подругу.
На опушке приткнулась палатка.
Рядом с нею, в тиши, не дыша,
Мы любили друг друга всю ночь,
Не касаясь руками друг друга.

Отредактировано язычник (01.09.2013 21:28)

0

7

Поминальная песнь.

В серой дымке на берегу
Оплывает свеча костра.
Чью-то тайну здесь берегут
Ветер-брат и Луна-сестра.

Монотонный плеск чёрных волн
Отпевает чью-то беду.
Не встревожит берега чёлн.
Паруса стороной пройдут.

Там в распадке меж бурых скал
Мёртвый рыцарь лежит в траве.
Если кто-то его искал-
Не нашёл в ночной синеве.

И в порыве, оледенев,
Пальцы сжали черен меча.
Лишь луна глядит, онемев,
Изливая наземь печаль.

День назад в последнем строю
Ты остался один за всех
И подлец-командир твою
Жизнь пожертвовал за успех.

За богатства чужой страны,
Где земля — молоко и мёд,
Где невольниц руки нежны
И послушен кроткий народ.

Только не было страха в тех,
Кто засадой встретил отряд.
Полководец решил за всех
И велел повернуть назад.

Ну, а ты, вылезая из жил,
Всё надеялся: помощь придёт...
И в броске тебя уложил
Меткий лучник, стреляя влёт.

Бог устало махнёт рукой,
Разбирая твои грехи.
Мир не рухнул вместе с тобой
И аминь! Но шаги легки

Той, что стала уже одна,
Но не знает ещё о том.
И окутала тишина
Сад, где вы бродили вдвоём.

Может будет ещё любить
И родит не твоих детей.
Минет срок — станет слёзы лить
Над могилою — не твоей.

И другой свой меч обнажит
В жаркой битве, где смерть легка.
Спину друга не заслонит,
Щит вздымая, твоя рука.

А предатель, топя в вине
Совесть едкую будет жить
И мечтать о спокойном сне...
Он легенду велит сложить,

Мол, прославил себя герой,
Повергая врагов во прах! ..
И тоскливо:
               «Какой ценой?» -
Бог вздохнёт в своих небесах.

0

8

Песнь викингов.

...Слышишь? Оглянись-
Над дерновой крышей
дымом тянет ввысь...
Выше... Выше...

Прощай навек, родной фиорд!
Руби канаты, живо!
Встречай бродяг, владыка Ньёрд.
Грядёт тебе пожива.

Вдали зубами берега
вгрызаются в прибои.
Там жизнь, наверное, легка,
но не для нас с тобою..

Славяне, вальхи, кельты, весь
нас не осилят ратью.
Дома их в Одинову честь
мы нынче будем грабить.

Не остановишь нас крестом,
коль тинг мечей манит.
Клинок сломал — рази щитом!
Кто медлит, тот убит.

Победу хёвдинг нам вещал,
окрасив копья рун.
Кто край родной не защищал,
в том нет сердечных струн

пощады. Что нам рабий стон,
иль жжёные поля?
Нам злато — бог, победа — кон
и палуба — земля!

Давно уж мехом обросла
дублёная душа.
У ней не крылья — два весла—
вздымаются, дыша.

Нам нет закона, нет преград—
богатый, значит, враг!
Вперёд, драккар, неси, корабль,
наш гордый вымпел — страх!

... А под ледником,
где размыло межи.
Белым огоньком—
подснежник…

0

9

Некоторые ощущения в Таинтинском бору

Светлый бор, как светлый храм. Звенящий
воздух, балерина-стрекоза...
Сосны шепчут: "Мир тебе, входящий."
Акварель - кукушкина слеза.

Чист родник, в нем чуть дрожат песчинки,
как в пространстве звездная крупа.
Обметёт полынь мои ботинки,
в желтизну головками упав.

Убегу из дома в эту сказку.
Всё прощай, и прошлого не жаль!
Ощутив коры сосновой ласку,
променяю суету на даль.

Отредактировано язычник (01.09.2013 02:30)

0

10

В пустом зале после Requiem

Когда звучит минор
и свечи оплывают,
и старый музыкант
срывает свой парик

(он плачет, боже мой,
лица не закрывая),
я вижу ваш порой,
маэстро, светлый лик.

А музыка растёт,
а музыка витает.
И звуки - призрак нот -
рвут золотую нить.

И вот летит душа,
и сладко умирает,
и плачет, чуть дыша,
не в силах повторить.

О, Амадей, о бог,
вы здесь, и ваши руки
касаются треног
и язычков огня.

И старый музыкант
в порыве горькой муки
глядит через стакан
мадеры на меня.

Отредактировано язычник (10.10.2013 22:27)

0

11

***

Ах, тоска моя, тоска,
ты сестра родная,
пистолетик у виска,
песенка чудная.

В серых глазках огонёк,
в ручке - колокольчик.
в чистом поле путь далёк,
да мороз-стекольщик.

Петь хочу - закроет рот
и гитару спрячет.
Нервы-струны оборвёт
и сама заплачет...

0

12

Моей дороге

Я вижу впереди луч голубого света
и прочь лечу на зов, ищу его в глуши.
быть может, ждет меня лазурная планета,
а может, хриплый стон в подмраморной тиши.

Но это всё равно! Не изменю дороге,
куда б она меня всерьёз не завела.
Не важно, боже мой, какие нынче боги,
но важно, чтоб лазурь звенела и звала.

Пусть тело растворит труха часов песочных,
пусть песенка замрёт, страдая по судьбе.
И эхо отлетит моих острот неточных.
Дорога из дорог, останусь я в тебе.

0

13

***

Я человек дороги.
Мой домик - в колесе.
Мои шальные ноги -
мои пожитки все.

Меня вы не судите.
Я человек-чудак.
Меня вы полюбите,
вот так, за просто так!

0

14

Нелюбимая

Мне опять тишина темна,
Как ворами раздета я.
Расквиталась со мной она
за это.
Не хлещите же ханжеством,
не уродуйте жалостью.
Не венчаюсь на княжество –
    пожалуйста!
Изолгавшись, изверившись,
промотала до крошева
всё, что было на дне души
    хорошего.
Все лимиты превышены:
отскочила окалина,
словно трупы чужой войны
    свалены.
Я играла Вам нужную.
Себя мнила красивою.
Я не знала, что душу я
    насилую.
Прокричу, что не сказано,
и, наверное, вовремя:
затухаю и вязну я,
    добрый мой!
Пусть потом отчуждённая,
но, быть может, счастливая,
стану просто золою я
    сивою.
Эфемерен мой шаткий трон,
слабых чар безнадежен пыл.
Это был невозможный сон.
    Не любил.

0

15

Отверженный

Я бреду по пустыне.
Глаза мои режет песок.
Нет теней. А от света
так в пору бы горестно взвыть.
Царство ломаных линий.
И песни засохший росток,
Потерявшийся где-то.
Я больше не буду любить…
Ненавистное вето,
И душу съедают пески,
Что украли виденья
и яростный танец теней.
И грядущее лето
Навряд ли спасет от тоски,
От ленивого тленья
Грядущих облупленных дней.
Пересохшие губы
Не шепчут в надежде: «Поверь!»
И натруженных стоп
Не коснется прохладный ручей.
Безвозвратно и грубо
Захлопнута белая дверь…
Бог такой остолоп!
Я нигде… я никто… я ничей…

0

16

Песня старого маяка

Горит мой факел в темноте,
хоть воет ураган в ночи.
Я стар, устал, послушайте,
как ветхий остов мой кричит.

А был же грудой бревен я
и полон был надежд благих:
вот, скоро станет плоть моя
фрегатом в парусах тугих.

Когда же стал я тем, чем есть
(о, божий промысел жесток),
старался я из кожи лезть,
чтоб развалиться. Но не смог.

Увы, был прочен мой каркас,
хотя ревущие шторма
кидались в стены мне не раз,
но не смогли меня сломать.

А сколько их лежит на дне,
ей-богу, я устал считать.
Тем, что являлись в грёзах мне,
со смертью выпало играть.

Мой луч, надежный, как рука,
к причалу верно их ведет,
но их не манят берега -
внезапный звездный свет зовет.

И стал задумываться я:
ведь мой покой куда верней,
ведь их на части рвут моря,
а я дождусь и лучших дней.

Но почему, когда прибой
их гордый прах несет к скале,
я проклинаю свой покой,
что будет длиться сотню лет?

0

17

Крылатый

Бывает на свете такое...
Проснувшись однажды ночью,
вскочил человек с кровати
и крылья в кладовке отрыл.

С них пыль отряхнул рукою,
смахнул паутины клочья,
Надел их, воскликнул: "Хватит!"
И вспомнил всё, что забыл.

Исчез человек с той ночи.
Жена его вышла замуж.
Друзья поскребли в затылке
и вскоре забыли о нём.

Пофыркали: "Сам не хочет!
Насильно любим не будешь!
Что попусту лезть в бутылку?
Другого себе найдем!"

Я встретил его недавно.
Летел он под облаками,
одежда его истрепалась,
и в ранах было чело.

Ко мне он спустился плавно,
горячими стиснул руками,
сказал: "Сто лет не видались,
а сколько воды утекло!"

"Что ищешь, - спросил его я, -
в сиянии сфер небесных?
Не думаешь ли вернуться
в родные края невзначай?"

С улыбкой качнув головою,
в глаза он мне глянул честно.
"Вернуться, значит, очнуться.
Я счастье нашел. Прощай!"

Отредактировано язычник (01.09.2013 03:36)

0

18

Не хочу

Я хотел быть твоим знамением,
жизни пульсом, что в венах бьётся.
Я хотел быть твоим затмением,
чтоб смотрела, не видя солнца.

Я желал бы разлиться волнами,
что ласкали б твои запястья.
Вожделел я вырваться стонами
наслажденья на ложе страсти.

Я мечтал впитаться в страницы,
над которыми тихо плакала.
Возжелал я ночами сниться,
светом лунным на веки капая.

Я любил хранить твои сумерки,
чтоб рассветы мои хранила.
За тебя, наверное, умер бы,
но за это бы ты убила.

В шумы леса и запахи пихты,
в шорох волн и пение ветра
я бы вплел себя, но считала ты
это глупостью несусветной.

Я все так же глуп по-мальчишески
и с тобой запальчиво спорю я,
потому что категорически
не хочу я стать твоим горем.

+1

19

Узнаю брата Колю!  :flag:
Классное стихо! И совершенно незнакомое. А мораль вдохновляет особо.

0

20

Atenae написал(а):

Узнаю брата Колю!  
Классное стихо! И совершенно незнакомое. А мораль вдохновляет особо.


Благодарю, это вчерашнее. Кстати, сходи на Фикбук - у тебя там почитатель нарисовался. :writing:

0

21

Звучно, красиво, ново и романтично. Утончённые чувства. Браво! :cool:

0

22

Дуракам...

Вновь откровенностью бью мимо цели я.
Черт, кто-то сглазил, наверное, походя.
Стену глухую наивностью меряя,
как достучаться, ладонями грохая?

Жалко, ребята, вас желчною жалостью,
ревность к чужому успеху лелеющих,
душу омыть неспособных хоть в малости,
алчных до крови и падких на зрелища.

Свары кухонные мнятся вам битвами
под орифламмами смятой символики -
стая кликуш со страстными молитвами
в пене истерик до рвоты и колики.

Тщетно - мечтать, что внезапно прозреете,
слепы с рожденья, ведомы трюизмами...
И никогда никого не согреете,
рьяно барахтаясь в море цинизма, вы.

Ну, а в итоге?.. Виват, и вся недолга!
Битва свершилась, трупьё закопали.
Только вот, вырвав победу у недруга,
эту войну вы, увы, проиграли.

Отредактировано язычник (13.11.2013 14:05)

+1

23

"Приятель, поздравляю с разрешением столь долгого поста!" (с)
Рада, что твоя муза проснулась и столь интенсивно трепещет крыльями. Не в бровь, а в глаз!

0

24

Благодарю. Это вещная форма депрессивного психоза. %-)

0

25

- Не торопи. Не растрачивай. Не беспокой.
Хрупкое сердце в ладонях от мира укрой.
Чистым останься. С улыбкой живи, не скорбя.
Страсти людские тебя обойдут стороной.

- Как же мне жить, от сочувствия сердце укрыв,
Нежность отринув, душевную боль позабыв?
Солнце погаснет навек, коль предам я себя.
Я не смогу. Я привык. Я всегда - на разрыв.

- В звездное небо смотри и гармонию пей,
Мир сохраняя в душе воспаленной своей.
Малым утешься. Что проку жить, призрак ловя?
Вместо отравы ты лучше муската налей.

- Станет ли чашею света пустая душа?
Мир сберегу ль, не живя, не любя, не дыша,
Попусту изо дня в день сохраняя себя,
Словно нарядный кошель? А внутри - ни гроша.

Видишь дорогу, что вьется, подобно реке?
Завтра отправлюсь по ней я один налегке.
Пусть стану грешен, и кто-то осудит, кляня,
Я буду жить и судьбу удержу в кулаке.

Черпая поровну мрака и света вокруг,
Стану я нужен кому-то как враг или друг.
Буду богат или нищ, на коне, без коня...
Но не отнимет покой мою жизнь у меня.

Омар Хайям перевернулся во мазаре. :playful:

Отредактировано язычник (20.12.2013 00:00)

0

26

Я тебя отдаю себе.
Я себя в тебе растворяю.
Я своим исскучавшимся ртом
пью голодные стоны.
Раной, колотою в борьбе,
я саднить себе позволяю.
Сонной явью иль явственным сном
заменяю каноны.

Я устал от холодных утр,
я измучен своей виною.
Неприкаянным, голым, больным
я теку под ладони.
Твое имя средь мантр и сутр,
неразгаданных прежде мною,
я пою, словно песню весны,
в промежутках агоний.

Я от нежности полумертв,
как звереныш, молю о ласке,
первобытно-бессмыслен. С тобой
я плюю на приметы.
Мне счастливо и мокро. Черт!
Только двое нас в нашей сказке.
Я пылаю тобой, пламень мой,
мое страстное лето!

Товарищи модераторы и админы! Не бейте бедного больного по голове всем скопом за рейтинг. А?

+1

27

У Хайяма рубаи хмельные и похмельные, а у тебя, как всегда, бродяжьи. :D

0

28

Так я и не алкаш, а бродяга. :crazyfun:

0

29

А это хорошо. Люблю бродяг, у которых есть ум и сердце.

0

30

Романс

Не заставляй меня забыть
тот робкий дождь, что пел негромко,
фаянс тарелок с синей кромкой...
Не заставляй меня забыть!

В тот день мне было хорошо:
я понял, что не постарею,
пока в твоих ладонях греюсь.
Я в них бессмертие нашел.

Я проклинал свою судьбу,
когда ушла ты в серый вечер.
Я понял, что, увы, не вечен,
похоронив свою судьбу.

Я брел покорно в душной мгле,
тая в душе необратимость,
и вся моя неуязвимость
исчезла бликом в хрустале.

В квартире мрачной и пустой
бесстрастно рвал руками душу,
а дождь все пел, но я не слушал
мотив доверчиво-простой.

Но ветер, рыщущий в стволах,
с Луны бесстыдно сдернул шоры,
явив мне тень твою на шторах
и голос: "Я тебя ждала".

Не помню, что я лепетал,
упав лицом в твои колени,
и, отрешившись от сомнений,
твои запястья целовал.

Душа хрупка, но ты замок
небытия. И вот причина
извечной слабости мужчины,
что впредь не будет одинок.

И безыскусный этот слог -
моя молитва протестанта,
где одержимость есть константа,
мой главный болевой порог.

Ты не раскроешь никогда
постыдных тайн моей печали,
мой дом, мой парус у причала,
моя звенящая звезда.

0

31

Здорово!

0

32

Что заставляет нас вязнуть в буднях?
Чем оправдать рутинёрство мысли?
Ждать ли с надеждой чудес подспудно,
если души паруса обвисли?

Где же та зыбкая грань полёта,
что разрывала полог предчувствий,
где вожделело сердце чего-то:
то ли веселья, а то ли грусти?

Может быть, жалость к себе змеёю
в мысли вползла и выпила силы
досуха. Так, что уже не строят
струны души и гаснут светила.

Или же страсть обернулась ленью,
высохла в порох лоза печали,
гневное пламя чуть видно тлеет,
нежность вернуться уже не чает.

Как одиночество стало благом,
стиснув удавкою горло песне?
Пусто внутри, бесприютно, наго.
Ветер облезлые ветви крестит.

Может душа обросла железом,
спрятав в себе отголоски боли.
Где же тот свет, что пламенным жезлом
серый тенётник внутри разгонит?

Если сгореть суждено, сгорю я,
кровью кипящей смывая серость.
Лучше уж так, чем истлеть, горюя,
в той пустоте, что давно приелась.

Я растоплю железные скрепы -
злые оковы дурного бессилья,
чтобы увидеть, как рушат запреты
вновь обретённые белые крылья.

+1

33

Дай то Бог! А то тяжко так жить.

0

34

Улыбка женщины

Зачем герой стремится в бой со злом,
а первооткрыватель - к новым целям,
игрок мечтает, чтобы повезло,
а жертвенный ягненок, чтоб не съели?

Причина удивительно мала,
и в то же время столь необозрима:
мечтает каждый, чтоб его ждала
единственная, что навек любима.

И всякий раз, переборов судьбу
и жилы рвя в немыслимых усильях,
её улыбку в сердце берегут,
в которой разом мир и жизнь, и крылья.

И истина, преподанная всем,
что б нам гордыня наша ни шептала:
все подвиги вершатся лишь затем,
чтоб женщина мужчине улыбалась.

Всех жительниц и посетительниц Перекрестка с 8 марта.

Отредактировано язычник (08.03.2014 16:25)

+1

35

Арвениэн

Тускло в тучах брезжит звезда,
кутаясь в знобкий мрак.
Время прощаться нам навсегда -
ветер полощет флаг.

Хрупкие сны ушедших, поверь,
не отпоёт свирель.
Мир продолжает чреду потерь,
плачь же, Ундомиэль!

Пеплом лета, росой поутру
мы покинем леса.
На полуноте песни замрут
звонкие голоса.

Будет по нам тосковать листва,
слёзы точить - вода.
Многие смысл обретут слова.
Первое - "никогда".

Звон ли откликом нежным размыт,
блик на клинке меча...
Это тебе улыбнулись мы,
Ундомиэль. Прощай!

+1

36

Очень в стиле. Шикарно!

0

37

Я пел о дне, что с зарей восходит,
о птицах в небе, июньских грозах,
что свет даруют листве.
И как бутон, грезя о свободе,
безумным взрывом рождает розу.
Не пел только о тебе.

Я славил подвиги паладинов,
что жизни отдали за любимых,
я плакал по ним, скорбя.
Но как же вышло, что в ту картину,
средь грёз, так трепетно мной хранимых,
забыл я вписать тебя?

Я жил далёкими временами.
Я пил историй терпкую влагу,
огнем негасимым тлел.
Бродя меж разными племенами,
не присягал никакому стягу.
И лишь о тебе не пел.

Пламя прошел и медные трубы,
ад ли, рай ли, бесчинство и благость,
мстил я или спустил,
мягким укором тёплые губы
вмиг из души прогоняли тягость.
Каюсь, мой ангел, прости!

Отцветайте вы, травы в долине!
Роза, завянь в ночи безнадежно!
Воины, не троньте теней!
Вот вернулся и буду отныне
страстно и горько, хрипло и нежно
я петь о любви своей.

0

38

Для "Мельницы" текст, а?

0

39

Потому что начинается с "я пел о", что ли?  8-)

0

40

В том числе. И вообще, в их духе.

0

41

Шут

В захудалом трактире, в компании чарки хмельной
и огарка свечи он сидит, отвернувшись от мира.
Люди знают о нем и зовут его "шут шебутной",
иль "змеиный язык", или просто "упрямый задира".

Он сегодня, притихший, устало присел в уголке.
Он хозяину крикнул: "Тащи трехгрошового пойла"!
Взгляд пустой, след удара на правой щеке,
плащ помятый, тесьмой перечеркнуто горло.

А в корчме горожане судачат уж сутки подряд,
обсуждая героя, что свергнуть решился тирана.
Он проник в королевскую спальню один, говорят,
и нанес самодуру-монарху смертельную рану.

Разогнал лизоблюдов-министров к таким-то чертям,
пакт о новой войне с полудурком-соседом расторгнут,
что особенно круто. Отсюда в трактире бедлам,
даже падшие девки пискляво вопят от восторга.

Он же просто молчит. Только вверх кривовато ползет
угол рта в непривычной, короткой и страшной ухмылке.
Он ведь знает о том, что не ведает буйный народ,
что за горечь на дне оплетенной дешевой бутылки.

Что сегодня, дворец покорив, справедливый герой
обнаружил шута на ступенях у трона пустого.
- Я слыхал, ты умен. Не продолжишь ли путь свой со мной?
Будем жить для людей, в том тебе моё крепкое слово.

Шут поднялся на ноги и дерзко взглянул на него.
- Я служил идиоту. Спасибо тебе за свободу.
Я бы мог помешать, но не сделал тебе ничего,
пожиратель детей, - и отправился к черному ходу.

Онемел триумфатор, в смятении расширив зрачки.
Путь шуту заступил кто-то из паладинов героя,
сбив пощечиной с ног, так, что с носа слетели очки,
и на славный доспех победителя брызнуло кровью.

Но решительным жестом прервав истязанье шута,
Наш герой отвернулся и искоса глянул сурово.
- Ты же сам признавал, что у дурня и служба не та.
Я нарушил закон, чтобы вместе нам выстроить новый.

Рассмеялся побитый охальник, смотря на него.
- Тут с тобою две тыщи союзников верных собралось.
Как их всех наградишь, не обидев совсем никого?
Ведь свободных земель в королевстве почти не осталось.

- Отберу у противников, - выдан мгновенный ответ.
- Но ведь каждый владетель солидное войско имеет.
Все, что ты сотворишь - лишь войну до скончания лет.
Брат на брата пойдет, и держава твоя опустеет.

Шут руками развел, а воитель стоял и молчал.
Зароптали сподвижники, грозно сжимая оружье.
Наконец, тот сказал:
            - Не зовите к нему палача.
И гоните взашей, этот умник мне больше не нужен!

Люд гуляет в трактире, в углу напивается он,
непривычен и мрачен - вино ему рот не развяжет.
И суровая правда, что миру ясна испокон,
но неведома воинам,  лишь на сердце тяжестью ляжет.

Отредактировано язычник (03.07.2014 06:09)

0

42

Отличная баллада!

0

43

Касыда (или касидэ) – одна из форм большого лирического стихотворения, моноритмический жанр восточной поэзии, в основном панегирического или дидактического характера. Касыда возникла в арабской литературе в доисламский период, затем получила распространение в других литературах Востока. Объем ее колеблется в пределах от 15 до 200 бейтов (двустиший).

Схема рифмовки: аа-ба-ва-га, то есть рифмуются первые две строчки, а далее рифма повторяется в двустишиях через строку. Композиционно состоит из 3 частей, которые в переводе с арабского языка обозначают: насиб – лирическое вступление, васиф – изложение основного содержания, мадх – концовка, восхваление определенного лица.

Касыда о мече

С кузней расстался я теплым лишь только вчера.
Грелся бы вечно, но мастер решил, что пора
Жизни изведать и горечи крови глотнуть,
В битве проверив, насколько заточка остра.

Сто парасангов лежал в сундуке у купца:
В ножнах, пленённый, скучал от утра до утра.

Куплен был воином на шумном столичном торгу.
Равный по весу отдал он кошель серебра.

Первый мой воин, хоть смел был, да жаль, неумел.
В первой же схватке была его гибель быстра.

Я, не попробовав крови, достался врагу,
Пепел от тел по степи разметали ветра.

Воин второй мой был опытен в битвах и сед,
Против десятка противников, словно гора.

Сотней командовал лучшей и спину вождя
В яростной сече порой прикрывал он не раз.

Славой покрылся клинок мой, истерлись ножны,
Столько я слышал стогласных победных «ура»!

Только вот злую судьбу не изрубишь в бою.
Не совладали враги – сладят подлость и страх.

Алчный правитель, ревнуя к народной любви,
Другу отраву подлил, благородство поправ.

И лицемерно рыдая у гроба его,
Кинул в могилу меня в ярких бликах костра.

Я не скажу, сколько лет я под спудом лежал,
Но раскопал меня тать, потревоживший прах,

Наглый, лихой, беспринципный и смелый подлец,
Уворовавший без счета людского добра.

Стал я оружьем корысти, ну, что за судьба!
Резал и старых, и малых, себе же на срам.

Если не ценишь добро, то бесславно умрешь,
Если лисёнок лазлив, не спасет и нора!

Пойман был вор капитаном имперских солдат.
Пойман, в обед осужден и повешен с утра.

Мой капитан был юнцом из богатой семьи,
Верен я был и о том не жалел ни на гран!

Он справедливость вершил, не смотря на чины,
Взятки, коварство и сплошь показную мораль.

Как-то однажды правитель отправил войска,
Чтоб наказать недовольных. Стояла жара.

Бой в той деревне тяжелым и яростным был,
Много он крови и жизни в горячке пожрал.

Все не кончалось сраженье у тесных ворот:
Войско отчаялось преодолеть эту грань.

С той стороны, из-за черных обломков стены
Стрелами больно уж метко плевалась дыра.

Стрел же не вечен запас, он иссяк. И тогда
Мы ворвались, ожидая увидеть там рать.

Молча опешили воины, увидев мальца
С тулом пустым, что явила нам дыма чадра.

Должен мятежник казнен быть – гласит нам закон.
Смута, сраженье – не детская вовсе игра.

Но не поднялось оружье в руках у солдат:
Мнили матерого волка, а тут – детвора!

К мальчику мой капитан подошел, не спеша,
И на колено припал посредине двора.

Вынув меня, протянул рукоятью вперед,
Юному воину безмолвно желая добра.

«Что ты творишь, он, мятежник, нарушил закон», -
Ахнул отряд из-под глухо закрытых забрал.

Но капитан прошептал, поднимаясь с колен:
«Нет, этот малый всем нам по оружию брат».

Я полюбил тебя, мой молодой капитан.
Ты был отважен и в битвах за должное прав.
Солнце, скрестив со мной луч, растеклось по клинку:
Так был я счастлив, когда меня мальчик забрал.

+1

44

Газель, а также газелла, (арабск. gazal) – поэтическая форма, представляющая собой небольшое лирическое стихотворение (чаще любовное или пейзажное) в поэзии народов Востока. Возникла газель в седьмом веке и исполнялась под аккомпанемент струнного инструмента. Газель состоит из ряда бейтов (бейт – двустишие, состоящее из двух стихотворных строк, связанных единой законченной мыслью), которых обычно не больше 12-ти, с одной только рифмой на все стихотворение.
Система рифмовки в газели: аа-ва-са-dа- и т.д. Наряду с рифмой в газели применяется и редиф – слово или ряд слов, повторяющихся вслед за рифмой и замыкающих строку.

Так тебе я пел

Ты и боль моя и урон, - так тебе я пел.
Обжигает хлад, только тронь! Но тебе я пел.
Я тебя поил яростью своей, но всегда
жаждою кровавой растлён, все ж тебе я пел.

Пусть грехи души мне не искупить никогда,
кровью я с тобой обручён. Так тебе я пел.

Я не поручусь за судьбу: рвётся жизни нить.
Танец слитный всё ж изощрён, что тебе я пел.

Песнь твоя, словно гром небес, по сравненью с ней
крик безгласный мёртвым рождён, что тебе я пел.

О, шамшер мой - сердца струна, мой зловещий друг,
я в клинке навек отражён. Так тебе я пел.

0

45

Пиратская залихватская

Бушприт указует то в ад, то в рай.
На палубе сущий бедлам!
Эй, рвань морская, порты закрывай,
иль с штормом не справиться нам!

И берег родной не маячит вдали,
и нету надежды на бога.
И всё же, безносая, слюни утри -
нам мимо сегодня дорога.

Наш кок на камбузе сжался в углу,
распятье стиснув в ладони.
Однако, поздно раскаялся плут,
но смерть его не догонит.

Недаром сам дьявол нас держит за нос,
и черти в корму пинают,
нам по жизни найтовы - смолёный трос,
а значит, не надо рая!

0

46

Кельтская песня

Неспешно воды катит река,
бесстрастная, как судьба.
И стука подков ты ждешь пока,
хотя надежда слаба.

Размыт мой лик слезами дождей
и голос украл туман.
И может быть, что было б верней
отбросить самообман.

Но ты не спишь, и горит окно
болотным огнем межи.
Не верь, нам вместе не суждено
счастливую жизнь прожить.

Я шел домой, но чья-то стрела
вспорола плащ на спине.
Остыл мой след, быльем поросла
дорога, что снилась мне.

И мой удел - скитаться во мгле,
ища былого тепла,
и помнить век о выжившем зле
и смерти, что верх взяла.

Родная, больно, что не дано,
коснуться твоих волос,
что всуе свет, и в твое окно
несчастие ворвалось.

Буду молить всех разом богов,
чтоб память ветер унес.
И рун расклад не будет суров,
тебя избавив от слез.

Из тех краев, где радуга спит,
я буду смотреть, любя.
Живи, мой ангел, не торопись!
Я точно дождусь тебя.

+1

47

Сильно. А музыка к ней уже есть?

0

48

В моей голове.)))

0

49

Надо делать.

0

50

Мы торопились так запоем жить.
Но, будто кто-то с лёту напророчил,
и точкой схода стали виражи:
в меду осой зависли между строчек.

Мы иногда гостим в своей мечте,
слепые и покорные надеждам,
порой предпочитая чистоте
щемящих нот, посредственность невежды.

И, восхваляя трезвенность ума,
мы окружающих сражаем пылом,
хоть тает вера, и пуста сума.
Речём нетленки, но живот сдавило.

И в изумлении терпят небеса
все наши потуги и поруганья,
попытки спрятать суть за словеса
и истину за мутные метанья.

И день за днем все маются умы.
И нету силы, чтоб поднять нам вежды.
Вот стих наш ветер, и застряли мы
не в правде, не во лжи, а где-то между.

+1


Вы здесь » Перекресток миров » Своя тропа » Язычник нашел, что выложить.