У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Перекресток миров

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Избушка Бабы Яги » Сказка о Хвосте феи. Манга Хиро Машимы. Фанфики язычника.


Сказка о Хвосте феи. Манга Хиро Машимы. Фанфики язычника.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Решился выложить здесь свое хобби, вдруг найду таких же чокнутых.  Несмотря на свой довольно солидный возраст, читаю мангу. И очень ей благодарен за спасение  себя любимого от черной депрессухи в начале этого года. Предупреждаю сразу. что работы уже публиковались под ником Ty_Rex на Фикбуке, но никакого плагиата нет, так как Ty_Rex - это тоже я.

Штопка.

Дисклеймер: все права на персонажей и мир принадлежат Хиро Машима.

Я читательница.

Нет ничего более захватывающего, чем погружаться в какую-нибудь историю, где, как пестрые нити в ярком ковре, перепутаны судьбы героев, события, чувства. Запах этих историй – это запах приключений, он дурманит и затягивает в свою пучину, как беспощадный и дьявольски красивый водопад: стоит только зазеваться, и ты уже внутри, и тебя уже несет без руля и без ветрил навстречу чему-то невообразимо возбуждающему, щекочущему самые кончики нервов, нескончаемому. Бесконечная авантюра! Это самый сильный в мире наркотик, от которого нельзя отвыкнуть, потому что эту зависимость не хочется преодолевать. Наоборот, чем больше читаешь, тем больше хочется ещё, забывая о времени и таких естественных потребностях организма, как сон и еда.

Наверное, археологи будущих эпох нашли бы мой полурассыпавшийся скелет в недрах одной из столь любимых мною библиотек, над раскрытым на самом интересном месте древним фолиантом…

Если бы я не вышла замуж. Точнее, если бы я не вышла замуж за самого неподходящего для меня мужчину.

Не беда, что ты убийца драконов. И даже не столь важно то, что естественные потребности организма для тебя стоят на первом месте. Сон, превращаемый тобой в священнодействие, позволяет мне урвать драгоценные минуты для чтения. А голодный дракон может сожрать все, что я способна приготовить. Ну, да, я не повар, и даже не его младший помощник, но притащившийся со сложного задания драгонслеер способен поглощать, не морщась, не только разваренные в кашу макароны, но и вилки, поданные к столу в качестве столовых приборов. Да, столовых, я сказала, приборов, железный придурок!!!

Главная головная боль замужней госпожи Редфокс заключается в том, что господин Редфокс своей естественной потребностью почитает постоянные драки. Со всем, что движется и способно оказать хоть какое-то сопротивление. Мы с тобой так и познакомились. Помнишь, дорогой? Как ты, тогда ещё состоящий в Призрачном владыке, отделал нашу команду. Да ещё и к дереву прибил, в назидание иным прочим.

Да, не обижаюсь я давно! Это сначала я тебя боялась, а потом воспитывать начала. Чем ни попадя – сковородкой там, или утюгом. Ещё кочергой, помню, била. Воспитательный эффект, к слову сказать, сводился обычно к одному и тому же: громкое металлическое «БАМ» и… ничего! Кто это тут «наглая мелочь»? Ещё одно подобное высказывание, и кто-то будет спать на коврике! То-то же!

Сколько же я изобрела новых ругательств, сколько исколола пальцев непослушной иголкой, латая прорехи на твоей одежде вечерами при настольной лампе и под аккомпанемент твоего жизнеутверждающего храпа! Бог весть… Я даже научилась шить, проштудировав тонны теории. А вот на практике получилось не сразу, и какое-то время ты ходил, светя всем и каждому разноцветными веселенькими заплатками в самых неожиданных местах. И даже удостоился нового прозвища от своего извечного оппонента – Нацу. Помнишь, как ты злился, когда Саламандр на всю гильдию заорал: «О, глядите все, пугало огородное из грядки выкопалось»?

Я склоняюсь над твоей, в очередной раз, пострадавшей туникой. Я читаю её, как книгу.

Вот, например, это пятно с рваной дырой посредине. Я понимаю, что в задании было велено поймать чешуйчатую виверну. Но кто просил тебя при этом тянуть её за хвост? Ах, она тебя укусила, и ты решил отомстить? Всем и каждому известно, что хвост для виверн – святое. Это же в любой детской энциклопедии можно прочесть. Ты вообще, буквы-то помнишь, дурень? Э-эх!..

А вот этот заштопанный мною след - от ледяного лезвия. Ах, тебе показалось, что Грей пристает к Джу? Ах, он даже неприкрыто её лапал? Боги, железная башка, ты безнадежен!

На подоле рваные прорехи от когтей гориана, которому не посчастливилось оказаться в поле твоего зрения, когда ты отошел справить малую нужду в кустики во время пикника гильдии в загородном лесу. Нет, он не был извращенцем! Он животное, и противоестественные связи ему не свойственны. Что, Люси? Хмм… Ну, Люси хотя бы самка, тьфу, женщина… Нет, он не был голубым! Нет, и не станет, хотя возможности наплодить маленьких горианчиков ты его и лишил.

Ага, а это точно Нацу постарался! Мало того, что в дырку кулак просунуть можно, так ещё и обгорело все по краям! Вот как прикажете это штопать? Тут только заплатку наложить можно! Кто, хоть начал-то в этот раз? Э-эльфман? Ну, конечно, а вы такие белые и пушистые! Это ничего, что противные и чешуйчатые, просто нездоровится, да? Да не рассказывай ты мне сказок, я сама видела, как Эльфман из окна вылетел с криком: «Мужик круче манолёта!»

А на коленках откуда дыры? Преследовал отряд темных? И даже догнал, вот как? Ага, как же! А почему на четвереньках? А я тебе скажу, почему! Кто с Каной в литрбол соревновался? Припоминаешь? И как потом столбы телеграфные преследовал? И как догнал… лбом своим драгонслеерским, железным, догнал. Ну, ясен пень, этого ты не можешь помнить, ты ж потом полночи в отключке лежал!

Все, готово. Одевайся, и марш на задание! Нам детскую обставить надо, деньги позарез нужны! Как, с Нацу? Что значит, поспорил? На сколько ты поспорил, что уделаешь его?!! Ну, все, ты меня достал! Черт, где моя сковородка?! Съел?! Опять?!! Ну, Гажик… Получи! Получи, железный недоумок!!! Нет, живот не мешает! Нет, с ребенком ничего не случится!!! Нет, пусть ещё до рождения уяснит, кто в доме хозяин!..

Тррррр…

Снимай тунику, горе ты моё… ржавое, слезами политое… Снимай говорю, зашивать буду. Ох, и дурак же ты, Гажил! Любимый дурак…

Отредактировано язычник (20.08.2013 15:02)

0

2

Признаюсь честно, офонарела от того, что оказывается не только я на ранобэ подсела, но и Язычник! К сожалению, Хвост Феи не читала, и существенных комментариев дать не могу, кроме "очень понравилось". Сама специализируюсь на другой манге и ранобэ. Фанфик получился очень ярким, комичным и сочным. Прям как главная героиня Стальной Тревоги Канаме))

0

3

Интересно, а Вы будете дальше развивать тему? Мне этот кусочек кажется вступлением к основной части фанфика.

0

4

Нет, не буду. Это драббл, законченный рассказ. Вот Вам ссылка на Фейри тейл, если желаете. А полный вариант аниме-сериала есть у Вашей бывшей классной руководительницы. Можете скачать. Она, я думаю, будет рада поспособствовать.)))
http://manga24.ru/fairytail/

Отредактировано язычник (26.08.2013 20:16)

0

5

Язычник, можете кинуть ссылку, где это аниме? С радостью скачаю!
Хвост Феи не смотрела и не читала. Я увлеклась аниме и ранобэ этим летом, но "специализируюсь" на другой серии. Делюсь своим опытом: http://manga24.ru/fmp/
или http://vk.com/albums-22115360 - там полное собрание манги))

0

6

Здесь можно смотреть онлайн: http://fairytail-fan.ru/. А полный вариант скачать - не знаю, где. Я же говорю, обратитесь к Елене Юрьевне. У неё всё есть.

0

7

Не волнуйтесь, обращусь) В любом случае спасибо))

0

8

Выкладываю очередной фанфик по Фейри Тейл. Если найдутся любители такого чтива - милости прошу с комментариями.

Мой папка - балбес.

Дисклеймер: все права на персонажей и мир принадлежат Хиро Машима.

Утро уже. Из приоткрытого окошка доносится пение лесных птиц. Прохладно.

Это потому что папулька вчера уснул в гостиной. Все эти дни он засыпал со мной рядом, на полуслове прервав громким храпом стопятисотую сказку, которую мы с Лилу из него выжимали.

А вчера мы играли в пиратов. И папулька по очереди изображал то сторожевой корабль Фиора, то Кракена, то ещё какое-то мировое зло, которое мы с сестрицей должны были победить. Нет слов, он, конечно, был очень рад поиграть с нами. Так рад, что у него поджилки тряслись. От нетерпения, наверное. Мы весело возились с ним в гостиной. Но незадолго до того, как часы на кухне пробили двенадцать, папулька почему-то свалился на ковер и замер, не подавая признаков жизни. И даже не захрапел, по своему обыкновению…

Странно, может, Лилу слишком сильно стукнула его чугунным пестиком от ступки, который изображал абордажную дубинку? Скорее всего, он просто устал и прилег отдохнуть, что было нам очень на руку, потому что никто не заставил нас на ночь вычистить зубы и не принес нам в постель ненавистное теплое молоко. Мы ещё чуть-чуть пошалили в детской, швыряясь друг в друга подушками и мягкими игрушками, да и уснули, даже не переодевшись в пижамы.

Мы с папулькой – лучшие друзья. Самые лучшие. Он, как никто, понимает и меня, и Лилу. Тут надо бы объяснить поподробнее: Лилу – это моя трехлетняя сестрица. Вообще-то, родители назвали её Лейлой, но она, будучи мелкой и почти не умея говорить, выкроила из своего пышного имени это удобное прозвище, которым её все в семье и гильдии величают теперь. У Лилу розовые волосенки, стоящие дыбом, совсем как у папульки, и неуемная тяга к приключениям. Особенно она любит рисовать, чем заслужила особое расположение дяди Ридаса, причем использует для этого любые возможности и материалы. А что касается её воображения, то до него далеко даже мне, взрослому семилетнему мужчине.

Кстати, а где она? Я присаживаюсь в кровати, окидывая взглядом детскую. В соседней кровати ни признака сестрицы не наблюдается.

- Ли-луу! – тихонько пробую я.

- Игни? – доносится через полуоткрытую дверь. – Иди сюда! Погляди, как к’асиво, - моя сестрица говорит очень чисто для своих лет, вот только букву «р» не жалует.

Мне становится любопытно. Мелкая затейница обнаруживается в гостиной. Сидя на груди у безмятежно дрыхнущего папульки, она с увлечением вырисовывает на его щеках какие-то извилистые линии. Магическим фломастером, между прочим*. Узоры на папкиной физиономии радужно переливаются в такт его спокойному дыханию. И, правда, красиво! И, главное, долго не смоется, гарантировано!

- У папы усы, - радуется мелкая. – Совсем, как у дяди Хэппи!** Он будет тепей такой же к’асивый и мягкий!

- Не-а, - авторитетно высказываюсь я. – Не похож. Дядя Хэппи, ведь, синий и лохматый.

Лилу хмурится, становясь и вовсе копией родителя.

- Ну, в синий цвет я его пок’ашу, а как лохматость повыши… повысить?

Подумав немного, мелкая выносит окончательный вердикт.

- И так сойдет! Все ‘авно, к’асивый! – подводит итог она, слезая с папульки и наступая ему на руку, отчего он моментально открывает глаза.

- А? Что? Дети? Уже утро, что ли?

- Ну, вот! ‘Азбудила, - недовольно хмурится Лилу. – Щас опять кашу будет ва’ить, балбес.

Да, каша в папулькином исполнении - это что-то! Тут надо бы все окончательно разъяснить. Дело в том, что наша мама уехала на неделю в город Клевер на конре… тьфу ты… на конференцию магов-заклинателей. А нас, к нашей огромной радости, оставила с папулькой. Не то чтобы мы очень радовались тому факту, что остались без мамы, но… Мама - женщина серьезная, у ней не забалуешь! Она точно не разрешит до двенадцати ночи играть в пиратов. И в постель ложиться неумытыми, без традиционного молока, не позволит. И на папке рисовать пусть даже наикрасивейшие картины. Она в гильдии самая строгая, после тети Эрзы.

Скажу по секрету, её даже папулька с дядей Греем побаиваются. Когда они что-то на задании разносят или в гильдии дерутся, родитель потом до вечера ходит тихий-тихий и такими жалобными глазками на неё смотрит. А мама говорит, что он балбес, и злится. Она хорошо знает, что папка терпеть не может, когда она дуется. И, в конце концов, он начинает извиняться. Мама делает вид, что прощает его, но я-то знаю, что потом, вечером, когда мы ляжем спать, она его обязательно накажет. Я сам слышал, и не раз, звук шлепков и папкины жалобные стоны из-за закрытых дверей их комнаты:

- Лююсиии, ах… Ох, Люсии…

Страшный человек мама, когда кто-то себя плохо ведет! Но обычно-то она добрая и красивая. И очень вкусно готовит, в отличие от папульки. Его горелая каша уже достала, но неумелость родителя извиняет возможность делать все, что заблагорассудится. Запретный плод сладок, как сказал однажды дядя Грей, давая затрещину папке за спиной тети Эрзы.

Папулька, тем временем, уже отошел ото сна, и к нему вернулась его обычная энергия.

- Игни, Лилу! Быстро умываться и чистить зубы!

Ну, вот, опять! Терпеть не могу холодную воду! Как, впрочем, и мой родитель.

- Папуль, а сам-то! Не хочешь умыться?

Он на мгновение застывает, а потом широко улыбается и трясет головой, отчего кошачьи усы на его щеках радостно взблескивают.

- Мне некогда! Кто-то же должен завтрак вам готовить, юные проглоты!

Но через минуту обнаруживается, что у нас кончилось все молоко. И будущая каша под угрозой! Розовая папкина шевелюра просовывается к нам в ванную.

- Эй, шпана! Умойтесь и сидите тихо! Я за молоком, - розовые брови съезжаются к переносице, серые глаза злобно выпучиваются. – Все поняли? Что хотите, делайте, но чтобы я вернулся домой, а не в живописные развалины! Я быстренько, - голова его скрывается и вскоре слышится хлопок входной двери и удаляющиеся заполошенные шаги.

- Вот балбес, - это мамино выражение очень нравится мелкой, которая уже с увлечением рисует на зеркале зубной пастой, выдавливая её из тюбика прямо на свои пальцы. – Не знал, что молоко кончилось…

Я, естественно, не объясняю сестрице, что виноват вовсе не папулька. Это я вчера вечером вылил молоко в раковину. Всю крынку. Я так надеялся, что утром, обнаружив его отсутствие, папка отведет нас завтракать в гильдию к тете Мире. Не прокатило, увы! Кажется, родитель всерьез настроен на кашу. А жаль!

- Что это у тебя? – интересуюсь я, отнимая у сестрицы тюбик, пока в нем хоть что-то ещё остается. – Тараканы пускают дым?

- Сам такой! Балбес! – дуется Лилу. – Это папка с дядей Г’еем мочат болканов***.

М-да! Кто бы мог подумать! Я, как взрослый здравомысленный старший брат, умываю мелкую и вытираю ей мордашку мохнатым полотенцем.

- Пусти! Пусти! Игни – балбес!!! – вырывается Лилу.

Когда папулька возвращается домой с крынкой молока и озадаченной миной, мы уже чинно сидим на кухне, сложив руки на коленках, как примерные детки. Папка какой-то странный! Он вбегает на кухню, ставит на стол сосуд с молоком и опрометью несется в ванную. Мы с Лилу тут же смекаем, в чем дело, и бежим следом. В дверях ванной комнаты нас практически оглушает громкий крик родителя.

- Аааа! – папка замер перед зеркалом, вперившись выпученными глазами в свое отражение, фрагментами проглядывающее из-под дыма и болканов, любовно намалеванных Лилу.

Мелкая надувается от гордости и выступает вперед.

- Так и знала, что тебе пон’авится! Тебе так идут усы! Ты тепей такой же к’асивый, как дядя Хэппи.

- М-молодец… дочка, - всхлипывает папаня. Надо же, как его проняло! И плетется на кухню варить ненавистную кашу.

Как только родитель, увлеченный процессом, начинает помешивать вязкую мерзость, мы с Лилу переглядываемся. Мои методы не сработали, теперь её очередь внести свою лепту в спасение нежных детских желудков от неудобоваримого завтрака. Мелкая, не спеша, сползает с табуретки и, подойдя к отцу, настойчиво треплет его за штанину.

- Пааап!

- Чего тебе? – через плечо бросает тот, не отрывая взгляда от кастрюльки.

- Пааап, я какать хочу…

Роняя ложку, которая тут же утопает в кастрюле, и поминая всех богов Фиора, папулька хватает сестрицу поперек пуза и тащит в ванную сажать на горшок. Я остаюсь в кухне, мысленно потирая руки. Папка возвращается, с чертыханиями и стонами вылавливает злосчастную ложку и возобновляет свое неусыпное бдение над кастрюлей. Каша уже почти готова, и настроение родителя неуклонно повышается, ведь на сей раз она не успела подгореть.

Я только вздыхаю на своей табуретке, понимая, что его радость, увы, слишком преждевременна. И вот, издалека прилетает призыв Лилу.

- Паааап, ну, ты чего?! Забыл п'о меня, что ли? – гулко, как баньши перед грозой, завывает мелкая на горшке.

- Подожди, солнышко, мне чуть-чуть осталось!

- Ну, пааап, ты совсем балбес, что ли? – не унимается сестрица. – Из меня уже сейчас кишки выпадут!

От такой перспективы папкины и без того большие глаза и вовсе распахиваются на пол-лица. Он опять кидает ложку в кастрюлю и несется на призыв несчастного дитяти.

- Аааа!

Мне становится интересно, что же такого там вычудила мелкая, дабы избежать ненавистной каши. Я отправляюсь в ванную и… М-да! Кажется, Лилу ненавидит отцовскую кашу намного сильнее, чем я. И её творческая мысль воистину не знает границ!

Папулька памятником всепоглощающему ужасу застыл посреди ванной комнаты. Сестрица со спущенными штанишками скромно жмется в углу, а на стене…

- Папочка, это ты, - краснея и смущаясь, признается автор портрета, написанного в смелой технике прямо на нежно голубой штукатурке… содержимым горшка. – Тебе н’авится?

Ну дает сестрица!

- Ам… Ам… - открывает и закрывает рот папулька. Совсем как рыбешка, которую вытащили из воды!

У меня начинают слезиться глаза от сдерживаемого смеха и… аромата. А Лилу, растроганная таким неприкрытым восхищением родителя, подходит к нему и дергает за штанину испачканными пальцами.

- Ну, ‘аз тебе так пон’авилось, то в следующий ‘аз я и маму ‘ядом на’исую, - победительно заключает юная художница.

Папка закрывает глаза и опускается на пол, вцепляясь пальцами в свою лохматую розовую гриву. Лилу озабоченно хмурит бровки.

- Папочка, ты устал? Ты отдохни пока, а ‘учки я и сама помою.

А из кухонной двери уже вырываются жизнеутверждающие клубы черного дыма. Ура! Ненавистную кашу можно с чувством выполненного долга упокоить на дне мусорного ведра! Молодец, сестренка!

В итоге, выбросив останки каши, вымыв и переодев Лилу и папульку, мы идем в гильдию к тете Мире. Поглощая нежнейшее творожное суфле, мы с Лилу не забываем вертеть головами во все стороны и впитывать информацию.

Вон дядя Эльфман что-то рассказывает тете Лисанне, вон Аска дожидается, когда мы доедим, чтобы поиграть в мячик, вон дядя Фрид начищает свою шпагу. Вон прадедушка Макаров, сидя на барной стойке и облокотившись о посох, пускает смешные пузыри из носа. Улыбается в усы. Наверное, сон ему хороший снится.

Папулька, было, сцепился с дядей Греем, но тут пришла тетя Эрза, и им не свезло.

- Нацу, - окликает родителя тетя Мира. – Вчера Люси связалась со мной через лакриму. Она передавала вам привет и сказала, что приедет сегодня полуденным поездом. Нацу! Нацу, с тобой все в порядке?

Ой, нет! Мама приезжает, а у нас дома такое!.. Я вполне понимаю папку, у которого подкосились коленки и выступил пот на лбу. Мама будет злиться. Нет, не так: мама будет очень злиться!

Как мы бежали домой я рассказывать не буду. Скажу только, что папуля развил такую скорость, что прохожих сдувало с нашего пути. Это при том, что одной рукой он прижимал к себе Лилу, которую, не церемонясь, тащил поперек живота, а во второй были судки с тушеным мясом, которыми его снабдила сердобольная тетя Мира, смекнувшая, что на приготовление пищи у папки уже не остается времени.

Потом папка бегал по дому с сумасшедшим лицом, вскрикивая каждый раз, когда натыкался на очередные следы разрушения. Бегал, пока мы с Лилу, проникшись жалостью к родителю, не предложили ему великодушную помощь в уборке помещений. В итоге, я перемыл гору посуды, а папулька с Лилу ликвидировали следы разгрома в детской, гостиной и кухне.

Часы показывали почти половину двенадцатого, когда мы, тужась и кряхтя, пытались закрыть дверцы стенного шкафа, в который попросту утрамбовали все разбросанные накануне вещи, включая и наши с Лилу подушки. Мы с мелкой упирались в створки попами, а папка - коленкой. И при этом он, пыхтя, силился задвинуть шпингалет. Наконец, упрямый шкаф капитулировал под нашим тройным напором. И тут как раз пробили часы.

Папулька, сыпля словами, которые употреблять при маме было смерти подобно, быстренько переодел нас в чистое, пригладил мокрой расческой мои соломенные вихры, завязал мятой голубой лентой неуклюжее подобие хвостика на розовой голове сестрицы, и мы выдвинулись на вокзал встречать маму.

- О, мои дорогие! – как приятно после долгой разлуки оказаться в теплых маминых объятиях! От мамы веет какими-то цветами и незнакомым городом, но сквозь непривычные ароматы, пропитавшие её одежду, непобедимо пробивается её собственный, ни с чем несравнимый запах. Запах мамы. Как же мы по ней соскучились!

- Привет, милый! Что это у тебя с лицом? – поцеловав папульку в щёчку, осведомляется она.

- Это усы! П’авда, к’асиво? – встревает сестрица, выдавая собственное авторство украшающего родительскую физиономию шедевра.

- Ты думаешь? – щурится мама. – По-моему, он так на Хэппи похож.

Лилу радостно улыбается. Мама всегда все правильно понимает.

- Как же я устала! Пойдем домой?

- Мааам! – виснет на ней Лилу. – А ты нам что-нибудь п’ивезла?

- Конечно, привезла, малышка. Целый пакет сладостей. Но все сразу съесть не дам, много сладкого вредно для зубов.

- Ну, надо же! Чисто как! – восторгается мама, проходя в гостиную. – И пахнет чем-то вкусным.

- Это Мира тебе прислала, - краснеет папулька. – Мясное рагу.

- Замечательно, я такая голодная. Вот только умоюсь, и будем обедать! – и идет в ванную.

Я внезапно чувствую, как холодеет кончик носа. Переглядываюсь с побледневшим папулькой и понимаю, что не ошибся. Буквально вылизав весь дом, мы совсем забыли про ванную, изукрашенную художествами мелкой. Это же…

- Нааацуууу!!! Что это такое, балбес ты этакий?!!

… конец!

Вечером мы с Лилу пробираемся на кухню по темному затихшему дому. Там, в верхнем ящике буфета, мы знаем, мама спрятала от нас привезенные конфеты. Наивная мама! Разве можно утаить нечто столь притягательно пахнущее от детей убийцы драконов. Нас ведет нюх. Наша цель уже близко!

- Ах… Люси… - доносится из комнаты родителей.

- Ну, вот, опять она его наказывает, - недовольно хмурится Лилу, помогая мне подтащить к буфету тяжелый табурет.

- Ага, - сочувственно морщусь я.

- Ох… Люси… Ещё, пожалуйста… - прерывистый папкин голос.

Мы с Лилу удивленно переглядываемся.

Нет, все-таки, папулька - натуральный балбес! Неужели ему это нравится?

___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

* Действие происходит в мире, где магия - обычное занятие части населения. Родители Игни и Лилу - маги, состоящие в гильдии волшебников  под названием Хвост феи. Папулька - огненный драгонслеер, то есть,  убийца драконов, мама - заклинатель звездных духов.

** Пояснение для немангоманов: Хэппи - это друг папульки - иксид, то есть синий говорящий кот с крыльями.

*** Болканы - вид монстров, досаждающих жителям Фиора (страны, где живут герои), большая горная обезьяна с извращенными наклонностями. Гориан из первого рассказа - это лесная версия болкана.

Отредактировано язычник (30.07.2015 23:19)

+1

9

Ахахахах)))) Здорово! Написано ярко и красочно. Детская речь придаёт рассказу реалистичность и дополнительную долю юмора)) Пошла в универ с прекрасным настроением!

0

10

Спасибо, JuliaL, для того и писан был. В смысле, для поднятия его, родимого.:)

Отредактировано язычник (08.10.2013 21:29)

0

11

Злокозненные споры

Дисклеймер: все права на персонажей и мир принадлежат Хиро Машима.

- Черт! Смотри, куда ноги ставишь!

- Сам смотри! Единственную сухую кочку занял, да ещё и раскорячился на ней, как не знаю кто!

- А ты мне ногу отдавила! Ауч! Не пихайся, Люська! Давай, хватайся за эту ветку.

Посреди, казалось, бескрайнего болота, на маленьком островке относительно сухой земли застыли в неудобных позах двое: светловолосая девушка в заляпанных грязью брючках и футболке, буквально распластавшаяся на полусгнившем древесном стволе, и юноша в коротких, когда-то, по всей видимости, белых шароварах, прикрытых темной накидкой, в жилетке нараспашку и с чешуйчатым шарфом на шее. Если бы их могли видеть жители городка, расположенного по ту сторону озера, то тут же опознали бы в них магов местной волшебной гильдии «Хвост феи»: огненного драгонслеера Нацу Драгнила и заклинательницу духов Люси Хартфелию.

Юные волшебники находились на задании вторые сутки, прочесывая болото, расположенное на восточном берегу озера, на некотором удалении от родного города. Целью напарников на этот раз стала лекарственная трава – гадючница, необходимая одному из магнолийских алхимиков в качестве компонента какого-то зелья. Не то, чтобы гадючница была очень редким растением, она довольно часто встречалась на просторах Фиора. Но, вполне оправдывая своё название, произрастать предпочитала в сердце болотистых низин, в самых трясинах. Поэтому поиск её представлял собой нешуточное испытание для травников.

Молодой человек, оседлав уже упомянутый ствол, стащил со спины старый рюкзак и зашарил в нем рукой в поисках съестного.

- Блин, жрать хочу!

Девушка раздраженно покосилась на напарника: вот, почему он такой непрошибаемый, а? Сама она, распаренная и грязная, уже основательно вымоталась. К тому же, запах, витающий над болотами, никак не способствовал повышению аппетита. «А ему всё кажется, что я выбираю легкие задания», - с обидой подумала она, наблюдая за юношей, который с жадностью впился зубами в бок большого красного яблока. Нацу заметил её недовольный взгляд и истолковал его по-своему.

- Хочешь откусить? – драгонслеер протянул ей своё яблоко.

- Нет. Мне даже смотреть на него тошно, - отказалась она, сдувая со лба прилипшую чёлку. – Как ты можешь спокойно лопать, когда вокруг такая вонь? Лучше дай мне воды.

Нацу пожал плечами и снова полез в рюкзак.

- Болотом пахнет, ну и что? Желудку-то всё равно, - улыбнулся он, протягивая напарнице фляжку с водой.

- Идиотское задание, - буркнула та, утолив жажду.

- Сама виновата, - отозвался Драгнил, бросая через плечо огрызок, который с чавкающим звуком был поглощен трясиной в мгновение ока. – Я же предлагал взять то, где нужно было охотиться на оборотней. Монстры куда интереснее каких-то там травок!

Люси хмыкнула про себя. Конечно, пиявок, огромных фиорских комаров и взрывающиеся грибы Нацу за монстров не считает! А вот она уже сыта ими по гроб жизни!

- Нацууу! Люсиии! – раздалось сверху, и над головами молодых волшебников материализовался синий кот, парящий на полупрозрачных крыльях. – Хорош отдыхать! Я нашел гадючницу!

- Ух ты, Хэппи, ты крут! – разулыбался драгонслеер, вскидывая вверх сжатый кулак. – Где?

Иксид махнул лапкой.

- Чуть-чуть на север пройдите, там такая полянка будет, маленькая. На ней-то она и растет. И ещё оттуда до берега посуху добраться можно.

- Хорошая новость, - приободрилась заклинательница духов. – Ты молодец, Хэппи!

- А то! – самодовольно выпятил манишку синий следопыт. – Только осторожнее, там полно взрывных грибов.

Минут через пятнадцать напарники выбрались, наконец, на твердую сушу и зашагали в указанном котом направлении. Хэппи исчез где-то впереди, скрывшись с глаз за густыми кронами.

Внезапно глазам молодых магов открылась искомая полянка, окруженная вековыми деревьями, на ветвях которых, наверное, можно было разместить целый городской квартал. В центре её аккуратным островком росла сизоватая трава, стебли которой были унизаны багровыми, ядовитыми на вид колючками. Это и была гадючница.

Люси и Нацу вооружились мешочками из грубой ткани и надели толстые перчатки: никому не хотелось испробовать на собственной шкуре, насколько остры шипы у зловредной травы. Рюкзак был сброшен под куст смородины, на нём с чувством выполненного долга развалился Хэппи с сардиной в зубах. Маги двинулись в центр поляны, аккуратно ставя ноги между серых шляпок взрывных грибов, которыми заросла вся округа: впереди Люси, прямо за ней – Нацу.

Добравшись до травы, ребята стали быстро наполнять свои мешочки. Нацу тут же загорелся азартом.

- Люська, я больше тебя соберу!

- Да на здоровье, - хмыкнула девушка, не желая ввязываться в нелепое соревнование.

Но драгонслеер уже воспылал, и, не слушая напарницу, принялся лихорадочно обрывать колючие побеги. Люси сначала равнодушно глядела, как раздувается его мешок, но вскоре ощутила некую досаду, которая заставила её ускорить темп. Полянка быстро пустела, и, наконец, на ней остался всего один жалкий кустик.

- Он мой! – воодушевленно воскликнул юноша, устремляясь к желанной добыче.

- Нет, я его сорву, - не отстала Люси, отталкивая соперника с дороги.
- Ой!!!

Не удержав равновесия, юная фея покачнулась. Сила тяжести повела её в сторону, а взятый разгон заставил сделать несколько мелких шагов. Попавшая под ногу суковатая ветка довершила начатое. Люси повернулась на каблуке и с визгом опрокинулась на спину прямо в куст, под которым обнаружилась ранее незамеченная ими ещё одна проплешинка, густо поросшая гадючницей. Таким образом, визжащая заклинательница влетела спиной прямо в гостеприимно раскинутые шипастые побеги. Но этого злодейке-судьбе показалось мало. Раздался громкий взрыв и на Люси сверху мешком картошки плюхнулся Нацу, которого она неосторожно столкнула с тропки в гущу взрывных грибов. Те не замедлили рвануть все разом. Волной переливающихся в солнечном свете спор драгонслеера отбросило точно на напарницу, моментально прочувствовавшую всё коварство гадючницы собственной спиной.

- Наацуу!!! Мамонт ты этакий! А ну, слезь с меня! – завопила юная фея, упираясь ладонями в грудь приятеля, который сразу скатился с девушки, в свою очередь приземляясь на спину всё в ту же гадючницу.

- Ребята, вы чего? – изумленно вопросил Хэппи, зависая над валяющимися в колючках друзьями.

* * *

- М-да! Дурное дело – нехитрое, - вздохнула Полюшка, склоняясь к обнаженной спине сидящего на пеньке, заменяющем табурет в жилище целительницы, Нацу Драгнила. – Гадючница, говоришь?

- Угу, - мрачно кивнула Люси, рассматривая покрытую красными точками мускулистую спину напарника.

- Понятно, - кивнула пожилая волшебница. – У тебя там то же самое?

- Кажется, да.

- Вообще-то, промыть надо было сразу. Сама по себе гадючница неядовитая, но в ранки попали споры взрывных грибов, - целительница отошла в угол комнаты и стала перебирать флаконы, стоящие на полке. – Хорошо, что ко мне пришли. Если бы пустили все на самотёк, то к завтрашнему утру точно грибами бы поросли оба.

Полюшка, наконец, нашла нужный флакон, смочила в его содержимом льняную тряпочку и начала тщательно протирать ею спину драгонслеера.

- Щиплет, - сморщился Нацу.

- Терпи, недоразумение драконье, если не обработать, то ты завтра аккурат на пенёк после грибного дождя походить будешь, - целительница обернулась к Люси. – А ты чего встала столбом? Иди за ширму и разоблачайся! Нацу, жилетку сразу не надевай, пусть лекарство впитается, а я пока Люси помогу.

Пока Полюшка за ширмой возилась с заклинательницей, драгонслеер в нетерпении вертелся на своем пеньке. Спина саднить перестала, но он чувствовал себя не в своей тарелке. Какое-то странное ощущение под кожей не давало ему покоя.

- Ну, вот и всё, - закончила пожилая волшебница и вышла из-за ширмы. – А теперь одевайтесь и марш отсюда домой!

- Спасибо вам, уважаемая, - хором поблагодарили повеселевшие ребята и направились по тропинке в город.

- Рано успокоились, - углом рта ухмыльнулась целительница. – Ночка вам предстоит ещё та!

Но её уже никто не слушал.

- Люси, ну, Лююси, - ныл Нацу, дергая напарницу за рукав. – Ну, покорми меня!

- Иди домой и кормись! Вот сейчас задание отметим, траву заказчику закинем, и по домам. Я устала и спать хочу, - заклинательница бодро шагала по тропинке, вглядываясь в очертания городских улиц, вид на которые открывался с лесной опушки.

- Ну, пожалуйста! Я такой голодный, а Хэппи к Шарли умотал. Люси, ты же добрая, ты же не дашь другу с голоду помереть, а? – драгонслеер умильно захлопал ресницами, заглядывая напарнице в глаза.

- Ох, Нацу, ты никогда не сдаёшься, да? – вздохнула она, понимая, что он не отстанет.

* * *

- Грей, - на плечо ледяного созидателя опустилась тяжелая рука в латной перчатке. – Завтра мы идем на задание.

- Ммм, - Фулбастер повел глазами на подругу, отрываясь от стакана с холодным лимонадом. – Какое задание?

Волшебница перевооружения Эрза Скарлетт, а так же бессменный предводитель сильнейшей команды «Хвоста феи», протянула напарнику листовку.

- Доставка посылки с магическими книгами, - прочитал Грей. – Мы, что, в почтовую службу переквалифицировались?

- Среди книг, которые мы повезем, есть «Копья ветра», - многозначительно вскинув бровь, пояснила Эрза.
Грей нахмурился, припоминая.

- Погоди-ка, это не та книжка, за которой темный маг охотился?

- Она самая, - кивнула Скарлетт и оглядела холл гильдии.

- Наших ищешь? – догадался Фулбастер. – Их здесь нет. Они недавно заходили, отметили выполненное задание и пошли к Люси ужинать.

- Ясно. Тогда, пойдем и мы к Люси. Надо их предупредить, что завтра сбор на вокзале в семь утра. И чтобы пораньше пришли.

- Да уж, - понятливо хмыкнул Грей. - Головешку в вагон затолкнуть пяти минут не хватит.

Входная дверь квартиры заклинательницы духов оказалась приоткрытой. Грей и Эрза удивлённо переглянулись, но, все же, вошли. Вообще-то их напарница не имела привычки держать двери нараспашку и, как подозревал Грей, именно из-за бесцеремонности некоторых своих друзей, всегда запиралась на замок. Видимо Скарлетт разделяла его мнение, потому что нахмурилась и сделала осторожный шаг внутрь. Ледяной маг последовал за ней и тут же чуть не свалился на пол, запутавшись в чём-то ногой. Эрза подхватила его под локоть, и они вместе склонились вниз, стараясь разглядеть в полумраке коридора тот предмет, который едва не стоил Грею шишек. Им оказалась курточка Люси.

Маги снова переглянулись. Уж кем-кем, но неряхой Люси Хартфелия никогда не была, в отличие от своего дружка-драгонслеера. И вещи обычно складывала или вешала на положенное им место.

Встревоженные маги двинулись было дальше, но снова наткнулись на брошенный предмет гардероба. На сей раз это был шарф Нацу.

- Гляди, - прошептал почему-то Грей, указывая пальцем в направлении комнаты. Глаза Эрзы округлились, а рот раскрылся в немом изумлении.

Весь пол коридора, вплоть до двери, ведущей в комнату (из-за которой, кстати, слышались какие-то смутные шорохи), был усыпан сброшенной одеждой: мокасины, футболка и брюки Люси, жилетка Нацу, его накидка и штаны, из-под них выглядывал носок сандалии.

- О, боги Фиора! – выдохнула Эрза, и рванулась к закрытой двери, но была остановлена напарником.

- Тсс, - прижал палец к губам Фулбастер, – погоди…

- Аааах, - донёсся до их ушей страстный стон заклинательницы. – Наацу, ещё… Дааа…

- Люси, ниже… Ещё ниже… Вот так. Ох, как хорошо-о…

- Что… Что там происходит?.. – поперхнулась Эрза, глядя на полыхающего изысканным бордовым Фулбастера. Но тот молчал, превратившись в слух. Казалось, его уши вдвое выросли в размерах. Или такое впечатление создалось из-за их насыщенного алого цвета?

- Нацу, чего остановился? – неслось тем временем из-за двери. – Давай…

- Я боюсь, что тебе будет больно, - едва слышное бормотание Драгнила.

- Какое там больно… Я уже не могу терпеть… Ну, Нацу, пожалуйста… Да… О, господи, да…

- Это то, что я думаю? – снова вопросила Эрза у одеревеневшего Грея.

- Похоже на то, - наконец, отмер тот.

- Вот засранцы, ну дают, - всхлипнула волшебница перевооружения. – Неужели, наконец, поняли? Но как теперь быть с заданием? – и решительно шагнула к двери.

- Погоди, ты че… - опешил созидатель, на долю секунды опоздав схватить подругу за руку.

Эрза распахнула дверь, которая явила Фулбастеру непотребную картину: сладкую парочку в нижнем белье, страстно сжимающую друг друга в объятиях. Нацу сидел на кровати, Люси – у него на коленях, лицом к партнеру. Пышный бюст заклинательницы буквально расплющился о твердую грудь Драгнила, раскрасневшиеся щёки соприкасались. Руки нахально бродили по спинам друг друга. Услышав стук открывшейся двери, юные бесстыдники только повернули головы в направлении друзей.

- Ребята, завтра идем на задание, сбор в семь на вокзале, не опаздывайте, - на одном дыхании, не открывая зажмуренных глаз, протараторила Скарлетт, цветом напоминающая мякоть спелого арбуза.

- Эрза, ты совсем стыд потеряла, - прошипел Фулбастер, вытягивая её в коридор. – Извините, - кинул он через плечо друзьям, спешно покидая квартиру.

- Чего это с ними? – недоуменно вопросил Нацу, хмуря розовые брови.

- Понятия не имею, - отмахнулась девушка. – Не тормози, почеши ещё вдоль позвоночника, а то прямо никаких сил нет... Да, вот там…

- Ага, а ты мне под лопатками… О-ох, как же классно, что бы я без тебя делал!

Отредактировано язычник (30.07.2015 23:07)

0

12

Пикничок-с

Дисклеймер: все права на персонажей и мир принадлежат Хиро Машима.

По лесной тропинке медленно двигался небольшой отряд. Впереди бодро вышагивал огромного роста детина с гривой белоснежных волос, перевязанных черной банданой. Плечи его оттягивал непомерных объемов рюкзачище, в руке была палка, которой здоровяк с энтузиазмом шарил под кустами, изредка останавливаясь на обочине или отходя на некоторое расстояние от дороги. Видимо искал грибы, которыми в этом лесу даже и не пахло. Следом за ним налегке двигались две пепельные блондинки, в лицах которых угадывалось фамильное сходство. Девушки мило беседовали, изредка перебрасываясь шутками с дюжим попутчиком, который им обеим приходился родным братом. В арьергарде процессии плелась красивая девица, обильно потеющая под тяжестью большого рюкзака и одолеваемая навязчивой заботой рыжего мужчины средних лет.

- Ну, доченька, ну, давай я рюкзак понесу, что же ты так надрываешься, - канючил рыжий, семеня рядом с готовой взорваться красоткой.

- Сама справлюсь, - отрезала та, непримиримо мотнув головой. – Я тебе не доверю такое сокровище.

- Ну, Каночка, - предпринял ещё одну попытку назойливый субъект.

- Папка! Ещё одно слово и я… - взбесилась девица.

- Молчу-молчу, - покладисто замахал руками мужчина и переключился на попутчика в бандане. – Эльфман, погоди! Надо привал устроить, а то Кана надорвется.

Тот резко остановился и повернулся к остальным.

- Но ведь осталось совсем немного. Водопад уже совсем близко, вон за тем пригорком. Мужика не должны пугать такие расстояния!

- Моя дочь тебе не мужик, зверюга ты неотесанный, - мгновенно рассвирепел рыжий, наскакивая на громилу.

- Полегче, Гилдартс, - меж двумя особями мужского пола бесстрашно вклинилась та из блондинок, чьи волосы были коротко острижены. – Эльфи вовсе не хотел оскорбить Кану. Просто осталось так мало идти, что отдыхать нет смысла.

- Не защищай его, Лисанна, - продолжал кипятиться Гилдартс. – Это была его дурацкая идея – устроить пикник после выполнения задания. Да ещё и в такой глуши, куда никакой транспорт не ходит.

- Да, но ты сам согласился, что отдых на природе - вещь замечательная!

- Согласился, да. Но я же не знал, что Кана возьмет так много вещей. И Эльфман не упомянул, что это потрясающее место в четырех часах ходьбы от города.

- Мальчики, не ссорьтесь, - примиряюще улыбнулась вторая блондинка. – Шум водопада уже слышен, а значит, мы почти на месте.

Прошло ещё некоторое количество времени, и маги вышли на прекрасную зеленую поляну, окаймленную горным озером, в которое с шумом низвергалась горная речка, образуя небольшой водопадик, окутанный радужно искрящимся облаком водяной пыли.

Да, застывшие в восхищении туристы были именно магами. Причем, не абы какими, а волшебниками известной на весь Фиор своими отжигами гильдии «Хвост феи». Сейчас они возвращались с удачно выполненного задания, и, как явствовало из их разговора, решили отдохнуть на природе, устроив пеший поход с пикничком. Импровизированный отряд составляли три мага перевоплощения – брат и две сестры Штраусс, мастер карточного колдовства Кана Альберона и её непутевый папашка – разрушитель-Гилдартс, самый сильный волшебник в «Хвосте феи», если не считать мастера Макарова.

Эльфман со своими сестрами Мираджейн и Лисанной занялся обустройством лагеря, Гилдартс отправился на рыбалку, возлагая большие надежды на гипотетический улов, а дотащившаяся на последнем издыхании до полянки Кана, спустив на землю свой рюкзак, с наслаждением разминала окостеневшие плечи. Кстати, рюкзак картежницы при соприкосновении с землей издал подозрительное звяканье, как если бы он был наполнен стеклянной посудой. Старшая волшебница, Мира, пристально глянула в сторону подруги, но ничего не сказала, продолжив заниматься палаткой.

- Устала? – сочувственно поинтересовалась Лисанна.

- Да, брось, Лисс, мне не привыкать, - отмахнулась Альберона, вдыхая ароматный лесной воздух.

- Гилдартс так не считает, - хихикнула та.

Хорошее настроение Каны мигом улетучилось.

- И зачем он со мной потащился, старый олень, - зашипела гадалка. – Теперь, вместо отдыха, будем слушать его сюсюканье.

- Не злись, - подошла к подругам Мираджейн. – Он же любит тебя.

- Уф, лучше бы он бабу себе завел, может быть, переключился бы тогда, - пробубнила Кана, стягивая через голову топ. Под ним обнаружился полосатый купальник. Девушка расстегнула рюкзак, вытащила оттуда бутылку с яркой этикеткой и вознамерилась, было, отправиться загорать.

- Кана, что это? – с неподдельным ужасом воскликнула Лисс, разглядывая содержимое рюкзака, который гадалка и не подумала закрыть.

- Это? – непринужденно переспросила Альберона, оглядываясь. – Это, девочка моя, потрясающее красное вино. Восемь лет выдержки, из крокасского солнечного муската. Я его давно попробовать хотела, но оно очень редкое и дорогое. А тут, пошла в лавку за продуктами, а оно там стоит, родненькое, словно специально меня ждет.

- Кана, - начала Лисанна, душа которой уже полнилась дурными предчувствиями, - и сколько бутылок ты купила?

- Пятнадцать, а что? Такой случай представился, что же мне ушами хлопать? Тем более, на природе оно пойдет на ура, - безмятежно улыбнулась картежница.

- А еда где? – мысленно прощаясь с ложной надеждой, воскликнула её собеседница. – Ты, что же, еды никакой вообще не купила?

- Ну, почему не купила, на дне лежит десяток сосисок и упаковка соуса, - успокоила её Кана, выбивая пробку из горлышка и поднося бутылку к губам.

- А посуда где? – обреченным тоном уронила младшая Штраусс.

- А вот посуда не влезла, извини, - развела руками Альберона, облизнув с губ сладкую влагу. – Да на фиг она нужна? Сосиски можно на палочках над костром поджарить, а пить - из горла. Не боись, наша гильдия нигде не пропадет!

И, пошатываясь (восьмилетнее вино - это вам не лимонад), побрела по направлению к пляжу.

- Мира, мы в полной заднице, - простонала Лисс, поворачиваясь к сестре.

- Ммм, наверное, зря мы её за продуктами для пикника послали. Ну, может, Гилдартс чего-нибудь на ужин упромыслит, - стоически улыбнулась та, кладя на плечо младшенькой теплую руку.

Когда стало темнеть, вернулся Гилдартс в крайне разочарованном состоянии.

- Странная здесь какая-то рыба! Плещется, чуть на берег не выбрасывается, а наживку не берет! Сытая слишком, - ворчал рыжий разрушитель.

- Ну, садись к костру, - вздохнула Лисс. – Будем ужинать тем, что есть.

Волшебники расселись вокруг очага. Колбасные изделия были извлечены из рюкзака и зажарены. Главной проблемой стало то, что толстые сосиски никак не хотели пролезать в горлышко бутылки с горчичным соусом, которое оказалось слишком узким. Но Эльфман разрешил эту задачку, попросту вывалив густой кашицеобразный соус на траву, подальше от костра, где в него кто-нибудь мог наступить. Горести были забыты под веселые истории, которыми потчевал ребят маг разрушения. Восьмилетний мускат подлил, так сказать, радости в котел общего веселья: лес вскоре огласился пьяными кликами и громким смехом. К тому времени, как по поляне поплыл громоподобный храп Эльфмана, из пятнадцати бутылок вина «в живых» оставалось только две.

* * *

Лисанна открыла один глаз. Именно в него воткнулся яркий, острый, как лезвие стилета, луч утреннего солнца, через дырочку в крыше проникший в затемненную внутренность палатки. Второй глаз не открывался. По причине того, что заплыл. Голова гудела, как пустой медный котел, в который ещё и бил безжалостный пульс. Рот пересох, подобно скотопрогонной дороге, до праха вытоптанной бесчисленными стадами. Причем, у девушки сложилось впечатление, что они там ещё и нагадили хорошенько. Словом, перебрав накануне, молодая волшебница в полной мере «наслаждалась» всеми составляющими похмельного синдрома.

Девушка, кряхтя, выползла из палатки. Лагерь был тих, не считая фоновых звуков от водопада. У костра такая же опухшая, как и её сестра, Мираджейн отпаивала водой бледного икающего Гилдартса. Каны и Эльфмана вообще не наблюдалось в пределах видимости, но из соседних кустов неслись душераздирающие звуки.

- Буэээ…

Лисс глубоко вздохнула, сдерживая комок, подступивший к горлу. Это ж надо было так надраться! Она на нетвердых ногах прошла к костру и уселась рядом с сестрой и рыжим магом.

- Что, все совсем плохо? – поинтересовалась она у Миры.

- Ты себе не представляешь, насколько, - без обычной улыбки ответствовала та.

Девушка хотела спросить, что же случилось, когда из ближайших кустов буквально выпал Эльфман и застыл на четвереньках, опираясь на дрожащие руки.

- Это слишком даже для мужика, - пробормотал он и обессиленно повалился лицом в траву.

- Да что такое-то? - не выдержала Лисанна, в полнейшем ужасе глядя на полумертвую тушку брата.

Мира только мотнула головой в сторону. Присмотревшись, Лисс разглядела, наконец, то, на что указывала Мираджейн. Девушка схватилась за горло и, выдав коронную фразу лучшего друга: «Щас блевану», - быстро скрылась за колючими кустами.

Недалеко от костра, прямо посреди зеленой полянки расположилась большая коровья лепеха… истыканная в мелкую дырочку. Рядом скромно притулилась нетронутая и уже слегка подсохшая лужица, в которой ещё угадывался горчичный соус.

0

13

Вот это повезло ребятам... Зато сколько воспоминаний останется!))
С недавнего времени знакомлюсь с самой мангой - благодаря Вашим работам. Спасибо!

0

14

Элджи написал(а):

Вот это повезло ребятам... Зато сколько воспоминаний останется!))
С недавнего времени знакомлюсь с самой мангой - благодаря Вашим работам. Спасибо!

Я рад, что пригодился. Тем более, что моё, не по возрасту, "детское" увлечение разделяют немногие.

0

15

Боги, наверное, сошли с ума

Дисклеймер: все права на персонажей и мир принадлежат Хиро Машима.

Лаксус Дреяр был очень сильным магом. Кроме того, он, несомненно, обладал непоколебимым чувством собственного достоинства. Маг молний никогда не опускался до схваток со слабаками. Ему интересны были исключительные противники, победа над которыми подтверждала его собственный статус мага S-класса и поддерживала репутацию родной гильдии Хвост феи – сильнейшей гильдии Фиора.

Помимо сказанного выше, Лаксус практически никогда не показывал своих чувств на людях, почитая это признаком слабости характера. Нет, иногда он, конечно, гневался, но то была либо истинно королевская тяжелая опала, повергающая ниц несчастных, умудрившихся её заслужить, либо неудержимая грозовая ярость, обрушивающая на противников каскады жалящих электрических разрядов. Первой удостаивались те недоумки, которые осмеливались напомнить громовому дракону, что силой своей он обязан макаровской крови, текущей в его жилах, вторая же существовала исключительно для врагов.

Обычным времяпрепровождением Дреяра-младшего в гильдии была царственная дрёма сытого льва, не обращающего внимания на обычные потасовки простых магов, которыми славился Хвост феи. Пока коллеги по ремеслу, в поте лица своего и чужого, выясняли с помощью кулаков и пинков, кто сильнее, Лаксус располагался в недрах второго этажа за персональным столиком, задрав на него ноги и отгородившись от суеты наушниками, и вкушал отдохновение в гордом одиночестве. Казалось, безмолвный памятник величественной лени не даст себе труда пошевелиться, хоть падай на него крыша, но нет…

Все менялось, как только его личная гвардия, состоящая из рунного мага Фрида Джастина, повелителя душ, кукольника Бикслоу и притягательной в своей опасности феи-горгоны Эвергрин, находила для их команды подходящее по сложности задание.

Вот и сегодня, Дреяр ощутил легкое неудовольствие, когда неосторожная рука сдернула его наушники, прервав расслабленно-дремотное состояние мага. Открыв один глаз, он увидел прямо перед собой глумливую физиономию Бикслоу, в руках которого была мятая листовка, в коей Лаксус признал заказ под грифом «S», очевидно снятый сотоварищем с доски второго этажа.

- Ну, и… - лениво протянул громовой волшебник.

- Зачарованный лес, - телеграфно прокомментировал кукольник. – Его купил владелец лесопилки под вырубку, но какой-то, по-видимому, весьма сильный маг, околдовывает лесорубов и не дает заготавливать сырье.

- Какой еще маг?

- Никто не знает, - пожал плечами стоящий рядом Фрид. – У всех околдованных повреждена память.

- Хммм, - пожевал губами Дреяр, не торопясь принять решение. – И в чем особая сложность?

- Задание брали Ичия из Голубых пегасов и Леон Бастия с Шерией из Чешуи Змеедевы. Оба раза были провальными, - пояснил рунный волшебник, потирая подбородок.

Соломенного цвета бровь удивленно изогнулась. В голубых глазах загорелся огонек интереса.

- Вот как? – Лаксус потянулся и милостиво кивнул. – Ну, тогда стоит взяться за это дело.

- Оу, Лакс, ты просто душка, - пропела Эвер, которая пристроилась неподалеку, опираясь локтями на балюстраду балкона.

- Не знал, что тебе настолько невтерпеж, - снисходительно ухмыльнулся он. – Совсем скучно без работы?

Бикс сдавленно хмыкнул.

- Невтерпеж-то ей, невтерпеж, но только без новых замшевых туфель, стоимостью в двести тысяч джувелов. А награда ожидается нехилая, - он ткнул в то место на листовке, где красовалась привлекательная сумма в десять миллионов, набранная самым крупным шрифтом.

- Нехилая, нехилая, - эхом откликнулись его куклы, кружась вокруг своего патрона.

- Будут тебе туфли, - постановил Лаксус, улыбнувшись углом рта. – Собирайтесь, выдвигаемся сегодня.

* * *

Заказчик сидел в резном деревянном кресле и обильно потел. Видимо, уже не знал, чего больше бояться: то ли лесного чудища, посягнувшего на его бизнес, то ли внушительного вида магов, откликнувшихся на его призыв о помощи. Вытирая со лба крупные капли, владелец лесопилки опасливо косился на молчаливого угрюмого громилу, застывшего в кресле напротив. Переговоры вел Фрид.

- И что же, уважаемый, так-таки никто ничего и не рассказал?

- Какое там, - горестно всплеснул руками заказчик, найдя в себе силы оторвать свой взгляд от Дреяра. – Три бригады в ужасном состоянии. У кого рога выросли, у кого – хвост. И никто ничего не помнит. Едва сегодня команду сколотил из самых что ни на есть безбашенных. Всего пятеро таких и набралось. Нормальные рабочие туда идти боятся.

- А где пострадавшие?

- Отправил в лечебницу магических недугов в Крокасе, - вздохнул злосчастный предприниматель. – Ещё никто не вернулся, но мне сообщили, что от лишних органов их избавили, а вот память восстановить так и не удалось.

- Ну, вроде, все ясно, - Фрид повернулся к своему командиру. Тот медленно кивнул, соглашаясь. – Приступим же.

* * *

Лес встретил их идиллической зеленью, запахом сосен и безмятежным щебетанием птиц. В изумрудной траве, то там, то тут, мелькали разноцветные шляпки грибов. Эвер на ходу срывала спелые земляничины, которые распространяли вокруг одуряющий аромат, и без зазрения совести их поглощала, не забывая, впрочем, внимательно оглядывать окрестности. Казалось, никакое зло не могло пустить свои корни в столь замечательном уголке природы. Видимо, эти же соображения возникли и у девушки, потому что она остановилась и с наслаждением втянула носом душистый воздух.

- Странно, - поделилась она с друзьями. – Не ощущаю я здесь никакой темной магии.

- Бикслоу, - позвал Джастин, выглядящий не менее удивленным. – А ты ничего не чувствуешь?

Маг душ замер на несколько секунд, высунув от напряжения свой язык, украшенный гильдейским гербом, но затем расслабился, разочарованно помотав головой.

- Действительно, странно, - нахмурился рунный волшебник.

Лаксус же ничего не сказал, предоставляя рекогносцировку своим подчиненным.

Маленький отряд неспешно продвигался вглубь леса. Вскоре светлый сосновый бор, сменился лиственной чащей. По краям едва заметной тропки, по которой шагали маги, высились огромные лесные великаны с пышными кронами, пропускавшими так мало света, что никакая поросль не осмеливалась разводиться в их сени. Под ногами пружинила многолетняя подстилка из опавших листьев, сквозь которую пробивалась лишь жесткая трава, способная выжить и в таких спартанских условиях, да чёрные скользкие грибы.
Внезапно лесную тишину прорезал звук настолько неуместный здесь, что маги синхронно остолбенели. Человеческий голос, жалобно скулящий, обрывающийся сдавленными всхлипами, раздался из глубины чащи.

Бикс снова напрягся.

- Много душ, - констатировал он. – Но какие-то они…

- Темные? – насторожился Лаксус, отмахиваясь от биксовых деток, заладивших было на разные голоса: «много-много-много».

- Нет, магии вообще не ощущаю, - покачал головой кукольник. – Но души, словно у детей. Обиженные и испуганные…

Лаксус кивнул и сошел с тропки, направляясь в сторону, откуда исходил странный плач.

Первым им встретился полуторасаженный детинушка, весь заросший непобедимо оранжевыми космами. Тем трогательнее смотрелся свиной пятачок, торчащий из дремучей бородищи, целиком покрывающей щеки пострадавшего. При ближайшем рассмотрении, у несчастного обнаружился ещё и поросячий хвост, пропоровший не первой свежести кожаные штаны на крепкой заднице. Дровосек (а кто ж ещё?) скулил, пускал сопли и слюни, и был совершенно невменяем. Впрочем, возможно, из-за чрезмерного потребления горячительных напитков, как по запаху определил развеселившийся Бикслоу.

Второму лесорубу повезло ещё меньше. Его за хвост выудила из придорожных папоротников напуганная до чертиков Эвер. И было чего испугаться, надо сказать! Человеческой у околдованного осталась только лысая, как бильярдный шар, голова. Ниже шеи извивалось покрытое стального цвета чешуей змеиное тело, оканчивающееся тем самым пресловутым хвостом, за который бедняга и был пойман.

- Мои руки-и, мои ноги-и, - стенал страдалец, извиваясь на жесткой земле. Более от него ничего не удалось добиться.

Третий несчастливец, в буквальном смысле этого слова, спикировал на команду громовержцев с неба. На сей раз, магической метаморфозе подверглись руки лесоруба. Вместо них были роскошные крылья, блистающие ярким попугайским оперением. Это было бы полбеды, кабы не то обстоятельство, что нос и рот незадачливого персонажа слились в огромный, занимающий большую часть лица, ярко-красный клюв.

- И как его допрашивать? - в недоумении чесал затылок Бикс, обходя пострадавшего рабочего по кривой дуге.

- Как-как-как? – передразнивали его куклы, образовавшие подобие хоровода вокруг нервно озирающегося лесоруба.

- Я, было, подумал, что это Лисс, - хохотнул кукольник. – Но потом прикинул пропорции…

У несчастной жертвы зловредной магии видимо закружилась голова от беспорядочного мелькания говорящих деревяшек – он плюхнулся на задницу и издал нечто среднее между карканьем и хриплым мяуканьем.

- Очень содержательно, - хмуро съязвил Фрид, понимая, что и от этого толку не будет.

- Я правильно услышала, что бригада, вроде, состояла из пяти человек? – вопросила Эвер, оглядывая «улов».

- Ну, да, - откликнулся Джастин, продолжающий пребывать в своих невеселых раздумьях.

- Значит, где-то ещё два красавца прячутся.

- Кхм, - прочистил горло Лаксус, привлекая внимание своей команды. – Короче, ваша задача – найти остальных и оттранспортировать их в Крокас. Задание я закончу сам. Встретимся в гильдии. Все понятно?

Трое громовержцев нерешительно переглянулись.

- Но, Лакс… - начала, было, фея, но её реплика была самым решительным образом прервана.

- Все поняли? - не терпящим возражений тоном повторил Дреяр.

- Не нравится мне твоя идея, - тихо проворчал рунный маг.

Лаксус презрительно вскинул бровь, пересеченную шрамом в виде молнии.

- У тебя есть какие-то сомнения, Фрид?

Тот нахмурился, но все же отрицательно мотнул головой.

- Вот и славно, - многозначительно подытожил громовой дракон и направился дальше в чащу.

Члены его команды какое-то время постояли, глядя ему вслед, пока крупная фигура предводителя не скрылась среди гигантских стволов.

- И что будем делать? Пойдем за ним? – нарушил молчание Джастин.

- Иди ты лесом, - откликнулся Бикслоу. – Очень хочется, чтобы он тебе в гневе зад молнией подпалил? Сам справится, он же маг высшего класса!

- Справится-справится-справится, - утвердительно заверещали деревяшки.

Фрид ещё больше посмурнел, но не решился возразить товарищу.

- Мальчики, хватит болтать, надо дело делать, - призвала их к порядку напарница.

- Кому-то придется с ними остаться, - вздохнул Фрид, глядя на фантастическую компанию, расположившуюся рядом.

Рыжий толстяк продолжал подскуливать, крылатый сидел, время от времени по-куриному дергая головой, а человек-змей, кажется, отлучился в спасительный обморок.

- Зачем оставаться? – коварно улыбнулась Эвергрин, приподнимая очки. – Взгляд горгоны!

Маги разошлись в разные стороны, покинув участок тропинки, напоминавший теперь паноптикум или выставочный зал сюрреалистической скульптуры. Им довольно быстро удалось отыскать оставшихся околдованных дровосеков. Один из них обнаружился в ручье неподалеку от тропы и обладал при этом шикарнейшим рыбьим хвостом. Бикс приволок его к остальным, перебросив через собственное плечо и пеняя страдальцу на его неосмотрительность. Новоявленный «русал», в частности, узнал, что ему ещё крайне повезло, что в команду магов не затесался некий Хэппи. Вот если бы это произошло, тогда бы ему уж точно не поздоровилось! Пострадавший слезно возблагодарил богов Фиора, за то, что этой кровожадной личности не было среди его спасителей, но вспомнить, кто же наградил его столь экстравагантной деталью внешности, так и не смог.

Последнего пострадавшего отловил Фрид, которому пришлось изрядно попотеть, уворачиваясь от копыт и рогов, которыми яростно орудовал перепуганный мужчина. Надо ли говорить, что и он не сумел приподнять завесу тайны над непонятными метаморфозами, поразившими его самого и товарищей.

Громовержцы, собрав фантастическое стадо из пяти голов, погнали оное к лесной опушке. Когда лесорубам объяснили, что пришлые маги преследовали цель оказать им помощь, те послушно побрели в указанном направлении. Трудности возникли только у мужской части команды волшебников, по причине того, что человека-змея и «русала» Фриду и Бикслоу пришлось всю дорогу тащить на себе.

Добравшись до городка, близ которого находился зачарованный лес, а, следовательно, и до вокзала, громовержцы столкнулись с небольшим препятствием: бригадир проводников ни за какие коврижки не захотел пустить их в пассажирский вагон с таким-то цирком уродов. Пришлось довольствоваться багажным отделением и всю дорогу слушать нытьё Эвер, никак не желающей признавать себя за багаж. В остальном, их приключения закончились. Прибыв в столицу, маги с облегчением сдали своих подопечных в лечебницу и поспешили в родную Магнолию.

* * *

Тем временем, великолепный Лаксус во всеоружии продвигался по враждебной территории, с преувеличенным вниманием оглядывая каждую куртинку папоротника, каждый подозрительный пень или куст. И вот, наконец, замшелые стволы перед ним расступились, открыв взгляду мага молний уютную полянку с дуплистым деревом посредине. У самого основания ствола, на мощном корневище, выпирающем из поросшей мягкой травкой почвы, расположился неряшливого вида мужичонка.

Дреяр, мгновенно обретя прежний невозмутимо-равнодушный вид, оглядел незнакомца, прикидывая, кто перед ним: один из потерявшихся лесорубов или же зловредный волшебник, издевающийся над людьми из какой-то своей прихоти. Судя по тому, что выглядел он зауряднее некуда, не поражая взгляд ни рогами, ни копытами, ни какими-то иными неподобающими человеческому существу деталями, перед Лаксусом был именно искомый вредитель. Но мага молний от немедленной атаки удержало одно немаловажное обстоятельство – объект не источал никакой волшебной силы.

К слову, пока его так пристально разглядывали, мужичонка даже не потрудился приподнять зад, и сидел себе по-прежнему, расслабленно привалившись к древесному стволу. Вместо нормальной одежды, тело его укрывали какие-то бесформенные лохмотья, запахнутые на впалой груди слева-направо, по-женски. Ступни ног были босые и грязные. Грязной и какой-то землистой была и вся его тщедушная фигурка, которую венчала огромная голова с торчащими волосатыми ушами и розовой лысиной, обрамленной остатками седых лохм. Лицо до половины было упрятано в сивую всклокоченную бороду, в которой запутались веточки, соломинки и пожухшие листья. Между бородой и кустистыми седыми бровями, язвительно блестели маленькие цепкие глаза, неожиданно яркого зеленого цвета. Короче, дед, как дед, грязноват, конечно, но Дреяр и не таких видал.

- Чего приперся? – недружелюбно проскрипел старикан, почесывая чумазое пузо, через дыру в лохмотьях. – Не видишь, отдыхаю я. Не лезь ко мне.

- А это от тебя зависит, - хмыкнув, ответствовал маг молний. – Ты кто такой?

- Вообще-то, - ехидно прищурился дедан, - это ты ко мне приперся незваным, тебе и представляться первым. Хотя, - поморщился он, - чего я про тебя не знаю? Ты Лаксус из Хвоста феи, недурной волшебничек и весьма заносчивый мальчишка. Неинтересно мне с тобой разговаривать!

- Ишь ты какой! – слегка удивился Лаксус. – Ну и кто же ты?

- Я бог, - буднично ответствовал старикашка. – Бог этого леса.

- Бо-ог? Ты-то? – наконец, по-настоящему удивился молодой волшебник.

- Ага, - зевнул мужичонка. – Так чего тебе надо?

- А раз бог, почему ж я силы твоей волшебной не чувствую?

- Так она божья, а ты всего лишь человек, - снисходительно пояснил старик.

Вот чего-чего, а снисходительного тона по отношению к себе Лаксус не выносил категорически. Он почувствовал, как в душе начинает разгораться возмущение. С не меньшим ехидством он задал свой следующий вопрос.

- Что ж ты, бог, так мелко пакостишь? Зачем над людьми издеваешься?

Старик фыркнул, ничуть не поведясь на язвительный упрек.

- Я бог, мне положено разных обалдуев, вроде тебя, наказывать, когда зарываются. Сказано было, не трогать мой лес, а они, все равно, рубить его вознамерились! Ну, я и наказал их немножко, - из бороды явила себя миру щербатая ухмылка. – Чтоб неповадно было. Вообще-то я не злой бог, поэтому во всю силу не околдовывал, так, слегка пошутил.

Лаксус почувствовал, что ещё немного, и он закипит. Сидит тут чумазое недоразумение и рассуждает о чужих судьбах, как будто с бабками на лавке о соседях сплетничает!

- А ты хоть в курсе, что по закону, твой лес человеку принадлежит?

Из-под косматых бровей вылетели две зеленые молнии.

- Я бог, на меня ваши, человеческие, законы не распространяются! Мой это лес, сказано, мой, тупой человечишка!

Лаксусу уже море было по колено.

- Ну, что ж, старый пенек, сейчас мы и выясним, на кого тут право собственности распространяется, - прорычал Дреяр, разминая ладони, между которыми уже проскакивали с сухими щелчками злые молнии.

- Ух ты ж, как распалился карапуз, - захихикал дедан, складывая руки на груди и меряя громового волшебника проказливым взглядом.

* * *

В гильдии было жарко. То есть, жарко было и на улице, но в помещении воздух буквально можно было резать ножом, настолько он был вязким. Члены Хвоста феи расхватали все заказы в северной части Фиора, где по прогнозу сегодня обещали дождь. Те, кто не успел урвать желанное задание, скучились вокруг бассейна, подставляя максимально оголенные тела лучам немилосердного светила и время от времени заныривая, чтобы хоть чуть-чуть охладиться.

В душном холле гильдии остались только сидящие вокруг стола обеспокоенные громовержцы. Вчера, вернувшись с задания класса «S», они не застали в гильдии своего лидера. Сегодня Лаксус тоже не вернулся. Ребята не стали ничего говорить мастеру о пропаже внука, памятуя о слабом сердце старика. И сейчас пытались решить, что же им делать дальше. В духоте помещения мысли шевелились лениво, и, как назло, в перегретые головы ничего конструктивного не приходило. Больше всех маялась Эвер, ведь на Бикса и Фрида жара не оказывала такого мучительного воздействия, они страдали только от нехватки свежего воздуха.

- Надо ехать на поиски, - постановил Фрид, в тревоге дергая себя за шейный платок, который сегодня и так был повязан без обычного изящества.

Эвер согласно кивнула, со скоростью магического вентилятора работая веером. Не помогло. Мышечное усилие только вызвало ещё одну дурнотную волну жара. Девушка раздраженно захлопнула веер, заставив ленивую муху взмыть со столешницы. Глупое насекомое, прожужжав, спикировало прямо на нос феи, которая с размаху влепила себе прямо по этому самому носу, конечно, не попав по взлетевшей вовремя мухе.

- Черт! – выругалась Эвер.

- Мастеру скажем? – тем временем поинтересовался кукольник, жестом приказывая своим деткам молчать: ещё услышит кто-нибудь ненароком.

- С ума сошел? – прошипела девушка, отмахиваясь от назойливого насекомого.

- А если не справимся? Боги знают, что там, если даже сам Лакс… - начал Бикслоу, но был прерван Фридом.

- Я не верю, что он не справился, - с маниакальным блеском в глазах заявил рунный волшебник.

- Но тогда почему?

- Не знаю, - отрезал Джастин. – Но это нам придется выяснить самим. Эвер права, нельзя говорить мастеру. Ай, – внезапно подскочил молодой капитан громовержцев, которому досталось по зеленой голове от напарницы, которая отчаянно отмахивалась от мухи, вознамерившейся, кажется, поселиться на носу у волшебницы. – Эвергрин, ты не могла бы держать свои руки при себе?

- Не могла бы, - окрысилась фея. – Да что же это за напасть такая! Что она ко мне пристала-то? Я её сейчас в камень превращу!

- Эвер, - вкрадчиво протянул Бикслоу. – А знаешь, на что обычно мухи слетаются?

- Знаю, на мёд, - парировала та, приподнимая очки за дужку.

С глумливой рожи кукольника неожиданно исчезла улыбка. Он как-то странно посмотрел на приставучую муху, которая выжидая, когда Эвергрин, наконец, успокоится, скромно примостилась на краешке стакана с недопитым теплым лимонадом.

- Боги Фиора, - выпучил глаза Бикслоу, в ужасе вываливая язык. – Стой, Эвер, - завопил он в следующую секунду, пригвождая напуганную напарницу к скамье.

Громовержцы замерли, не спуская ошарашенных взглядов с притихшего насекомого.

- Лаксус, ты ли это? - проблеял Бикс, поднося к стакану дрожащий палец, на который муха тут же с облегчением перебралась.

* * *

Неделей позже.

На поляну в центре лесной чащи вылетел гиперактивный юноша с розовыми волосами и объятыми огнем кулаками, сопровождаемый парящим на полупрозрачных крыльях синим котом.

- Эй, старикан, что за дела? Ты, вообще, кто такой?

- Да, бог я, бог, - устало ответил старик. – А ты опять из Хвоста феи? Ничему-то вас жизнь не учит!

Отредактировано язычник (30.07.2015 23:15)

0

16

Джига на костях или Предупреждали же...

Безысходность.

- Предупреждали же! - пригасив окурок о столешницу, усмехнулся Грей Фуллбастер, протягивая другу и напарнику стопку с тридцатью каплями эфирной валерьянки. - Не нужно было хватать мой стакан, тем более, если в него Джувия мне наливала. Эх, ты, лапоть...

      Лео в немом ужасе воззрился на пятый по счету положительный тест на беременность, который доставили по почте от Дженни из Синих пегасов. Четыре идентичных уже лежали перед ним, врученные непосредственно Овном, Весами, Девой и Близнецами, на свою беду не вовремя принявшими облик Люси Хартфилии.

От испуга.

Грохот, дым, трассирующие иглы…

      - Предупреждала же, со мной шутки плохи!

      Убедившись, что противник не подает признаков жизни, Эвергрин, наконец, решилась слезть с табуретки. Тело, изрешеченное иглами из «автомата феи», слабо трепыхнуло хвостом, заставив волшебницу испуганно отпрянуть. Через несколько минут сомнений, Эвер все-таки решилась приблизиться к своей жертве.

      - Да ты совсем не страшный, - склонилась фея к поверженному врагу. – И хорошенький такой, когда не егозишь под ногами.

      Волшебница виновато огляделась и, вооружившись веником, осторожненько подтолкнула бесчувственную мышь к порогу комнаты.

      - Ладно, иди давай, - выметая мышь за дверь, прошептала Эвергрин. – Так тоже ничего. Ну, подумаешь, ежиком теперь будешь.

Мужская романтика.

Черт её дернул заикнуться своему мужчине, что соскучилась по романтике!

      Трясясь от холода, расчесывая комариные укусы и размазывая по лицу злые слезы, Эвер на все корки костерила своего любезного. Руки чесались не только по причине комариной активности. Больше всего хотелось… Хотелось… Вот взять бы сейчас веер и по маковке гаду! Да так, чтобы неделю болело. А ещё лучше раком поставить и в камень обратить! Голым! И пусть голуби на него гадят! Р-р-р-р…

      Мокрый насквозь полог палатки взлетел вверх, являя яростному феиному взору бодрого здоровяка со связкой крупных рыбин через плечо.

      - А вот и ужин, звезда моя! – радостно гаркнул «самый мужикатый из мужиков», в упор не заметив ни того, как поёжилась девушка, окропленная с ног до головы ледяными брызгами, ни того, как задрожали её точеные ноздри, вдохнув смачный рыбный смрад, ни испепеляющего взгляда, который ничего хорошего ему не предвещал.

      - То есть, ты предлагаешь мне съесть это сырым? – подозрительно спокойно прогнусила Эвергрин сквозь забитый от холода нос.

      - Да, боги с тобой, я предлагаю тебе это приготовить. Я вот уже и хвороста для костерка собрал. А потом… Потом – вот это! – с этими словами Эльфман торжественно ткнул ей прямо в лицо какой-то обтрепанный и мокрый веник.

      - Это, что же, букет? – изумилась фея невиданному появлению нежных чувств.

      - Да, что ты! Это лучше букета – это банный веник. Вот вернемся мы домой – и я тебя попарю.

      - Да ты и так меня запарил, мужлан чертов! – завопила Эвер, терпение которой в ту же секунду с треском лопнуло. – Предупреждала же я тебя, остолопа, что хочу РО-МАН-ТИ-КИ!!! А это что?

      Эльфман непонимающе уставился на сбесившуюся громовержицу, словно она действительно жахнула его молнией.

      - Как что? Это она и есть.

      - Да?!! В каком месте?!! Какая же ЭТО романтика?!!

      - Мужская, - самодовольно выпятил грудь волшебник перевоплощения.

      - Взор горгоны!!! – и незадачливый романтик перевоплотился. В памятник самому себе. И гадили на него голуби аж три дня кряду.

Плач по раритету.

- Неужели? Неужели я не достойна даже маленького счастья? – Лаки Олиетта закусила костяшки пальцев и испустила душераздирающий вздох. – Господи, бедные мои папа и мама на небесах! Как же мне смотреть им в глаза?

      Очередной вздох заглушил осторожный щелчок соседней двери. Эрза Скарлетт выглянула в коридор и обнаружила подругу, сидящую прямо на полу, безвольно привалившись к стене напротив собственной комнаты. Эрза нахмурилась, прислушиваясь к невнятному бормотанию соседки.

      - Бедные мои родители, они ведь думали, что родили меня для счастья, а что вышло? Не просто счастья, даже ничтожного счастьишка оказалась недостойна их дочь! – очередной вздох. – Боги, разве многого они у вас просили? Ну, вот скажите, многого? А я? Я разве многого прошу? Всего-то просто жить и наслаждаться в кругу своих невинных желаний, воплощенных фантазий и искрометных интересов. И вот даже такое – невозможно?!! Боги, за что вы возненавидели меня? Я же никому не делала зла, может только бактериям, когда лечила грипп антибиотиками. Неужели жизни ничтожных бактерий перевесили на весах божественной справедливости маленькое невинное человеческое счастье? – Лаки шумно высморкалась в бумажную салфетку.

      - Лаки-и, - мистическим шепотом позвала Эрза, не дожидаясь нового потока словоизвержения подруги. – Что с тобой случилось?

      - А, Эрза, - повернула голову та, глядя на волшебницу перевооружения полными вселенской скорби глазами. – Понимаешь, я только хотела пополнить свою коллекцию. В антикварной лавке такую дыбу времен Дидерика XXXIII выставили. Я сегодня туда пошла и… Ыыыы… - снова зашлась девушка, размазывая косметику по покрытому красными пятнами лицу.

      - Что? Денег не хватило? – сочувственно поинтересовалась Скарлетт.

      - Нееет. Меня же сразу предупреждали, какая она…

      - Ну и?

      - Большая очень. В комнату не влезла-а…

Фиговый юмор.

- Эх, что-то соскучился я без Морозильника, - огненный драгонслеер шагнул на порог гильдейской резиденции, привычно занося ногу для пинка по многострадальной двери. – Аж кулаки чешутся!

      - Ещё не начесался? – ворчливо откликнулась его белокурая напарница. – Целой шайки воров тебе мало?

      - Нацу очень энергичный, - внес свою лепту в разговор синий кот, зависший на прозрачных крылышках над головами друзей.

      - Мы вернулись! - по обыкновению в унисон поздоровалась троица, входя.

      В холле оказалось неожиданно тихо. Мираджейн за стойкой не было, и только приглушенное звяканье из кладовки сигнализировало, что барменша здесь и занята ревизией запасов спиртного. Макс меланхолично тёр пол, размазывая шваброй грязь по несвежим половицам. Вакаба, пуская дымовые тенета из неизменной трубки, читал последний номер Волшебника. Венди и Шарли, голова к голове, разбирались с каким-то суперсложным заклинанием в старинном фолианте, позаимствованном не иначе, как у Леви, и, судя по перепалке, у них там разгорелся нешуточный технологический спор.

      - Смотри, здесь сказано, что в круге должно быть три пентаграммы, а ты нарисовала только две, - сдвинув бровки, доказывала кошка.

      - Я три нарисовала, но дело в том, что вместо «буйного ветра», я прочитала «буйного вепря», оттого и вышло невесть что, - оправдывалась Небесная дева.

      - Где Отморозок? – спросил Нацу, заметив за одним из столов Джувию с пяльцами. Та вышивала очередной портрет своей пассии - на сей раз на носовом платке.

      - Господин Грей вкушают послеобеденный сон, - сухо отозвалась Локсар, вяло махнув рукавом в сторону лавки, где развалился голый и похрапывающий Фуллбастер.

      - Черт, совсем стыд потерял, козел! – фыркнул убийца драконов. – Распирожился тут, как дома…

      - Не нравится - не глядите, - поджала губы девушка-дождь, скашивая взгляд на сопящего ледяного созидателя и слегка розовея.

      В уголке за маленьким столиком сидела Лаки, в окружении стамесок и золотистых кучек свежей стружки. Пахло столярным клеем. Девушка что-то мастерила, время от времени сверяясь с раскрытой на столе книгой.

      Люси заинтересованно заглянула ей через плечо.

      - Привет. Что это у тебя?

      - Привет, Люси. Ты об этом? – Лаки сдвинула на лоб очки и обвела взглядом свое рабочее пространство. – Это Лис попросила меня сделать.

      - Пошлые картинки? – подошедший Нацу уже сунул любопытный нос в книгу, страницы которой пестрели иллюстрациями, изображающими изваяния обнаженных богов и героев.

      - Балбес! – беззлобно обругала его заклинательница духов. – Это же искусство. Так о чем тебя попросила Лис? – уточнила она, снова обращаясь к Лаки.

      - Понимаешь, после того, как Эльфман женился на Эвер, та повадилась его наказывать: превратит в статую и голышом на улицу выставляет. Эльфман, конечно, бывает невыносим, но зачем же смущать прохожих! Так и до штрафа за нарушение общественной нравственности недолго. Вот Лис и попросила сделать для него это, - Олиетта указала на пять искусно вырезанных из дерева фиговых листков. – Я… гм… только с размером определиться не могу, сама понимаешь. Вот и сделала несколько разных. На пробу.

      Люси хихикнула.

      - Я не понял, - драгонслеер воззрился на один из шедевров, вертя его в руках. – А чего Эльфман с этим делать-то должен?

      - Не тормози, Нацу. Присмотрись к картинкам в книге, и все поймешь, - ухмыльнулся сидящий у него на плече иксид.

      - О-о!

      Получасом позже, когда за стаканом лимонада Люси обсуждала с Мирой подробности выполненного задания, холл гильдии огласил рёв раненого бронтозавра:

      - Головешка, пасть порррву!!!

      Ещё через секунду глазам девушек, поспешно юркнувших под барную стойку и осторожно выглянувших из-за неё, предстал Грей в традиционном неглиже, на побагровевшей физиономии которого отражались все оттенки бушующего в его душе праведного гнева. Причинное место созидателя прикрывал искусно вырезанный из орехового дерева фиговый листок.

      - Грей, оденься, - пролепетала Люси, не зная смутиться ей или неприлично заржать в духе напарника.

      - Как?!! – возопил созидатель, обращая к ней яростный взор. – Ничего ж не налезет на это… это… украшение, мать-перемать!

      - Так сними его, - посоветовала сердобольная Мира.

      - Не могу! Эта сволочь его приклеила!

      А из-под потолка, где парил на кошачьей тяге шкодливый драгонслеер, неслись громовые раскаты зловещего хохота.

      - А я тебя, ледяной извращенец, предупреждал: не ходи голым! Будешь теперь у нас пингвиньим Аполлоном!

Вирус графомании.

Люси Хартфилия раздраженно грызла кончик карандаша.

      С самого утра она пыталась сосредоточиться на сюжете романтической сказки, которую решилась написать на конкурс, объявленный в Волшебнике неделю назад. Сроки поджимали, писательские амбиции давили на психику, а в финале переливался всеми цветами радуги первый приз – семьдесят тысяч джувелов – как раз её арендная плата, которую заклинательница постановила для себя выиграть любой ценой.

      «Жила-была в Цветочном королевстве прекрасная принцесса Гризельда. Проводила она день за днем в неприступной башне из белого мрамора. И была принцесса очень несчастной», - вот и всё, что родилось пока из–под пера незадачливой писательницы. И дело было вовсе не в недостатке таланта или творческом ступоре. Просто Люси то и дело прерывали и отвлекали её беспокойные товарищи по гильдии, в холле которой она и сидела за столом, уже битых два часа пытаясь стронуть сюжет с мертвой точки. Беда заключалась в том, что в квартире, которую занимала заклинательница духов, уже несколько дней шел ремонт. В преддверии зимних холодов арендодательница Люси решила переложить камин в комнате постоялицы. За её счет, естественно. Девушка, конечно, понимала всю необходимость этой реконструкции, но безденежье напрягало. Да ещё и, как на грех, зарядили сентябрьские дожди, отбив у заказчиков всяческое желание что-нибудь заказывать. Таким образом, вся гильдия Хвост феи маялась от безделья, волшебники скопились в родном учреждении, от нечего делать изводя друг друга.

      Девушка страдальчески потерла виски и уже занесла карандаш над страницей, как из-за её плеча послышался душераздирающий вздох. Люси в раздражении обернулась и увидела переминающуюся с ноги на ногу Джувию.

      - Люси-сан, там это… Опять Грей-сама и Нацу-сан отношения выясняли…

      - И что? Я его с утра предупреждала, чтобы сегодня ко мне не лез, – не очень вежливо процедила заклинательница.

      - Грей-сама изволили набить Нацу-сану большую шишку, а Нацу-сан расквасил Грею-сама нос. Мне удалось остановить кровотечение у Грея-сама, но Нацу-сан от моей помощи отказался и куда-то убежал.

      - И что?! – ещё менее вежливо вопросила Люси, предчувствуя, что взяться за сочинительство ей опять не дадут.

      - У Нацу-сана о-очень большая шишка…

      - Я-то тут причем?

      - Ну, всем известно, что лечить себя Нацу-сан позволяет только Люси-сан и Венди-сан. А Венди-сан на задании, так что…

      - Боги Фиора, оставят меня, наконец, в покое или нет! – возопила заклинательница, в сердцах швыряя карандаш на столешницу и поднимаясь с намерением найти пострадавшего драгонслеера, перебинтовать и спустить с него шкуру.

      Когда ближе к обеду Люси вернулась, так и не обнаружив искомого напарника в пределах Магнолии, которую обежала, кажется, всю, на столе её ожидала кипа исписанных вкривь и вкось листов бумаги. Заклинательница со вздохом опустилась на скамью и принялась разбирать то, во что превратилось задуманное ею произведение.

      Итак…

      "Жила-была в Цветочном королевстве прекрасная принцесса Гризельда. Проводила она день за днем в неприступной башне из белого мрамора. И была принцесса очень несчастной…

      … потому что принц Стратокастер, в которого она была влюблена, совершенно не обращал на неё внимания. Все время принц охотился на драконов, участвовал в дуэлях и пьянках, совсем не думая о том, что время идет, а принцесса не становится моложе. Глаза её выцвели от пролитых слез, свадебная фата истлела в сундуке, а бедное сердце разбилось на тысячу мелких осколков. (Несколько подозрительных капель на листе превратились в крохотные кляксы, размыв чернила).

      Ещё бы он на ней женился, с таким-то имечком! Грызельда грызла железо и становилась сильнее и сильнее. Она вызвала принца на дуэль и завалила его, отомстив ему за безразличие! (На последнем восклицательном знаке - дырка. Карандаш проткнул бумагу насквозь).

      Гризельда положила с прибором на всех на свете принцев, вернулась в замок, спустилась в винный погреб и напилась в стельку, празднуя свою свободу от хилых мужиков. (Пятно от вина на полях).

      А мужики вовсе не были хилыми! Они возмутились, что какая-то баба ведет себя не по-мужицки и осадили замок, чтобы взять его штурмом и показать этой бабе, что такое настоящие мужики! (Вместо подписи – руна, обозначающая «мужество»).

      А Гризельда, очнувшись в винном погребе, огляделась и пришла в ужас. Чем она занималась, вместо того, чтобы искать себе подходящего мужа? Она поднялась к себе в спальню, достала альбом с портретами кандидатов на место супруга и начала строить планы предстоящих свиданий. (Три неуклюже нарисованных розовых сердечка).

      Но шум внизу привлек её внимание. Принцесса высунулась в окно и увидела, что замок в осаде, полчища мужиков штурмуют крепостную стену и ломают ворота тараном. Тогда она облачилась в доспех, взяла верный меч и вышла за ворота, бросая вызов обнаглевшей толпе. Правда была на её стороне, поэтому меч принцессы без промаха разил противников. (Внизу - иллюстрация, изображающая какую-то кракозябру, предположительно фигуру в доспехах и с мечом).

      Мужики пачками падали к ногам прелестной принцессы, посвящая ей изящные мадригалы и осыпая лепестками цветов. Перед смертью они целовали следы её ног и плакали, предчувствуя вечную разлуку с её совершенной красотой. (Меж страниц затесался подозрительно рыжий волос).

      А мимо летел огромный огнедышащий дракон. Он был страшно голоден и очень хотел подраться. Ему не удалось пообедать принцем Фуллбастером Стратокастером, которого ещё раньше завалила Гризельда, и он был очень зол. Увидев толпу мужиков, дракон решил, что жесткое мясо – это лучше, чем совсем никакого. Он спустился на землю и сожрал всех мужиков, но не наелся. Тогда он зашел в гости к принцессе, и она зажарила ему целого быка. Раз уж она ему так угодила, дракон решил навсегда остаться в замке. Дракон защищал принцессу, а она готовила для него много всяких вкусностей. Так они и зажили вместе. (Прожженная дыра на полях).

      И родилось у них ровно тридцать синих драконят. Папа-дракон каждый день ходил на рыбалку и приносил им свежайшую вкусненькую рыбку. А мама-принцесса гладила им спинки и чесала за ушами. И жили они так долго и счастливо! (Отпечаток кошачьей лапы внизу страницы)".

      - Тут и сказочке конец, - вздохнула Люси, подпирая голову рукой.

Драконий экзорцизм.

А все началось с того, что Ридас нарисовал дракона!

      Они заспорили с Гажилом о конструкции маховой перепонки. Ридас утверждал, что она чешуйчатая, а Гажил – что кожистая. В конце концов, не найдя лучшего аргумента в споре, художник изобразил фантастическое животное на холсте. И так разволновался, что нечаянно его оживил. И началось светопреставление! Дракон получился не очень большим, но все же достаточного размера, чтобы, беспорядочно летая по холлу гильдии, разгромить все, до чего не дошли руки у самих волшебников.

      Когда порывом ветра от крыльев у меня захлопнуло книгу, я решила, что это уже перебор. Тем более, что виновники появления дракончика только бестолково метались за ним, пытаясь поймать, но ещё больше пугая бедное животное.

      Я выбежала в центр зала и замахала руками.

      - Стой, стой!!! Сядь где-нибудь, пожалуйста!

      Животное неожиданно услышало мой призыв и тяжело опустилось на перила второго этажа.

      - Почему ты все громишь? Успокойся и скажи, чего ты хочешь?

      Голос у ящера оказался совсем детским, а тон – капризным.

      - Я вообще все тут разнесу! Где принцесса? Зачем меня вызвали из мира фантазий, если тут нет ни одной принцессы?

      - На кой она тебе сдалась? – рыкнул Гажил, свешиваясь с потолочной балки, куда его загнало неугомонное животное.

      - Я дракон. У меня должна быть принцесса! Или все разнесу!

      - Эта подойдет? – спросил Гажил, спрыгнув с потолка и выталкивая меня вперед.

      Дракончик оглядел меня желтыми глазами с вертикальным зрачком.

      - Тощенькая какая-то. Невкусная, наверное. Ну, что делать, раз другой все равно нет.

      - Э-э, погоди-ка… Я, что, тебе на обед нужна?

      - Ага. Сейчас съем, и домой. По-другому никак, - ящер развел крылья в стороны.

      - Я категорически против, - возмутилась я. – Что, так-таки и нет иного способа отправить тебя назад в мир фантазий?

      Дракон задумался.

      - Можно, конечно и по-другому, - с неохотой признал он. – Меня может победить этот… ну… который весь в железе. Рыцарь, вот. Но мне бы этого не хотелось.

      Гажил приосанился и выступил вперед.

      - Я думаю, дальше моё дело.

      Животное с сомнением воззрилось на него.

      - Что-то тут у вас все какое-то некачественное: принцесса недокормленная, на рыцаре железа с гулькин нос. Неинтересно.

      Отчего-то Гажил обиделся за меня.

      - Я тебе покажу «недокормленную». Дерись, раз положено, критик нарисованный! Предупреждаю, шутить не буду!

      - Не хочу, - закапризничал дракончик.

      - Ах, ты ж, рептилия скользкая! Столб железного дракона.

      Дрались они долго. Но беда в том, что Гажил никак не мог попасть по небольшой, но верткой цели. Я с возрастающим раздражением наблюдала за их бестолковыми скачками, рушащими все на своем пути, пока меня не осенило.

      - Погодь, рептилия, давай отдохнем малость, - взмолился, наконец, драгонслеер загнанно дыша. Бока дракона тоже ходили ходуном.

      - Хорошо, - согласилось животное, плюхаясь посреди холла.

      И тут я подала Гажилу его гитару.

      - Ты чего, Мелкая, ополоумела со страху? Нашла время, - выпучил глаза парень.

      - Ничего не ополоумела! Во время отдыха лучше всего наслаждаться искусством. Вот и выдай один из своих знаменитых экспромтов. Спой Гажик, - я состроила самую умильную мину, на которую была способна.

      Драгонслеер польщенно засопел и взял инструмент. Задумался на несколько минут. Затем выдал пробное: «Бррямм».

      - Нарисованный дракон,
      Уходи отсюда вон!
      Нету здесь тебе поживы,
      Убирайся к черту живо! – заголосил Гажил, от натуги прикрыв глаза и сопровождая свои рулады зубодробительным визгом электрогитары.

      Что было дальше в этой песне, не знаю. Я уши заткнула. И все, кто в этот момент находился в гильдии – тоже. В себя нас привел громкий крик Нацу, застывшего на пороге.

      - Эй, кто тут крокодилов кастрирует?!!

      Мы все осторожно открыли глаза. Ни следа дракона в холле гильдии не наблюдалось.

Ненаучная фантастика.

Мы с Леви возвращались из городской библиотеки, когда над нашими головами раздались свист и грохот, буквально раздирающие барабанные перепонки. Что-то огромное пронеслось мимо нас в сторону здания Хвоста феи и где-то там уже умопомрачительно громко бабахнуло. Явно что-то взорвалось.

      Мы с подругой распрямились, поскольку раскат взрыва заставил нас обеих присесть на корточки и заткнуть уши.

      - Сдается мне, - проговорила я, пытаясь совладать с трясущимися губами, - что это было у нас в гильдии…

      Леви побледнела и заторопилась вперед. Я бежала за ней на подворачивающихся каблуках, пока в поле нашего зрения не показалось здание гильдии. Вроде, в основном целое, за исключением заднего фасада и бассейна, в дно которого воткнулся какой-то серебристый сигарообразный объект.

      Из-под завалов слышались кряхтение и кашель. Леви кинулась на выручку к нашим согильдийцам, а я малость притормозила, заметив топчущегося подле всего этого бардака Тельца.

      - Что тут случилось, Телец? – волнуясь за судьбу товарищей, насела на него я.

      - Муу, Люси, твоя фигурка…

      - Без пошлостей! И отвечай, когда тебя спрашивают.

      Сквозь белую шерсть на щеках духа проступил румянец смущения.

      - Видишь ли, хозяйка, тут произошло форменное недоразумение.

      - Ничего себе, недоразумение! Люди же пострадали!

      - Докладываю: серьезных травм и повреждений нет. Хотя, здание, конечно, пострадало.

      - Слава богам! Так почему же здесь все взлетело на воздух?

      Телец ещё немного помялся и начал рассказ.

      - В мире звездных духов наши усадьбы расположены на отдельных небесных телах, как ты знаешь. И чтобы быстрее собираться по зову Короля, мы решили изобрести некое транспортное средство для космических полетов.

      - Звездолет, что ли? – оторопела я.

      - Именно, муу… Крест нашел нужную литературу, Козерог нарисовал чертеж конструкции корабля, Дева пособила с материалами. Короче, построили мы звездолет. Лео выбрали капитаном. Но корабль без топлива летать не может.

      - И что за топливо требовалось для вашего корабля?

      - Мууу… Я боевой дух, а не техник, так что подробностей не знаю, но, кажется, это был водородный двигатель.

      - Водородный двигатель? То есть, топливом должна была стать вода? – спросила я. Душа моя исполнилась подозрениями.

      - Муу, да . А ты же знаешь характер Водолей? Поссорилась она со Скорпио и переборщила малость. Сначала-то ничего, но по мере того, как скандал между Водолей и Скорпио набирал обороты, вода становилась всё горячее, - Телец нерешительно пожевал собственную губу.

      - И что? Вот ведь наказание! Что я каждое слово из тебя вытягиваю?!

      - Муу, двигатель наш пошел в разнос, мы преодолели границы мира духов и были выброшены в Магнолию, где и приземлились в ваш бассейн. Все, - простодушно закончил бык, хлопая белесыми ресницами.

      - Приземлились? - слабым голосом повторила я, внезапно осознав, чья магия разнесла часть гильдейского здания. И кому оплачивать ущерб. Предупреждала же меня мама, что волшебство звездных духов - штука опасная!

      Тельца, да и всех остальных тогда спасла только моя расшатанная нервная система, вовремя опустившая меня в безмятежность обморока.

Дело об одном носке.

Гардероб Грея Фуллбастера был невелик. Зачем, спрашивается, покупать много того, что все равно потом растеряешь? Трое штанов, десяток сменных футболок, несколько теплых вещей. Белье, носки…

      Вот носки сегодня утром и явились источником головной боли и потока не очень приличных выражений черноволосого волшебника. В нижнем ящике комода их обнаружилось пять. Причем, все пять – от разных пар. Грей перерыл все ящики, и на всякий случай трижды. Покопался в корзине с приготовленным для стирки. Но зловредные носки, похоже, совершили массовый исход из квартиры юноши. И не собирались возвращаться.

      - Чертовщина какая-то! – шипел созидатель, натягивая на одну ногу черный носок с тремя белыми полосами, а на вторую – серый с одной красной. Так и пошел в гильдию в разных носках.

      - Эй, выморозок, ты чего такой смурной с утра? – поприветствовал его лучший друг, неслабо огрев между лопаток.

      - Тебя не спросил, - огрызнулся ледяной волшебник, не глядя. – Отстань, без тебя тошно.

      - Чего это? – в поле зрения вплыла омерзительно позитивная широкая улыбка.

      Грея поворотило с души, и он с трудом удержался, чтобы не треснуть Нацу промеж раскосых гляделок. Просто к ним уже подходили остальные члены команды, среди которых была и Эрза.

      - Действительно, Грей, - заглянула ему в лицо заклинательница звездных духов. – Что-то ты выглядишь не очень. Не выспался, что ли?

      - Да, выспался я, - отмахнулся молодой человек. – Понимаете, похоже, меня ограбили.

      - Ограбили? И что пропало? – встревожилась Люси.

      - Вот, - Фуллбастер выставил на всеобщее обозрение свои щиколотки, обтянутые разными по цвету носками.

      - И что это значит?

      - То и значит, Головешка, - ледяной маг стрельнул в Нацу косым взглядом. – В моем комоде только по одному носку. Из всех пар. Мистика какая-то!

      - Кому могли понадобиться твои носки? Да ещё и непарные? Ты хорошо смотрел? – вступила в общую беседу Эрза.

      - Три раза все перешерстил.

      - Странно.

      - Не то слово.

      Нацу, переминающийся без дела, внезапно вскинулся.

      - В те времена, когда у меня ещё были носки, - начал драгонслеер, и было ясно, что эти времена относятся чуть не к предначальной эпохе. – В моем доме поселился маленький зверек Носкопряч. Он все время утаскивал у меня один носок из пары. В конце концов, я перестал их носить.

      Фуллбастер тупо уставился на благодушного драгонслеера. Прикалывается? Или правда верит в то, что говорит? С него станется! Причем, и то, и другое.

      Обстановку разрядила Люси, которая громко прыснула, а потом не в силах сдерживаться, расхохоталась в голос.

      - На… На… Нацу… ох, не могу… Кто… скажи, тебе это внушил?!!

      Грей думал, что драгонслеер обидится, но тот, глядя, на напарницу и сам рассмеялся во весь рот.

      - Ну, чего… спрашивается… ты так развеселилась? Ну, Игнил сказал…

      - Понятно.

      Скарлетт, не принимавшая участия в общем веселье, разрушила этот оазис сумасшествия громким «Гм».

      - А вспомни-ка, Грей, - серьезно начала она, – кто в последнее время бывал у тебя в доме?

      - Ты бывала, Хэппи, Люси, Головешка… - нахмурился Грей, вспоминая.

      - Я у тебя носки не таскал, Отморозок! – завопил возмущенный Драгнил.

      - Засохни, я знаю, что не таскал, - цыкнул созидатель и продолжил. – Джувия пару раз заходила…

      - Джувия?! – хором вытаращились на него напарники.

      Грей застыл на пару секунд с открытым ртом.

      - Неужели эта одержимая бесом женщина утащила мои носки?!! И как это теперь выяснить?

      - Да просто спросить, - безапелляционно заявил Нацу.

      - И как ты себе это представляешь? «Привет, Джу! Это случайно не ты сперла все мои носки»?

      - А чего такого? – надулся драгонслеер. – Сам не хочешь, пускай Люси спросит.

      - Нет уж, - отрезала заклинательница. – Она же меня убьет на месте. С чего бы это сопернице интересоваться такими интимными вещами Грея-сама? - очень похоже передразнила она водяную фею.

      - И точно…

      - К Джувии пойду я, - постановила Титания.

      Через некоторое время Эрза вместе с девушкой-дождем вошли в здание гильдии. Джувия торжественно проследовала к столу, за которым собралась вся честная компания. И не менее торжественно разложила на столешнице пять носков от разных пар. Общей чертой всех предметов одежды было то, что на каждом из них тончайшим шелком было вышито лицо Фуллбастера и монограмма «GF» рядом с ним.

      - Джувия просит прощения, дражайший Грей-сама, за причиненные неудобства, но теперь вы свои носки ни за что не потеряете. Джувия несколько дней работала над этим. И вот результат, - с достоинством проговорила девушка и удалилась, оставив согильдийцев в полном замешательстве.

      - Твою же ж мать! – только и достало сил выругаться у ледяного волшебника, прикрывшего глаза рукой. - Предупреждал же я сам себя, что от неё добра не жди...

Эпический экшн.

Где-то в окрестностях Магнолии.

      - Гады, строем наступают! Давай, Эвер, включай пулемет!

      - Заткнись, Лакс, сама вижу… Хотя не очень… Эх, ладно! Пулемет феи!!!

      - Головешка, не зевай, я того крайнего приморозил. Жахни по нему!

      - Эх, я воспылал! Реееев…

      - Окосел совсем, тупень горелый! Это ж я тут висю… шу… блин!

      - О, это там консервная банка, что ли, крышкой шамкает? Сам виноват, кретин, не виси на противнике.

      - Я вас обоих сейчас развешу тут, придурки! Железные колья!

      - Сзади, сзади, Гажил-кун…

      - Ох, ты, мать, опять строем пошли. Рееев…

      - Эй, иду на вы! Да, это я тебе, бугай… Тебе-тебе, да, вот тебе, который в кювете раскорячился… Получи Алой вишней!

      - А-а-а-а!!! …!!!

      - Эрза, по-моему, это дерево…

      - Да ну! Деревья не матерятся.

      - Это я тут… В за… де, тьфу, в за… саде…

      - Уоррен?

      - Угу… Тут проволока какая-то. Никак выбраться не могу.

      - Темное писание! Взрыв!!!

      - Фриииид!!! Заткнись, ты нас бревнами какими-то завалил!

      - Стояяяяять, ушлепки!!!

      - Мастер… тссс…

      - Ты чего, дедуля? Враги ж…

      - Я вам покажу врагов! Знаете, почему я здесь? Потому что посыльный из мэрии прибежал с жалобой на вас, шпану. Мол, Хвост феи в данную минуту на южном шоссе телеграфную линию и лесозащитную полосу разносит.

      Немногим ранее.

      Войдя в холл гильдии, Лисанна была крайне удивлена. Нет, талант к созданию суматохи, конечно, для Хвоста Феи - непререкаемый эксклюзив, но тут было что-то другое.

      Лис немножко грызла совесть, потому что вчера Леви откопала для неё в библиотеке ценнейший свиток с универсальными заклинаниями для анимагов. Девушка едва дождалась, пока сытые и побитые согильдийцы, наконец, разойдутся по своим домам, чтобы самой начать разбираться с переводом, который сделала для неё Мак Гарден. Нетерпение заставило её ускорять шаг всю дорогу до дома, после того, как сестры Штраусс прибрали на кухне и закрыли на ночь двери гильдии. Отправив запыхавшуюся Миру вкушать заслуженный сон, Лис вышла на задний дворик, захватив с собой желанный свиток и фонарь. Универсальные заклинания были легки в использовании и отнимали ничтожное количество магической силы. Девушка приступила к практике, споро разобравшись с механикой процесса. И так увлеклась, превращаясь то в свиномерина, то в ездовую пантеру, то в птицеящера (к слову, после двадцатого воплощения, она уже перестала запоминать всех тех животных, шкуру которых ей довелось примерить), что спохватилась только тогда, когда небо начало сереть, предвещая скорый рассвет. На сон оставалось не более двух часов. Естественно, что она позорно проспала, даже не шелохнувшись на хлопок входной двери, когда сестра утром отправилась в гильдию.

      И вот теперь медленно и неуклюже шевеля невыспавшимися извилинами, Лисанна старалась понять, что же произошло в родном учреждении в её отсутствие.

      Начнем с того, что за стойкой почему-то находилась вовсе не Мираджейн, а Кана. И в руке у неё был шейкер для коктейлей. И она подливала в этот шейкер вино из своей бочки, и что-то ещё из разных бутылок, частоколом выстроившихся на барной стойке. И (неслыханное дело) полученные смеси она разливала по бокалам, угощая всех желающих, коих оказалось неожиданно много.

      - Что тут происходит? – с подозрением поинтересовалась младшая Штраусс, пробившись, наконец, к стойке через толпу угощающихся.

      - А, Лис! Проснулась уже, - бодро ухмыльнулась картежница и протянула ей полный бокал. – Хочешь заправиться? Коктейльчик собственного производства, который я придумала, пока тебя замещала. Всем нравится, между прочим. Твоя сестрица с ног сбилась, разнося его жаждущим. Во как! Только предупреждаю, крепок, зараза!

Психология раннего юношества.

- Ыыыы…

      - Ну, Венди, ну, душечка, что ж ты так убиваешься? – вокруг юной драконоборицы собралась большая часть гильдии Фейри Тейл.

      - Ыыыыы… ик! Я… я не достойна… ыыы… я лучше к… ик!.. жопотрясцам уйду…

      - Да с чего вдруг? Почему? – кудахчут согильдийцы, с сочувствием глядя на плачущую девочку.

      - Я слабая… ик!.. Вон Нацу спросите…

      - Ну, Головешка! – прищуривается ледяной маг, в упор глядя на драгонслеера.

      - А что я? – вскидывается тот. – Когда я такое говорил?

      - Говорил, ыыыы… Что раз я… Грею под дых дать не хочу, то я… слабачка, - Венди шумно шмыгает носом и горестно вздыхает.

      Оказавшись под перекрестным обстрелом укоризненных глаз, Нацу чувствует себя неуютно. Он сопит, покрывается потом и, наконец, рожает:

      - Ну, я… это… несерьезно же. Пошутил, а ты и поверила.

      Венди с надеждой смотрит на Драгнила, тот пытается робко улыбнуться, но натыкается взглядом на сдвинутые брови сердитой напарницы. Недовольство Люси – это последнее, с чем он хотел бы столкнуться.

      - Ну, прости меня, - бубнит драгонслеер, и кажется, что от усердия из его багровых ушей сейчас повалит пар. – Я совсем не хотел напомнить тебе, что ты маленькая или слаба… Ай!

      - Нацу, ты дебил! – шипит Люси, припечатавшая его ногу каблуком.

      - ЫЫЫ!!!

      - Нет-нет!!! – вопит окончательно деморализованный драконоубийца. – Ты сильная, Венди, ты очень сильная!

      - Ты так говоришь… ик!.. потому что я плачу. А сам все равно думаешь, что я маленькая… Ыыыы… Все так думают. Вот Локи…

      - Так, - Эрза разворачивается в сторону звездного духа. – Что там Локи говорит?

      Импозантный Лев делает круглые невинные глаза, указывая на себя большим пальцем, словно ослышался.

      - Да-а-а… Всем девушкам сегодня комплименты отпускал. А меня, - девочка снова громко шмыгает носом, - оскорбил.

      Эрза начинает постукивать пальцами по столешнице – плохой знак. Локи ещё больше пучит глаза, хотя больше, кажется, некуда.

      - Что ты говоришь, Венди! Не я ли сегодня сказал тебе, какая ты милая кроха.

      - Ыыыы… Вот опять! Все люди, как люди, а я…

      - Уйди с глаз! – сквозь зубы бросает Эрза, и ошарашенный Лев без слова оправдания ретируется во двор.

      А Венди словно прорывает.

      - Джувия мне куклу сшила, Ромео мячик подарил, Шарли ругается, что целительная магия у меня много сил отнимает, Эльфман сказал, что я не мужик, Макс – что швабра для меня слишком большая, когда я хотела помочь с уборкой. Все, все считают меня малолетней слабачкой…

      Люси, нахмурившись, выслушивает это словоизвержение, а затем обращается к Шарли.

      - И давно она так?

      Кошка невозмутимо поднимает взгляд к потолку.

      - С утра, вроде. Встала, умылась, постояла перед зеркалом, и началось.

      Люси задумчиво стучит себя пальцем по переносице.

      - Гм… Перед зеркалом, говоришь? Венди, ну-ка, посмотри на меня!

      Юная волшебница в испуге отшатывается от подруги.

      - Нет!!!

      - Ага, что это у нас тут?

      - Люси, нет! – верещит Венди, пытаясь прикрыть лицо руками.

      - Все ясно, - тоном бывалого диагноста констатирует Люси. – Прыщ!

      - Ну, вот! Теперь всем известно, что я ещё и уродка, - убито шепчет девочка.

      Но Люси, не обращая на это внимания, достает из связки серебряный ключ.

      - Измерителя времени откройтесь врата! – и когда появляются Часы, тихо просит. – Займись, пожалуйста, прыщиком Венди.

      - Вас понял! – отвечает дух, гостеприимно распахивая дверку в отсек с маятником. – Добро пожаловать, молодая госпожа.

      - Ох, я и забыла, - шлепает себя по лбу Эрза. – Они ж теперь и от прыщей лечат. Хорошо придумано, Люси!

      Первым от шока оправляется Грей, как самый хладнокровный, видимо.

      - И что, все это, - он делает неопределенный взмах рукой, - из-за какого-то прыща?

      - Психология юношеского периода, - авторитетно высказывается Люси, пожимая плечами. – Взрослеет наша Венди. Предупреждаю, это не последний нервный срыв, так что, будьте осторожны в высказываниях.

      - С ума сдвинуться можно, - качает головой ледяной маг.- Точно, девчонки - это зло!

Философия хронической лени.

Наб опять меланхолично подпирал доску заказов. Получая порицания от всех, кому мешал выбирать работу, своей внушительной фигурой заслонив обзор, волшебник только печально вздыхал.

      - Эх, когда же я увижу задание, предназначенное только для меня! Есть же глубинный смысл в этом бесконечном ожидании? Его просто не может не быть!

      - Лень это твоя, а не бесконечное ожидание истины. Попробовал бы хоть с чего-то начать, - фыркнул Макс, шаркая неизменной шваброй.

      Наб коварно ухмыльнулся, глядя на песчаного колдуна.

      - Ладно, уговорил. Хочешь, с уборкой помогу. Давай швабру!

      - Нет-нет, спасибо, но не стоит, - слегка разволновался Алос, нервно сжимая рукоятку своего орудия труда. – Я имел в виду настоящий заказ, а не простую уборку.

      Лазаро удовлетворённо хмыкнул. Теперь Макс гарантированно обезврежен, и не рискнёт больше к нему приставать. Каждый раз, когда кто-то из буйных членов Хвоста Феи брался за уборку, то, в конце концов, что-то непременно ломалось. Чаще всего – швабра. Например, если согильдийцы доходили до той стадии драки, когда в ход шли все предметы обихода, которые хотя бы отдаленно напоминали оружие. Шваброй фехтовали, её метали на манер копья, размахивали, словно дубиной. Ну, и засовывали… гм… куда ни попадя. Естественно, после подобного использования, несчастная ни на что не годилась. И Макс, как самый ответственный, всегда её чинил. И очень не любил, когда её снова ломали. Оттого и предпочитал не передоверять уборку никому. Шкода-Нацу по этому поводу пустил скабрезный слушок, что, вроде бы Макс влюблён в свою страдалицу-подопечную. Вот все и привыкли шутить по этому поводу, на что Макс обращал не больше внимания, чем на мух, бестолково кружащихся под потолком.

      Наб было хотел снова отвернуться к доске, но его привлёк громкий хлопок двери.

      В гильдию с диким взглядом вломился Грей Фуллбастер, который бережно и крепко прижимал к груди лацканы своего плаща, словно во внутренних карманах у него было что-то до крайности хрупкое.

      Ледяной волшебник метнулся напрямик к барной стойке, где его уже встречала Мираджейн, почуявшая неладное.

      - Грей, что так скоро? Неужели уже справились? И где Джу?

      Вместо ответа, созидатель выложил на стойку с десяток ледяных пробирок, которые достал из-за пазухи.

      - Вот.

      Наб протер глаза, потому что ему почудилось, что руки Фуллбастера трясутся.

      - Что значит «вот»? Что это такое? – сдвинула брови демонесса.

      - Джувия. Это она.

      Мира только всплеснула руками. И тут же склонилась к пробиркам.

      - Как это произошло? Вы же получили задание от ювелира, если я не ошибаюсь?

      - Не ошибаешься. Он купил партию арболесского жемчуга. Чтобы жемчужины не тускнели, их нужно хранить в охлажденных лотках и обеспечивать мелкодисперсное орошение. Джувия устроила ему это орошение, используя собственное тело, потому что на складе у торговца нет ни одного источника воды. И не смогла собраться. Это всё, что мне удалось унести оттуда.

      - Боги Фиора! Срочно зови Полюшку. Надо же, какое несчастье!

      Грей умчался за целительницей. Наб подошел и долго смотрел на пробирки. Вода, как вода, и ничего более. Мираджейн вздыхала, поглядывая на часы.

      Наконец, прибыла старая колдунья. И, как всегда, не в духе. Оглядев пробирки, она хмыкнула и изловила за рукав ледяного мага, который подавленно слонялся вдоль стойки на небольшом расстоянии, чтобы не мешать исследованию.

      - Прекрати изображать маятник, дурень, и ответь мне: она перед тем, как сотворить заклятье, о времени говорила?

      Грей наморщил лоб, припоминая.

      - Кажется, нет, но, может быть, она говорила тихо, - ответил юноша и едва слышно прибавил: - Она всегда такая тихая…

      Чуткая Мира тут же положила ладонь на его предплечье. А пожилая целительница неожиданно рассмеялась, сухо и с оттенком издёвки.

      - Поделом балбеске! Это её ошибка. Если нет воды, и приходится использовать собственное тело, то нужно запускать магический таймер. А она просто забыла это сделать!

      - Госпожа Полюшка! – воскликнула шокированная Мираджейн. – Как вы можете! Это такая трагедия…

      - Нету никакой трагедии, - железным тоном прервала её излияния целительница. – Сейчас выльем всё это в бассейн, и она снова станет собой.

      - Правда? – облегченно выдохнули волшебники.

      - Нет, я всё вру, - прищурилась старая ведьма. – Конечно, правда. Ну, может, не сразу. Ей ведь чистая вода нужна, а у вас там уйма потного народа бултыхается.

      - То есть… как это – не сразу? – опешил Фуллбастер.

      - Если будем тут лясы точить, то вообще никак.

      Волшебники прошли к задней двери, через которую можно было выйти к бассейну. Наб из любопытства тоже поплелся следом. Подойдя к искусственному водоему, Полюшка одним только красноречивым взглядом разогнала немногочисленных купальщиков, которые, казалось, просто растаяли в теплом воздухе. Одну за другой, целительница опорожнила пробирки над гладью бассейна. Несколько минут ничего не происходило, затем вода вспучилась большим пузырем, который лопнул, обрызгав всех собравшихся, и оставил после себя воронку, на дне которой обнаружилась вполне себе живая водяная фея.

      Мира протянула руку, помогая Джувии выбраться из бассейна, и невольно вскрикнула от неожиданности: у девушки-дождя недоставало нескольких пальцев на руке, фрагмента шеи и изрядного куска плоти пониже спины.

      - Что такое? – забеспокоилась воскресшая и с тревогой оглядела сама себя. Скулы её порозовели. – Ах, Грей-сама, не смотрите на меня. Джувия сейчас в страшном беспорядке и ей очень стыдно.

      - Дурища! – фыркнула Полюшка, покачав головой.

      - Радовалась бы, что жива, - нахмурился ледяной созидатель.

      - Но как же… - воскликнула Мира. – Что ж ей теперь так и ходить: без пальцев, части шеи и… гм…

      - Не беспокойтесь, Мира-сан, - успокоила её пострадавшая. – Джувии просто надо пить побольше воды и всё будет, как раньше.

      - Кажется, это твоё, - сухо проинформировала Полюшка, снимая пальцем с щеки каплю, которая оказалась там в результате взрыва водяного пузыря.

      - Да, спасибо, - согласилась Джувия, подставляя ладонь, сложенную лодочкой. – По-моему, это мой ноготь.

      - Избавь меня от подробностей, - поморщилась целительница. – Ещё часть у Наба на носу.

      Девушка-дождь подошла к Лазаро, завороженно наблюдавшему за этой сценой, и церемонно произнесла:

      - Наб-сан, позвольте снять с вашего носа часть джувиной попы.

***

      Потом Наб опять стоял у доски. И вид у него был, как у святого, с которым говорил Бог.

      Макс приблизился к нему и не сразу сумел привлечь его внимание.

      - Дружище, только не говори мне, что тебя так шарахнула новость о чьей-то попе на твоём носу!

      Наб обратил к товарищу просветлённый взгляд.

      - Как ты неправ, Макс, как же ты неправ!

      - Да, что это с тобой? Вроде всё тот же лентяй, но с головой точно что-то не так. Может быть, Полюшку вернуть? Предупреждал же я, чтоб работой занялся, тогда, глядишь, и не свихнулся бы.

      Наб медленно покачал головой.

      - Просто я прозрел. Я увидел истину, Макс. Моя лень – это же просто подарок провидения. Ведь, благодаря лени, мы не совершаем глупых ошибок.

Знакомство постфактум.

Стихотворная пародия.

Предупреждение: Возможно, вышла из-под пера небезызвестного в узких кругах барда Г. Редфокса

Есть городок в Фиоре, Магнолией зовут.
Вас встретят там радушно, хоть позже и побьют,
но всё равно большой компанией возьмём да и припрёмся к Феям!
Ведь сказочные Феи так сказочно живут:
в гильдейской резиденции дерутся, жрут и пьют,
и просто ждут большой компании, что вдруг припрётся прямо к Феям.

А кто ж у них гильдмастер? Макаров-старичок –
обычный русский дядька и казалось бы сморчок,
но в гневе он растёт, и тут уж солоно бывает Феям.
Он им родимый папка и защита испокон,
пред ним котёнком станет что волшебник, что дракон.
Одним чихом усмиряет непокорных и драчливых Фей он.

А вот он гордый Лаксус, преемник старичка,
о чём зараза-мастер до поры молчит пока,
чтоб внучок-зазнайка меньше придирался к пресловутым Феям.
Ну, как же, он маг молний, и кто ему под стать,
и следующим мастером вполне он может стать.
Всё дело в том, чтоб меру знал и точно не огрёб от Фей он.

Вот заклинатель Люси, и Локи – её дух,
и пусть взасос целует этот ухарь сразу двух,
Люси знает своё дело, что известно пострадавшим Феям.
Во всём честном народе нету зада, что не бит,
Поскольку люсин пендель – популярный нынче хит,
ведь когда она не в духе, косит вроде оспы бедных Фей он.

Её напарник Нацу ближе с пенделем знаком,
чем с монстрами, драконами и темным колдовством,
хотя по силе он и круче, чем иные и постарше Феи.
Рассеянный он парень, особенно в бою,
творя драконью магию сильнейшую свою,
и потом из-под завалов выползают и враги, и Феи.

А это друг Драгнила – ехидный синий кот.
Летает он на крыльях с мечтой набить живот
сардинами и килькой, что выносит нюх несчастным Феям.
Ведь рыбой провоняла и гильдия, и дом,
и Люси удержали от пенделя с трудом,
за что котенок Хэппи благодарен сердобольным Феям.

Прикрой глаза, прохожий, если видишь голый пах –
то Грей, он презирает тех, которые в трусах,
и бесстрашно светит задом, добавляя тем мороки Феям.
Одеть его – проблема: вмиг разденется опять,
да ещё и будет долго вещь пропавшую искать
и попутно наваляет льдом попавшимся под руку Феям.

А Кана Альберона от жажды не помрёт,
поскольку нету жидкости, которую не пьёт,
и как она не лопнет - непонятно даже ушлым Феям.
Вино, коктейли, водка, коньяк и солнцедар,
и даже спирт технический для девушки – нектар.
Согильдийцам невдомёк, как можно трескать столько, не пьянея!

Вот Джувия – единственная женщина-брандспойт,
ей город затопить под крыши точно не впервой.
И рыданий этой дамочки, как бедствия, боятся Феи.
И, одержима Греем, всюду следует за ним,
хоть ледяной волшебник пока неуязвим,
но она его достанет, как считают втихомолку Феи.

Коль слышен лязг железа, это вовсе не завод,
это Гажил тырит вилки и, скрываясь, их жуёт.
И за раз способен слопать их, чиня ущерб хозяйству Фей, он.
И хоть дракон железный неукротим в боях,
но визг его гитары навяз у всех в зубах,
оттого её частенько скопом прячут озорные Феи.

Что это за брутальный со шрамом черный кот?
Да, это Пантер Лили, он с Гажилом живет.
Уважаем бесконечно и известен силой среди Фей он.
Он бывший генерал из королевства Эдолас,
пусть чёрный эмигрант, но он теперь один из нас:
друг мудрый и надежный, в чем сомнений нет у каждой Феи.

А вот колдунья Леви - та, которая из слов
создать способна корм для голодающих ослов
(и для стальных драконов), это знает даже кто не Фея.
В библиотеке старой всегда она живет
и там гранит науки отчаянно грызет,
забывая о еде, но голодать ей не позволят Феи.

А если шум у бара нечаянно затих,
это значит рядом Эрза, которая из них
принципиальней всех и многих раз во сто сильнее.
Броня её сияет и гнев её силен
настолько, что от страха описается слон.
Куда уж там дерущимся, строптивым, неразумным Феям!

А это Венди Марвелл – небесное дитя.
Дитя, что ураганами ворочает, шутя,
и дочерью полка оно приходится всем старшим Феям.
И кошка её Шарли - скептицизма эталон,
в которую кот Хэппи отчаянно влюблен.
И этим фактом неустанно скипидарит уши бедным Феям.

В углу рисует руны длинноволосый Фрид,
тот, что маньячной верностью Дреяру знаменит.
Он перед Лаксусом реально так благоговеет.
А рядом с ним Бикслоу, по прозванью Кукловод.
Он в души зрит и сразу ситуацию сечёт,
потом стебает всех подряд, и от него страдают Феи.

А это, люди, Гилдартс, удача из удач,
что к нам сюда наведался блудливый сей хохмач!
Он, кроме деда, в околотке этом всех сильнее.
И хоть в комплекте ливера немного недобор,
но учинить способен он форменный разор!
В душе он нежный папа, это ясно даже и не Феям.

Вот Эвер – королева гильдейской красоты.
На всех девчонок смотрит с недоступной высоты,
но её веер бьет прицельно по макушкам недалёким Феям.
И Эльфману сегодня особо повезло,
но он мужик, и знает, что бабы – это зло.
(но Феи втайне ждут, когда уже он озвереет).

За стойкой Миражанна. Ну, как она мила!
Улыбкой согревает, когда она не зла,
ведь от Духа сатаны вокруг Фиора все враги седеют.
Её сестра Лисанна – совершенства образец,
но коли воплотится, то врагу придет конец:
кролик съест, затопчет страус. Вот такая непростая Фея!

За столиком Уоррен – чужие мысли зрит,
вот если б рот закрытым держал он, паразит,
то слезами благодарности омыли б его пятки Феи.
А рядом бог рисунка, да Винчи из Хвоста.
Под Ридасовой кистью оживает красота,
но рисует он на пузе, для чего намеренно толстеет.

Вот Лаки – созидатель больших древесных форм,
но если скажет что-то, то несите хлороформ
или водку, ведь иначе все мозги себе сломают Феи.
Макс волшебством песчаным природой наделён,
но в нежных отношениях со шваброй уличён,
отчего украдкой ржали до истерик и икоты Феи.

Вакабе два фингала поставила жена,
и жизнь его - жестянка, есть трубка лишь одна…
И запутавшись в тенётах его дыма, заперхали Феи.
Макао и Ромео отрабатывали пасс.
Заклятье получилось, но потом взорвался газ,
и волшебники из кухни так красиво в облака летели!

Альзак и Биска вместе заменяют пулемёт,
но охотничьи заклятья непременно переймёт
их дочурка и применит простодушно к беззаботным Феям.
Но Полюшка – двойник известной бабушки Яги –
метлой сигналит, чтоб в лесу их не было ноги,
и чтоб те ноги сохранить, пора валить, причем валить скорее.

А кто мастак по скорости, так это рыжий Джет,
хоть странновато как-то для бега он одет.
Или ветер ему в шляпу, словно в парус быстрой яхте, веет?
Вот Дрой – его напарник – способен съесть слона,
еда в его желудке не достигает дна.
По растениям он спец, но только мясом его кормят Феи.

А если вы увидите клубок из рук и ног,
поверите, что монстр к нам забежал на огонёк,
а это Визита решил своим искусством поразить Хвост Феи.
Приятель Наб работает подпоркой для доски,
пусть брюхо отросло и скособочились соски.
Он уверен, что отыщет тот заказ, что всех других ценнее.

И есть ещё Кинана, и заслуга её в том,
что она была змеёю. А может быть, змеём?
Но с какого перепуга, абсолютно непонятно Феям.
О ней ещё известно, что возила мужика
на хвосте своем чешуйчатом, была змеёй пока,
о чем во сне ей кто-то шепчет тихим голосом того злодея.

Да, вот такой Хвост феи в Магнолии живёт.
И, может статься, спьяну нас нечаянно побьёт,
но мы решили твердо и компанией припрёмся к Феям!
И пусть никто не знает нас, и пусть нас там не ждут,
но наши попы точно приключения найдут,
если оные нас сделают понятнее и ближе Феям.

Отредактировано язычник (30.07.2015 22:39)

0


Вы здесь » Перекресток миров » Избушка Бабы Яги » Сказка о Хвосте феи. Манга Хиро Машимы. Фанфики язычника.