У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Перекресток миров

Объявление

От администрации.

Уважаемые гости форума! В связи с большим количеством спама все сообщения от незарегистрированных участников сначала попадают на премодерацию и появляются на форуме с некоторой задержкой.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Другая ночь » Глава 72. Незваные гости.


Глава 72. Незваные гости.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Незваные гости

«— Нет, я после ужина плотного
Становлюсь чем-то вроде животного:
То в леса меня тянет, то в море зовет…
— Ничего, ничего, пройдет…»
(к/ф "Тень, или Может быть, всё обойдётся" 1991 г.
Песня «Доктор и пациенты»)

- «Мне всегда казалось, что женщины отдают … предпочтение людям нестрогой нравственности и даже иногда порочным перед людьми чистыми. Мало того, к людям совершенно чистым они показывают какую-то ненависть» *, - вполголоса произнес Клюев, стоя у окна, и разглядывая заснеженный сад.

- Что вы имеете ввиду? – спросил Антон.

- Я думаю, вы и сами понимаете, - вздохнул Клюев, поворачиваясь к собеседнику, - и согласны со мной. Господин Коробейников, я вам очень признателен за предупреждение перед дуэлью. Благодаря ему никто не помешал мне заступиться за оскорбленную и обманутую девушку. Жаль только, что так и не удалось … поставить точку в этой гнусной истории.

Антон сжал зубы, стараясь сохранить невозмутимый вид. Если он хочет что-то узнать, необходимо хотя бы попытаться изобразить того Коробейникова, которого все знали еще осенью. Противно. Даже просто молчать в ответ на слова Клюева противно!

- Госпожа Миронова, судя по всему, попыталась сама вырваться из ловушки, - продолжал тот, - но увы, - не преуспела.

- Анна Викторовна утверждает, что ее хотели увезти силой! – несколько резче, чем было нужно, возразил Антон.

Клюев посмотрел на сыщика с печальным недоумением.

- Вы же знаете, - медленно произнес он, - что представляет собой … этот человек. Он имеет над госпожой Мироновой странную власть. Даже ее гордость оказалась бессильной перед откровенным предательством! Но видимо, разум ее не уснул окончательно. Анна Викторовна хотела спастись от гибели – пусть и столь странным способом. Но планы рухнули, и она вынуждена была опять подчиниться силе. А как ей объяснить тирану свой поступок? Только похищением…

Антон мысленно сосчитал до десяти. Незаметно выдохнул. И заговорил опять, тщательно скрывая неприязнь и раздражение:

- Даже если и так, вы уверенны, что так называемый спаситель Анны Викторовны был благородным героем? Он мог воспользоваться ситуацией, уговорить, обмануть. Заставить. Что же это, как не похищение?

«Хотел бы посмотреть на того, кто попытается заставить Анну Викторовну что-то сделать, особенно против Якова Платоновича… Даже с применением гипноза – не больно-то получилось» - мелькнула мысль, принесшая некоторое облегчение.

Выслушав сыщика, Клюев нахмурился.

- Я не подумал об этом, - признал он после длительного молчания, - вы правы – именно так все и могло произойти. Когда человек тонет, он готов схватиться за что угодно, не замечая иных опасностей. Но чем я могу помочь вам?

- Скажите, где вы сами были той ночью? – спросил Коробейников.

- Вы думаете, что перед алтарем с Анной Викторовной стоял я? – с мрачным сарказмом воскликнул Клюев.

- Вы могли видеть, или слышать, что происходило возле дома Мироновых, - не отвечая на вопрос, пояснил Антон Андреевич.

- Понимаю, - кивнул Клюев, - но вынужден вас разочаровать. Я был дома, и никак не мог видеть момент… похищения Анны Викторовны.

- Кто-то приходил к вам? – спросил Коробейников.

- Нет, - задумчиво произнес Клюев, - последнее время мне куда спокойнее в одиночестве. Я ужинал, слушал музыку. Служанка может подтвердить – если вам все-таки нужно мое алиби. Затем ушел спать – думаю, в одиннадцатом часу. О случившемся узнал уже утром.

- А, кстати, кто же вам рассказал? – ухватился за последнюю фразу Антон.

- Утром я вышел на прогулку, - усмехнулся Клюев, - погода была подходящая, если помните. Встретил Петра Ивановича Миронова. От него и услышал новости. Он, конечно, был взволнован. Потрясен. Пригласил в дом, вот только Анну Викторовну я не увидел. Она была у себя в комнате, посаженная ныне под домашний арест. Очередной низкий поступок господина Штольмана! – с искренним возмущением закончил он.

- Это было сделано ради безопасности Анны Викторовны, - сухо ответил Антон.

- О да, - с горькой улыбкой согласился Клюев, - безусловно! Исключительно ради безопасности. Я … я видел Анну Викторовну последний раз несколько дней тому назад. Хотел поздравить с Рождеством… Она вернулась домой вместе с госпожой Аникеевой, и была очень подавлена и угнетена. Весь вечер просидела с отсутствующим видом, почти не участвовала в разговоре. А потом схватилась за граммофонные записи, точно желая отвлечься от грустных мыслей. Я даже не сомневаюсь, кем они были вызваны!

- А вы сами в вечер похищения ужинали, и слушали музыку здесь, в гостиной? – перевел разговор Антон, как бы случайно подходя к граммофону, стоявшему на маленьком круглом столике.

- Да, - ответил хозяин дома.

- Скажите, а много ли у вас пластинок?

- Я бы не сказал, - несколько удивленно пожал плечами Клюев, - я слушаю только то, что мне действительно, очень нравится, и не покупаю все подряд.

- Нельзя ли взглянуть на вашу коллекцию? – поинтересовался Антон.

- Разумеется, - согласие Клюева прозвучало спокойно и вежливо.

Неудивительно. Среди предъявленных пластинок не оказалось ни одной, хотя бы сколько-нибудь подходившей под описание той самой. Гипнотической. Впрочем, шанс на то, что она найдется здесь, был невероятно мал. Даже если таинственный жених - это и правда, Клюев.

Прежде чем покинуть особняк, Антон Андреевич поговорил со служанкой. Она подтвердила, что хозяин вечером был дома, ужинал и слушал граммофон. Казался несколько раздраженным и нервным, но ничего необычного в этом она не увидела. Потому что после дуэли и странной реакции на оную госпожи Мироновой, господин Клюев в таком состоянии находился почти постоянно. Нет, после того, как барин ушел в комнату, служанка его уже не видела. И шума подозрительного не слыхала.

Из гостиной Клюев удалился в одиннадцатом часу. Примерно в это самое время Мария Тимофеевна обнаружила пропажу дочери. Анна не могла сказать точно, когда покинул особняк, но пролетка с «женихом» уже ждала ее на улице. Успел бы Клюев быстро и незаметно выйти из дома и добраться до соседских ворот? Если очень поспешить, и заготовить заранее пролетку - с некоторой натяжкой, но это можно посчитать исполнимым. Однако для официального обвинения маловато. Даже при том, что мотив у господина Клюева имеется. Он искренне убежден, что Анна Викторовна нуждается в спасении от Штольмана.

***

Штольман беседовал с Полиной, ловя себя на мысли, что она более, чем обычно напоминает не живого человека, а хитро сделанный механизм. Автоматон **, который прекрасно копирует человеческие движения, - но только те, которые были заложены в него мастером. Ее волнение, испуг, даже любопытство выглядели чрезмерно старательными, натужными. И хотя их проявления были вполне уместными, отчего-то казались ненастоящими.

- Бедная, бедная Анна, - повторяла Полина, изломив брови, - значит, Крутин опять пошел в наступление! А я-то было решила, что она сама…

- Почему? – резко спросил следователь.

Полина отвела глаза. Помолчала, точно собиралась с мыслями.

- Мы нечасто видимся последнее время, - наконец, произнесла она, - но она выглядит очень … измученной и усталой. Например, в тот вечер, когда я была у них в гостях… Анна, кажется, вовсе не понимала, что происходит вокруг! Я даже испугалась, что она опять нездорова. Господин Клюев так пристально смотрел на нее – невозможно было не заметить. Но Анна не замечала. Думала о чем-то своем, отвечала невпопад. Потом кинулась заводить граммофон, зазвучала очень необычная музыка. Однако Анне понравилось. Она даже улыбнулась…

- Что это была за пластинка? – поинтересовался Штольман.

- Я… - госпожа Аникеева несколько растерялась, - не могу вам сказать. Что-то ритмичное, негромкое, но – как бы объяснить? И правда, затягивающее.

- Анна Викторовна долго выбирала, какую поставить музыку?

- Нет, - на этот раз ответ звучал уверенно, - она схватила первое, что подвернулось под руку.

- А кто-то еще заводил граммофон? – задал новый вопрос Штольман.

- Да, господин Клюев, - качнула головой Полина, - когда я только вошла в гостиную, он перебирал пластинки. Потом сам менял их в течении вечера. И только последнюю поставила уже Анна.

Значит, Клюев мог принести и подложить ту самую пластинку. Но почему не завел ее сам? Из-за присутствия Полины?

- Каким вам показался Клюев в тот вечер?

- Очень… взбудораженным, - ответила госпожа Аникеева, - готовым взорваться. Может быть, и хорошо, что Анна ничего не замечала вокруг. От его взгляда мне самой делалось не по себе. Клюев словно бы искал, к чему придраться. И ведь нашел! Глупость такая… В комнату вбежал котенок, а господин Клюев разобиделся, что от вас приняли этот подарок. И ушел.  Ребячество, конечно, но … какое-то пугающее.

Обстоятельные ответы, которые звучат совершенно искренне, и не противоречат событиям. Почему же неясное ощущение фальши только усиливается?

- Откуда вы узнали о ночном происшествии, Пелагея Ивановна? – Штольман очень внимательно смотрит на хозяйку книжного магазина.

- На следующий день об этом говорил весь город, - вздыхает она, - и о том, что Анна вернулась домой вместе с вами, и только утром – тоже.

***

К Мироновым Штольман отправился, преследуя две цели. Все-таки прослушать вместе с Анной пластинки, на случай, если гипнотическая все еще находится среди них. И проверить, не докатилась ли до особняка на Царицынской новая волна сплетен.

На его звонок никто не ответил. Однако, дверь оказалась не заперта, и сыщик вошел сам. Прямо под ноги ему бросился Пушкин, громко и сердито выкрикивающий:

- Мяя!

Убедившись, что человек его заметил, котенок пронесся обратно в коридор. Штольман, не раздеваясь, поспешил следом. По оставленным в передней трости и шляпе он уже понял, кто еще явился в дом, и чем этот визит может закончиться. И не ошибся.

- Не смей так говорить о моей дочери!

Именно под этот отчаянный крик сыщик и распахнул двери гостиной.

Виктор Иванович и Мария Тимофеевна замерли друг напротив друга, разделенные столом. Адвокат Миронов наклонился вперед, упираясь руками в сверкающую полированную поверхность. Его супруга стояла, гордо выпрямившись, с высоко поднятой головой. Только судорожно стиснутые кулаки и блестящие глаза выдавали ее волнение. Анна, белая, как стена, застыла рядом с матерью.

- Ах, какие интересные подробности, - не замечая вошедшего Штольмана, ядовито откликнулся Виктор Иванович, - значит, дочь только ваша? И мне ее поведения можно не стыдиться?

- Папа… - с явным трудом выговорила Анна, ловя взгляд отца.

- Что? – почти выкрикнул Миронов, - что вы, сударыня, скажете в свое оправдание? О вас опять весь город говорит! Вы все границы приличий перешли, и я этого терпеть более не желаю!

- Виктор Иванович, - очень спокойно и холодно начал Штольман.

Анна вздрогнула, и бросилась к нему. Причем с явным желанием защитить, а не спрятаться за спину. Схватила за руку, встала так, точно готовилась заслонить от пули. Мария Тимофеевна решительно попыталась перевести огонь на себя.

- После ваших собственных выходок вы не имеете никакого права оскорблять нас!

Виктор Иванович выпрямился, и обойдя стол, приблизился к жене.

- Это ведь вы, - с откровенной ненавистью начал он, - сделали мою жизнь в этом доме совершенно невыносимой! Вас интересовало все, что угодно, но не семья! Вы провозглашали идеи независимости и свободы, соловьем разливалась, сочиняя глупейшие статьи, флиртуя с Ребушинским. Как можно было терпеть? Я поступил честно, уйдя к женщине, которую люблю, а вы, - он повысил голос, - вместе с вашей дочерью, устроили тут вертеп! Не позволю!

- Витя!

Это был даже не крик, а вопль. Рев раненного, умирающего животного. Лицо Марии Тимофеевны исказилось. Она прижала к ушам ладони, пальцами вцепившись в прическу. Анна рванулась к матери, но та опустила вдруг руки. Окинула комнату каким-то странным, рассеянным взглядом. Глаза ее остановились на Викторе Ивановиче. А на губах появилась улыбка – подрагивающая, но любящая и нежная.

- Витенька, - тихо заговорила Мария Тимофеевна, - ты вернулся! Наконец-то… Ты извини, сегодня все как-то кувырком… У Анечки зубки режутся, я и не спала почти. Прасковья руку обварила... А Анечка так плачет, и жар у нее… А тебя все нет, я помню, что суд, дело сложное. Я знаю, это Липа выдумывает, что у тебя любовницы, нет ведь никого, Витенька? Ты же любишь меня, ты же не за деньги батюшкины меня замуж взял… Липа завидует, я и слушать ее не буду, ты правильно говоришь… Ты скажи опять, что любишь меня, Витенька!

- Мама! – Анна пыталась кричать, но получался хрип, - мамочка…

Штольман схватил ее за плечи, удерживая. Анну колотила крупная дрожь, даже зубы стучали.

Мария Тимофеевна не слышала. Сквозь набегавшие слезы она смотрела на мужа, который пошатнулся вдруг. Приложил руку к левой стороне груди. И с мучительным трудом произнес, тяжело дыша, каким-то другим, полузабытым голосом:

- Машенька…

_______________________________

* Клюев цитирует слова Цыплунова - героя пьесы А. Н. Островского "Богатые невесты".

** Автоматоны - механические устройства, имитирующие деятельность живых организмов. Известны с древних времен, но особую популярность приобретают с 18 века. Вершиной искусства автоматонов считаются три куклы Пьера Жаке-Дро: «Музыкант», «Писарь» и «Рисовальщик». Созданные в 1770-х годах, они хранятся в музее в Невшателе, на родине изобретателя, и работают до сих пор.

"Автоматоны — роботы прошлого. Лучшие из них сделали еще в XVII веке".
https://disgustingmen.com/history/avtom … proshlogo/

Продолжение следует.

+10

2

Ух ты! Ну и накал страстей!
И, вправду, к такой главе читателей без пустырника допускать нельзя...
Чуть бедняжку меня и МТ с ума не свели! (это я жалуюсь) :canthearyou: 
Ну не может земная, основательная женщина понять умом, что за метаморфозы творятся с близкими. Не будь она закалённой в домашних боях амазонкой,  думаю, повреждение было бы необратимым, а так надежда есть... Есть, да Маш?
Неужели ВИ очистился? Он вернется, а лизонистый прелюбоблюд исчезнет навсегда...
Спасибо!

+5

3

Круэлла написал(а):

Чуть бедняжку меня и МТ с ума не свели! (это я жалуюсь)

От такого ВИ и всего остального, пожалуй, сойдешь... :dontcare:  МТ еще долго держалась.

Круэлла написал(а):

Ну не может земная, основательная женщина понять умом, что за метаморфозы творятся с близкими. Не будь она закалённой в домашних боях амазонкой,  думаю, повреждение было бы необратимым, а так надежда есть... Есть, да Маш?

Я же не Рулевская! :glasses:  Конечно, надежда есть. Она не может не есть...

Круэлла написал(а):

Неужели ВИ очистился? Он вернется, а лизонистый прелюбоблюд исчезнет навсегда...

"Чтобы вырваться из плена Тени, истинной личности нужно ощутить сильнейший страх за дорогого и близкого человека.." (Из ненаписанного пока труда "Человек и Тень. Опыт профилактики и лечения")

+7

4

Ой. МарьТимофевну мою Тенью приложило изрядно.  :'(
Зато Виктор Иванович настоящий показался. Ура.
Пушкин — маленький герой. Подмога в лице Штольмана подоспела вовремя.
В растрёпанных чувствах барсук пошёл на работу.
Мария Валерьевна, спасибо!

+4

5

Круэлла написал(а):

Неужели ВИ очистился? Он вернется, а лизонистый прелюбоблюд исчезнет навсегда...

Ахахаха, отличнейшая характеристика: лизонистый прелюбоблюд! Это ж надо, в кого моего нежно любимого первосезонного персонажа превратили. Да как только авторшья голова повернулась эдакое сотворить с человеком!!! Хорошо, наш Автор умеет волшебной палочкой делать вжух! Обожаю, как пророкотала роковая женчина Мария Тимофевна основоположнику маркетинга Петру Иванычу.

+3

6

Мария_Валерьевна написал(а):

(Из ненаписанного пока труда "Человек и Тень. Опыт профилактики и лечения")

Ох, интригуете вы меня, маните! Хотя практическое применение принципов сего трактата мы наблюдаем дважды в неделю (отдельное спасибо от счетоводческой души за четкость, планомерность, методичность и систематичность!) :love:

+2

7

Jelizawieta написал(а):

Ой. МарьТимофевну мою Тенью приложило изрядно.

Для этой сцены автор вдохновлялся очень болезненной сценой из советского фильма.

Jelizawieta написал(а):

Зато Виктор Иванович настоящий показался. Ура.

Главное, его теперь за ушко - да на солнышко! А Тени - по башке! Табуреткой! Хотя, в гостиной табуреток нет... Короче, я еще уточняю, как сей бой проистекать будет.

Jelizawieta написал(а):

Пушкин — маленький герой. Подмога в лице Штольмана подоспела вовремя.

Коту совсем не нравится, что какой-то там нехороший человек орет на любимых хозяек! Надо хорошего человека на помощь звать.

Jelizawieta написал(а):

В растрёпанных чувствах барсук пошёл на работу.

Все будет хорошо! Пусть руки на работе у вас не трясутся.

Jelizawieta написал(а):

Мария Валерьевна, спасибо!

Всегда рада ошарашивать и расколдовывать)))

+3

8

Swe-et написал(а):

Ахахаха, отличнейшая характеристика: лизонистый прелюбоблюд! Это ж надо, в кого моего нежно любимого первосезонного персонажа превратили. Да как только авторшья голова повернулась эдакое сотворить с человеком!!! Хорошо, наш Автор умеет волшебной палочкой делать вжух! Обожаю, как пророкотала роковая женчина Мария Тимофевна основоположнику маркетинга Петру Иванычу

Исправим. Правда, без последствий не обойтись - у настоящего ВИ сердце больное. А тут такие события... Но Лизонька настоящему Миронову и с приплатой не нужна! Как Нинка Штольману.

Swe-et написал(а):

Ох, интригуете вы меня, маните! Хотя практическое применение принципов сего трактата мы наблюдаем дважды в неделю (отдельное спасибо от счетоводческой души за четкость, планомерность, методичность и систематичность!)

Я очень стараюсь не выпадать из графика. Он Музу дисциплинирует, и держит в тонусе.

Спасибо за отклик!

+2

9

Мария_Валерьевна написал(а):

Для этой сцены автор вдохновлялся очень болезненной сценой из советского фильма.

Да, "мы, старые работники культуры" признали сцену.  :blush:

+5

10

Мария_Валерьевна написал(а):

Я очень стараюсь не выпадать из графика. Он Музу дисциплинирует, и держит в тонусе.

Это правда! Отличный навык, который надо культивировать. И иногда принуждать к дисциплине и порядку, пресекая нытьё и лень! (это я о себе, кнчн!)

+4

11

Мария_Валерьевна написал(а):

Для этой сцены автор вдохновлялся очень болезненной сценой из советского фильма.

Очень узнаваемо! И не менее болезненно для Марии Тимофеевны.

+2

12

Мария_Валерьевна написал(а):

Мария Тимофеевна не слышала. Сквозь набегавшие слезы она смотрела на мужа, который пошатнулся вдруг. Приложил руку к левой стороне груди. И с мучительным трудом произнес, тяжело дыша, каким-то другим, полузабытым голосом:

- Машенька…

А еще эта сцена мне напомнила эпизод из Лезвия бритвы Ефремова.

+3

13

Ааааа! Как же это потрясающе!
Я думала, что напишу отзывы по порядку, но только что прочла эту главу... и не выдержала. В душе натянута струна, звенит и не умолкает. Это что-то умопомрачительное. Ой... а ведь по сюжету так и есть.

Нервозность Клюева в тот вечер и его попытки зацепиться за любую ерунду, вроде кота, чтобы оскорбленно уйти, могут действительно рассматриваться как причастность в подбрасывании пластинки. А могут быть и свидетельством гипноза. Особенно то, что и он слушает граммофон. Пока не очень понимаю его роль в истории с чОрным венчанием, но тут явно что-то нечисто.
Просто псих он или кто-то более зловещий - пока неясно, но от разговора с АА меня зло берет. И потом, нашёл кого тираном обозвать... *саркастичный смех*. Полина уже просто раздражает на первой секунде появления "в кадре". Змеюка линялая, робот недоделанный.

А вот сцена на Царицынской - ах! Восхищаюсь её звенящим саспенсом, предельной натянутостью нерва. И ещё - у нас есть поговорка: "Где тонко, там и рвётся". Вот её, кмк, смело можно ставить эпиграфом-предупреждением к этой сцене. МТ все эти непонятные, нагнетающие тревогу события, что называется, довели до ручки. Это с её-то тревожностью и умением себя накрутить... тут её постепенно обретенная мудрость и перемена восприятия не поможет.

Как ни странно, по ассоциации вспомнилась сцена с Зайдлицем. Тоже - всё (ну, почти всё) семейство в сборе, все в ауте, МТ на грани срыва, готова поверить уже и в духов и в чертей, лишь бы они её близким не вредили... А ещё - зловредного духа во вселенной "Анны" изгоняют между двух зеркал. Здесь же как будто сами супруги Мироновы - эти зеркала. И пока они орут друг на друга (обычно слово "орать" Мироновым совсем не идёт, даже во время "всплесков" амазонки, но в данной ситуации хочется использовать именно его) - их крик, их гнев словно отражается в них - зеркалах - тысячекратно отражается и умножается, и бьётся эхом, и множит, множит тьму между ними. Эта тьма - гнев и отчаяние со стороны МТ, злоба и ненависть со стороны Тени - прям зримо клубится посреди гостиной, над столом, которым они разделены, и, наверное, на астральном плане это можно увидеть как дымовые клубы, чёрные, как от взрыва, с багровыми проблесками. И разум МТ, потрясенной последними событиями, растерянной, не выдерживает этого - и соскальзывает в светлую молодость, когда тоже не без проблем и не без сомнений, но достаточно тёплых слов от любимого, его ободряющего взгляда, чтобы увериться, что всё есть и будет хорошо...

Помните, SOlga сравнила МТ образца 1903 года с утратившим опору плющом? Так вот здесь это очень чётко видно. В варианте "Ночи" МТ пытается обрести опору в писательстве, журналистике, любви к дочери, но в этот момент всё более-менее выстроенное рушится. Ведь в ней все же очень сильна "Берегиня" - жена, мать, хозяйка родового гнезда. Кмк, она и раньше понимала, что как прежде уже не будет, но когда в этом скандале увидела перед собой ТАКОГО мужа, то, наверное, как никогда остро почувствовала, что перед ней не её Витенька, а какой-то чужой, равнодушный и злой человек... а того, любящего, понимающего, верного и надёжного - нет и не будет. Это мы знаем про Тень, а МТ, кмк, этот миг осознала как окончательную потерю близкого человека. И так же, как в РЗВ в "Барыне..." МТ молча сидит на диване и уплывает в светлые грезы, где солнце, и Аннушка, и внуки, и Витя - живой, и рыжий щенок смешно путается у всех под ногами... так в "Ночи" она, потрясенная, мысленно уходит в то время, когда ВИ был рядом - действительно рядом, и все Липины сплетни про любовниц были всего лишь завистливыми бреднями, и, несмотря на мелкие неурядицы, в доме жило счастье...

И вот, раньше в двух стоящих друг против друга людях-зеркалах отражалась тьма - а сейчас тонко зазвенела, лопаясь, слишком сильно натянутая струна... (МТ и чисто визуально, кстати, вытянута в этот момент, как та струна) - и гнева с одной стороны не стало. А стала внезапно тихая доверчивая нежность, смешанная с растерянностью и (куда ж без неё!) тревогой.

И это тихое, ласковое "Витенька..." пробило ту стену, которую не могли пробить ни гневные отпрведи, ни то выкрикнутое отчаянное "Витя!!!" - пробило и отразилось в другом зеркале таким же тихим, любящим, тревожным - и мучительным: "Машенька..."

Лёд тронулся.
Теперь не будет больше зимнего, вымораживающего холода. Будет яростная битва, потом утрясание последствий - но холода уже не будет. Можно тихонько шептать "ура".

(Написала про лёд, и это хватание ВИ за сердце в финале вдруг показалось жестом Кая, у которого, смытый слезами Герды, выпадает из сердца осколок ледяного зеркала)

Читала - тряслась за обоих. Вроде и "ну слава Автору, наконец-то очищение!", и знаешь, что все будет хорошо, а всё-таки - у ВИ сердце, у МТ срыв и умопомрачение... страшно. А вот пишу отзыв - рыдаю. Не страшно уже, а только очень грустно. А ведь это мы ещё фокала ВИ не видели, что ему пережить пришлось, в плену у Тени-то...

Я не так подкована в кинематографе, фильм, подаривший идею этой сцены, опознать не смогу, поэтому моя ассоциация будет из литературы.)) Она вспомнилась, когда я прочла Ваши слова:

"Чтобы вырваться из плена Тени, истинной личности нужно ощутить сильнейший страх за дорогого и близкого человека.."

Но это не только и не столько касается ВИ, сколько Анны. Так что напишу про эту ассоциацию лучше в первой главе, об Анином Пробуждении. А здесь упомяну кратко: драма-феерия "Лесная песнь". Тот эпизод, где Мавка вырвалась из плена воплощения тьмы - "Того, кто в скале сидит".

P. S. А Пушкин большой молодец и умница, даром что маленький!))

+6

14

Irina G. написал(а):

Я не так подкована в кинематографе, фильм, подаривший идею этой сцены, опознать не смогу,

Да "Гараж" же! Светлана Немоляева в роли Жены Гуськова.

+5

15

Irina G. написал(а):

Ааааа! Как же это потрясающе!

Я думала, что напишу отзывы по порядку, но только что прочла эту главу... и не выдержала. В душе натянута струна, звенит и не умолкает. Это что-то умопомрачительное. Ой... а ведь по сюжету так и есть.

Ирина, какое счастье опять видеть вас тут и читать. Искренняя благодарность за ваш отзыв!

Irina G. написал(а):

Просто псих он или кто-то более зловещий - пока неясно, но от разговора с АА меня зло берет. И потом, нашёл кого тираном обозвать... *саркастичный смех*. Полина уже просто раздражает на первой секунде появления "в кадре". Змеюка линялая, робот недоделанный.

Если смотреть с точки зрения Клюева - он в чем-то прав. Если забыть о Тенях, поведение Неяши было очень непорядочным. Возвращение настоящего Штольмана для Клюева прошло незаметно, а поступки Анны ставят в тупик. А еще Клюева очень пафосный и любящий себя пожалеть, как мне из кины показалось. Поэтому, невольно вызывает отторжение даже при благородных поступках. Ну а у меня его совсем загрузило на тему "Почему женатый обманщик, а не я - герой и заступник?". И пошло-поехало...

С сущностью Полины у меня самой неожиданно возникли вопросы. Ну очень она в кино картонная. Ну очень... Тут где-то в комментариях еще к начальным главам мелькнула хорошая идея, думаю, воспользуюсь.

Irina G. написал(а):

А вот сцена на Царицынской - ах! Восхищаюсь её звенящим саспенсом, предельной натянутостью нерва. И ещё - у нас есть поговорка: "Где тонко, там и рвётся". Вот её, кмк, смело можно ставить эпиграфом-предупреждением к этой сцене. МТ все эти непонятные, нагнетающие тревогу события, что называется, довели до ручки. Это с её-то тревожностью и умением себя накрутить... тут её постепенно обретенная мудрость и перемена восприятия не поможет.

Да, у МТ буквально сердце взорвалось от всего происходящего, от невозможности осознать, что вот "это" - это и есть твой любимый муж, надежный и заботливый. Плюс волнение и обида за дочь...

Irina G. написал(а):

Эта тьма - гнев и отчаяние со стороны МТ, злоба и ненависть со стороны Тени - прям зримо клубится посреди гостиной, над столом, которым они разделены, и, наверное, на астральном плане это можно увидеть как дымовые клубы, чёрные, как от взрыва, с багровыми проблесками. И разум МТ, потрясенной последними событиями, растерянной, не выдерживает этого - и соскальзывает в светлую молодость, когда тоже не без проблем и не без сомнений, но достаточно тёплых слов от любимого, его ободряющего взгляда, чтобы увериться, что всё есть и будет хорошо...

Ох как зримо и впечатляюще... Думаю да, на астральном уровне так и было.

Irina G. написал(а):

Ведь в ней все же очень сильна "Берегиня" - жена, мать, хозяйка родового гнезда

Именно! Я поэтому и не поверила во второсезонную МТ, хотя с ней обошлись несколько более уважительно, чем с остальными. Но она не могла стать кокетливой, летающей в эмпиреях, равнодушной к родным людям "Роковой женщиной" из рассказа Тэффи. Именно дом, семья - ее основа. Она могла найти себе новые смыслы, но те только прибавились бы к уже имеющимся. Но не вытеснили бы их. Поэтому МТ-2 похожа скорее на наркоманку, которая пытается убить свою же сущность, но взамен ничего не натягивается, и остается только жуткая картина саморазрушения. Я оставила ей, как основное - любовь к дочери, беспокойство за нее, а отсюда - желание помочь другим, пером ли, вниманием. Такое у МТ и в Первом сезоне бывало, но всплесками. А тут стремление опекать в хорошем смысле белый свет становится постоянным и сильным.

Irina G. написал(а):

И вот, раньше в двух стоящих друг против друга людях-зеркалах отражалась тьма - а сейчас тонко зазвенела, лопаясь, слишком сильно натянутая струна... (МТ и чисто визуально, кстати, вытянута в этот момент, как та струна) - и гнева с одной стороны не стало. А стала внезапно тихая доверчивая нежность, смешанная с растерянностью и (куда ж без неё!) тревогой.

И это тихое, ласковое "Витенька..." пробило ту стену, которую не могли пробить ни гневные отпрведи, ни то выкрикнутое отчаянное "Витя!!!" - пробило и отразилось в другом зеркале таким же тихим, любящим, тревожным - и мучительным: "Машенька..."

Тут - или окончательный разрыв, или освобождение, понимание и принятие. Разумеется, у меня сбудется последнее. ВИ не смог не броситься на помощь жене в такой момент.

Irina G. написал(а):

Читала - тряслась за обоих. Вроде и "ну слава Автору, наконец-то очищение!", и знаешь, что все будет хорошо, а всё-таки - у ВИ сердце, у МТ срыв и умопомрачение... страшно. А вот пишу отзыв - рыдаю. Не страшно уже, а только очень грустно. А ведь это мы ещё фокала ВИ не видели, что ему пережить пришлось, в плену у Тени-то...

Дорогие читатели, все будет хорошо. Не надо так уж... Я люблю героев, с ними все будет в порядке. Просто слишком легкое освобождение от всей этой грязи выглядело бы необоснованно.

Irina G. написал(а):

P. S. А Пушкин большой молодец и умница, даром что маленький!))

Котенок умен, храбр, добр и преркасен!

Atenae написал(а):

Да "Гараж" же! Светлана Немоляева в роли Жены Гуськова.

Да-да! Именно.

Очень люблю с детства этот фильм. Хохотала всегда почти все действо. Но вот выступление жены Гуськова в конце - это настоящая боль и трагедия. Спасибо авторам фильма и Немоляевой огромное. Надеюсь, оно как пасхалка выглядит уместно.

+5

16

Atenae написал(а):

Да "Гараж" же! Светлана Немоляева в роли Жены Гуськова.

Не видела. Надо будет глянуть на досуге.

Мария_Валерьевна написал(а):

Ирина, какое счастье опять видеть вас тут и читать. Искренняя благодарность за ваш отзыв!

Вам спасибо, что пишете, несмотря на то, какая это марудная работа - вытаскивать целый город из болота второсезонья!

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Перекресток миров » Другая ночь » Глава 72. Незваные гости.