У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Перекресток миров

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Наши собственные исследования » Образ француза 1800-1812 годов в военно-исторических реконструкциях


Образ француза 1800-1812 годов в военно-исторических реконструкциях

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Доклад был подготовлен к одной из конференций военных историков, которые занимаются реконструкциями наполеоновских войн.

0

2

Актуальность выбранной темы определяется тем, что для успешного проведения военно-исторической реконструкции крайне важно, чтобы каждый участник не просто надел мундир определенного полка определенной армии, не просто представлял тактическую схему боя и знал основные приемы владения историческим оружием и строевые команды, но и вжился в роль конкретного участника конкретного сражения. Иными словами, даже геройство в бою может быть обусловлено разными причинами. В эпоху наполеоновских войн у французов были одни причины, у русских – совершенно другие. Манеры поведения человека наполеоновской эпохи в мирных условиях, в походе, в военном лагере отличались от манеры поведения современных людей. Это необходимо учитывать. Но как?
Для начала кратко повторим то, что нам известно из курса истории.
1800 год для Франции – лишь условная, календарная дата смены столетий. На самом деле Франция вступила в новую для себя эпоху несколько раньше, во время Великой французской революции. Революция потрясла устои жизни, складывавшиеся веками, уничтожила, пусть и формально, сословные границы, изменила отношение к религии, идеалы, к которым стремилось общественное сознание. Последовавшая за поражением революции быстрая смена режимов - термидорианский Конвент, Директория, Консульство и, наконец, Империя - не могла не вызвать новых представлений о сущности исторического процесса. С особой остротой, как никогда раньше, стоял перед участниками и свидетелями бурных перемен вопрос о месте каждого в общем движении, о соотношении с этим движением отдельной личности. Ведь буквально на глазах находившиеся в безвестности люди становились национальными героями, кумирами масс. А те, чей престиж покоился на освященных столетиями сословных привилегиях, молниеносно исчезали в водовороте событий. Понимание индивидуальности на рубеже веков колебалось почти так же, как колебалась стрелка политического барометра.
Что необходимо учитывать участнику военно-исторической реконструкции для создания достоверного образа? Сейчас речь идет не про боевые действия, а про поведение в лагере. Само собой подразумевается, что полностью перестроить психику современного человека невозможно (да и незачем), но поведение реконструктора в этой ситуации должно отличаться от повседневного. Разумеется, мы принимаем ролевое имя – это как минимум. Но хороший реконструктор придумывает и биографию своему персонажу. Где он родился, в каких условиях воспитывался – все это накладывает отпечаток.
Что было естественно для француза начала XIX века?
ПОНЯТИЕ ГЕРОЯ. Поиски возвышенного, сдержанный пафос, склонность к декламации являются характерными приметами стиля эпохи, глубоко проникают в сознание французов, желающих уподобиться древним римлянам. Сейчас эти черты кажутся несколько искусственными. Для французов наполеоновской эпохи подобное было вполне естественным - они хотели простое сделать героическим, для чего приподнимали его, очищая от всего случайного.
ПРЕЗРЕНИЕ К СМЕРТИ. Смерть была моментом, в котором пересекались христианские представления о бессмертии души и восходившие к античности, воспринятые государственной этикой идеи посмертной славы. Альфред де Мюссе в «Исповеди сына века» писал: «Сама смерть в своем дымящемся пурпурном облачении была тогда так привлекательна, так величественна, так великолепна! Она так походила на надежду, побеги, которые она косила, были так зелены, что она как будто помолодела, и никто больше не верил в старость. Все колыбели и все гробы Франции стали ее щитами. Стариков больше не было. Были только трупы или полубоги». Смерть не воспринималась как трагедия. К этому, если хотите, привыкли. Ваш персонаж, кем бы он ни был, наверняка сохранил детские воспоминания о гильотинах. В семье, к какому бы она социальному слою не принадлежала, наверняка были казненные или убитые. Если вы ветеран войн – философское отношение к смерти само собой подразумевается. Вы не цените свою жизнь и призываете следовать вашему примеру других. Смерть должна быть во имя великой цели, она не страшна, поскольку приносит обществу благо. Самая достойная смерть для солдата или офицера – на поле боя. Более того – легче умереть, чем быть раненным. Страх перед ранами происходил из отношения к медицине того времени. При явно смертельном ранении несчастному помогали умереть. Французский офицер Пьон де Комб в сражении при Бородино увидел польского офицера: «Разорвавшаяся граната отрезала ему позвоночник и бок, эта ужасная рана, казалось, была нанесена острой косой». Поляк умолял добить его. Де Комб не смог выполнить просьбу раненого, однако дал ему пистолет. «Я все же успел заметить, с какой дикой радостью схватил он пистолет, и я не был от него ещё на расстоянии крупа лошади, как он пустил себе пулю в лоб».
ЛЮБОВЬ К АНТИЧНЫМ ОБРАЗЦАМ. Характерной чертой психологии молодого поколения военных, начинавших боевую жизнь в последние годы XVIII века, было осмысление себя сквозь призму образов героической античности. На худой конец – героев рыцарских романов.
ПРЕЗРЕНИЕ К «АЗИАТАМ». Пословица — «Поскребите русского, и вы найдете татарина». Изречение приписывалось самым различным деятелям наполеоновской эпохи — консервативному мыслителю Жозефу де Местру, австрийскому фельдмаршалу герцогу Шарлю де Линю, писательнице Жермене де Сталь и, разумеется, самому Наполеону. Для француза наполеоновской эпохи и казак, и татарин были синонимами варвара-азиата. В воспоминаниях генерала Мари Жозефа Лафайета приводилось высказывание об Александре I, приписывавшееся Наполеону: «Его находят добрым и любезным; но, если чуть поскрести, почувствуется казак».
ЦЕННОСТИ КОНКРЕТНОЙ ПРОВИНЦИИ. Французские провинции не похожи друг на друга и природой, и характером людей. Стендаль, уроженец Гренобля, вспоминал: «Например, у Валанса на Роне кончается провансальский характер и начинается характер бургундский, который между Дижоном и Труа сменяется парижским – вежливым, остроумным, поверхностным, - словом уделяющим много внимания другим. Характер дофинезца отличается стойкостью, глубиной, умом и хитростью, которой тщетно было бы искать в соседней провансальской или бургундской цивилизации. Там, где провансалец разражается яростными проклятиями, дофинезец размышляет и советуется со своим сердцем». Что делать? Находить информацию по той или иной провинции – и учитывать особенности поведения жителя конкретной местности. Беррийцы кротки и незлобивы, нормандцы хитрят даже там, где и не надо бы, туренцы считают себя «костью Франции» и отличаются особенной гордостью, даже высокомерием. Овернцы вспыльчивы, но доверчивы. Бретонцы упрямы как ослы. Этими чертами можно воспользоваться – и образ получится еще более интересным.
СКЛОННОСТЬ К КОЛЛЕКТИВНЫМ ДЕЙСТВИЯМ. Наполеон сам отмечал во время египетского похода, что один на один мамлюк всегда победит француза. Два француза на два мамлюка уже равные силы. Три француза сильнее трёх мамлюков. А батальон завоюет весь Египет. Мысль его была такой, что в индивидуальной схватке враг может быть сильнее. Но когда французы действуют вместе и согласованно - за счёт умелой организации и взаимовыручки они всегда одержат победу. Или, как минимум, имеют шансы на успех. В то же время нельзя не отметить, что крайне ценилась индивидуальная храбрость. Например, рядовой Куанье в одиночку атаковал целый артиллерийский расчет. Он заколол штыком пятерых австрийских канониров и захватил вражескую пушку. За подвиги тогда было принято награждать почетной саблей или ружьем. Наполеон пошел дальше – он учредил орден Почетного Легиона.
Самое время упомянуть еще одну черту француза времен наполеоновских войн. Это ЧЕСТОЛЮБИЕ. Люди из социальных низов имели шанс проявить себя, заслужить не только славу, но и офицерский чин, и богатство. Тот же орден Почетного Легиона, полученный за боевые заслуги, возвышает сына конюха и скотницы до положения рыцаря. Это орден заслуженных привилегий, равенства и братства. Принимаются во внимание любые заслуги на любом поприще – ордена и награды получают маршалы, врачи, изобретатели. Орден Почетного Легиона дает право стать знатным человеком, то есть нотаблем, получать жалованье, привилегии, высокие персональные пенсии. Солдатам, награжденным орденом Почетного Легиона, полагалась даже бесплатная выпивка. Новое имперское дворянство – это почти пять тысяч рыцарей, 1090 баронов, 388 графов, 31 герцог. Все это – «по заслугам», а не по наследственному праву.
Что еще можно учесть при создании образа французского солдата или офицера времен наполеоновских войн?
Если вашему герою больше тридцати лет, то он, скорее всего, человек женатый. Возможно – по необходимости. Дело в том, что в годы революции в рекруты не брали семейных, а потому юноши женились, начиная с шестнадцатилетнего возраста. У них рождались дети. Если вы офицер, то, скорее всего, прошли подготовку в специальной школе, если солдат – вряд ли пошли служить по велению сердца. Наверняка вас завербовали. Каким образом? Вы пришли в кабак вашей родной деревушки выпить, а ушли – солдатом. Вас подпоили, расписали все прелести солдатской жизни, и вы неожиданно согласились. Ваша семья получила некоторую сумму денег. После чего ваша жизнь резко изменилась. Вы попали в конкретный полк, вас научили быть хорошим солдатом. Война – не ваша священная обязанность, война – ваше ремесло. Вам посулили честь, славу и богатство – но это нужно добыть в бою, и не зевать, когда после боя армия вступает в город.
Если вашему герою от двадцати до двадцати пяти лет, то вы уже не бывший рекрут. Вы не женаты – женатых в армию не призывают, как и вдовцов. Вы не можете быть единственным сыном вдовы, вы не можете быть младшим сыном престарелых родителей – эти молодые люди также не подлежат призыву. Вряд ли вас призовут в армию, если в действующей армии уже служат ваши братья. Необходимое уточнение – это правила, действовавшие во времена Директории. В 1810 году в армию призовут даже восемнадцатилетних юношей, а в 1814 году под ружье встают все, кто может держать оружие в руках.
Если ваш герой ветеран – требуйте от офицеров заслуженных поблажек. Это правило, из которого не бывает исключений. Император особо благоволит к ветеранам – это ценные воины. Знайте себе цену и не сбавляйте ее.
ДУХ СОРЕВНОВАНИЯ – это еще одна важная отличительная черта французского солдата и офицера времен наполеоновских войн. Император всегда лично следит за ходом сражения и всячески возбуждает дух соревнования среди солдат и воинских частей. Все стремятся выдвинуться, отличиться, показать пример.
Ваш герой наверняка знает не понаслышке, что такое голод. Он способен этот голод терпеть, но чаще всего попросту и без особых угрызений совести отправляется на грабеж. Говоря простым языком – можно покинуть расположение части и порыскать по округе в поисках пищи и наживы. Если ваш герой – человек простого происхождения и вырос в деревне, особенно на юге страны, то он вполне может обладать навыками браконьерства.
Вместе с тем ваш герой не такой уж и неотесанный мужлан. Он наверняка умеет хотя бы немного читать, считать и писать, имеет некоторые представления об истории и литературе. Может быть, он даже получил сносное начальное образование, заодно нахватавшись якобинских идей. Правда, якобинские идеи легко заменить на слова «религиозные убеждения», если воспитанием занимались монахи какого-либо ордена – это тоже не было редкостью.
ЖАЖДА РАЗВЛЕЧЕНИЙ И ДОСТУПНЫХ УДОВОЛЬСТВИЙ – вот то, о чем еще стоит поговорить. Ваш герой, к какому бы сословию он не принадлежал, наверняка горланит песни родной провинции, любит вино и простую пишу. Он чаше всего не святоша: азартно играет в карты или кости, сидит в кабачках и не прочь подраться, если переберет лишнего. Впрочем, не только карты или кости могут скрашивать минуты досуга. Невероятно популярны шахматные баталии – играют все, начиная с императора.
Если говорить про отношения с женщинами, то все предельно просто. Доступных женщин достаточно – потому совершенно необязательно обращать внимание на порядочных. Порядочная жена порядочного офицера – существо мифическое. Она ждет мужа где-нибудь в крошечном поместье близ Аржантейя или Дижона, она мила, добродетельна, ведет дом твердой рукой и не вмешивается в дела мужа. Так что муж совершенно спокойно может развлекаться как хочет.

Я не ставила перед собой цель провести глубокое исследование психологического портрета француза времен наполеоновских войн. Но надеюсь, что мой краткий обзор заинтересовал вас и дал пищу для размышления. Ибо любая историческая реконструкция тем и уникальна, что позволяет нам хотя бы на время переместиться из одной эпохи в другую. Воссоздание не только военных баталий, но и военного быта времен наполеоновских войн невозможно без реконструкции психологического облика солдат Консульства или Империи.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Перекресток миров » Наши собственные исследования » Образ француза 1800-1812 годов в военно-исторических реконструкциях