Перекресток миров

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Академия пана Кляксы » (Задание №3.) Литературный портрет.


(Задание №3.) Литературный портрет.

Сообщений 1 страница 34 из 34

1

https://ficbook.net/readfic/5994105/15378402

Написать по заданию целый рассказ, да ещё в короткий срок мне не по силам. Но я хочу поддержать это начинание: упражнения и публичное их обсуждение, очч. полезно. Поэтому - отрывок. Литературный портрет начальника Зареченского управления полиции в то самое время. Жду критику.

[indent]  [indent] ПОЛКОВНИК И ПОЭТ.

(Альберта Кричевского приводят в Зареченское отделение полиции, чтоб допросить по делу…)

***

      …Казак отпустил его локоть и, чётко развернувшись, вышел, придерживая саблю.
Начальник сидел за столом в кресле, развалясь, как квашня оплывшая. Круглое лицо красно, точно, как кирпич. Глаза с татарским разрезом совершенно черны. Воротник мундира расстёгнут и рубаха видна несвежая. И табачищем от него разило, и перегаром за пять шагов, от самых дверей. И не благородным коньяком, а самой что ни на есть ядрёной водкой.
      «Вижу я, полковник, Вам сам чёрт не брат.
      Тёмно Ваше прошлое и тёмен взгляд…», -- прозвучало в голове.
      Когда стихи рождались сами собой, Кричевский слышал их в своём сознании, произносимыми совершенно чужим голосом, почему-то – женским.
      «Понятно.Что ещё делать одинокому служаке, как не пить. …а почему я решил, что он одинокий? Супруга не позволила бы ему так, посреди дня. И побрит небрежно…Но, кольцо вон блестит на руке. Нет, там два кольца рядом. Стало быть, вдовец и жену свою помнит.Тогда - тем более».
      – Фамилия, звание? – произнёс полковник тягуче-невнятно.
      – Кричевский Альберт Александрович, дворянин.
      – Из немцев, что ли?
      – Из поляков.
      Нет, что-то не так было во всём этом. Что-то царапало разум сомнением.
      «У казаков и пуговицы и сапоги блестят, и рубахи глажены, и сабли не брякают. И те двое, что везли сюда, молчали всю дорогу, не перебрёхивались. И чисто здесь, как в больнице. Дисциплина, будто в Царском Селе служат. При таком полицмейстере?»
      Полковник грузно опёрся на локти, сцепил пальцы, посмотрел прямо, приподняв опухшие веки, что явно далось ему с трудом:
      – Сту-удент, да ещё поля-як, – и хмыкнул. – Служишь?
      – Служил два месяца помощником прокурора по окончании университета. И, обращайтесь ко мне на «Вы», прошу покорно.
      Полковник не отреагировал, пошевелил губами; неаккуратно, сминая, раздвинул бумаги, будто искал в них что-то. Только не смотрел он в свои бумаги.
      – Знаю, о сестре-инвалидке заботишься?
      Альберт очень не любил, когда упоминали его сестру, да ещё называли инвалидкой, поэтому промолчал.
      А полицмейстер тем временем тяжело вылез из-за стола и пошёл вдоль кабинета, заложив левую руку за спину.
      «Коренастый, приземистый, похмельный, а ходит ровно, шаги – как по ниточке… и бесшумно. На носок ступает».
      Когда полковник повернул в обратную сторону, Альберт увидел, что у него на верхней части щеки и на скуле кожа переплетена и закручена узлами. Шрам от ожога поднимался через висок почти до макушки. Чёрные с проседью короткие волосы не скрывали, даже подчёркивали уродливую плешь.
      «Война. Плевать ему на эту службу. Здесь в сонной глуши – не то, что ТАМ. Но дисциплину держит, ибо знает, что солдатский устав кровью прописан».
      – На что живёте?
      – Доход с имения.
      – Доход… ,– полковник остановился прямо перед юношей, разглядывал в упор его потрёпанную студенческую шинель, молодое лицо.
      Альберт никогда не опускал глаза, ни перед кем.
      – Вы в Туркестанской кампании в деле побывали, полковник?
      Глаза у того совсем щёлочками сузились, но враз посветлели и, как булавками царапнули Кричевского по лицу:
      – Слухи собираете?
      И тут у Альберта в голове всё тот же голос чётко произнёс: «Разведка».
      Он шевельнул плечом:
      – Просто догадки.
      – И на чём же основаны эти догадки-с?
      – Ну… На том, что видно. Загар азиатский… Шрам, выправка военная, дисциплина в участке. Вы в разведке служили? Точно, что не в кавалерии и не артиллерист.
      Полицмейстер отошёл к окну, отвернулся. Помолчал. Ответил уже другим, бодрым голосом:
      – В последнем – промашка. Ш…ский Его Величества Егерский пехотный полк. Ну, да ладно. Садись…Садитесь, господин Кричевский. Дело в следующем….

+2

2

Портрет виртуозный. Причём, очень к месту вплетён и подан. И приметы сочетаются с выводами. И образный строй ярок. Просто хрестоматийный пример, кмк.

0

3

Прекрасный образ. Мне понравилось, как вы смотрите "чужими глазами". В данном случае чётко видно, что это глаза человека, которому описываемый персонаж сходу неприятен. Но неприязнь (пока) не слишком сильная. Такая...классовая неприязнь дворянина к полицейскому. Попробую предположить: герой, глазами которого мы смотрим, в полицейский участок приведен не по своему желанию, но никакой вины за собой не чувствует.

0

4

Ой, как здорово. Какой замечательный, очень явный, глазами видный образ.  Очень ярко, и так и кажется, что за этим персонажем стоит целая история, которую очень хочется узнать. Слишком харизматичен описываемый персонаж, чтобы быть проходным. Вроде бы лишь портрет, но по нему вполне можно распознать характер.

0

5

Спасибо всем, кто откликнулся. Значит вот такого "пунктирного" описания достаточно, чтобы создать убедительный характер. Просто, я всегда сомневаюсь.
Кстати, оба персонажа, возможно станут главными героями в будущих историях. Хочется писать ориджиналы с "моими" героями. От "Штолимании" я уже вылечилась. ;)

0

6

Muxmix написал(а):

Спасибо всем, кто откликнулся. Значит вот такого "пунктирного" описания достаточно, чтобы создать убедительный характер. Просто, я всегда сомневаюсь.

Кстати, оба персонажа, возможно станут главными героями в будущих историях. Хочется писать ориджиналы с "моими" героями. От "Штолимании" я уже вылечилась.

Не-не-не! А как же "Гетерохромия"?

0

7

Muxmix написал(а):

Спасибо всем, кто откликнулся. Значит вот такого "пунктирного" описания достаточно, чтобы создать убедительный характер. Просто, я всегда сомневаюсь.

Кстати, оба персонажа, возможно станут главными героями в будущих историях. Хочется писать ориджиналы с "моими" героями. От "Штолимании" я уже вылечилась.


Очень хочу прочесть Ваши ориджиналы. Хотя и просто-таки умоляю окончить Гетерохромию. Ну, интересно же, что там дальше было!

0

8

Как же радостно видеть Вас, драгоценная Muxmix, на просторах нашего форума))) А у нас здесь просторы, есть где Вам развернуться с ориджиналами.
С удовольствием Вас читала. А сейчас и вовсе прочла с восторгом! Пишите! У Вас получается так вкусно, красочно, образно, емко. И цепляет сразу. Я так не умею, а хочется, поэтому есть чему поучиться. Очень буду ждать. Благодарю Вас за этот пунктир)

0

9

Лада Антонова написал(а):

Очень хочу прочесть Ваши ориджиналы. Хотя и просто-таки умоляю окончить Гетерохромию. Ну, интересно же, что там дальше было!

Гетерохромию закончу обязательно, я просто честно сообщаю, в какую сторону я собираюсь идти дальше.
Не знаю почему (это надо ещё подумать), но я предполагаю, что незаконченные произведения разрушают талант.

0

10

Muxmix написал(а):

Не знаю почему (это надо ещё подумать), но я предполагаю, что незаконченные произведения разрушают талант.

Абсолютно с Вами согласна! Это не только необязательность, это ещё и неспособность довести идею до конца, обеспечить тексту композиционное единство.

0

11

Вот, в одном из моих текстов был портрет проходного персонажа. Представляю на ваш суд. Ничего не правила, оставила все, как было. Только фамилии)) Давайте разберем.

    В библиотеке было прохладно и абсолютно тихо. Старый седой служитель, облаченный в видавший виды, но тщательно отутюженный костюм, отвечал на вопросы живо и с интересом. Крупный колоритный мужчина с внешностью грека, он совсем не походил на служителя книгохранилища. Коренастый крепкий, ширококостный, с мускулистыми , жилистыми руками, он скорее походил на моряка или земледельца. Однако, не задумываясь ни на минуту, он указал Андрееву в каком зале и в какой секции находится интересующая его информация.
- Так Вы журналистом этим интересуетесь или судостроением больше? Журналист – отчаянный честный малый, который готов изобличать нечистоплотность власти и то, к чему эта самая власть толкает свой народ, не смотря на титулы и регалии. Я лично его уважаю и читаю всегда с интересом. Вся подборка его статей имеется. Парнишка – не промах. Он первый в истории журналистики ввел такое понятие как интервью. До него такого жанра вообще не существовало! Среди тех, кому он задавал свои вопросы, был и Ваш император, самодержец всея Руси Александр III. И кстати, совсем недавно. Ведь Вы же русский? Хотя и говорите почти без акцента. Но русские, они все же отличаются от всех остальных своей манерой держаться. А недавно он выпустил рассказ «От старого мира к новому». В котором герой путешествует на судне кампании «Уайт Стар Лайн». И в северной Атлантике они подбирают шлюпки с другого корабля, погибшего при столкновении с айсбергом. Чрезвычайно интересная вещица. Все описано в мельчайших подробностях. Очень рекомендую.
- Был бы Вам весьма признателен, если бы Вы дали мне этот рассказ. Не читал. И очень любопытно было бы ознакомиться. И про журналиста, все, что имеется, пожалуй. Интересный малый. Хотелось бы узнать о нем больше. А русского Вы во мне угадали безошибочно. Позвольте представиться, Андреев Иван Петрович.
- Рад знакомству, Иван Петрович. Мое имя Константин Эксархидис, что в переводе с греческого «начальствующий». И вот уже третий год я начальствую в этом книгохранилище. С тех пор, как передал свой бизнес по торговле икрой сыновьям. Следуйте за мной. Я посажу Вас в зале, где царствуют морские приключения и книги по судостроению. А прессу и все, что касается мистера Стида, я принесу Вам туда. Наслаждайтесь. И, если возникнут вопросы, я всегда к Вашим услугам.

Итак,

Отредактировано Селена Цукерман (26.09.2017 23:34)

0

12

Ну, прежде всего, здесь намёк на два портрета. Внешнее описание библиотекаря и личности журналиста.
Что я могу сказать? Библиотекарь описан достаточно хорошо, я его представила. И у меня сразу возник вопрос: а почему он именно таков? Какое значение имеет для сюжета имеет то, что он не похож на библиотекаря, что он именно такой? Какую задачу его появление решает в сюжете повести?
Кмк, библиотекарь - фигура чисто служебная. Или надо в дальнейшем как-то обыгрывать его особенность, уделять ему больше места в сюжете.
С журналистом сложнее. Мне дан его, так сказать, профессиональный портрет, со всеми его подвигами, но я не вижу этого человека в кадре. Мне про него только рассказали, я чувствую, что это важно. Но портрета у меня не возникает. А он явно нужен. Потому что весь диалог ведётся о нем.
Понимаете, о чем я толкую? Все в тексте должно быть подчинено четкой художественной задаче. Почему именно так, именно в этом месте, именно этот человек рассказывает о ключевой фигуре?
Если что-то непонятно в комментарии,  спрашивайте.

+1

13

Для эксперимента предлагаю попробовать иначе. Герой видит журналиста в данный момент. Он находится где-то рядом. И герою рассказывают о журналисте, причём, рассказывают два человека с разных точек зрения. Ведь его судьба двояка: борец за справедливость и авантюрист. А герой пытается, анализируя внешность, понять, что из того, о чём ему рассказывают, справедливо.
В этом случае портрет оказывается подчинён художественной задаче.

+1

14

Зметьте, у Atenae не возникло вопросов к моему Полковнику, хотя он выдернут из контекста и присутствует множество намеков на его сложное прошлое. А Ваш библиотекарь вызывает недоумение.
Я думаю, дело не только в том, насколько библиотекарь важен. Внутри образа что-то "цепляет несоответствием". Хотя, сам по себе образ мне как раз нравится своей сложностью. Сейчас разберём по косточкам, в чем дело.

0

15

" В библиотеке было... абсолютно тихо. Старый седой служитель... отвечал на вопросы живо и с интересом." Так было тихо, или служитель отвечал на вопросы? И кому отвечал?

"... он совсем не походил на служителя книгохранилища."  Если б Вы знали... Восемьдесят процентов детишек, которым я давала задание создать литературный портрет, начинали с этих слов. "Этот король не был похож на короля..." и.т.д. Это хорошо, Вы хотите создать нешаблонного персонажа, но само это заявление - шаблон. Не стоит навязывать читателю своего мнения. Вы покажите, а уж он сам решит, как к этому относится, похож, непохож.. Но покажите так, чтоб читатель принял правильное решение 😉.

"...не задумываясь ни на минуту, он указал Андрееву в каком зале и в какой секции..." Вообще-то, когда речь идёт о мыслях, счёт - на секунды, минута слишком долго. Может быть просто - "не задумываясь", ещё проще - "сразу". Это мелочь, но мне глаз режет.

"...Парнишка – не промах. Он первый в истории журналистики ввел такое понятие как интервью...".   Я понимаю, Вы имеете в виду, что вот этот человек раньше был моряком, создал свой бизнес, вырастил сыновей, отошёл от дел по возрасту,  сохраняет активную гражданскую позицию, отчего живо интересуется журналистикой, работает библиотекарем продолжая любить море. Но, кто он сейчас? Одно предложение он говорит, как моряк, следующее и дальше - как профессор университета. Простите, не верю. Когда человек преклонного возраста меняет род занятий, структура его речи  остаётся прежней, может быть, слегка обогащается лексика.
Вообще непонятно, почему библиотекарь так распространяется перед незнакомым человеком? Вот если бы Андрей задавал наводящие вопросы, другое дело.

"... Но русские, они все же отличаются от всех остальных своей манерой держаться."  Просто хороший пример, как можно сократить без ущерба, если это говорит моряк. Морякам, так же как и солдатам необходимо говорить кратко и ёмко, слишком часто попадают в ситуации, когда все решают секунды. "Русские отличаются манерой держаться" - и это естественнее в устной речи.

" ... они подбирают шлюпки с другого корабля, погибшего при столкновении с айсбергом. Чрезвычайно интересная вещица".  Вы не слышите фальши? Моряк уж точно не мог так сказать "вещица", про тех кто погибал и спасал погибающих.
Речевая характеристика, очень тонкая штука. Когда Вы говорите от имени  персонажа, Вы должны в него перевоплотиться, иначе, все персонажи у Вас будут говорить одинаково и все - фальшиво.
Как перевоплощаться? По системе Станиславского. Но это уже отдельная тема.

0

16

Muxmix написал(а):

Как перевоплощаться? По системе Станиславского. Но это уже отдельная тема.

Кстати, о Станиславском. В Творческой мастерской лежат кусочки детской книжки "Первые уроки театра". Там как раз об этом.

0

17

Задумалась - а можно ли обойтись без портрета вообще? Описание персонажа что-то должно говорить читателю, но как быть, если оно и автору ничего не говорит? Вот я, например, не физиономист. Мне трудно подметить какие-то черты, трудно описать человека. Герои со мной говорят, героев я не вижу. Я могу придумать, как они выглядят, но это будет просто словесный портрет:высокий-низкий, худой-толстый... Словом, получится типичное "волосы цвета первых гиацинтов клубились у него на спине"(с) :D. Пока моё творчество представляет собой "что-то около половины" фанфика, я обхожусь без этого, благо читатели и так знают, кто и как выглядит. Если же появляется какой-то эпизодический герой, он что-то делает, что-то говорит, но он обычно безлик.

0

18

Оль, а как же "чертознай" ММ? У него есть, кмк вполне удавшийся литературный портрет.

0

19

Здравствуйте!
Пришлось зарегистрироваться. Но уж больно интересным показался разговор. (Хотя так и не поняла, о каком задании шла речь до него).
В библиотеке было тихо и прохладно. Седой служитель, одетый в видавший виды, но аккуратно отутюженный костюм, приветливо поднял голову мне навстречу. Полотняный пиджак обтягивал коренастую фигуру больше подходившую земледельцу или моряку, а не книжному червю. Однако, несмотря на свою колоритную внешность морского волка, он, даже не задумываясь, сразу сориентировал, где, в каком зале и даже на какой полке находится интересующая меня книга.
- Позвольте Вам задать вопрос – глаза из-под седых бровей глядели на Андреева по-молодому живо, - вы судостроением или самим журналистом интересуетесь? У меня, между прочим, вся подборка его работ имеется. Он и мне самому нравится: отчаянно честный малый, не боится задавать неудобные власти вопросы. Я его уважаю! Кстати, брал интервью у вашего царя Александра Третьего. Ведь вы же - русский? Хотя говорите практически без акцента. Но русских выдает их особая манера держаться…
Он немного помолчал и продолжил:
- Не читали новый рассказ «От старого мира к новому»? Там герой путешествует на судне, которое подбирает потерпевших крушение от столкновения с айсбергом. Очень интересно! Рекомендую.
Во мне сразу проснулся интерес.
- Был бы вам весьма признателен. Еще не попадалось. А русского вы во мне угадали точно. Позвольте представиться, Иван Петрович. Фамилия Андреев.
- Рад знакомству, Иван Петрович. Мое имя Константин Эксархидис, что в переводе с греческого значит «начальствующий». И вот уже третий год я, так сказать, начальствую в этом книгохранилище. - И он обвел рукой вокруг себя. – С тех пор как передал свое дело сыновьям… Идемте, я проведу вас в зал где царствуют корабли и морские приключения. А журналы и газеты со статьями мистера Стида и о нем самом я сейчас принесу вам. Наслаждайтесь…
И, уходя, прибавил: «Возникнут вопросы – спрашивайте, буду рад помочь».
Не знаю, лучше ли получилось, но в Вашем отрывке меня прежде сего «напрягала» стилистика и штампы. Простите. Мне кажется, это старый отрывок. Сейчас Вы пишите образнее, чувственнее, экспрессивнее. Но все равно штамп – Ваш бич. Я специально использовала тоже штамп, вместо того, чтобы написать более обтекаемо, например, «использование сложившихся устойчивых выражений в литературном тексте у Вас встречается неоправданно часто», чтобы Вы почувствовали, как меняет восприятие текста подобный недочет.
Хотя, перефразировав Ваш текст, тоже использовала штампы типа «книжного червя» или "морского волка". Но это образы, которые в текстовом противовесе заменяют множество букв.
Теперь пример использования штампов в Вашем тексте. Краткая фраза.
«Среди тех, кому он задавал свои вопросы, был и Ваш император, самодержец всея Руси Александр III.»
1. В устах иностранца невозможна фраза «самодержец всея Руси». Она очень русская по словарному ряду. Она несет оттенок отношения русского человека со своим государем.
2. Александр III – так называют императора официальные документы. В личном разговоре (а это личный разговор) предпочтительнее использовать так, как произносится «третий».
3. И последнее. Использование местоимений с заглавной буквы. В нашей с Вами переписке (пусть и виртуальной) я обращаюсь именно к Вам. Но передавая чужой разговор, ставя местоимение «Вы, Вам, для Вас», вы таким образом перепоручаете мне, как читателю общаться с Вашим персонажем. Это сбивает восприятие текста, меняет акценты.
Вот видите, читатели – они разные. Кто-то слушает как звучит текст, кто-то на него глядит. ))))
Ну, вот. Надеюсь не обидела, а подсказала. Мне нравится, как Вы пишите. Но читать не могу, потому что Ваши тексты я вижу как… не подберу образ... Передо мной разложенный рулон бархата глубокого винного цвета теплый и нежный на ощупь. И по всему его полю рваные прорехи в неаккуратных заплатках.

+1

20

Atenae написал(а):

Оль, а как же "чертознай" ММ? У него есть, кмк вполне удавшийся литературный портрет.

Задумалась, пошла проверять. Нашла всего три фразы про внешность: "убеленный сединами", "седовласый господин немалых лет", и "черные глаза". Причем кусочки эти из разных мест. В самом начале, где герой появляется, от него только "черные глаза", ну и ужимки с ухмылками. Непонятно даже, сколько ему лет, хотя там мелькает фраза про возраст и отставку.
Допустимо ли подобное введение героя в сюжет, если его "седые усы" или там "большие уши" появляются в разных местах порционно? Наверное, если герой не совсем эпизодический, то всё таки есть необходимый минимум внешних признаков, который должен быть показан сразу. Хотя бы для того, чтобы нарисовать для читателя "общий силуэт". А то он навоображает мачо с мышцами, а это окажется дед преклонных лет))) Вот какой он, этот необходимый минимум?
Ну и те особенности внешности, что "бросаются в глаза", очевидно, тоже нужно показывать сразу, вот как шрам у полковника Muxmix? Выскакивая "вдруг" в середине повествования такая крупная и примечательная деталь вызывает диссонанс.

0

21

См. Занятие #3 "Литературный портрет". Портрет - это не только внешность героя.

0

22

Люди, спасибо! Я поняла, как ничтожно мало я знаю и как многому еще предстоит учиться. Столько информации сразу и есть над чем подумать. Пойду попробую переписать. Всем еще раз огромное спасибо.
В искусстве слова все являются
учениками друг друга, но каждый
идет своим собственным путем.
М. Пришвин

Отредактировано Селена Цукерман (28.09.2017 15:12)

0

23

Я попробовала. Критикуйте. Но помните, словом можно и убить))) Так, что аккуратней.

Она чуть повернула голову и увидела за соседним столиком импозантного мужчину. Из общей массы он выделялся сразу. Все в нем было – вызов. Пронзительный, серо-стальной, будто вопрошающий взгляд. Высокий лоб с большими залысинами и, словно в противовес, усы и широкая, густая борода. Крупные, правильные черты лица. Он сидел, погруженный в чтение свежей газеты, вальяжно расположившись в плетеном кресле. На лице сдержанная оживленность. На столе только кофе. Строгий сюртук не застегнут, без галстука, в легких, широких брюках. Он был хорош собой и знал себе цену.
- Это тот самый скандальный англичанин, автор «Современного Вавилона»?
- Да, я читал его газетенку. Его стиль непристойный и вызывающий, а статейки все сплошь пронизаны похотью и фальшиво-театральным пафосом. Девственность оказывается самая главная проблема Англии - сколько она стоит, как продается, кем проверяется и все скабрезные подробности, при которых ее лишаются. Он понял, что эта тема хорошо продается и замаскировал ее под борьбу за чистоту нравов. Хитро! Придумать повод, чтобы писать о том, о чем запрещено. – Карницкий брезгливо поморцился.
- Ну, почему же, господа, - вступился за англичанина Истратов, - я читал его статьи, направленные против пассивного соглашательства Британии по отношению к зверствам в Болгарии, когда 12 000 болгарских христиан были убиты турками. Потом была кампания под названием «Правда о военно-морском флоте» и он так пристыдил правительство, что оно нашло 3,5 миллиона фунтов на модернизацию военных кораблей. А его рассказ «Как почтовый пароход утонул в середине Атлантики. История выжившего». О крушении парохода в холодных водах, когда шлюпок оказалось всего на четыреста человек при почти тысяче на борту. Он пишет не только скабрезности, он линчует власть. Только за это его можно уважать.
- Его осудили за похищение малолетней и сводничество. Он сидел в  Холлоуэйской тюрьме. А потом заявил, что за решеткой продолжал редактировать газету и прекрасно провел время.
- А что Вы говорили об «Истории выжившего», Сергей Павлович, - Мария заинтересованно взглянула на Истратова, - Вы помните подробности? Мне кажется, что я читала что-то подобное.
- Сударыня, - широко улыбнулся ей Истратов, - я расскажу Вам, все, что помню. Только к чему Вам эти трагедии. Поедемте лучше на яхте кататься.
Она улыбнулась и промолчала в ответ. Деланно равнодушно отвернулась от журналиста. Первое впечатление обычно самое верное. Целеустремленный, суровый, живой. Вот, что пришло ей в голову. Он заинтересовал ее. Было в нем что-то неотразимое.

0

24

Вот это мне явно нравится больше. Появилась  интрига. Можно было бы чуть меньше информации от рассказчиков, но чуть больше полемики. Тогда сцена вышла бы вполне живой. и потом, героине ведь становится интересно, она гадает. Этот момент тоже ещё можно развить. Когда говорят, что он растлитель, ведь она будет искать в нём черты, которые подтвердят или опровергнут это, верно? Или когда говорят о его готовности схватиться с властями за справедливость. Чтобы информация от рассказчиков шла не нейтрально, а оценивалась героиней, сортировалась, опровергалась или подтверждалась. Но для этого нужен более живой диалог между рассказчиками. Сейчас они сами безлики и работают только заменителями статьи. а какие они? Почему один осуждает журналиста, а другой его одобряет? Если проработать эти моменты, то и сцена, и сам портрет заиграют живыми красками.
Да и самой героине эмоций бы добавить. Почему ей так интересен этот человек? Важно ли ей понять правду о нём? Или это просто сбор информации о понравившемся мужчине?

0

25

- Смотрите, господа! Мне кажется, или это и правда Уильям Стид? Похож.
Услышав имя, она чуть повернула голову и увидела за соседним столиком импозантного мужчину. Из общей массы он выделялся сразу. Все в нем было – вызов. Пронзительный, серо-стальной, будто вопрошающий взгляд. Высокий лоб с большими залысинами и, словно в противовес, усы и широкая, густая борода. Крупные, правильные черты лица. Он сидел, погруженный в чтение свежей газеты, вальяжно расположившись в плетеном кресле. На лице сдержанная оживленность. На столе только кофе. Строгий сюртук не застегнут, без галстука, в легких, широких брюках. Он был хорош собой и знал себе цену.
- Это тот самый скандальный англичанин, автор «Современного Вавилона»? - с удивлением спросил Возницин - Точно, он. Его портрет был во всех Лондонских газетах. Уильям Томас Стид. Каким это ветром его сюда занесло?
Она прекрасно помнила это имя. Именно о нем говорил муж. Неужели? Но как?
- Да, это он, я читал его газетенку. Пишет непристойно и вызывающе, а статейки все сплошь пронизаны похотью и фальшивым пафосом. Возомнил себя Мессией. Девственность оказывается самая главная проблема Англии - сколько стоит, как продается, все скабрезные подробности. Он понял, что эта тема хорошо продается и замаскировал ее под борьбу за чистоту нравов. Хитро! Придумать повод, чтобы писать о том, о чем запрещено. – Карницкий брезгливо поморщился - А все банально упирается в деньги. Тиражи выросли в разы.
Она судорожно соображала что же делать. Он лгун и фарисей? Неважно. Ей нужно с ним познакомиться. Если это действительно он, это доказывает, что она права. Судьба свела с ним именно ее, хотя ищет этого человека муж.
- Ну, почему же, господа, - вступился за англичанина Истратов, - я читал его статьи, направленные против пассивного соглашательства Британии по отношению к зверствам в Болгарии, когда 12 000 болгарских христиан были убиты турками. Еще он писал о военно-морском флоте и так пристыдил правительство, что оно нашло 3,5 миллиона фунтов на модернизацию военных кораблей. А рассказ «Как почтовый пароход утонул в середине Атлантики"? О крушении парохода, когда на без малого тысячу пассажиров шлюпок оказалось всего на четыреста. Он пишет не только скабрезности, он линчует власть. Только за это его можно уважать.
Почему то в это верилось больше, но кто знает.
- Его осудили за похищение малолетней и сводничество. Он сидел в  Холлоуэйской тюрьме. А потом заявил, что за решеткой прекрасно провел время. Вот там ему и место. - безаппеляционность Карницкого раздражала, но он не умел быть другим. 
- А что Вы говорили об «Истории выжившего», Сергей Павлович, - Мария заинтересованно взглянула на Истратова, - Вы помните подробности? Мне кажется, что я читала что-то подобное. А давайте познакомимся с ним, господа. Это интересно.
- Сударыня, - широко улыбнулся ей Истратов, - я расскажу Вам, все, что помню. Только к чему Вам эти трагедии. Поедемте лучше на яхте кататься.
Она улыбнулась и промолчала в ответ. Деланно равнодушно отвернулась от журналиста. Первое впечатление обычно самое верное. Целеустремленный, суровый, живой. Вот, что пришло ей в голову. Он заинтересовал ее. Было в нем что-то неотразимое.
- Мария Сергевна, - пробасил Истратов, целуя ей руку, - Поедем. А коли Вы прикажете, то и журналиста позовем. Одно Ваше слово. Будет Вам журналист.
Вежливая светская улыбка появилась сама собой. Нужно было не выдать своей радости. Она знала Истратова. Раз сказал - будет Вам журналист, значит будет.
- Так чего же мы ждем, господа? Поедем. А журналиста зовите. Если и не на прогулку, то вечером. Мне любопытно.

0

26

А вот это уже совсем другое дело. Сцена ожила.

0

27

Ого! Первый вариант был уже хорош, появилась энергия и та самая яркость. Только я собралась сделать пару замечаний (не тех, что у Atenae), как увидела второй вариант - уже идеальный. Мне кажется, что я слышу гул многолюдного кафе или ресторана, отчего собеседникам приходится слегка повышать голос. Текст искрится напряжением.
Двое мужчин рисуются перед молодой женщиной, у неё на уме нечто совсем другое. Журналист - в фокусе внимания. Нам не объясняют почему женщина так в нём заинтересована, но понятно, что там всё сложно. Это интригует. Описание внешности журналиста построено на сопоставлениях (залысины - борода; на лице оживлённость - на столе кофе), это как бы рифмуется с противоположными мнениями о нём. У этого отрывка есть структура, как бы композиционный каркас, поэтому - всё убедительно.
Речь - живая, это действительно разговор троих. Может и есть мелкие огрехи, но на них не обращаешь внимания.
И Вы поймали ритм, какой-то особенный, Ваш ритм.
Подозреваю, Вам самой было интересно это писать.

Отредактировано Muxmix (29.09.2017 04:55)

0

28

Как я рада, что заметны сдвиги. Действительно, было интересно.

0

29

Очень интересно. Внимательно читаю, больше уделяя внимание протрету внешнему. Пытаюсь выстроить тот самый "необходимый минимум первого знакомства с персонажем". Обратила внимание на одну, Селена, деталь в вашем описании:
Пронзительный, серо-стальной, будто вопрошающий взгляд.
Возможно я не права, но:
1. "Пронзительный" взгляд, как по мне, не вяжется со "сдержанной оживленностью на лице", которая появляется через пару предложений. "Пронзительный взгляд" подразумевает под собой совсем другое выражение лица.
2. Серо-стальной. Мы привыкли к крупным планам в кино, а чтобы в обыденной жизни разглядеть цвет глаз, нужно находиться довольно близко к человеку, причем глядеть ему в лицо достаточно прямо.  Здесь же, насколько я поняла, журналист читает газету, взгляд уже слегка опущен. И столики наверняка стоят не вплотную  друг у другу: раз компания Марии Сергеевны столь свободно обсуждает журналиста в его же присутствии.
офф: Для чистоты эксперимента сбегала в столовую, поразглядывала своих коллег, аккурат сидящих за столиками. :D

Я бы, кмк, оставила этот "пронзительный серо-стальной взгляд" до более близкого знакомства героини с персонажем.

0

30

http://s6.uploads.ru/t/bylqs.jpg
http://sg.uploads.ru/t/4uj6a.jpg

Я с Вами согласна. Пронзительный вопрошающий взгляд можно и издалека увидеть, а вот серо-стальной - вряд ли. Вот два портрета. На одном он примерно в том возрасте, когда они встретились. На втором старше, но крупным планом. Как бы Вы написали, SOlga? Интересно.

Отредактировано Селена Цукерман (29.09.2017 08:46)

0

31

Селена Цукерман написал(а):

от два портрета. На одном он примерно в том возрасте, когда они встретились. На втором старше, но крупным планом. Как бы Вы написали, SOlga? Интересно.

Интересный мужчина. Взгляд действительно пронзительный, это ощущается, даже если он направлен в сторону от зрителей. Такой взгляд нельзя оставить без внимания. Но я бы сделала, как уже говорила - приберегла бы этот взгляд со всеми его характеристиками до личного знакомства персонажей. Журналист уже заинтересовал героиню. Его глаза вблизи только усилят чувство этого интереса.

0

32

Опа! На братца моего похож. Интересно!

0

33

Я понимаю, что это дела давно минувших дней, но я тут мимо проходил, и глаза резануло. Когда полковника в описании ув. Muxmix идентифицируют как служившего "в разведке", у меня как военного историка сразу возникает вопрос: в какой разведке? Войсковой? Так первые специализированные части особого назначения в Русской императорской армии появились в 1916 году, а до того тактической и оперативной разведкой занималась та самая кавалерия, в которой он определённо не служил. Тогда в агентурной? Полковник - офицер Военно-учёного комитета при Главном Штабе? Но тогда он был бы военным агентом в какой-нибудь европейской стране, а наблюдатель напирает на азиатский загар и опыт боёв в Туркестане. Значит, имеется в виду Азиатское делопроизводство? Так в описываемый период (как я понимаю, это примерно 1870 - 1890-е годы) - в этом делопроизводстве было от двух до пяти человек, полковник в нём был один, и звали его А.П.Проценко.

К тому же, само слово "разведка" тогдашнему словоупотреблению довольно чуждо. Говоря об агентурной разведке как о роде деятельности, человек того времени сказал бы что-нибудь вроде "служить военным агентом", "служить по военно-учёной части". Говоря о разведке как о действии на войне - "пойти на разведку" - сказал бы "рекогносцировка".

Вот так одно неаккуратное слово может в одночасье порушить отличное описание. Не сочтите за придирку.

0

34

Robbing Good
Никто не может знать всего обо всем. Даже если специально изучать вопрос, все равно остаются тонкости, известные лишь специалистам. И вот в этом случае на Перекрёстке действует правило: "Человек человеку друг, товарищ и... тыж!" Знаешь, как говорят: "Ну, ты ж медик! Как оно там?" Здесь есть тыж-медики, тыж-программисты, тыж-лингвисты, тыж-психологи. Теперь вот и тыж-военный историк есть.
А когда автор обходится без тыжа, у него и получается плотность дивизии 10 человек на квадратный метр и прочие прелести.
Да здравствует тыж - самый нужный человек для автора!

+3


Вы здесь » Перекресток миров » Академия пана Кляксы » (Задание №3.) Литературный портрет.