У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Перекресток миров

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Возвращение легенды » 34. Эпилог


34. Эпилог

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://forumfiles.ru/files/0012/57/91/95664.png
Эпилог
http://forumfiles.ru/files/0012/57/91/96046.png
http://forumfiles.ru/files/0012/57/91/19446.png
 
Здравствуйте, дорогой мой Антон Андреевич!
В последний раз писал Вам, кажется, ещё из Москвы, стало быть, прошло уже более трёх месяцев. Каюсь, что не нашёл времени ранее, но наша жизнь сделала несколько головокружительных кульбитов, в результате которых я пишу Вам из Затонска, где мы решили окончательно обосноваться.
Немалую роль в этом решении сыграли наши с Вами старые знакомцы: Кулагин, Евграшин и Егор Фомин. Сергей Степанович нынче заведует уездным отделением милиции и уверяет, что без меня им здесь «ну просто никак!» Кулагин же возглавляет нынче Совет рабочих и крестьянских депутатов. Затруднюсь вам объяснить, что это такое. Пожалуй, можно назвать его градоначальником, так понятнее.
Мне стоило немалых трудов убедить Трепалова отпустить меня с миром. Попробовал давить на жалость, сосчитав свои годы, на что получил решительный отказ со словами, чтобы до победы мировой революции о пенсии даже не думал. Пришлось сказать правду – что в Затонском отделении нет нынче следователя. После чего я был не отпущен, а командирован в славный город Затонск «для поддержки местных товарищей».
Анна Викторовна и здесь нашла себе применение, её прочат в директора школы, которая должна скоро открыться в бывшем мироновском особняке. По этому случаю заволновались было затонские бабы, обеспокоенные тем, что народное просвещение оказалось полностью в руках спиритов. Егор Александрович Фомин уже много лет учительствует в родном городе, а теперь вот ещё и Анна. Недовольных угомонил отец Серапион, заявивший: «Сами нарожали бесенят, с ними только ведьме под силу справиться!» Колоритный нынче в Затонске батюшка - язык, как шило. Но оказалось, что он прекрасно играет в шахматы. А язык и у меня покуда не отсох.
Кстати, в мироновском доме нам выделили целый флигель, так что писать теперь можете по адресу: Октябрьская, дом 5/1. Знала бы Мария Тимофеевна, продавая дом, что когда-то мы в него ещё вернёмся. Впрочем, может, она и знает. За недосугом всё забываю спросить, как отнеслись родители Анны к нашему водворению в фамильном гнезде. Из всех духов, кто бывает у неё регулярно, я знаю лишь господина Лассаля. Кажется, он возомнил себя членом нашей семьи на том основании, что изволит лежать под камнем с фамилией Штольман. Когда я об этом узнал, был очень сердит, но Анна отказалась его прогонять наотрез, так что я начинаю даже ревновать немного. Кажется, этот недоброй памяти господин проникся к ней особыми чувствами за то, что ей удалось его переиграть. Она уверяет, что он ей очень помог. Чем, интересно знать? Есть у меня мысль, что упокоит француза окончательно снос этого помпезного недоразумения на местном кладбище. Попробовал намекнуть Евграшину, что неплохо было бы привести надгробие в соответствие с содержимым, но наш бравый коллега вдруг изрядно смешался и заюлил. Кажется, в славном городе Затонске нынче бытует поверье, что покуда пышный монумент надворному советнику Штольману стоит нерушимо, старший следователь Затонского отделения милиции «товарищ Штольман» обречён оставаться бессмертным. Потому что место занято.
Это несуразное поверье подогревается экспозицией в местном краеведческом музее. Оказывается, стараниями покойного художника Белугина и ныне здравствующей Лизаветы Тихоновны Жолдиной в городе создан целый культ «героев затонского сыска», под которыми подразумевают нас с Вами. И покуситься на местную святыню у меня нет никаких шансов. Ещё месяц назад в этом деле я мог бы рассчитывать на поддержку секретаря уездного комитета ВКП (б) товарища Редькина, который норовил разорить это гнездо контрреволюции и мракобесия. Но после нескольких шумных дел со стрельбой, в которых товарищ Редькин принял участие вместе с нами, от музея он отступился. Зато попал под власть чар Лизаветы Тихоновны, так что, боюсь, скоро и сам станет адептом этого культа. Забавный он персонаж, чем-то напоминающий нашего бывшего полицмейстера.
Кстати, Николай Васильевич всё ещё жив, хотя уже очень слаб физически и умственно. «Чудит помаленьку», как выражается Евграшин. В отношении меня эти чудачества выражаются в том, что он приписал мне царственную родословную героя незабвенного Ребушинского, и переубедить его не представляется возможным. Во всех остальных вопросах он рассуждает даже здраво. И всё время интересуется моим мнением по части международной политики. Бывать у него мне приходится довольно часто, об этом просит его супруга, дескать, со мной «Коленька почти как прежний». Временами даже порывается проверить, составлен ли график полива пальмы.
Забыл рассказать Вам о самом главном изменении в нашей жизни. Некоторое время назад к нашим медиумам – Анне Викторовне и Егору Александровичу стала являться покойная Антонина Марковна Бенцианова, озабоченная судьбой внука своего Ванечки. Сей отрок беспризорничал с девятнадцатого года, когда умерла от «испанки» его мать. Отец  – известный нам с Вами Иван Бенцианов – был офицером, служил у генерала Самсонова и вместе с ним погиб в Восточной Пруссии.
Анна отыскала Ивана Ивановича в Твери, где он подвизался в банде «форточников», и привезла к нам. В свои одиннадцать лет одичать он успел преизрядно, прямо как я в былые годы. Должно быть, поэтому у меня получается справляться с его норовом лучше всех. Так что, хочу я того или нет, а ближайшие лет десять обязан оставаться на этом свете. Не могу же я повесить на шею Анне Викторовне этого жигана. Который к тому же решил, что раз теперь он Штольман, надо вести себя соответственно – дерзить и драться.
Впрочем, я не прав: у Веры тоже с Ванькой весьма неплохо получается. Её он слушает, хотя и огрызается. Зато возложил на себя обязанность инспектировать всех Вериных потенциальных женихов, а их набралось уже немало. Кажется, в Затонске того и гляди заключат второе «великое пари»: кто первым посватается к «инженерше»? Вера строит электростанцию в Зареченске, и все молодые люди подходящего возраста на неё заглядываются. Могу их понять – ведь она вылитая Анна в молодости. Но Иван нерушимо стоит на страже её добродетели. Благоволит он, пожалуй, лишь  младшему следователю Василию Смирному, который заслужил эту честь тем, что едва не сгорел вместе со мной на старой мельнице в Богимовке. Ему единственному Ванька не обещает «дать в глаз, если к сестре полезет». Только вот полезет ли? Василий Степанович решительностью в этом вопросе сильно напоминает меня самого.
Узнав, о прибавлении в нашем буйном семействе, Митя прислал специальное письмо, подписанное печатными буквами «брату Ване». Иван пробовал подкатываться к Вере, чтобы прочла, но суровая сестрица заявила, что он прочтёт его сам, когда научится читать, как следует. Ванька дулся на неё сутки, но, кажется, ему страсть интересно, что же пишет старший брат – красный командир. Аня говорит, что в последнее время он налёг на учёбу. Приходится признать, упрямством он – натуральный Штольман. Я по обыкновению ворчу, но на самом деле, меня это радует. Названный сын отомстил за меня таинственному обитателю Пустой заводи – выловил неуловимого угря, который от меня тогда ушёл. Ну, если и не того самого, то очень на него похожего. В копчёном виде морское чудище оказалось вполне съедобным.
Анна Викторовна весела, благополучна и передаёт Вам привет! Просил кланяться и Евграшин, он Вас помнит и весьма уважает. Первые дни по приезде всё спрашивал, не планируете ли Вы тоже вернуться? Меня-то он уломал: «Яков Платоныч, ну что вам в той Москве? Сколь уж лет по чужим углам мыкаетесь, пора и к дому!»
К слову, в Москве я прожил намного дольше, чем в Затонске. Не говоря про Париж. Но знаете, Антон Андреич, что самое удивительное? В том, что прошатавшись по свету всю свою жизнь, сейчас я чувствую себя так, словно бы и впрямь вернулся домой…
   
КОНЕЦ
 
http://forumfiles.ru/files/0012/57/91/95664.png
 
Содержание

+14

2

Сегодня мы получили царский подарок - портрет Василия Степановича работы несравненной Татьяны Хууринайнен.
http://s5.uplds.ru/t/eOc06.jpg
http://forumfiles.ru/files/0012/57/91/19446.png

+13

3

Спасибо! Как всегда блестящий юмор :) Особенно про график полива пальмы и Лассаля было весело) Вот теперь я спокойна

+4

4

Дорогие Авторы!
Спасибо Вам огромнейшее! Вот и окончена сага-Штольманиада! Можно выдохнуть, счастливо улыбнуться... и начать перечитывать с самого начала... И я, вспоминая недавний разговор об идеях, тихонько продолжаю надеяться на возможное появление новых пазлов-кусочков этой чудесной картины... (хитрый смайл)

Нет слов, чтобы передать всю мою благодарность! Помнится, в детстве я говорила: "Передавай ему/ей большой-большой привет! Размером с Одессу!" Так же я говорю сейчас: СПАСИБО Вам огромное, размером примерно с Затонск! Нет, размером с Петербург!))) За Ваш труд, за безупречный стиль, за то, что каждую главу проживаешь вместе с героями, за искрометный юмор, за жизнь, которая так ярко выплескивается со страниц Вашей Вселенной!

Анна Викторовна - директор школы, чудесно! С её боевым характером школа будет процветать, вспомнить только, как она дрова для музея лихо организовала! «Сами нарожали бесенят, с ними только ведьме под силу справиться!» - нет, ну каков отец Серапион! Ну и молодец! Не отец Федор, точно))

Редькин - адепт культа героев сыска - звучит здорово! И будет сохранена в веках легенда о бессмертном сыщике!))) Прямо представляю, как рассказывают её мальчишки у костра...

Вызывают блаженную улыбку второе великое пари всея Затонска, и письмо для Ваньки, и копчёный угорь... А самое главное - последний абзац... Счастливые слёзы подступают...
«Сколь уж лет по чужим углам мыкаетесь, пора и к дому!» Евграшин словно бы высказал главную мысль этого романа - все это путешествие было в судьбе героев для того, чтобы в итоге вернуться домой...

...Дорога тебя научит беречь
Пожатие дружеских рук:
На каждую из подаренных встреч
Придется сотня разлук.

Научит ценить лесного костра
Убогий ночной приют.
Она не бывает к людям добра,
Как в песнях про то поют...

...Следы прошедших по ней вчера
Она окутала тьмой…
Она лишь тогда бывает добра,
Когда ведет нас домой.

(Мария Семенова)

Р. S. Портрет Васи прекрасен! И это - ещё один аргумент в пользу того, что РЗВ стала практически полноценным вторым, третьим и даже четвёртым сезоном нашего любимого сериала. Насколько я помню, Татьяна всегда рисовала канонных персонажей. Как выразилась Muxmix: "РЗВ настолько реальна, что невозможно не учитывать, что там происходит!"

+8

5

Всем, кто уженачал тосковать, рекомендую заглянуть в Анонсы и спойлеры. ;)

+4

6

Ах, как хорошо! А в Затонске действительно место такое для Штольмана, здесь он -дома, здесь все ему родное и все родные. И Никита Белов, и Кулагин, и доктор. Судьба Штольмана переплетается с судьбами их самих или их родственников. Недаром и он чувствует, что вернулся домой.

+4

7

Atenae написал(а):

Всем, кто уженачал тосковать, рекомендую заглянуть в Анонсы и спойлеры.

Ура, ура! (подпрыгиваю)  :jumping: Спасибо! Обложка интригует! Кто же это?.. Впрочем, кто бы не был, это будет очередной яркий и интересный образ! Всё, начинаю считать дни!

Кстати, прежняя обложка "Возвращения" мне нравилась больше, хоть новая и больше соответствует сюжету.

+1

8

Дорогие авторы! Спасибо за роман, отражающий эпоху! Можно не смотреть на датировку происходящих в нем событий, время присутствует в тексте.
Влюблена в авторских персонажей второго плана! Настолько живыми они получились, что грустно расставаться  и с Ванькой, и со Степкой, и с отцом Серапионом, и с Редькиным, и с доктором Зуевым, и с Зямой Шварцем.
А какую Орлеанскую деву вы вырастили из Лизаветы Тихоновны! ))
У ГГ чудесная дочь и похоже, что свое счастье она тоже найдет в Затонске )
О судьбе же самих героев очень точно написал когда-то Окуджава в "Арбатском романсе". Заменяем Арбат на Затонск и вот:

Затонского романса старинное шитье,
К прогулкам в одиночестве пристрастье.
Из чашки запотевшей счастливое питье,
И женщины рассеянное "здрасте".
Не мучьтесь понапрасну, она ко мне добра,
Легко и грустно: век почти - что прожит.
Поверьте, эта дама - из моего ребра,
И без меня она уже не может.

Любовь такая штука - в ней так легко пропасть.
Зарыться, закружиться, затеряться.
Нам всем знакома эта губительная страсть,
Поэтому не стоит повторяться.
Бывали дни такие, гулял я молодой,
Глаза глядели в небо голубое,
Еще был не разменян мой первый золотой,
Пылали розы, гордые собою.

Еще моя походка мне не была смешна,
Еще подметки не пооторвались.
Из каждого окошка, где музыка слышна,
Какие мне удачи открывались.
Не мучьтесь понапрасну, всему своя пора -
Траву взрастите, к осени сомнется.
Мы начали прогулку с затонского двора,
К нему-то все, как видно, и вернется.

Пора перечитать роман с первого листа :)

+8

9

Atenae написал(а):

Всем, кто уженачал тосковать, рекомендую заглянуть в Анонсы и спойлеры.

А где же эти Анонсы и спойлеры? Подскажите, пожалуйста, непродвинутому пользователю форума :-)

Дорооие Авторы, спасибо Вам преогромнейшее!!! Вы дарите эмоции, дарите счастье!!! Спасибо!

Отредактировано Виктория (07.10.2018 17:42)

+1

10

Спасибо,мои дорогие Авторы!!!!!!!!!!  Так хорошо и так грустно!!! Одно успокаивает,что "Вселенная" всегда со мной!!!  Уже говорила,но еще повторю много раз,Вам необходимо печататься!!! Это настоящая,великолепная литература!!! Как бы я хотела,чтобы мои внуки и правнуки,листая страницы этих книг,смеялись и плакали, как их  наивная бабушка... в далеком 2018 году...

+2

11

Анонсы и спойлеры

0

12

Atenae написал(а):

Анонсы и спойлеры

Спасибо большое!!! Ждем с нетерпением!!!

+2

13

Уважаемые Авторы! Счастлива,что не прошла мимо Ваших замечательных работ, историй написанных с огромной любовью к сериалу и его героям. Вновь созданные Вами персонажи совершенно живые ,обладают характером и индивидуальностью, а события захватывающе интересны, и наполнены не только эмоциями,но и историческими фактами.
Благодаря Вам у меня ушло ощущение,( оставшееся после просмотра фильма) что меня обманули, пообещав что-то большое и прекрасное и не дали или отняли.
СПАСИБО! До встречи!

+5

14

Елена Ан написал(а):

Дорогие авторы! Спасибо за роман, отражающий эпоху!

Елена, в свою очередь огромная благодарность Вам от нас с Ириной - за ваш труд по созданию электронной версии, за все те чудесные миниатюры и иллюстрации, которые Вы для нас сотворили. Спасибо!

+3

15

Авторам и художникам — ура! — ура! — ура!

+6

16

Спасибо дорогие авторы за наших любимых канонных героев, и новых героев, созданных вашим воображением, которых мы успели полюбить, за это сложное время, за убежденность в том, что пока наши герои вместе их победить невозможно, за множество деталей: смешных, страшных, просто бытовых, которые делают Затонскую Вселенную такой реальной, яркой и живой, и за возвращение в наш любимый  Затонск, где все будит воспоминания!

+3

17

Мне тут пришло в голову, что роман "Возвращение легенды" может похвастаться прямо-таки рекордным во всей РЗВ количеством так называемых "пасхалок" - отсылок к канону. Вот какие я вспомнила:

1. Дело утопленниц - рыбалка и прогулка Штольманов по берегу ("чудное мгновение"). А ещё - что-то у Васьки и Штольмана очень похоже начинаются знакомства с будущими родственниками - с ареста! :-)
2. Князь тьмы - Игнат, наконечник стрелы, а также вечерний визит Веры в участок, как когда-то Анны.
3. Сметень - новое оправдание Никиты Белова.
4. Сатисфакция - Лиза в Петрограде: "Скажи-ка, дядя, ведь недаром!.."
5. Семейные ценности - мелькнувшее в разговоре сожженное поместье Гусятниковых.
6. Месть - мелькнувшее воспоминание об отце Жени; рассказ Лизы для Редькина.
7. Бескровная жертва - это явно не нарочно, просто совпадение. Но сам факт зверских хладнокровных убийств: Игнат "кровь льет, как воду" (с) - заставляет вспомнить эту новеллу.
8. Тайна синей тетради - Анна вспоминает Элис (ещё в Петрограде), а Яков - график полива пальмы.
9. Ночной гость - Ваня.
10. Сицилианская защита - Анна, увидев обиду Вани перед побегом, вспоминает Штольмана, решившего тогда, что она обманула его доверие; а также на приглашение о. Серапиона поиграть в шахматы смеётся: "Только без коньяку!"
11. Реинкарнация - Егор и Васька, одинаково отравленные чужой любовью.
12. Инженер - воспоминания Евграшина о пощечине (мельком) и о недолгом аресте Лассаля. Также воспоминания Анны о "пророчестве" духа Буссе.
13. Затонский оборотень - купец Привалов, обсуждение А. и Я. сцены на берегу.
14. Куафер - вопрос "Когда следует остановиться?", обсуждаемый Шт. и Васькой.
15. Два офицера - Анна вспоминает встречу с Яковом и Нежинской возле ресторации и музыкальный вечер.
16. Игра - вообще-то, у легенды об адском картежнике, выросшей из событий "Барыни с архангелом", корни растут из давнего "поединка" с Гроховским.
17. Пасьянс Коломбины - финальная сцена новеллы в воспоминаниях Анны и Евграшина. Ох уж этот нейтралитет!
18. Врачебная тайна - диалог: "Снова меня в кабинете запрете? - Нет уж, не будем проверять его на прочность..." Ну и опять же воспоминания Евграшина.
20. Демиург - сальвия!!! Даже две... :love:  А еще отец Артемий в Васькином рассказе.
21. Шальная пуля - воспоминания, пробужденные именами Полины Воеводиной и Асмолова.
22. Каторжник и прокурор - Андрей Кулагин, Совдеп в приснопамятном здании суда и воспоминания о Трегубове, вынуждающем Антона написать ложный рапорт.
23. Конфидент - младшие Зуевы.
24. Драма - Якову мерещится Разумовский, приглашающий продолжить поединок, а позже вспоминается беседа Чехова с Анной.
25. Благоразумный разбойник - Олимпиада Тимофеевна,  :D  воспоминания Штольмана о тайном проведывании заболевшей А.В. и дух Ребушинского, к которому Анна после той истории испытывает "брезгливую жалость" (с)
26. Адепты - музей на Разъезжей, 5.
27-28. Князь и Штольман - воспоминания Евграшина, гостиница, разговор с Рыбниковым.
29. Конец Игры (считаю эту повесть неотъемлемой частью 1 сезона) - Жан Лассаль, памятник надворному советнику, воспоминания Анны в поезде. И ещё одна горящая избушка в лесу - уже не заснеженном, а летнем.
30. Эпилог 1 сезона "Семейные праздники" - санки для Вани Рыбникова, брошь и часы.

(Вторым сезоном считаю повести от "Подкаменного Змея" до "Подарков на Рождество" - "Подарки" вижу как  солнечный эпилог. Часть третьего сезона - "Барыня с архангелом", четвёртый - "Возвращение легенды")

Итого, неохваченным остался только "Фотограф". И то я подозреваю, что могла что-то пропустить по невнимательности. Воистину, воспоминания в Затонске подстерегают буквально на каждом шагу!))) Спасибо Авторам за возможность вернуться в прошлое наших героев!
Кажется, я, раззадоренная перебиранием этих жемчужинок-воспоминаний, на днях начну смотреть сериал заново. И читать шикарные новеллизации.

P. S. Извините за простыню. Накопилось впечатлений))

+3

18

Irina G.
Вот уж не за что Вам просить прощения! Читать Ваши разборы - огромное удовольствие. И очень непосредственная реакция: "Ух ты!"
На этот счет вспоминается один случай из жизни. В далекие 90-е, когда информатика в школе предполагала древнее искусство программирования на "корветах", мой коллега задал ученикам некий алгоритм. Одна дева списала результат у соседа. Леха ей говорит:"Ну, теперь давай, покажи, как работает программа!" Дева загоняет свой алгоритм в компьютер - и по экрану бежит паровозик. Дева изумленно: "Ух ты!" Вот я, читая Ваши отзывы, себя также чувствую. Будто не я писала. ))))))))

+2

19

Atenae написал(а):

Вот я, читая Ваши отзывы, себя также чувствую. Будто не я писала. ))))))))

Вот точно))) Так и хочется спросить - в хорошем смысле, - а часовню тоже я :D ?
Irina G., спасибо! Уверена, что если бы мы сели вспоминать - то и половины бы не вспомнили. Поскольку вставляли эти пасхалки не нарочно, а исключительно потому, что о них думали-вспоминали наши герои.
Мне стало интересно, сейчас вот припомнила еще несколько:
1. Дело утопленниц - воспоминания о Кулешове
10. Сицилианская защита - Штольман, сидя на рельсах Балтийского вокзала, рассказывает Ваське историю про шулера, в убийстве которого его заподозрили.
15. Два офицера - Тимохин с мышами))
25. Благоразумный разбойник - о.Федор, с которым ГГ постоянно сравнивают нынешнего о.Серапиона))
А вот дело фотографа и впрямь не всплыло нигде и никак.

0

20

SOlga написал(а):

А вот дело фотографа и впрямь не всплыло нигде и никак.

И все-таки всплыло, пусть и неявно :)
Штольман вспоминает о нарушениях запрета бывать у Мироновых. А памятный разговор ГГ в мироновской беседке,  несмотря на отказ от дома, как раз из "Фотографа" :)

0

21

SOlga, а как же! И часовню тоже...  :D Нашим Авторам под силу всё! И всегда пожалуйста))
Ещё вспомнила: Затонский оборотень - "Вы в мертвецкую? Я с вами! - Надеетесь услышать новые предания и легенды?"

0

22

Уважаемые, талантливые ,душевные авторы не бросайте наших любимых героев.Помнится Яков Платонович встречался с Шерлоком,почему бы его Верочке не встретится с Мессингом.

0

23

Все, кто называл истории из РЗВ литературой, не ошибались. В "Возвращении легенды" это особенно чувствуется-видится-слышится. Чудесно построено повествование. Герои вводятся так, что и не замечаешь, что с ними уже на "ты". Язык времени, которое так быстро из старорежимного стало советским, завораживает оборотами и акцентами. Настроения у разных персонажей разные и меняются быстро. Хорошо, правда, что не революционно. В каждом остаётся изюминка, каждого можно узнать по паре фраз. И ни один персонаж не оставил равнодушным: будь то восхищение, приправленное радостью от встречи со славными жителями Затонска, или отвращение от кровавой резни, устроенной бандитами.

Мне сложно было поверить, что Штольманы найдут своё место в новой России. Но то, как были описаны их обстоятельства, какими были мысли Якова и Анны при  этом, какими выросли их дети - всё смогло меня убедить. В их советской истории всё было обосновано и абсолютно не предполагало альтернативной жизни во Франции. Антон там остался на страже порядка, и это хорошо. Не выдержало бы нежное сердце Коробейникова таких перемен. Слишком восторженно он ко всему относился раньше, и уничтожение этого "родного" наверняка проехалось бы по нему катком.

А вот Анна быстро приспособилась. Но она вообще умеет себя занять в любых обстоятельствах. Якову, наверное, сложнее пришлось. Он ко всему прочему мучился муками совести. Но новая власть удружила, наконец, простив его прошлые "грехи". А главное, Штольманы почувствовали себя нужными. Все Штольманы. Деятельная Вера, самоотверженный Митя (каким он мне показался из довольно коротких упоминаний о нём), "жиганистый" Ваня... Они нашли себя, и как будто бы с их появлением весь Затонск, наконец, выдохнул с облегчением. Вернулись. 

Во всём тексте явно читаются возможности, которые появились у людей в новой стране. Лизавете Тихоновне точно не сидеть бы в журналистах. Не быть Кулагину "градоначальником". Зуевым, скорее всего, пришлось бы сложнее с их-то внешностью. А Редькину и отцу Серапиону наверняка было бы не так весело вести беседы. Последний от души насмехался над всеми "Гидрами революции". Разве что, в судьбе Василия почти уверена. Он-то точно своего дела не упустил бы и стал бы полицейским при любых обстоятельствах.

Смирной запал в душу сразу, и, наверное, его образ отпустит не скоро. Несмотря на старания авторов показать Смирного "смурным", почему-то всегда видела в нём свет. Слегка похожий на тот, что излучал жизнерадостный Коробейников. Может, потому что учитель у них один...  Только Василию повезло чуточку больше: Штольман прошлый и Штольман настоящий - разные люди. Яков Платонович с возрастом стал терпимее и наблюдательнее к подчинённым. При этом колкости языка и былой прыти не потерял. И вот в последнее, если честно, на протяжении всего повествования верилось с трудом. Какая бы физическая подготовка у него ни была, в 80 лет не могли не всплыть даже те болячки, которых у него никогда не было. А с учетом бурной молодости и активной зрелости, косточки должны ныть чаще, чем раз в день))) Но такой деятельный персонаж понятен. За немощным стариком, каким он боялся себя представить, наблюдать было бы не так интересно. Хотя, уверена, Анна бы нашла приключения на его седую голову в любом случае. Ну или теперь уже не Анна, а Вера или Ваня. Жаль очень, что Митя к ним так и не присоединился...

Вообще, была поражена анализом человеческих чувств. Так глубоко расписаны переживания КАЖДОГО персонажа, что сердце при прочтении замирало. Понятны и мысли Штольмана, и влюблённость Василия, и стремление мальчишек "устроить" отношения старших родственников, запрятав их в сарай, чтобы те потом женились))), и пыл товарища Редькина (особенно его размышления о радуге были невероятно образны), и чувства товарища Жолдиной... И много ещё чего было обнажено перед читателями. И ценно то, что история заставила о многом задуматься, посмотреть на привычные вещи под другим углом.

Мне, как привередливому читателю, всё-таки не хватило воспоминаний о той жизни Штольманов, которой мы не видели в Париже, о их родном сыне. Не хватило ещё последнего аккорда в отношениях Веры и Василия. Авторы так тщательно прописывали их становление, что история, оборванная на прогулке, почему-то вызвала чувство, что снова чего-то мне не досказали. Хотя размышления в письме Якова о том, что Вася такой же тугодум, вселяет надежду. Может, учитель, основываясь на собственном опыте, намекнёт-таки Смирному, что можно быть смелее в отношениях )))

Как бы то ни было, "Возвращение легенды" стало для меня правильным окончанием истории Анны и Якова. У молодых может быть ещё много приключений впереди, вплоть до настоящего времени. Но смутное будущее ГГ героев после событий сериала больше не тревожит. Спасибо авторам за это.

Отредактировано InspirationN (27.11.2018 00:46)

+5


Вы здесь » Перекресток миров » Возвращение легенды » 34. Эпилог