Перекресток миров

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » В плену книжных страниц » Шерлок Холмс и все, все, все


Шерлок Холмс и все, все, все

Сообщений 1 страница 46 из 46

1

Предлагаю начать разговор о величайшем сыщике всех времён и народов. В конце концов, все, кто хоть раз пытался писать детективный рассказ, "выросли" из его трубки и кепки. В то же время, литературное качество рассказов Конан Дойля многие полагают весьма средним. Да и сам автор так считал. А Холмс благополучно шагает рядом с нами уже второе столетие и покидать нас не собирается.
Так за что мы его любим? И только ли его?

0

2

Для затравки - эссе Честертона. Кое-что может показатться спорным. Во-первых, много лет прошло, во вторых, мы обираем в ином культурном пространстве. Ну-с, поговорим?

Г.К.Честертон
ШЕРЛОК ХОЛМС 
I
   Возвращение Шерлока Холмса в «Стрэнд магазин» [274] через несколько лет после смерти окончательно утвердило почти героическую популярность этой фигуры, реальность которой под стать неоспоримой реальности вымышленного древнего героя какой–нибудь средневековой истории. Подобно тому как должны вернуться Артур и Барбаросса [275], люди чувствовали, что наступит время вернуться и этому невероятному сыщику. Из вымышленного литературного персонажа он превратился в живую легенду и в доказательство тому унаследовал громкую, немеркнущую славу легендарного героя, славу, не позволяющую усомниться в его бессмертии. Неброская, насквозь вымышленная фигура, не без иронии выведенная в недолговечном авантюрном повествовании, Холмс как будто бы не заслуживает столь высокопарных слов. И тем не менее факт остается фактом: герой Конан Дойла является, пожалуй, единственным литературным персонажем со времен Диккенса, который прочно вошел в жизнь и язык народа, став чем–то вроде Джона Булля или Санта Клауса. Любопытно, что, хотя у нас найдётся немало писателей, всеобщее признание которых подтверждается огромными тиражами и бурными дискуссиями, лишь один Конан Дойл создал героев, превратившихся для каждого в тип или символ, подобно тому как Пекснифф олицетворяет собой лицемерие, а Бамбл [276] — чиновничье самодовольство. Редьярд Киплинг, например, несомненно, популярный писатель, однако, если мы подойдём к первому встречному и скажем, что такая–то проблема наверняка озадачила бы даже Стрикленда [277], наше заявление будет воспринято с куда меньшим участием, чем если бы мы сказали то же самое о Шерлоке Холмсе. Истории мистера Киплинга доставляют неистощимое интеллектуальное наслаждение, однако запоминается нам не образ главного героя, а рассказ в целом. Мы помним о действии его прозы, но напрочь забываем о действующих лицах. Ни одному из современных героев, за исключением Шерлока Холмса, не удается выйти за пределы книги, подобно тому, как, разбивая скорлупу, выбирается на свет цыпленок. Такое удавалось героям Диккенса. В «Записках Пикквикского клуба» только намечался образ Сэма Уэллера; Сэм Уэллер грандиознее, чем книга, в которой он выведен: мы можем испытывать его философию на себе, мы можем продолжить его приключения в наших фантазиях.
   Тот факт, что только Шерлоку Холмсу удалось в равной мере угодить искушенному и неискушённому читателю, сделавшись фигурой почти столь же нарицательной, как доктор Гильотин [278] или капитан Бойкот, предполагает некоторые выводы, по большей части важные и обнадеживающие. Так, благодаря феномену Шерлока Холмса мы начинаем постигать всю претенциозность и глупость рассуждений о том, что читательская масса предпочитает плохие книги хорошим. Рассказы о Шерлоке Холмсе — очень хорошие рассказы, это изящные произведения искусства, исполненные со знанием дела. Тонкая ирония, которой приправлены невероятные перипетии авантюрного повествования, дает нам право отнести эти рассказы к великой литературе смеха. Сама по себе идея показать великий ум, который растрачивается по пустякам вместо того, чтобы заняться великим делом, его достойным, нова и оригинальна; в ней заложена буйная поэзия прозаического существования. Интеллектуальные загадки и разгадки, на которых строятся все рассказы, могут показаться натянутыми и неправдоподобными, зато с точки зрения логики они четки и строго выверены; рассказы Конан Дойла — это пир логики, торжество здравого смысла. Словом, детектив Конан Дойла принадлежит хорошей литературе.
   Между тем в Лондоне найдется никак не меньше девятисот девяноста девяти детективных рассказов и столько же вымышленных детективов, большинство из которых являются плохой литературой, а вернее, не литературой вовсе. Если, как принято считать, публика любит книги за то, что они плохие, совершенно непонятно, каким образом одному вымышленному детективу из тысячи удалось завоевать популярность у всех читателей до единого. На самом же деле простые люди предпочитают одного рода книги (неважно — хорошие или плохие) книгам другого рода, как хорошим, так и плохим, на что имеют совершенно законное право. Они предпочитают любовные и авантюрные истории, фарсы, словом, всё то, что конкретно и осязаемо, психологическим изыскам и стилистической зауми. Однако, оказывая предпочтение какому–то одному разряду книг, они хотят, чтобы это были по возможности хорошие книги. Простой человек предпочитает эль мятному ликеру, но было бы чистым безумием предположить, что он предпочтет хорошему элю плохой. Он не станет читать Джорджа Мередита, потому что его вообще не интересуют такие книги, пусть даже и очень хорошие; будь Мередит никуда не годен, он и тогда не взялся бы за него. Но ведь ни для кого не секрет, что в литературном мире существуют сотни бесславных мередитов, с головой погрязших в своём жалком рукоделии и путаных словесах. Плохая литература — это не только любовные и авантюрные романы. Сколько бы ни было невзыскательных, простых читателей, их никак не больше, чем тех молодых господ, которые взяли себе за правило презирать и поносить простого читателя. А между тем сонеты этих юных символистов, романы этих юных психологов не раскупаются с лотков, как горячие пирожки, не читаются вслух в битком набитых трактирах. Человек, который пишет книги, подобные «Эгоисту» [279], может рассчитывать на популярность Конан Дойла не более, чем человек, делающий невиданные астрономические телескопы, на то, что они будут распродаваться, как зонтики. Однако из этого вовсе не следует, что простой человек, коль скоро он не интересуется телескопами, испытывает тайное влечение к плохим зонтикам.
   II
   Все англичане читали рассказы о Шерлоке Холмсе. Это произведение столь хорошо в своем роде, что нелегко выслушивать рассуждения тех, кто силится доказать обратное. Такие рассказы строятся на том, что можно было бы назвать остроумием; они, как и любая шутка в юмористическом журнале, невозможны без выдумки, оригинальной идеи, необычного поворота. Такие истории бывают не в пример значительнее большинства посредственных серьезных сочинений. В них непременно должно что–то быть: они не могут целиком строиться на обмане, надувательстве читателя. Человек может претендовать на ум, но претендовать на остроумие он не может Его шутки могут показаться вам гораздо менее удачными, чем они кажутся ему самому, но шутка, даже самая плохая, есть шутка; она не может быть пустым и претенциозным таинством, каким являются многие современные философские сочинения.
   Многие из тех, кто способен сочинить эпическую поэму, не способны написать эпиграмму. То, что справедливо для анекдота, не менее справедливо и для сенсационного рассказа, этого растянутого анекдота, в основе которого лежит остроумие автора. Всякая истинная философия — это откровение, причём божественное откровение предпочтительней гнусных откровений из жизни высшего света. Однако мне всегда был больше по душе тот человек, который пишет короткий рассказ о загадочном убийстве в Маргейте, чем тот, кто сочиняет предлинный трактат о загадочности всего сущего.
   Превосходные рассказы сэра Артура Конан Дойла могли бы быть еще лучше, не будь они местами слишком серьезны. Неуместно и ироническое отношение к Дюпену Эдгара По [280], с которым Холмс не выдерживает никакого сравнения. Остроумные догадки Шерлока Холмса сродни ярким цветам, поднявшимся из сухой земли лондонского пригорода; прозрения Дюпена — это цветы, растущие на раскидистом мрачном дереве мысли. А потому язык Дюпена сочетает в себе бурное воображение с выверенной точностью мысли, сверхъестественные порывы — с логикой закона. Главный просчет создателя Шерлока Холмса заключается в том, что Конан Дойл изображает своего детектива равнодушным к философии и поэзии, из чего следует, что философия и поэзия противопоказаны детективам. И в этом Конан Дойл уступает более блестящему, более мятежному Эдгару По, который специально оговаривает, что Дюпен не только верил в поэзию и восхищался ею, но и сам был поэтом. Будь Шерлок Холмс философом, будь он поэтом, люби он, наконец, — и он был бы еще лучшим детективом. Любопытно отметить (полагаю, читатель прекрасно помнит истории, рассказанные доктором Уотсоном), что в том самом рассказе, где идет речь о безразличии Холмса к любви и прочим сильным чувствам и о том, как это способствует рассудочности и логичности его поступков и умозаключений, в том же самом рассказе Холмса легко обманывает женщина [281]. Будь он хоть раз влюблен, он, разумеется, не допустил бы этой оплошности.
   Отказывая практической логике в поэтичности, Конан Дойл тем самым проводит идею, и без того уже укоренившуюся, будто воображение — удел рассеянных. Опасна и лжива теория о том, что поэт — существо рассеянное. Человек, наделенный истинным воображением, не может быть рассеянным по самой сути своей. Он глубоко проникает как в сущность вещей, его окружающих, так и во все то, что находится вне пределов его досягаемости. Именно тот, кто наделен богатым воображением, не имеет права забыть о чайной чашке из–за того, что в этот момент он думает о Платоне. Ибо, если он не изучил чашку, которую видит, как он изучит Платона, которого не видел никогда? Высший, конечный смысл творчества — это почти мучительное чувство драгоценности вселенной, к которой поэт относится так же бережно, как к драгоценной и хрупкой вазе. Идеал истинного поэта не расточительность, а возвышенная, священная бережливость. …Некоторым из лучших людей на свете — доктору Джонсону, например, — была свойственна рассудочность в теории и безрассудство на практике. Однако, если поэт пренебрегает всем тем, что его окружает, он может оказаться в самом незавидном положении. Это будет почти наверняка означать, что он либо безнравствен, либо непроходимо глуп. Ведь существуют на свете люди, которые во всеуслышание и со всей прямотой заявляют, что они не желают соблюдать ничтожные законы, их окружающие, что они гордятся своей рассеянностью, что они гордятся своим пренебрежением к мелочам. Однако происходит это не потому вовсе, что эти люди безумны, а потому, что они бездумны.
   Огромная популярность, выпавшая на долю приключений Шерлока Холмса, доказывает необоснованность того пренебрежения, с которым образованные классы относятся к подобной литературе. Существует значительное число совершенно законных жанров искусства, которыми хорошие художники откровенно пренебрегают: детективный рассказ, легковесная приключенческая литература, мелодрама, водевили. Беда этих жанров не в том, что им уделяется слишком много внимания, но в том, что им не уделяется должного внимания: даже те, кто подвизается в этих жанрах, относятся к ним с нескрываемым предубеждением. Конан Дойл одержал победу, причем победу вполне заслуженную, так как он отнесся к своему искусству со всей серьезностью; он начинил традиционный полицейский роман глубокими знаниями, расцветил его подлинной изобразительностью. В застывший образ полицейского сыщика с пронзительным взглядом и поднятым воротником он вдохнул черты живого человека: громадную любовь к музыке и любовь к себе, слишком абстрактную, чтобы быть эгоистичной. А главное — он окружил своего детектива поэтической атмосферой Лондона. В своем воображении он создал прежде неведомый, призрачный город, каждая аллея, каждый подвал которого таят в себе не меньше опасностей, чем книга про Родерика Ду [282] — скал и поросших вереском пустошей. Серьезность истинного художника позволила ему вознести хотя бы один из популярных жанров на причитающуюся ему высоту.
   Он написал лучшую книгу в популярном жанре, и выяснилось, что чем книга лучше, тем она популярней. Людям нужны были увлекательные истории, и они довольствовались тем, что есть, ибо увлекательная история — слишком большое удовольствие само по себе; уж лучше читать плохой рассказ, чем вовсе ничего не читать, равно как лучше съесть полбуханки хлеба, чем остаться голодным. Когда же детективный рассказ написал человек, который отнесся к детективному жанру серьезно, который воплотил в своей прозе несбывшиеся мечты рядовых читателей, последние безоговорочно предпочли его всем тем безответственным и неумелым писакам, которые угождали им прежде. Читатели не виноваты в том, что психология и философия не утоляют их жажды к неожиданным развязкам и головоломным сюжетным хитросплетениям. Обвинять их в этом столь же разумно, как ругать людей за то, что они не принимают кошек за сторожевых псов, а перочинные ножи не используют в качестве каминных щипцов. Людям нужны детективные рассказы; им нужны фарсы, мелодрамы, популярные песенки. И перед всяким честным писателем, взявшим на себя труд вдохновиться популярными жанрами, лежит прямой путь к богатейшим и красочным просторам не изведанного еще искусства.

0

3

В продолжение разговора о Великом Сыщике.
Бытует среди холмсоведов такая вот легенда: м-р Шерлок Холмс был не только частным детективом, но и... секретным агентом британской разведки.
Не верите?
Предлагаю провести небольшое литературоведческое расследование.

Начнём-с, пожалуй.
Разрешите сие расследование облечь в художественную форму.
Представим на миг, что мы присутствуем на открытом заседании литературоведческого детективного агентства. Назовем его... "К.А.Л.А.Ч." (Клуб Активных Любителей Авантюрного Чтива). Сыщик от литературы... ну, допустим Питирим Евграфович Формальдегидов и два его помощника (девушка с тропическо-ботаническим именем Лиана и юноша Авессалом) начинают заседание.

- Здравствуйте, дорогие друзья! Сегодня «К.А.Л.А.Ч.» вновь открывает свои двери для всех желающих. Сегодня мы вместе с вами раскроем очередную литературоведческую загадку. Речь пойдет об очень, - я подчеркиваю, - очень известном книжном персонаже... Держу пари, стоит мне лишь упомянуть адрес нашего героя, и любой человек в этом зале тут же назовет мне его имя. Попробуем? - Зал одобрительно загудел. Питирим Ефграфович продолжил: - Британская империя, Лондон, Бейкер-стрит, 221-б.
- Шерлок Холмс, - озвучила общее мнение бойкая девчушка в черно-белой полосатой кофточке.
- Ну, конечно же! - Формальдегидов одарил девушку-зебру очаровательнейшей улыбкой. - Уильям Шерлок Скотт Холмс, эсквайр. Пожалуй, самый известный в мире книжный сыщик… Казалось бы, о частном детективе с Бейкер-стрит известно всё. О нём написаны тысячи статей, сочинены сотни книг, сняты десятки кинофильмов. Но. Но. НО! – Указательный перст Питирима Евграфовича вперился в потолок. – Если вдумчиво перечитать все произведения сэра Артура Конан Дойла, посвященные Шерлоку Холмсу, можно придти к одному весьма неожиданному выводу. К какому? А вот об этом мы сегодня и поговорим… Итак, - Формальдегидов сверкнул глазищами, воздел трость (Ну, прямо Моисей, разверзающий Чермное море, - хмыкнул Авессалом наблюдающий за шефом через дырочку в занавесе), - очередное заседание агентства «К.А.Л.А.Ч.» объявляется открытым! - Трость громыхнула о дощатый пол. - Тема сегодняшнего заседания: «Кто Вы, мистер Холмс?» - Занавес взметнулся вверх.
Открывшаяся взорам зрителей сцена была задекорирована под английскую гостиную викторианской эпохи. Нижайший поклон Павсикакию Копытову, директору драмтеатра, однокашнику и закадычному другу Формальдегидова, за любезно предоставленный реквизит.
Камин, журнальный столик, два «вольтеровских» кресла, диван «Честерфилд», книжный шкаф вишневого дерева и огромная, в пол стены, политическая карта мира конца XIX века. Квартира джентльмена-лондонца времен второй англо-афганской войны, не иначе.
Над камином - портрет гениальнейшего сыщика всех времен и народов (Лиана всю ночь провозилась в фотошопе). Великий и Ужасный мистер Шерлок Холмс. Правда отчего-то без привычной трубки и хрестоматийной лупы.
Облаченный в изящный смокинг и галстук-бабочку детектив-консультант с Бейкер-стрит стоял, скрестив руки на груди. В правой руке он сжимал револьвер Адамса. Прямо не частный сыщик, а агент два ноля на секретной службе Её Величества!
Неправильности внешнего вида всемирно-известного литературного персонажа соответствовала и звуковая дорожка.
Размеренно-величественную увертюру Дашкевича из отечественного телесериала о похождениях отважного детектива и его верного спутника неожиданно сменила ритмично-экспрессивная тема Нормана и Барри из фильмов про агента 007 Джеймса Бонда. Флейту и мелодичную скрипку вытеснили трубы и нервно-пульсирующая гитара. Британскую империю Киплинга и Дойла подменили Англией «Битлз» и «Роллинг Стоунс».
Зрители насторожились. Не все были готовы к столь нестандартному музыкальному коктейлю.
Финал и вовсе поразил абсолютно всех. Последний аккорд слился со звуком пистолетного выстрела, а знакомый с детства голос со специфической хрипотцой произнес: «My name is Holmes... Sherlock Holmes».
Зал безмолвствовал, что народ в заключительной сцене знаменитой пушкинской трагедии.
Авессалом внутренне ликовал. Это он микшировал треки и модулировал голос Василия Ливанова в программе «Sound Forge».
Музыкальный эксперимент явно удался. Наживка заглочена. Можно подсекать...
Питирим Евграфович Формальдегидов, этот новоявленный ловец душ человеческих, бодрой, упругой походкой – и не скажешь, что дедушка разменял седьмой десяток – прошествовал через всю сцену, остановился перед «вольтеровскими» креслами, в коих не без комфорта расположились его юные ассистенты, Лиана и Авессалом.
- Я пригласил вас, друзья, - зарокотал Формальдеидов, - с тем, чтобы сообщить вам…
- …Пренеприятное известие? – перебил шефа Авессалом.
- Неужели, к нам едет ревизор? – подключилась к игре Лиана.
- Нет, - отмахнулся Питирим Евграфович. - Я пригласил вас с тем, чтобы сообщить: мистер Шерлок Холмс не совсем тот, за кого себя выдавал.
- Как?! – тонкие брови Лианы вспорхнули испуганными чайками.
Авессалом сохранял спокойствие Крониона. Заявил:
- После того, как господин Рекс Стаут в январе 1941 года на ежегодном собрании общества «The Baker Street Irregulars» в Нью-Йорке заявил, что доктор Уотсон был не кем иным как… женщиной, я готов к любому шокирующему известию.
- Теория Рекса Стаута, - сказал Формальдегидов, - не более чем шутка. Она доказывает лишь одно: литературный отец Ниро Вульфа обладал не только несомненным писательским талантом и железобетонной логикой, но и отменным чувством юмора... А вот то, о чем расскажу вам я, не имеет никакого отношения к розыгрышам. Я буду предельно серьезен. И, что самое главное, - Питирим Евграфович залихватски подкрутил правый ус, - в своих рассуждениях я буду строжайше следовать трем основным положениям холмсианского кодекса, свято чтимого всеми поклонниками Великого Детектива.
- И что это за положения такие? – полюбопытствовала Лиана.
- Первое, и, пожалуй, самое главное, - Формальдегидов загнул большой палец, - Шерлок Холмс и доктор Джон Хэмиш Уотсон – вполне реальные личности, а не просто литературные персонажи. Второе, - указательный перст последовал примеру собрата, - сэр Артур Игнатиус Конан Дойл – не автор-креатор, а всего лишь литературный агент, посредством которого до мира были донесены записки доктора Уотсона. Ну и, в-третьих, - средний палец присоединился к первым двум, - эти самые записки, то бишь четыре повести и пятьдесят шесть рассказов, есть "Священное Писание", которое ни в коем разе не подлежит критике, а токмо благоговейному прочтению и осмыслению… Вот осмыслением, вернее будет сказать, переосмыслением «сакральных текстов» мы сегодня и займемся.
- И что же, стесняюсь спросить, мы будем сегодня переосмысливать? – не постеснялся-таки Авессалом.
- Как это не покажется странным, - ответил Питирим Евграфович, - профессию Шерлока Холмса.
- Как?! – Авессалом катапультировался из кресла с первой космической скоростью. - Вы хотите сказать, Холмс не был частным детективом?
- Не совсем. Я хочу сказать, мой юный друг, что мистер Холмс был не только, и не столько частным детективом.
- А кем же он, по-вашему, был? – подключилась к беседе Лиана.
- Секретным агентом Британских спецслужб.
- Секретным агентом?! – переспросила девушка.
- Вот именно.
- Кем-то вроде Джеймса Бонда?
- Можно сказать и так, - рассмеялся Питирим Евграфович. – Шерлок Холмс был эдаким своеобразным предтечей агента 007.
- Вот так так! – Авессалом вновь плюхнулся в кресло. – Клянусь сутаной аббата Фариа, дело принимает архилюбопытный оборот!
- Постойте-постойте! – обратилась к Формальдегидову Лиана. - Вот вы сказали, что в своих умозаключениях строжайше следовали фактам, изложенным в так называемом «Священном Писании». – Девушка выудила из книжного шкафа увесистый том в темно зеленом переплете. На малахитовом поле - меловыми буквами: Артур Конан Дойл «Полное собрание произведений о Шерлоке Холмсе в одном томе». - Но ведь во всех произведениях Конан Дойла особо подчеркивалось – мистер Холмс был именно что частным сыщиком. И нигде, - Лиана демонстративно перелистала пухлый фолиант, - никаких упоминаний о том, что он был секретным агентом.
Формальдегидов усмехнулся, метнул взгляд-молнию, проделал манипуляцию со счетом на пальцах в обратном порядке - собрал крючковатые персты в кулак и принялся разгибать по одному, как это принято у немцев:
- Во-первых, такие упоминания – хоть, признаем честно, они крайне редки и весьма завуалированы - в записках доктора Уотсона всё-таки имеются. Чуть позже я вам их продемонстрирую. Во-вторых, одно другому не помеха. Профессии сыщика и секретного агента не так уж и различны, как может показаться на первый взгляд. Ну, и, в-третьих, Холмс крайне редко посвящал Уотсона в свои секретные агентурные дела. Соблюдая, естественно, при этом все правила конспирации. Есть, знаете ли, такие понятия как подписка, неразглашение, государственная тайна, в конце-то концов. Так о своем противоборстве с профессором Мориарти Холмс рассказал товарищу лишь спустя несколько лет (!) после начала этого самого противоборства. Да и то в самых общих чертах… Отсюда и столь однобокое освещение в трудах Уотсона профессиональной деятельности Шерлока Холмса. Сотни страниц о подвигах на поприще частного детектива, и лишь несколько строк о тайной войне Холмса против врагов Британской империи.
- А такие строки всё-таки имеются? – вопросил Авессалом.
- Ну, конечно же! Цитирую. – Питирим Евграфович расположился на диване, закинул ногу на ногу, принялся декламировать:
«- Но как случилось, что вы снова взялись за работу?
- Я и сам не знаю. Видите ли, министра иностранных дел я бы еще выдержал, но когда сам премьер-министр соблаговолил посетить мой смиренный кров... Дело в том, Уотсон, что этот джентльмен, лежащий на диване, - тот орешек, который оказался не по зубам нашей контрразведке. В своем роде это первоклассный специалист. У нас что-то все не ладилось, и никто не мог понять, в чем дело. Кое-кого подозревали, вылавливали агентов, но было ясно, что их тайно направляет какая-то сильная рука. Было совершенно необходимо ее обнаружить. На меня оказали сильное давление, настаивали, чтобы я занялся этим делом. Я потратил на него два года, Уотсон, и не могу сказать, что они не принесли мне приятного волнения. Сперва я отправился в Чикаго, прошел школу в тайном ирландском обществе в Буффало, причинил немало беспокойства констеблям в Скибберине и в конце концов обратил на себя внимание одного из самых мелких агентов фон Борка, и тот рекомендовал меня своему шефу как подходящего человека. Как видите, работа проделана сложная. И вот я почтен доверием фон Борка, несмотря на то, что большинство его планов почему-то проваливалось и пятеро его лучших агентов угодили в тюрьму. Я следил за ними и снимал их, как только они дозревали...» Конец цитаты.
- «Его прощальный поклон»! – узнал первоисточник Авессалм. – Рассказ опубликован в 1917 году, в «Стренд мэгэзин».
- Брависсимо, мой юный друг! – щелкнул пальцами Формальдегидов. Повернулся к Лиане: – Так в роли кого, по вашему разумению, здесь выступает мистер Холмс?
- Ну, прямо Штирлиц! – выдохнула девушка. – Но всё-таки. Описанные в упомянутом Вами рассказе события произошли уже после того, как Великий Детектив отошел от дел и занялся разведением пчел в Суссексе.
- Согласен, - кивнул Питирим Евграфович. – Вот вам примеры посвежей. «Морской договор», «Второе пятно» - Уотсон утверждает, что описанные в этих рассказах события произошли в год его женитьбы на Мери Морстан, то есть в 1888 году от Рождества Христова. «Чертежи Брюса-Партингтона» - по словам, того же Уотсона, ноябрь 1895-го… Обратите внимание, Холмс расследует далеко не рядовые уголовные дела, а преступления грозящие государственной безопасности Великобритании, напомню, одной из самых могущественнейших держав того времени. Перед нами явно не просто заурядный частный сыщик-консультант, а один из лучших секретных агентов Империи.
- И всё-таки, - казалось, в след за Галилеем Лиана произнесет знаменитую крылатую фразу о том, что «она вертится»,- во всех этих рассказах Холмс выступает именно как детектив, а не как агент секретных спецслужб!
- Ваша стойкость, сударыня, весьма похвальна. – Формальдегидов склонил голову перед упрямой девицей. – Что ж. Копнем немного глубже. Помните метод Тынянова? – Сам же напомнил: - В статье «Как мы пишем» Юрий Николаевич заметил: «Есть документы парадные, и они врут, как люди. У меня нет никакого пиетета к "документу вообще"… Не верьте, дойдите до границы документа, продырявьте его. И не полагайтесь на историков, обрабатывающих материал, пересказывающих его… - Верный завету грибоедовского Фамусова, Питирим Евграфович читал «не так, как пономарь, а с чувством, с толком, с расстановкой», читал вдохновенно, эмоционально, одухотворенно, (Сергей Юрский с Александром Филиппенко – чтецы от Бога - позеленели бы от зависти). - Там, где кончается документ, там я начинаю. Представление о том, что вся жизнь документирована, ни на чем не основано: бывают годы без документов. Кроме того, есть такие документы: регистрируется состояние здоровья жены и детей, а сам человек отсутствует. И потом сам человек - сколько он скрывает, как иногда похожи его письма на торопливые отписки! Человек не говорит главного, а за тем, что он сам считает главным, есть еще более главное. Ну, и приходится заняться его делами и договаривать за него, приходится обходиться самыми малыми документами. Важные вещи проявляются иногда в мимолетных и не очень внушительных формах. Даже большие движения - чем они сначала проявляются на поверхности? Там, на глубине, меняются отношения, а на поверхности - рябь или даже - все как было...» Извиняюсь за слишком пространную цитату, но, по-моему, она как нельзя лучше характеризует наиболее подходящий для нас метод историко-литературного исследования… Так будем же обходится самыми малыми документами, в мимолетных и не очень внушительных формах попробуем отыскать поистине важные для нашего расследования вещи… Начнем?
Золотистая и смоляная челки колыхнулись в унисон.
Питирим Евграфович обратился к Лиане:
- Позвольте вашу инкунабулу, сударыня. – Принял увесистый «кирпич», быстро нашел необходимую страницу, ткнул перстом в нужную строку, вернул книгу девушке. - Читайте.
- «После суда над шайкой Мориарти остались на свободе два самых опасных ее члена, оба - мои смертельные враги. – Лиана хмыкнула, пожала плечами, но всё-таки продолжила читать. - Поэтому два года я пропутешествовал по Тибету, посетил из любопытства Лхасу и провел несколько дней у далай-ламы. Вы, вероятно, читали о нашумевших исследованиях норвежца Сигерсона, но, разумеется, вам и в голову не приходило, что то была весточка от вашего друга. Затем я объехал всю Персию, заглянул в Мекку и побывал с коротким, но интересным визитом у калифа в Хартуме... Отчет об этом визите был затем представлен мною министру иностранных дел.
Вернувшись в Европу, я провел несколько месяцев во Франции, где занимался исследованиями веществ, получаемых из каменноугольной смолы. Это происходило в одной лаборатории на юге Франции, в Монпелье».
- Достаточно, - прервал девушку Формальдегидов.
- Рассказ «Пустой дом», - в очередной раз обнаружил немалую начитанность Авессалом.
- Издательство «Литература», 1903 год, - не смог удержаться от уточняющего замечания Питирим Евграфович.
- Всё это, конечно, весьма интересно, - захлопнула книгу Лиана, - но какая, скажите на милость, связь между путешествием Холмса на Восток и вашим утверждением, будто он являлся секретным агентом Британских спецслужб?
Формальдегидов посмотрел на девушку поверх пенсне. Взгляд старого сыскаря выражал крайнюю степень неподдельного изумления (мало того оратор, поискать, так ещё и актер, каких немного!).
- Как?! Неужели Вы не обратили внимания?
- На что?! – пришла пора удивляться Лиана.
- На маршрут Шерлока Холмса.
- Ну, маршрут-то мы высчитаем в два счета, - вновь вбуравился в беседу Авессалом. Подхватил с журнального столика длиннющую указку (стал похож на вооруженного рапирой фехтовальщика), метнулся к карте. – Итак. Решающая схватка с профессором Мориарти состоялась у Рейхенбахского водопада. Это неподалёку от Майрингена в Швейцарии. – Указка-рапира уперлась в сердце Западной Европы. - Затем, если верить Артуру Конан-Дойлу, десятимильный рейд через Альпы, и недельный вояж до Флоренции. Потом Лондон - визит к старшему брату, к Майкрофту. Из Лондона, надо полагать, морское путешествие в «жемчужину британской короны», то бишь в Индию. А уж там и до Тибета рукой подать. – Указка скользила по карте, повторяя маршрут азиатской одиссеи Великого Детектива. - Из Лхасы транзитом через Афганистан и Персию в Мекку… Надо отдать должное смелости Холмса. И сегодня не всякий европеец отважиться посетить мусульманскую святыню. Гяурам въезд в город пророка категорически запрещен. Повторяя подвиг капитана Бёртона, Шерлок Холмс ни много ни мало рисковал головой… – Деревянная рапира продолжила путешествие по карте. – Из Аравии в Африку. Бросок через Красное море, от Джидды до Суакина. А там, прямиком до столицы Судана… От Хартума вниз по Нилу до Каира. А уж из Каира до Монпелье - совершеннейший пустяк. – Перечеркнув Средиземное море по диагонали с юго-востока на северо-запад, указка вновь оказалась в Европе, круг замкнулся. – Вуаля! – Авессалом отсалютовал указкой по всем правилам фехтовального искусства, ни дать, ни взять, достойный наследник помянутого Ричарда Фрэнсиса Бёртона.
- Спасибо за великолепный урок прикладной географии, - сказала Лиана, - но, я так и не поняла, причём тут спецслужбы Великобритании?
- И в самом деле, - Авессалом отложил «рапиру», в полной растерянности посмотрел на Формальдегидова. – Причём?
Питирим Евграфович по-отечески, - хотя правильней будет сказать по-дедовски, - улыбнулся молодым людям.
- А напомните-ка мне, коллеги, в каком году состоялось восточное турне Шерлока Холмса?
- Проще пареной репы! – Авессалом осиял зал голливудской улыбкой, выдал с пунктуальностью «Яндекса», который, согласно рекламе, знает всё: - Формальным поводом для великого странствия Великого Сыщика послужил смертельный поединок с Наполеоном уголовного мира Джеймсом Мориарти. А сиё знаменательное событие произошло 4 мая 1891 года - рассказ «Последнее дело Холмса». На Бейкер-стрит же «блудный» детектив вернулся лишь в апреле 1894 - рассказ «Пустой дом».
- Похвальная точность, - отметил эрудицию юноши Формальдегидов.
- Точность – вежливость королей… и детективов! - перефразировал Людовика XVIII Авессалом.
- И что дает нам эта точность? - скептически заметила Лиана.
- Точная дата путешествий и их подробный маршрут, - тоном ментора провозгласил Питирим Евграфович, - дают нам ключ к разгадке тайны, кем всё-таки на самом деле был Шерлок Холмс… Вы никогда не задумывались, почему после разгрома криминальной империи Мориарти сыщик-консультант не отправился ни в Канаду, ни в Австралию, ни, там, в Новую Зеландию или Капскую колонию? Ведь это всё британские территории, с той или иной степенью зависимости от Букингемского дворца. Отличнейшие места для того, чтобы укрыться от мести приспешников покойного профессора. Так ведь нет. Холмса потянуло в Тибет, в Персию, в Аравию, в Судан. А что из себя представляли сии территории в 91-93 годах позапрошлого столетия? Выражаясь современным языком, «горячие точки» на карте мира. Тибет и Персия – арена дипломатического и военного противостояния между Лондоном и Санкт-Петербургом... Вам знакомо понятие «Большая игра»?
- А как же! – воскликнул Авессалом. - Уж что-что, а «Кима» Киплинга мы читали. «Большая игра», она же «Игра теней», она же «холодная война XIX века». Империалистическое соперничество британского льва и русского медведя за господство в Центральной Азии.
- Вот именно! – Формальдегидов шарахнул тростью об пол. – Агенты британской разведки в конце XIX века наводнили Тибет, Афганистан и Персию. Вы очень удачно вспомнили роман Редьярда Киплинга о похождениях юного английского разведчика Кимбола О’Хары… Мне думается, и Холмс выполнял в Азии некие секретные поручения молчаливых парней из Уайтхолла. Уж в Африке-то точно… В 1893 году Шерлок Холмс посещает Хартум. Хартум! – столицу махдисткого Судана. Да любого англичанина, посмевшего явиться в резиденцию Халифы без спроса (кстати, Халифа - это прозвище правителя Судана Абдаллааха ибн аль-Саида Мухаммеда), неминуемо ожидала судьба генерала Гордона. Напомню, сэр Чарльз Джордж Гордон, губернатор Хартума, был убит и обезглавлен в январе 1885 году при штурме города войсками Махди… Какие, спрашивается, дела могли быть у частного детектива из Лондона к руководителю враждебного Англии государства? И зачем мистер Холмс представлял подробный отчет о визите к владыке Судана министру иностранных дел? А?
- Ну, может быть его попросил об этом Майкрофт? – робко предположила Лиана. – Ведь, если не ошибаюсь, старший брат Шерлока служил как раз в министерстве иностранных дел.
- Вот он, момент истины! - Формальдегидов ликовал. Глаза горели, усы топорщились, трость в очередной раз взлетела над цилиндром. - Майкрофт Холмс! Поистине ключевая фигура в нашем расследовании и в судьбе своего младшего брата. Следите за ходом моих мыслей…
Ход мыслей Питирима Евграфовича остался неизвестен…..

Как вы уже догадались, всё это не более чем шутка . Но всё же…
Как вам кажется, друзья, имеет ли подобная версия право на жизнь?

+2

4

Мои поздравления, Ронин! Блестящая лекция, и вполне аргументированные доводы. Да, до 1907 года подобный маршрут для британца может означать именно это. Особенно для такого незаурядного британца, умеющего мимикрировать в любой среде.
Вообще, Вы, сударь, очень украсили свои присутствием наш форум. Спасибо Вам за это!

0

5

Господа! Кто уже посмотрел первую серию нового российского Шерлока? Каково ваше мнение?

0

6

У нас токмо в 21.00 начнут показывать. А сейчас на часах 20.20 8-)
Пока только переосмысление Дюма зрели. Потерпим чутца, и с Дойлом разберемся.

0

7

Начал смотреть. И сразу узрел влияние Гая Ричи 8-)
Но хоть Уотсон пишет по аглицки, а не по-русски, как Бэкингем у Жигунова :D
Но. Сериал. Отечественный. Со всеми вытекающими...

0

8

Дауни-мл. и Камбербэтч. Не Ливанов. Не Бретт.
Надеюсь будет Петренко.

Отредактировано Ронин (18.11.2013 21:14)

0

9

Волынка супротив клавесина и скрипки Дашкевича. Как минимум, непривычно...

Отредактировано Ронин (18.11.2013 22:41)

0

10

От Дойла Кавун ушел дальше, чем Жигунов от Дюма.
Нет. Не Дауни. И не Камбербэтч.

0

11

Вот ведь забавно, а? Дауни-мл. и Бенедикт Непроизносимый при всей внешней бредовости затеи в характер-то попадают. И харизмы море.  Про Ватсонов Фримена и Лоу я вообще молчу, прекрасные получились.
У Петренко харизмы такой в половину нет. А Панин, царство ему небесное, вообще уныл и скучен, как забор. Хоть и круче Кавказа по замыслу режиссёра.
А влияние Гая Ричи и без лупы угадывается.
Радует только то, что взяли сюжеты, ранее не экранизированные. "Чёрного Питера" с "Королём шантажа" мешали?

0

12

На мой взгляд, саундтрек проигрывает и Дашкевичу, и Циммеру очень сильно. Не хватает того драйва, что есть в этих треках. Помню, когда вышла с просмотра первого фильма Гая Ричи, главная тема Циммера из головы не шла. Здесь этого нет совсем.
Правда, мне крепко мешало воспринимать качество приёма. Антенна сегодня барахлит. Может, я не права.

0

13

Да. Шерлок - прежде всего ХАРИЗМА. И пусть не все игравшие Великого Детектива актеры попадали в книжный трафарет (рост, сложение, форма носа и т. д.), но с харизмой у них полный порядок.

Отредактировано Ронин (18.11.2013 22:10)

0

14

Я сознательно не смотрю.

0

15

А ведь в Питере снимали...

0

16

Мне лично не хватает настоящих английских джентльменов эпохи королевы Виктории. И не только в лице м-ра Холмса... Их в фильме, кажись, совсем нет... :dontknow:

Отредактировано Ронин (18.11.2013 22:57)

0

17

Веллер описал дойловского Холмса в нескольких предложениях так:
Холмс предельно привлекателен. Высок, худ, при этом на самом деле очень силен, чего внешне не видно. Флегма, ледяное спокойствие – и протуберанцы скрытого темперамента. Никогда не теряет самообладания. Абсолютный одиночка – при этом абсолютный лидер в любых контактах. Контролирует любую ситуацию. То есть: несколько замаскированный супермен. Суперменство балансируется некоторой чудаковатостью. Достоинства – балансируются такими недостатками, как склонность к наркомании, хандре вне дела, приступами ненапыщенной и даже простодушной хвастливости. Эрудиция в своем деле – и доходящее до смешного невежество в некоторых общеизвестных областях. Язвителен, ироничен, иногда валяет дурака – и всегда оказывается прав, выставляя дураком оппонента: эдакое сократовское начало. Блестящий стрелок. При этом изящное и даже неожиданное стороннее увлечение: меломан. Жизнь и людей знает, понимает, «видит насквозь» – оттенок печального многомудрого цинизма. При этом женщин побаивается, не знает, не понимает, чуждается – при своей явной привлекательности (о ней прямо не говорится ни слова, образ не переслащен, это очень важно!). Герой с горчинкой, со щербинкой. По-парфюмерски: духи горьковатые, чуть пряные, неброские, но очень стойкие, аромат очень явственный, но неназойливый, абсолютно индивидуальный и сугубо мужской. Цепок, последователен, беспощаден в деле – но справедлив и благороден превыше всего и без рекламы, невольных и по сути правых преступников отпускает. Проницателен и умен дьявольски. И вообще «характер твердый, нордический».
Примеряем на Ливанова, Дауни-мл., Камбербэтча, Бретта. А теперь на Петренко. У кого получилось?  8-)

Отредактировано Ронин (18.11.2013 22:36)

+1

18

Бонусом. Тут же пустили фильм с Ливановым и Соломиным. Почуствуйте, мол, разницу...  8-)

0

19

Ронин написал(а):

Мне лично не хватает настоящих английских джентльменов эпохи королевы Виктории. И не только в лице м-ра Холмса... Их в фильме, кажись, совсем нет...

Да, джентльмены в новом фильме не обнаружены. Увы! У Гая Ричи при всей эксцентричности Холмса-Дауни, Ватсон-Лоу выглядит джентльменом на 100%, чем оттеняет чудаковатость сыщика. Вообще, экранизация Гая Ричи удивительно попадает в характеры. Сама стилистика фильма намекает, что нам показывают "страшную сказку про бандитов и благородных сыщиков". И фильм прямо искрится юмором, игрой в эту самую сказку. Сильная сторона экранизации Игоря Масленникова, помимо прочего (а на мой взгляд, весь его фильм - сильная сторона, икона стиля) состоит ещё и в том, что он ставил свой фильм тоже в ироническом ключе, с добродушной усмешкой.
В новом фильме Кавуна всё происходит с погребальной серьёзностью. Это притом, что Петренко - совершенно не Холмс даже внешне. Спасти ситуацию могла как раз ирония: "Не похожи? Не расстраивайтесь, мы просто играем в сыщиков-разбойников!" А её нет, под лупой не разглядишь.
В экранизации ВВС, вроде, всё тоже всерьёз. И всё же эта спасительная грань условности присутствует. У Кавуна - нет. Посмотрим продолжение, но пока удручает. До уровня шедевров явно не дотянули.

0

20

Вчера удалось посмотреть ещё одну серию нового Холмса. Мой вывод: всё это было бы вполне недурно, если дать героям другие имена. То, что это не Шерлок Холмс - однозначно. Сама структура характера героя претерпела изменения. Этот молодой человек с грацией портового грузчика, который ничего не умеет делать сам, без Ватсона, не может быть тем героем, которого написал Конан Дойл. Кем другим - пожалуйста! Для сравнения - Дауни жжёт не по-детски, но он просто педалирует эксцентричность Холмса, заложенную Автором. При этом не возникает сомнения, что этот небритый ханыга - Холмс. Он МОЖЕТ быть джентльменом, просто НЕ ХОЧЕТ. А Петренко не может.

0

21

Уважаемая Atenae, и вновь нет повода с Вами не согласиться.
Современные кинематографисты изо всех сил пытаются быть оригинальными, непохожими на предшественников (и здесь я их прекрасно понимаю). И в этом своем рвении они весьма далеко уходят не только от предыдущих экранизаций, но порою и от первоисточника (т. е. от экранизируемой книги). Фильм Кавуна как раз из этой области.

Отредактировано Ронин (30.11.2013 19:53)

0

22

Я вот думаю, не есть ли эти чудеса креативного кастинга - следствие ситуации, которую по-русски называют "на бесптичье..."?
Был в моей творческой юности такой эпизод. Ставили мы костюмную телевикторину для детей по Дюма. Атос, Портос и д'Артаньян нашлись легко, а вот с Арамисом беда - никто из мальчиков даже приблизительно не похож на утончённого эстета и проч. Сидим, ломаем голову. И тут распахивается дверь и в проёме появляется часть Вовки Сизикова - примерно в районе пупка. Всё остальное скрывается за притолокой. То есть, трудно представить себе что-то менее подходящее к роли, чем эта двухметровая застенчивая оглобля. И тут нас осеняет - вай бы не нот? Если это не может быть точно, пусть будет хотя бы смешно.
Ну, это было смешно. Воистину. Только к Дюма отношения уже не имело.
Петренко-Холмс - это что-то из той же оперы, сдаётся мне.

0

23

Да-с. С харизматичными актерами у нас нынче и впрямь некий напряг. Не рядить же в Холмса брутального Машкова (хотя сегодня он при своей-то фактуре играет даже императора Николая II). В советские годы обычно искали талантов по глубинкам. По облдрамтеатрам всяким. И такие бриллианты отыскивались! Неужели оскудела Земля Русская талантами? И перестала "собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов Российская земля рождать"?.. НЕ ВЕРЮ! Ищем не там. И порою не то...
А правильный кастинг - половина успеха... При хорошем режиссере, естественно...
Вот с Мазуром-Машковым Кавун, по-моему, не ошибся. Попадание в десятку (хотя книгу тоже сильно переврали 8-) ). Даже сам Бушков признал в Машкове своего Героя. Это дорогого стоит (если, конечно, Автора не просили сказать ИМЕННО ТАК; хотя зачем Сан Санычу лукавить?)...

Отредактировано Ронин (23.11.2013 17:20)

0

24

А может быть все гораздо проще?
Просто Авторы снимали фильм о СВОЕМ Холмсе, а не о Холмсе Дойла.

0

25

Кстати, уважаемая Atenae, как Вам редактор-Берримор? 8-)  По-моему, это образ-отмычка. Мне кажется, что именно этот редактор впоследствии навяжет Уотсону свою концепцию (ту, что станет известна всему миру по рассказам и повестям Дойла). А ВОТ КАК ОНО БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ, нам и показал Кавун 8-) Т. е. сериал из цикла "НЕ все так было, ребята. Сейчас я вам расскажу правду..." Мы покажем вам РЕАЛЬНОГО, живого (неотредактированного викторианской литературой) Холмса 8-) ...
Может быть, я и ошибаюсь...

Отредактировано Ронин (23.11.2013 18:19)

0

26

Не исключено, что и так. Я смотрю с пятого на десятое. И поясная разница не дает, и желания великого нет, если честно. Но если Вы правы, то это еще хуже. Терпеть не могу ниспровергателей, которые пытаются мне "раскрыть глаза" на любимых героев. Я уж их как-то по авторской концепции предпочитаю.оценивать.

0

27

Может они "выковывают" ВЕЛИКОГО ДЕТЕКТИВА у нас на глазах? У Дойла Холмс сразу предстает перед читателями во всей красе, загадочности и величии. А в фильме растет от серии к серии (и Уотсон ему всеми силами в этом росте помогает: боксу учит, трубку набивать и т. д.)? До 16-ой дорастет до звания ВЕЛИКИЙ ДЕТЕКТИВ ВСЕХ ВРЕМЕН И НАРОДОВ? Может такова задумка киношников? Надо же быть оригинальными. А после Ричи и BBC тяжеловато приходится...
Хотя звук хромает. Да и актерская игра порою оставляет желать лучшего. Хотя бывают моменты очень даже ничего. Но в целом - сериал неровный...

Отредактировано Ронин (23.11.2013 19:12)

0

28

Кстати. Насчет ниспровергателей. Как Вам версия Кублицкой и Лифанова (Часы д-ра Ватсона, или Тайна MWM). Кавуну до такого далеко 8-)

0

29

В одной из тематических групп ВКОНТАКТЕ нашел интересные мысли по поводу экранизаций и самодеятельности современных режиссеров. По-моему, интересные мысли.

Помните великую фразу из фильма "Тот самый Мюнхаузен" когда меня режут я терплю, но вот когда начинают дописывать...

...надругательство над первоисточником, я считаю так, можешь написать лучше, напиши, но со своими героями, а если не можешь то не мучь первоисточник. Чтоб переписывать Дюма или Джека Лондона надо иметь литературный талант не меньше чем у них.

я искренне считаю, что вторгаться в грязных сапогах в мир придуманный и созданный не тобой это не уважение. Если хочешь простора для творчества придумай и создай свой мир и там твори, что хочешь. А если ты снимаешь кино по мотивам, то уважай того кем был данный мир создан.

не одно поколение уже зачитываются я этим миром, пусть и оплаченным построчно, (Помните классика? "не продается вдохновение, но можно рукопись продать") этот мир создан пером талантливого человека, и надо иметь большое самомнение, что бы подрядиться соавтором к Дюма и утверждать "что Профессор был не прав и все было не так..." Не надо додумывать за другого, Дюма в своей книге сказал то, что хотел сказать. Не надо лезть в соавторы к покойным. "Король, а у вас неважный вид. Осовелый и ощипанный. Это урок: не берись за такой объем власти со столь средними способностями!" это цитата из моей любимой сказки "Не покидай" она по моему как нельзя в тему!

Экранизация книги это постановка романа, а не своих мечтаний, идей и домыслов на тему. Представьте что при экранизации "Бесприданницы" Островского - Лариса Дмитриевна остается жива, и не просто жива а еще и выходит замуж за Паратова. Лично мне смешно! Смысл пьесы полностью искажается... основная идея, ради которой собственно написана эта пьеса изменена.

Нельзя прийти к кому то в гости и перебить часть посуды, остальную забрать с собой, передвинуть мебель, поменять обои без разрешения соседей. Так почему же, режиссеры приходя в чужой мир любовно созданный каким либо автором, позволяют себе ставить себе все в этом мире с ног на голову? и еще при это клясться тем авторам в любви и уважении...

Такие вот мыслишки у людей....

Отредактировано Ронин (23.11.2013 20:07)

0

30

М-да. Разделяю полностью! Вообще, жанр фанфикшена породили экранизаторы. И если глупую писанину можно игнорировать, то экранизация с фантазиями наносит вред уже в тротиловом эквиваленте.
Что до Холмса, то курить и драться его научат, но осанку выпрявят едва ли. И долихоцефалом Петренко не бывать, раз с круглой мордашкой уродился. Все равно не канон. Сюжеты же я вообще уже не угадываю. У ВВС при всей фантазии адаптации Дойл ловится, а здесь... Серия про любовниц была чем-то на редкость хаотичным и бессмысленным. Мне так и непонятно, зачем нужна была эта подстава. Да еще к Шерлоку обратились. Смысл?

0

31

А как Вам "Сокровища Агры/Знак четырех" под соусом проблемы мусульманских мигрантов?
Но. Фанфики все-таки писались и до эпохи кино. Например, Верн написал своего "Ледяного сфинкса" как продолжение повести Э. По «Приключения Артура Гордона Пима». Кино, конечно же, в 1897 году уже было. Но это было ещё не совсем то самое кино 8-)
А уж Дюма стали продолжать-дописывать-переписывать задолго до изобретения братьев Люмьер... Начали прямо в 40-х гг. 19 в.

Отредактировано Ронин (24.11.2013 11:35)

0

32

Ох! Не надо о грустном. 2013 год войдёт в историю как год грубого надругательства российского кинематографа над Артуром Конан Дойлом и Дюма.
"Знак четырёх" не видела. Мне чтобы это увидеть, надо прийти очень рано с работы, или дождаться полуночи, а потом уже смотреть, невзирая на то, что вставать в 6 часов. Думаю, оно того не стоит. Кавуну не удалось разбудить моё любопытство до такой степени.

0

33

В сети все серии висят. В свободном доступе. Я фильм так и смотрю. Быть привязанным к зомбиящику не люблю, не хочу, да и не могу. Да и без рекламы всё в инете, что тоже немалый плюс 8-)
Например, ВКОНТАКТЕ в группе "Сериал ШЕРЛОК ХОЛМС" 2013 в разделе "Видео группы". https://vk.com/club39029330 Кажись, так...
Или можно зайти на официальный сайт канала РОССИЯ. http://russia.tv/video/show/brand_id/17605
ЭТО НЕ ПИРАТСТВО (САМИ Авторы выложили в открытый доступ). Пиратские фильмы и книги принципиально не скачиваю, не смотрю, не читаю. Воровать нехорошо...
Фрагмент с монологом Скляра о мигрантах вмиг разошелся по сети... Вот вам и дюдик из эпохи Викторианской Англии...

Отредактировано Ронин (24.11.2013 14:22)

0

34

Спасибо за ссылки!

0

35

Даже не знаю, стоит ли желать приятного просмотра? 8-) Приятен ли он будет лично Вам?..

0

36

Ну, посмотреть всё же надо. Хоть и не шедевр явно, но до "Хоббита" ещё дожить надо. "Три мушкетёра" меня, слава богу, миновали. Чем-то нас Джексон порадует?

0

37

"Я щас взорвусь, как триста тонн тротила!" (В.С.Высоцкий)
Месгрейв называет Карла I Карлом Великим. И обряду дома Месгрейвов семьсот лет.
БОЖЕ, ЗАЧЕМ Я ИСТОРИК!!! Невинность мозга - такое счастье!

0

38

Да, Вы, Ронин, были правы относительно роли редактора в сюжете. Сей товарищ Берлиоз сводит концы с концами. Но грустно как-то.

0

39

Да-с, под таким соусом (линия редактора) киношный Холмс может быть ВООБЩЕ КАКОЙ УГОДНО. Потом редактор дошаманит рукопись Уотсона-Дойла и мир получит ДРУГОГО, КНИЖНОГО Холмса. Руки киношникам развязаны...

0

40

А ведь скоро нас ждет ещё одна экранизация-переосмысление. На этот раз это будет... "ВИЙ" Гоголя... И я ведь снимался в этой киноленте... Интересно, что сотворили с Николаем Васильевичем?

Отредактировано Ронин (30.11.2013 11:24)

0

41

Появление чего-то похожего на канон примирило меня с этим вариантом. Аминь.

0

42

Дык я же сразу сказал: Холмса будут "выковывать" на наших глазах 8-) . А потом ещё и редактор рукопись д-ра мальца подправит...

0

43

Скачала и смотрю подряд. В общем, великая книга - её можно интерпретировать разнообразно. Даже нагружать современной проблематикой.

0

44

Во-во. Классика всегда современна!
Не даром же говорят: шекспировские страсти. Старина Шекспир давно почил в Бозе, а его страсти всё кипят!
Вот и Холмс, джентльмен из эпохи королевы Виктории, все еще нам интересен. Даже очень.
А есть интерТРЕПАЦИИ 8-)  и покруче. Что только г-да сочинители и киношники с м-ром Холмсом не творили. Чего только "Ночь в одиноком октябре" Желязны стоит...

0

45

Кстати.
По украинскому телебаченню начали показ сериала Жигунова. Первую серию ужо можно созерцать в сети. Отличается от театральной версии. В лучшую, по-моему, сторону...

0

46

"Ночь в одиноком октябре" очаровательна, ИМХО. Рождает массу позитива.
А про любимых "Трёх мушкетёров" у нас в этой теме другая ветка есть. Давайте там их обсуждать. м?

0


Вы здесь » Перекресток миров » В плену книжных страниц » Шерлок Холмс и все, все, все