http://forumfiles.ru/files/0012/57/91/19816.png
ОБЗОР ФАНФИКОВ.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. «УЧЕНИЕ - СВЕТ»
http://forumfiles.ru/files/0012/57/91/42904.png
   
Не все мы любим учиться. Не всему и не у всех. Но вот пройти курс логики и криминалистики, химии и шифрования, фехтования и стрельбы под руководством Шерлока Холмса мало кто бы отказался. Даже из девушек.

Гм… Особенно из девушек.

Поэтому крайне любим многими фикрайтерами типаж «Ученица Холмса». О нем и пойдет речь в этой главе.

Ученицей сыщика обычно становится очень юная особа. Школьница лет пятнадцати, например. Судьба сводит ее с сыщиком либо в процессе расследования, либо совершенно случайно. Иногда она, оказывавшись дальней родственницей Холмса, Уотсона, миссис Хадсон, и так далее, поселяется прямо на Бейкер-стрит. Где  обеспечивает обитателям жизнь еще более насыщенную и интересную.

Особенно этот типаж интересен совсем молодым авторам. Им довольно легко мысленно поставить на место героини себя, а подобное построение сюжета обеспечивает объектам частые встречи и тесное общение. В результате чего возникновение взаимных чувств – дело понятное и объяснимое.

Увы, молодость и неопытность авторов играет с ними неприятную шутку. Фанфики про учениц изобилуют героинями заносчивыми, грубыми и злыми. Они совершенно не вписываются в 19 век, и даже начало 20-го, а хамское поведение «учениц» никакого обоснования не имеет. Ведь ни разу автор не сделал девушку истинным ребенком трущоб, необразованной кокни, что еще могло служить объяснением ее более чем неприятного характера. Напротив, гораздо чаще уточняется, что взросло сие чудо на ветвях весьма аристократического древа. Но разговаривает при этом так, «что листья на деревьях желтеют и опадают раньше срока»(с).

Однако Холмс почему-то, весьма неубедительно посердившись в начале, признает, что ученица имеет право так себя вести. Что она действительно самая умная и смелая, посему девчонке дается полная свобода издеваться над Ватсоном, ставить в дурацкое положение Холмса и успешно позировать для вечности в роли Немеркнущей Звезды всех времен и народов.

Подобные фанфики я даже анализировать не буду. Остается надеяться, что для авторов они – этап проходной, и идеал самовлюбленной хамки остается где-то там, в пубертатном периоде взросления.

Но среди всей этой шелухи попадаются и очень хорошие вещи. Две из них по сию пору являются для меня одними из самых любимых произведений о личной жизни Шерлока Холмса.

Начну я с романа Лори Кинг «Ученица Холмса». В итоге он дал название целой серии книг о Мэри Рассел, которые были изданы, а так же переведены на русский язык. У меня на полке до сих пор занимает почетное место книга «Отречение королевы», где под одной обложкой соединились два первых романа Кинг, самые лучшие и интересные из всей серии.

http://www.e-reading.by/bookreader.php/ … olmsa.html

«Мне было пятнадцать, когда я впервые встретила Шерлока Холмса. Уткнувшись носом в книгу, я прогуливалась по Суссекским холмам и едва не сбила его с ног. В свое оправдание могу сказать, что это была интереснейшая книга, а кроме того, было очень трудно наткнуться на кого-то, вообще встретить другого человека в этом безлюдном уголке земли в этом военном 1915 году».

Вот таким образом и происходит знакомство отошедшего от дел детектива и юной сироты Мэри. Она не бедна, но чрезвычайно заброшена. Родители ее погибли в автокатастрофе. До совершеннолетия Мэри должна жить под опекой неприятной тетки и прикасаться к своему состоянию не имеет права. Характер у девочки далеко не ангельский, она человек упрямый и довольно резкий. Начало 20 века, Первая мировая война – и вот обитательницы Туманного Альбиона мечтают уже не о роковых джентльменах, а жаждут получить образование и работу. Вот и Мэри, против воли тетки, усиленно, самоучкой готовится к поступления в университет. Так что в руках у зачитавшейся девочки вовсе не любовный роман.

Мэри удается удивить и рассмешить сыщика, он приглашает ее к себе на чай… Вот так и начинается дружба уже немолодого человека и юной убежденной феминистки мисс Рассел.

На первый взгляд может показаться, что прямой, бунтарский характер Мэри роднит героиню с хамками неумелых авторов. Осмелюсь заявить, что это не так. Во-первых, Мэри Рассел все-таки не переходит границ, не выражается матом, не унижает всех вокруг. Ее можно назвать кем-то вроде Элизабет Беннет нового образца. Она весьма последовательно и без экивоков способна высказывать и отстаивать свои убеждения. Ну, и все это приправлено ее сиротством, одиночеством, идущей войной и подростковым возрастом.

Сыщику явно интересна эта девочка – в плане любопытства к человеческой природе. Мэри наблюдательна и сообразительна, начисто лишена жеманства и кокетства. Холмс и девушка становятся друзьями и собеседниками. Мэри – частый гость в коттедже сыщика, где впервые за много лет находит не только вкусный чай с булочками, но и уважение, понимание и необходимые знания. Причем, если нужно, Холмс дает отличный словесный нагоняй, совершенно не заморачиваясь, что беседует с, ах, юной барышней.

«Спустя три месяца после того, как в мою жизнь, жизнь пятнадцатилетней девочки, вошел Шерлок Холмс, я уже считала его своим лучшим другом, наставником, доверенным лицом, заменившим мне отца. Не проходило недели, чтобы я не провела хотя бы дня в его доме, а то и трех или четырех, когда помогала ему в осуществлении его экспериментов и проектов. Сейчас мне кажется, что даже с родителями я не была так счастлива, даже с моим отцом, который был прекрасным человеком. После нашей второй встречи мы отбросили "мистера" и «мисс». Через несколько лет научились понимать друг друга с полуслова, но я забегаю вперед».

Холмс в романе Лори Кинг невероятно каноничен. Он сдержан, вежлив, язвителен и резок, и тут же – добр и внимателен. Он бывает прям чуть ли не до грубости, но заметив, что нанес незаслуженную обиду, готов признать неправоту и извиниться. Для него главное – работа и способность человека делать  нечто полезное, не распыляясь на слова, метания, сожаления.

Приведу в пример эпизод, связанный с военным положением в стране.

«Состояние безысходности охватило меня в один из пасмурных дней начала 1917 года, когда я сидела у кровати молодого солдата и читала ему письмо от его жены, а спустя некоторое время увидела, как он захлебнулся собственной кровью из простреленного легкого. Большинство семнадцатилетних девушек доплелись бы до дома и там бы выплакались. Я же ворвалась в дом Холмса и излила свою ярость, набросившись на пробирки и приборы на глазах у озадаченного детектива».

Мэри кричит, что не понимает, почему они ничего не делают, почему не пытаются оказать реальную помощь стране, для чего нужны игры с дедукцией и переодеваниями… Холмс, выслушав девушку, произносит великолепную речь:

«На первый взгляд, за редкими исключениями, мы вроде бы отсиживаемся здесь, пережидаем войну. Мы оставили ее шутам, что у власти, и доверчивым труженикам, которые покорно маршируют умирать. А что после, Рассел? Ты в состоянии заглянуть подальше: что будет после того, как закончится это безумие? Существуют две вероятности, не так ли? Первая – мы проиграем войну. Даже если в нее вступит Америка, теплые тела, чтобы забить ими траншеи, и пища кончатся у нас раньше, чем у Германии. Я допускаю и вторую – нам удастся отбросить их. Что тогда? Правительство начнет перестройку, те, кто выживет, вернутся в свои дома, и с виду воцарятся покой и счастье. Но это будет лишь с виду, на поверхности, а вместе с тем резко возрастет преступность, которая склонна питаться падалью и процветать под носом у невнимательных властей. Если мы выиграем войну, понадобятся люди с моими, с нашими способностями».

А если проиграем? - спрашивает Мэри. Тоже все понятно и просто:

«– Если мы проиграем? Неужели ты думаешь, что человек, способный менять внешность и подмечать детали, будет бесполезен в оккупированной Британии?»

Искренне завидую я этой девушке, с которой так серьезно и честно разговаривает очень умный, немолодой и повидавший виды человек.

Так вот и строится эта дружба – на совместных экспериментах, разговорах, логических загадках. Холмс не то чтобы растит себе помощницу. Этот процесс обоюден, у Мэри есть все задатки для данной роли. Остается только их поддержать.

В первой книге о любви речь не идет. Напрямик, я имею ввиду. Но чувствуется, что эти двое могут стать прекрасной парой – умные, несентиментальные, смелые, нарушающие правила… Если не вмешается суровая леди Смерть. Но Холмс у Лори Кинг человек крепкий и живучий, и в 20 веке очень неплохо освоившийся. Так что, второй роман – «Нелепо женское правление» – завершается резким, но ожидаемым переходом к совсем другим отношениям. Причем объяснению предшествует погоня за преступником, а потом ссора между сыщиком и ученицей:

«Договорить мне не удалось, потому что он шагнул вперед, обнял меня и поцеловал в губы с такой же силой, с какой до этого ударил по голове. Причем эффект оказался точно таким же: в глазах потемнело, колени подкосились».

А вот реакция, собственно, самих героев:

«Хорошо, что, отстранившись, Холмс не убрал от меня рук. А не то я бы не смогла устоять на ногах.
— Вы понимаете, какое это несчастье? Я уже старик с устоявшимися привычками. От меня мало приятного и множество хлопот. Впрочем, вы и сами это прекрасно знаете.
— Вы забыли еще вонючий табак и вечную вонь от ваших химических опытов. Короче, Холмс, я понимаю это как предложение руки и сердца?
Он удивленно заморгал.
— А что тут предлагать? Хотите, чтобы я преклонил перед вами колено? Пожалуйста, преклоню оба, несмотря на ревматизм.
— Ну, положим, ревматизм беспокоит вас, только когда вам это требуется. И я предпочитаю, чтобы вы твердо держались на обеих ногах».

Обсуждая условия, Мэри заявляет:

«Хорошо, я принимаю ваше предложение при условии, что вы впредь воздержитесь от ударов по затылку и прочих хитростей такого рода. Нельзя же выходить замуж за человека, к которому боишься повернуться спиной».

Однако соглашается, что будущий муж имеет право распоряжаться, но:

«— Если этот приказ будет адресован мне как помощнику, а не как особе женского пола, мой долг — повиноваться.
Завершив на этом обсуждение условий нашего брачного контракта, мы в качестве обрученных жениха и невесты пожали друг другу руки».

Эх, как бы я хотела увидеть экранизацию романов о Шерлоке Холмсе и Мэри Рассел!

На мой субъективный взгляд, следующее произведение, о котором хочется рассказать, также достойно быть изданным. Его автор был молод, но – уже обладал великолепным чувством юмора, способностью хитро закрутить интригу и не оставить без внимания чувства героев. Вкупе с хорошим языком и несколько абсурдной, но вполне узнаваемой картиной викторианской Англии это дало потрясающие результаты.

Имя его – «Крестница Мориарти» Александры Шитовой.
https://vk.com/club22226995 Группа открытая.

На момент знакомства с Шерлоком Холмсом Маргарите Лориен шестнадцать лет. Она так же, как и Мэри,  сирота, воспитывающаяся у родственников. И действительно является крестницей Мориарти и Морана, с которыми был связан ее отец. Но вообще родословная у Марго крайне интересная, и многие экзотические представители древа сыграют свои роли в разных частях фанфика.

Итак, первая встреча. Холмс начинает расследование убийств, которые унесли жизни опекунши Маргариты и двоих слуг.

«Не прошло и минуты, как к нашим героям вышла невысокая девочка с длинными, по пояс, темно-русыми с бронзовым отливом волосами, не убранными ни в какую прическу; с серо-зелено-голубыми глазами –  определить их цвет с первого взгляда было невозможно. В глазах, задумчивых и грустных, плескались озорные искорки; у девочки было круглое лицо, стройная, но не худая и не плоская, а настоящая женская фигурка... нет, красавицей Марго не была, однако редкий человек не сказал бы про нее "милая"»

Мисс Лориен, действительно, мила и женственна. Но – при этом умна, склонна к проказам и авантюрам, а так же эмоциональна и ранима. Девушка деятельно включается в расследования, демонстрируя смекалку и предприимчивость. К Холмсу и к Ватсону она относится с уважением, но без страха. Может и подшутить, весьма, впрочем, добродушно. Причем Холмс с удовольствием участвует в шутливых пикировках и розыгрышах.

Приключения и опасности, улики и подозрения, неожиданные повороты сюжета. В результате Маргарита оказывается на Бейкер-стрит, под опекой миссис Хадсон, чью любовь завоевывает своей хозяйственностью и умением готовить. Вы знаете, как можно играть в приправы? Воот! А это очень интересно и познавательно:

«Доктор повернул голову в сторону кухни, из которой доносилось:
-МаК!
-КунжуТ!
-ТмиН!
-Что это??- спросил Ватсон.
-О, это Марго и миссис Хадсон играют в слова-приправы».

Маргарита – очень живой персонаж, похожий на определенный тип молоденькой девочки, еще вчера бывшей ребенком. Живая и веселая, шаловливая, как котенок, и тут же – мудрая и нежная, словно взрослая женщина. Неунывающий боец –  и неуверенная в собственных достоинствах девочка.

Впечатление она производит невероятное. Коктейль смеха, слез, логики и эмоциональности, силы и ранимости. Неудивительно, что все это утягивает волевого сыщика в волшебный водоворот.

А предложение делается в зашифрованном письме! Вот как надо девушек завоевывать. Разгадав шифр, Марго никак не может дотерпеть до утра. И объяснение происходит ночью, на лестнице:

«Когда выяснилось, что его сигареты оставлены в гостиной, доктор обиделся на весь свет, лениво встал с кровати и решил спуститься за ними. Однако добраться до сигарет ему не удалось –  Ватсон замер у своих дверей, как вкопанный:  на лестнице, совершенно позабыв допустимую при разговоре дистанцию, стояли Холмс и Маргарита... Они были так увлечены... ммм... общением, что не заметили доктора, которому резко расхотелось курить и захотелось перекреститься».

Реакция Ватсона вполне понятна:

« – Нет... я...в общем... передумал... Я вообще... сегодня... бросаю курить,  – пробормотал он. –  Черт возьми, что за наваждение... Нет, я больше в рот не возьму ни сигар, ни спиртного... Галлюцинации... Нет, я не пью... больше не пью...
–  Дорогой Ватсон, погодите уходить в завязку, –  сказал Холмс совершенно невозмутимо. – Ведь вам еще пить за наше здоровье на свадьбе».

Первая часть «Крестницы…» завершается упоминанием о венчании. В церкви Святой Моники.:)

Но есть несколько продолжений, столь же веселых, драматичных, полных приключений, недоразумений, интриг, поединков со злом в самых разных обличиях. Судьба забросит Холмса и Маргариту и в Скандинавию, и в Египет, и в Малороссию… Сведет с Арсеном Люпеном, магией жрецов и цыганскими обычаями. И не раз жизнь и любовь сыщика и его юной жены будут висеть на волоске.

Это надо читать. Понятно, что всем нравятся только золотые червонцы, и не каждому придется по душе то, что мне. Однако если вас зацепит «Крестница Мориарти»  –  это будет надолго. А то и навсегда.

Итак, какой может быть ученица, чтобы она вполне гармонично смотрелась рядом с Холмсом? Любопытной и активной – обязательно. Не боящейся поступать по-своему и даже бросать вызов обществу. Сообразительной и способной, тянущейся к «неженским наукам», вроде химии и криминалистики. Способной защитить себя. То есть – едва ли не во всех смыслах она равна Шерлоку Холмсу. В более подчиненное положение ученицу ставит лишь ее возраст – заведомо юный. И отсутствие опыта.

Да, здесь очень легко скатиться к «Мэри-Сью». Нужно нечто неуловимое, что наперекор всему сделает героиню живой и привлекательной. Далеко не все в восторге от Мэри Рассел. Не всех очаровала и Маргарита Лориен. Но для меня (и многих других читателей) они стали замечательными ученицами Великого Сыщика, а впоследствии – супругами. Я верю в их отношения,  желаю только счастья и долгих лет Холмсу, которому на склоне жизни так повезло.

Когда период «обучения» заканчивается, ученица логично переходит в следующий типаж – «Соратницы». Правда, попасть в таковой можно и не проходя курс наук под руководством Шерлока Холмса.

Но о «Соратницах» - в следующей главе.
       
http://forumfiles.ru/files/0012/57/91/42904.png
   
Следующая глава       Содержание