Перекресток миров

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » У самого синего моря... » 03. Глава 2. Шура


03. Глава 2. Шура

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://forumstatic.ru/files/0012/57/91/77143.png
Глава 2
Шура
http://forumstatic.ru/files/0012/57/91/58789.png
http://forumstatic.ru/files/0012/57/91/42904.png

Ванька всегда считал, что проще лягуху за пазуху засунуть, чем самому первому с девчонкой заговорить. И весь семейный опыт убеждал его, что это так и должно быть. Батя, говорят, полтора года вокруг матери молча ходил. А весь город ждал, когда он ей в любви признается. Вера с Васькой управились, правда, за неполный год. Даже история с запиранием в подвале, которую Иван затеял с лучшим другом Стёпкой, чтобы сблизить влюблённых, не больно-то им помогла. Но у самого Ивана года впереди не было. Ему, может, через месяц уезжать. Или сколько там батя на отдыхе выдержит? Ванька уже давно уяснил, что с батей возможно всякое. Вчера вон в море плескались и гуляли, пока ноги не отвалились, а завтра Штольман дёрнется и скажет, что ему на службу пора. Не понравится ему Медуза Горгоновна – и привет морю! Поэтому Иван решил не дожидаться.
Он и не думал скрывать от себя, что именно влечёт его в Песочную бухту. Он вообще предпочитал не врать, а себе – тем более. Чай, не жиган Муха, а сын Героического Сыщика! Вот и самому пора сделать что-нибудь… героическое. Выдержав политическую схватку из-за галстука с квартирной хозяйкой, Иван деловито собрался и пошёл туда, где с ним вчера случилось… Что это было, и как его назвать, он и сам пока ещё толком не понимал. Понимал только, что такого с ним точно ещё не было.
У края бухты, вокруг ровной площадки с красным знаменем, стояли четыре большие палатки. Поодаль дымила открытая кухня, возле неё были устроены длинные столы под навесом. Вчера мать коротко о чём-то переговорила с вожатой, но Ванька этого почти не слышал, оглушённый совершенно непривычными ощущениями. Можно было с утра аккуратно выспросить Анну Викторовну про лагерь, но он опасался выдать свой интерес. Что надо, он и сам узнает.
Сегодня народу здесь практически не было. Только на кухне деловито возился возле исходящих паром кастрюль толстощёкий пацан лет двенадцати в белом поварском колпаке, грозно покрикивая на своих помощников такого же несерьёзного возраста:
– Генка, я капусту долго ждать буду? Картоха скоро разварится совсем. Стасик, мешай зажарку, тетеря! Видишь, буряк подгорел совсем!
Маленький длинношеий Стасик в трусах с помочами и в тюбетейке выглядел домашним мальчиком из интеллигентной семьи, которого дома наверняка нянька кормила. Он неловко завозил ложкой по сковороде, зажарка хлюпнула, уделав свёклой галстук, пузо и капнув на голые ноги.
– Ай! – завопил незадачливый кулинар. – Аркаша, я не специально!
– Бестолочь! – беззлобно констатировал толстый мальчишка и принялся перемешивать сам.
Ванька вразвалочку подошёл к шеф-повару и остановился, уткнув руки в боки. Он не сомневался, что его заметили, но ждал, пока грозный Аркаша обратится к нему сам. Исполненный важностью своей роли, тот старательно смотрел сквозь него. Иван ухмыльнулся, стараясь подражать иронической гримасе Штольмана, и продолжал терпеливо ждать.
– А тебе чего? – наконец соизволил обратиться к нему Аркаша.
– Так, смотрю, – хладнокровно ответил Ванька. – А ты тут, что ли, главный будешь?
– Сегодня я, – важно сказал мальчишка. – Видишь, дежурю по кухне.
– А что тут у вас вообще?
– Пионерский лагерь. Комсомольская ячейка Морского завода организовала для детей рабочих.
– А люди все где?
– Так на заводе же. У них там мероприятие, – старательно выговорил Аркаша. – Скоро вернутся, а у меня борщ не готов. Иди уже, не мешай работать!
Мероприятие Ивана не интересовало. Он не за этим сюда пришёл.
– Погоди, – миролюбиво сказал Штольман-младший. – У вас тут одна девчонка есть.
– У нас много девчонок, – встрял бестолковый Стасик. – Целое звено – десять штук.
– Её Шурой зовут, – хладнокровно продолжил Иван, проигнорировав маминого сына в тюбетейке.
– Это Кондратенко что ли?
Ванька неопределённо подал плечами, дескать, думай, как знаешь.
– Как её найти?
– А чего её искать-то? – спокойно ответил Аркаша. – Вон она в роще с октябрятами водится!
Иван сдержанно поблагодарил его кивком, слегка притронувшись к козырьку кепки. Этот жест он подглядел у Штольмана – выглядело сурово и солидно. Так же солидно заложил руки за спину и направился в рощу. Внутри он был вовсе не так спокоен, как снаружи. С пацанами разговаривать легко. А вот как познакомиться с девочкой?
Но судьба (или астрал, как иронически называла это мать) оказалась милостива к мальчишке. Из тени деревьев ему навстречу со скоростью пушечного ядра вылетел какой-то рыжий всклокоченный шкет, едва не воткнувшийся Ивану прямо в грудь. Вслед шкету из рощи донёсся девичий голос:
– Карасик, ты куда? Вернись!
– Стой, рыба! Тебе что старшие говорят? – Ванька сурово перехватил пацанёнка поперёк живота, заставив задрыгать ногами в воздухе.
Не сказать, чтобы это было легко, но Иван решил не подавать виду. Он сделал несколько шагов, потряхивая трепыхающегося Карасика, и весело провозгласил:
– Вот, поймал! Уху варить будем?
Его реплика вызвала дружный смех у стайки малышей лет семи-восьми, прыгающих вокруг своей вожатой. Это и впрямь была та самая девочка с пляжа, только сегодня она выглядела очень серьёзной, даже озабоченной.
– Ой, спасибо тебе! – воскликнула она, принимая у него добычу. – Точно уху из него сварить, может тогда спокойнее станет?
– Меня варить нельзя, я костлявый! – неожиданно низким для такого малька голосом сказал вредный Карасик.
– А если выдрать? – предложил Иван, старательно выгибая бровь.
– Не, – безбоязненно возразил непокорный малёк. – Нельзя. Это… не-педа-гогично!
Шура поглядела на Ваньку и с показным отчаяньем развела руками.
– Так я же не педагог, – заметил Штольман-младший. – Я доктор. Пропишу ременную процедуру для успокоения нервов. И чтобы быстро бегать не мог.
Октябрята снова разразились нестройным, но весёлым хохотом. Ванька отвесил Карасику лёгонького леща и отправил его к товарищам:
– Иди, дай взрослым спокойно поговорить!
– Сладу с ними нет, совсем измучилась! – пожаловалась Шура. – Разбегаются, как тараканы. – Она подняла на него глаза, внезапно узнавая. – А я тебя вчера видела. На берегу.
– Я тебя тоже видел, – просто ответил Ванька. – Тебя Шурой зовут. А я Иван.
Познакомиться оказалось неожиданно легко – спасибо неугомонному Карасю! Гораздо проще, чем он думал. Вообще-то, все девчонки, с которыми он имел дело до сих пор, были те ещё язвы. Только подойди к ним – немедленно начнутся всякие хихиканья и подковырки. Порода у них, у женщин, такая, что ли? Сестра Верка, хоть и взрослая уже – тоже та ещё вредина-ехидина! Даже мать и то без конца с отцом пикируется. Впрочем, бате такое вроде даже по нраву. Он и сам зубастый – будь здоров! Но Шура то ли вовсе была не такая, то ли просто вокруг не было других девчонок, так что с ней можно было говорить, как с человеком.
– А ты сегодня другой какой-то! – сказала она с улыбкой, но улыбка эта была вовсе не обидной. – Вчера такой забавный был. Со штаниной этой.
Иван мобилизовал всю штольмановскую фамильную иронию, чтобы ответить достойно:
– Ну, так я это… был насмерть сражён. Стрелой Амура. Прямо в левую ляжку. А сегодня отошёл уже. Видишь, даже не хромаю. Рыбу ловлю налету.
– Ой, да ну тебя! – Шура со смехом махнула рукой. – Я подумала про тебя, что ты такой… барчонок приезжий. Курортник.
– Да ну! – возмутился Иван. – Я их тоже презираю. И батя мой презирает.
– А тот старик на пляже – это твой дедушка?
Ванька терпеть не мог, когда про Штольмана говорили «старик». Да знали бы они, что этот старик до сих пор стойку на руках сделать может! Он нахмурился и ответил сурово:
– Это батя мой и есть. Яков Платонович Штольман. А мама – Анна Викторовна.
– А разве так бывает? – тоже серьёзно спросила Шура. – Ну, то есть, я хочу сказать, они же старые совсем. Как ты у них родился?
– И вовсе не старые! – надулся Иван. Разговор принимал нежелательный оборот. – Если хочешь знать, никого лучше них нет! – вздохнув, он выложил последнюю правду. – А я у них приёмный.
– Ой, ты извини! Я не хотела тебя обидеть! – горячо и искренне воскликнула девочка, и у Ваньки сразу потеплело внутри.
Удивительно хорошо с ней было разговаривать. Из всех женщин так просто ему только с Анной Викторовной было. Он ещё думал иногда – жаль, что таких девчонок больше нет. А вот есть, оказывается. Теперь, когда у него была возможность разглядеть её как следует, ему в ней всё нравилось. Не сказать, чтобы она была какая-то прямо красавица. Она была обыкновенная. И в то же время – необыкновенная. Русые волосы, тёмные глаза, прямой тонкий носик, чуть вздёрнутый на конце. Лицо серьёзное такое, а когда улыбается, на щеках проступают задорные ямочки. А ещё хорошо, что она совсем невысокая. К девчонке выше него Иван вообще не решился бы подойти. У него ещё гордость есть. Хорошо бате говорить, что он сам в детстве был маленьким и тощим. Зато сейчас плечищи какие! Понятно, что они не от сырости наросли. Отец физкультурой в молодости крепко занимался. Ванька тоже занимается, только вот пока что-то не очень растёт.
Их светскую беседу прервал истошный девчоночий визг:
– Шура-а! А Карасик нас гусеницей стращает!
Шура всплеснула руками и кинулась ловить неугомонного Карася, который носился кругами, зажав в кулаке мохнатую рыжую гусеницу, и радостно хихикал. Ванька снова без труда поймал его за штаны.
– Эй, рыба! Червячка хочешь? Давай выкидывай, не нервируй прекрасных дам. Иначе ты у меня его сейчас сам есть будешь! – ласково пообещал он.
– Вот ещё! – нахально сказал Карась. Но гусеницу выкинул.
– Совсем я с ними не справляюсь, – сокрушённо вздохнула Шура. – Лида с нашими на завод ушла, мне октябрят поручила. А они меня не слушают. Всё время норовят какую-то пакость учинить. Или разбежаться.
– Так ты просто неправильно с ними обращаешься, – авторитетно заметил Иван. – Толку-то малькам что-то запрещать? Сделай так, чтобы им интересно было. Моя мать всегда так делает. Эй, рыбная молодь, давайте истории рассказывать!
– Страшные? – пискнул кто-то из девочек.
– Про покойников? – с кровожадным выражением на лице высунулся Карась.
– Можно и про покойников, – солидно согласился Иван, усаживаясь на траву возле ребятишек. Шура села рядом с ним, глядя с таким же живым интересом. Чего бы такого им рассказать? Что-нибудь из Эдгара По, которого читал прямо перед отъездом? «Падение дома Ашеров»? «Чёрного кота»? Или про леди Лигейю? Да ну его! Во-первых, ещё дома надоело. Во-вторых, мать заставила читать рассказы на английском языке, и Ванька не был уверен, что всё понял совершенно правильно. Начнёшь  путаться – как раз и нарвёшься на недоверие и насмешки. От того же Карася. Который, по зловредной своей карасячьей сущности, уж точно шанса не упустит. Вон как сидит, ухмыляется во всю свою хлеборезку! А ударить в грязь лицом перед дамой Ванька позволить себе не может. Нет уж, тут надо действовать наверняка.
– А у нас в городе бессмертный сыщик есть! – начал он таинственным шёпотом.
– Ври толще! – ожидаемо задорно отозвался нахальный малёк.
– А чего мне врать? – солидно заметил Иван. – Я чистую правду говорю. На кладбище уж тридцать пять лет могила стоит, здоровенный такой камень с крестом. А он, вместо того, чтобы там лежать, по земле ходит, бандитов ловит.
– Это как? – непритворно заинтересовалась Шура. Кажется, она и сама забыла, что он всё это затеял, чтобы октябрята просто тихо посидели на месте.
– А вот так! Три года назад у нас в уезде страшенная банда объявилась. Людей пытали, ножами резали, убивали почем зря. А потом исчезали, как сквозь землю. Милиция с ног сбилась, а следов никаких. И вот сидит однажды наш начальник милиции, Сергей Степанович, в своём кабинете и думает, как ему этих бандитов переловить. Вдруг земля задрожала, потемнело всё. И раздались ШАГИ!
Кто-то из девочек испуганно пискнул. Ванька бросил на стайку октябрят многозначительный взгляд и выдержал драматическую паузу. Поглядел на Карася. Малёк сидел, осклабившись во всю свою широчайшую пасть с редкими, не до конца вылезшими зубами, но ничего не говорил.
– И чего там? – не выдержал чернявый мальчишка, похожий на татарчонка.
– Дверь распахнулась, за ней свет. И в том свете стоит сыщик. Которого тридцать лет назад бандиты убили, заживо сожгли. И говорит: «Ты звал меня, Евграшин? Я пришёл!»
Теперь уже пискнули, кажется, все девочки разом. Ванька продолжил деловито:
– Вообще-то он и раньше являлся. Особенно карточных шулеров не любит. Станут где-то мухлевать, он тут как тут. Приходит, садится, берёт колоду в руки и говорит: «Ну, давай сыграем! Мухлюй, как хочешь, только тебе меня всё равно не обыграть. А проиграешь – отправишься со мной прямиком в пекло!»
– Получается, сыщик-то этот тоже хорош! – неожиданно скептически отозвался Карась.
– Это с чего ты взял? – поднял бровь Ванька.
– Ну как! Если хороший человек, за что его тогда в пекло?
Иван поперхнулся и мысленно вынужден был признать, что малёк не так прост. А он, пожалуй, перегнул палку, нагнетая ужас. Надо искать достойный выход из положения.
– Ну, он сам говорит, мол, для Божьего Царства не подхожу. Кто я есть? Фараон, шавка полицейская!
– А ты слышал будто? – взвился татарчонок.
– Слышал. И даже не раз.
– Как это ты слышал? – снова осклабился в лягушачьей ухмылке Карась. – Ты с мёртвыми разговаривать можешь?
– Я – нет, мать моя может, – хладнокровно ответил Ванька. – Но сейчас не об этом речь. Он, правда, так говорит, можешь сам спросить.
– Как это? – вот теперь несносный Карась, наконец, опешил.
– Запросто. Пойди в Карантинную балку, в дом с мезонином, зелёный такой. Он там, на веранде сидит, газету читает. – Иван окинул победительным взглядом притихших мальков и закончил с широчайшей ухмылкой. – Это батя мой!
– Правда? – Шура округлила глаза не хуже, чем её подопечные.
– Получается, ты тоже того… призрак? – сделал неожиданный вывод Карасик. А потом вдруг дунул и произнёс замогильным голосом: – Приказываю тебе – развейся!
– Я тебе развеюсь! – Иван со смехом потянулся к его загривку.
– Нет, Ваня, правда – как? – не утерпела Шура. Своим рассказом он произвёл впечатление и на неё. Так даже ещё лучше вышло!
– Да всё просто, – он выдержал ещё одну многозначительную паузу, делая вид, будто ему срочно что-то понадобилось отыскать в кармане. Потом перестал рыться, окинул суровым взглядом замершую аудиторию и продолжил. – Отца тридцать лет в городе погибшим считали. Даже скинулись, памятник ему поставили. А он живой! Просто в эмиграции был.
– А он революционер, что ли? – поинтересовался татарчонок.
– Не, не революционер, – признал Иван. – Просто честный полицейский. Был там один князь – гнида распоследняя,  на англичан шпионил. Целая организация у них была.
– Князья – они все такие! – со знанием дела высказался татарчонок. Все молчаливо с ним согласились.
– Мой отец их раскрыл, а они его за это схватили, пытали, убить собирались. Только он не стал дожидаться. Верёвки на огне пережёг, топор прихватил и затаился. А как самый главный их шпион-убийца зашёл, он ему ка-ак даст топором по башке!
– Князю? – уточнил Карасик.
– Да не, князю к тому времени уже по башке в другом месте дали. Это другой был, француз. Он и мать мою привёл, хотел, чтобы отец ему все секреты выдал, иначе он её убьёт. Но мать у меня тоже не лыком шита. Только он в них с отцом стрелять хотел, как она тырк его тростью в пузо! Насквозь проткнула.
– Погоди! – хладнокровно остановил его Карась. И скрестил руки на груди. – Я уже совсем запутался. – Так француза убили тростью в пузо, или топором по башке?
– Вообще-то, пулей в лоб, – вынужден был признать Иван. – Там как раз в это время батин друг, тоже из полиции, подоспел. Ну, они его, значит, втроём и угомонили. А потом избушку сожгли вместе с ним. Чтобы никто не узнал, что батя остался жив.
– Но почему? – возмутилась та же девочка. – Всех шпионов же убили?
– Да как бы не так! – возразил Ванька. – Их же полный царский дворец был. А если сам царь против них, моим бате с мамкой точно бы не жить. Пришлось им уехать за границу. Вот три года назад как раз и вернулись.
– А с бандой что? – хладнокровно поинтересовался Карась.
– А что с бандой? Нашёл их отец. Всех в один день уложили, стоило главарю в батю прицелиться. Вот этого никогда делать не надо! У нас все фартовые знают, что Штольман – заговорённый.
– Это как? – нахальный малёк и не думал отказываться от своего скептицизма.
– А так. Мать же у меня ведьма! Вот она и заговорила, – но увидев округлившиеся в ужасе глаза и рты, поспешил сменить тон. – Ну, это так в городе болтают. На самом деле всё не так было. Цыгане хотели однажды с мёртвым поговорить. Мать им помогла, а взамен потребовала, чтобы отца не трогали. Цыгане и распустили слух, что, дескать, кто в Штольмана прицелится – фарт потеряет. А кто стрелять станет, тому и вовсе не жить!
– Ох и горазд ты врать, я смотрю! – раздался новый голос за спиной.
Иван обернулся. На краю рощи стояли человек пять мальчишек его возраста, крепких, загорелых и очень спокойных. Должно быть, отряд вернулся со своего мероприятия на заводе. Парни смотрели на него с нескрываемой насмешкой и немалой долей презрения. Неизвестно, сколько времени они его слушали, но ясно, что не верили ни на грош. И ведь им не объяснишь, что всё это – чистая правда. И что сам Иван два года назад участвовал в ликвидации опасной банды и спасал своих родных. Почему-то такие вещи всегда приходится доказывать. Иногда даже кулаками. Штольман-младший понял, что сейчас ему, наверное, придётся драться.
   
http://forumstatic.ru/files/0012/57/91/73534.png
   
Следующая глава          Содержание
   
Скачать fb2 (Облако Mail.ru)        Скачать fb2 (Облако Google)

+14

2

В который раз отмечу: вот по каким сценариям снимать надо было.) По вашим.

+6

3

Умеет и герой, и автор саспенсу нагнать! И оборвать повествование (педагогическую поэму!) на самом интересном месте!
Спасибо. Очень здорово, интересно и жизненно.
К слову, Иван, как человек тёртый, несомненно знает, что войти на чужую территорию одному - это иметь разговор с вожаком и с его бетой. Именно словесный. Причём если право говорить вожак делегирует бете (как в народных сказках: "А поговори-ка ты сперва с моим меньшим братом"), значит, герой оказывается в самом узком месте испытания.
Одинаково хорошо показать себя и перед противником, и перед девочкой - задача в возрасте Ивана ох какая непростая...
Atenae, представляю, cколько таких разговоров прошло перед Вашим профессиональным взглядом ))

Отредактировано Старый дипломат (04.10.2020 14:40)

+4

4

Старый дипломат написал(а):

Умеет и герой, и автор саспенсу нагнать! И оборвать повествование (педагогическую поэму!) на самом интересном месте!

Спасибо. Очень здорово, интересно и жизненно.

К слову, Иван, как человек тёртый, несомненно знает, что войти на чужую территорию одному - это иметь разговор с вожаком и с его бетой. Именно словесный. Причём если право говорить вожак делегирует бете (как в народных сказках: "А поговори-ка ты сперва с моим меньшим братом"), значит, герой оказывается в самом узком месте испытания.

Одинаково хорошо показать себя и перед противником, и перед девочкой - задача в возрасте Ивана ох какая непростая...

Atenae, представляю, cколько таких разговоров прошло перед Вашим профессиональным взглядом ))

Отредактировано Старый дипломат (Сегодня 17:40)

Вы у меня за плечом стоите и в текст подглядываете?))) Будет и лидер, и бета, и разговор, и проверка на вшивость.
А вот разговоров таких за свою педагогическую жизнь я не слыхала. Они по понятным причинам ведутся вдали от учителей. Просто надеюсь, что знание жизни и опыт помогут достойно описать это.

+5

5

Atenae, не сомневаюсь, что всё будет по правде, покажете нам с полной художественной достоверностью, как закалялась сталь. Но чем бы ни закончилась следующая глава,  понятно, что Иван вернётся домой позврослевшим.

+6

6

Старый дипломат написал(а):

Но чем бы ни закончилась следующая глава,  понятно, что Иван вернётся домой позврослевшим.

В этом можете не сомневаться!

+3

7

Какой Иван молодец! Ещё маленький, а уже самостоятельная личность, умеет действовать с сложной ситуации, и так трогательно пытается подражать Штольману.

+5

8

Какая глава. Бальзам для истерзанных в клочки нервах, сердца и души. Здорово, просто великолепно, что в этой повести, кмк, Ваньки будет много. Младший Штольманёнок того стоит! Харизма во всю страницу, прямо как у наших драгоценных! Он уже усвоил ухватки своих родителей. В выражениях лица Штольмана повторяет, в педагогических приёмах  -  Анну Викторовну. Творчески всё переработав! )  А каково изложение эпической истории родителей в Ванькиных устах! Только, боюсь, придётся ему на своём опыте убедиться, как трудно доказать людям, что ты правду говоришь, а не врёшь безбожно. И в этом он по стопам Анны Викторовны пошёл. А первый разговор с Шурой! Так и повеяло давним-давним знакомством. «А я видел Вас в городе. На велосипеде». «А я Вас тоже видела». Прав был Яков Платонович, говоря Ивану: «Штольман ты и есть». Даже на уровне не слышанных никогда речей.
  Впечатление от главы  -  совершенно солнечное. И за Ваньку не тревожно почему-то.
Да, конечно, чужаков всегда на вшивость проверяют. И на крепость поджилок. Это уж как водится. Со Стёпкой, дружком закадычным, тоже с драки началось. Но, в конце-концов, это пионеры, а не уличная Тверская шпана. Разберутся. Я верю Автору и верю в этих ребят. Особенно в Ваньку.
Спасибо, спасибо огромное!

+6

9

А Иван уже не маленький по тем временам. Именно в социальном плане не маленький. Ему 14 с хвостом, он считался дееспособным взрослеющим человеком, в шаге от зрелости.
В традиционных обществах 15 лет - граничный рубеж, когда каждый мужчина признаётся способным начать взрослую жизнь, а ведь никакого расслабляющего постмодерна на наших просторах после Гражданской и близко не было. Ученик ФЗУ в 14 лет уже имел право на общежитие (на самостоятельную жизнь) и зарплату.
Вспомните, как наши деды-прадеды уходили на войну, приписав себе год-два до положенных 18-ти полной дее- и правоспособности. Посмотрите на фотографии довоенных лет: в 20-25 лет люди производят впечатление уже полностью зрелых, на все наши нынешние 40. Вот так же и Иван быстро вырос: среда не располагала к долгому тёплому детству.

Отредактировано Старый дипломат (04.10.2020 17:13)

+7

10

Стелла написал(а):

В который раз отмечу: вот по каким сценариям снимать надо было.) По вашим.

А вот знаете, по отрывочной информации, просачивающейся со съёмочной площадки, складывается ощущение, что сценаристы много чего используют из РЗВ. Во всяком случае, творения незабвенного Алексея Егоровича проглядывают явственно. А промо со Штольманом соло  -  живая иллюстрация к "Концу игры" . Там, где ЯП опускает свой брегет на тело Лассаля, перед тем, как сторожку сжечь. Только Штольман не покоцанный, а в гламурном варианте. Очень жаль, что сценаристы в кардинальных вещах предпочли пойти по лёгкому и мыльному пути.

+3

11

Наталья_О написал(а):

А промо со Штольманом соло  -  живая иллюстрация к "Концу игры" . Там, где ЯП опускает свой брегет на тело Лассаля, перед тем, как сторожку сжечь. Только Штольман не покоцанный, а в гламурном варианте.

Или сцена из "Чертозная", где он свой брегет с тела убитого сторожа забирает. Правда, там он тоже должен быть покоцанный и без пуговиц вдобавок))
А соло с Антоном Андреевичем - вот точно Алексей Егорович :D  "Верный помощник героического сыщика выхватил из жилетного кармана семисотсильную лупу..." :D
Словом "Кто на ком стоял?" :D

+3

12

Ох, да пусть используют что угодно, лишь бы по итогу "Приключения героическаго сыщика" во всех их наихудших проявлениях не получились. С пятью револьверами, кружевными платками и Аристархом Херувимским. Вот последний явно имеет место быть.

+2

13

SOlga написал(а):

Или сцена из "Чертозная", где он свой брегет с тела убитого сторожа забирает. Правда, там он тоже должен быть покоцанный и без пуговиц вдобавок))

Погибли те пуговицы в неравной борьбе с упырём... И Государь не возместит, потому как денег на них не напасёшься!))

0

14

Ааааа! Иииии!! Какая прелесть расчудесная!!! До восторженного писка и боли в щеках, потому что нет сил сдерживать широченную улыбку!

Именно такая глава и должна была выйти сегодня – в День учителя. О взаимоотношениях подростков, старших и младших, мальчишек и девчонок – из-под пера той, что всегда видела насквозь детские души... (Сделала такой вывод из оговорок о Вашем, Atenae, школьном прошлом. Простите за невольную высокопарность.) Да, бывших учителей не бывает. И потому – пользуясь случаем, хочу поздравить с профессиональным праздником Вас, Ирина, а также всех форумчан, имеющих отношение к науке педагогике.

Удивительно, как история имеет свойство повторяться! «А я тебя вчера видела. На берегу» – «Я тебя тоже видел». Как оно до боли знакомо звучит!)) Подражание отцу даже в таких деталях, как жесты и походка – это ладно, это естественно, тем более что пример очень и очень достойный. Ещё один Штольман растёт.)) Но вот этот диалог у реки – о нём же Ванька знать не знает... Делаю вывод: не крымскому Амуру штольманёнок попался, а вполне себе затонскому.)) Которому, видать, понравилось тогда тащиться до самой Казани за Чертознаем, и он решил повторить опыт путешествия))))

Ещё очень понравилось, как Ванька делится материнским педагогическим опытом и тут же успешно его применяет. Поймать, сбить с толку иронией и заинтересовать! И готово, можно из мальков хоть уху варить)) Ну чУдно же! А вредного Карасика, часом, не Мишкой зовут?

"Возвращение легенды", вместе с евграшинской главой, в пересказе Ваньки тоже получилось чудесным. И что особенно зацепило – казалось бы, рассказ начинается как страшная история "про покойников". И дальнейшее: "...всё потемнело, задрожало и раздались ШАГИ!" – будто бы подтверждает это. И кажется, сейчас будут приличествующие страшилкам гром с молниями и проявляюшийся из тьмы чёрный силуэт (ага, Француз Чёрная Рука!)))) В общем, "классические" спецэффекты, которые вроде бы должны сопровождать появление главного героя... А вместо этого – за дверью свет. Свет, понимаете?! И как же тепло и радостно становится от этого маленького штришка! Потому что тут же вспоминается Серафим Фёдорович: «Господь явил чудо... и помощь мне послал...» – и мысленно: «Архангела своего!» И ещё, у него же: «...что явился тогда в притон не воскресший покойник, а посланник небес...» И вот уже страшная история превращается в историю светлую – в особенности для тех, кто "в теме")). Я вообще очень люблю эту главу – «Герои затонского сыска», а теперь её можно услышать ещё в одной интерпретации...)) и пойти, что ли, перечитать... Ну как же здорово!!! У меня опять улыбка от уха до уха – уверена, такая, как у Васьки была в тот момент... Наверное, оттого, что и сама по себе глава очень светлая и солнечная, а в ней ещё и отсылка к дополнительному напоминанию: «...чудеса на этом свете, оказывается, всё-таки бывают». (©Евграшин)

Эх, что-то теперь будет... Придётся Ваньке схлестнуться с местными и как-то доказывать, что он говорит правду (и вообще – защищать своё право находиться здесь). Ведь действительно, с первого взгляда – слишком фантастически выглядит вся услышанная история, к тому же рассказанная в стиле страшилки. Это мы были свидетелями всему и знаем: «есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам». А Штольману-младшему аудитория попалась взыскательная и настроенная не слишком дружелюбно к нахальному чужаку. Но мне кажется, обойдётся без драки – не тот контингент.

И всё же... оборвать на самом захватывающем месте! Ёлки зелёные, теперь целую неделю ждать, как же будут развиваться отношения с лагерной братией... Впрочем, если б нам дали выбор, на каком моменте заканчивать, глава бы длилась, и длилась, и длилась. Потому что у Вас, уж как водится, чем дальше в лес – тем интереснее!

Спасибо огромное!

+4

15

Irina G. написал(а):

А Штольману-младшему аудитория попалась взыскательная и настроенная не слишком дружелюбно к нахальному чужаку. Но мне кажется, обойдётся без драки – не тот контингент.

Irina G., я на 100% уверен, что Вы правы, и в драке нет никакой необходимости. Чтобы вынудить неподходящего чужака бежать с территории, сил пяти человек при умном лидере более чем достаточно. Но перед умным лидером и не стоит задачи изгонять всех со своей территории. Напротив, если чужак будет опознан как подходящий, годящийся в "свои", его желательно присоединить к своей группе. И судя по представленному нам тексту, никто не сомневается в уме вожака пионерской команды:
- он не принимает скоропалительных решений ("неизвестно, сколько времени они его слушали");
- он позволяет своим людям тоже пошевелить мозгами и составить своё представление о чужаке, прежде чем от него поступит команда на общение с нарушителем границ ("...очень спокойных");
- он не видит в чужаке угрозы защищаемой группе (видно же, что Иван не творит никакого вреда малышне и девочке, а напротив, сохраняет порядок, никто не проявляет недовольства);
- сама группа малышей и девочка не видят со стороны своей доминантной группы притеснения или угроз для себя (было бы иначе, уже бы и Шура скривилась, и малыши затихли), значит, старший мальчик в лагере справедливый, честный, демократичный лидер.
Почему же Иван заметил, что "парни смотрели на него с нескрываемой насмешкой и немалой долей презрения"?
Это как раз тот возраст, когда впервые Мироздание прощупывает взрослеющего человека на предмет, чего в нём больше — низшего животного, высшего животного или человека, и неважно, происходит дело на неолитической стоянке или в новейшем пионерском лагере. У каждого из участников сцены есть рептилоидный мозг, лимбическая система и неокортекс.
Потому что рептилоидный мозг и лимбическая система есть и у Ивана. И от этих центров поступают сигналы: сначала "свой/чужой" от рептилоидного мозга ("чужой", да ещё пятеро) в лимбическую систему, что вынуждает её вбросить в кровь Ивана гормон кортизол. И уже этот гормон заставляет кору субъективно оценивать реальность более угрожающей, чем к этому есть объективные причины. Наступает то самое изменённое состояние перед боем, которое есть у стороны, сомневающейся в своих силах.
Организм Ивана накачивает его допингом, чтобы уравнять шансы в вероятной схватке: сигнал "свой/чужой" идёт, он подавляет аналитические способности коры, потому что мозг переключился в режим максимальной готовности на выживание, а она обеспечивается за счёт "низа" и вводит весь мозг в режим максимальной экономии ресурсов. "Верх" мозга в такой ситуации работает только у зрелого, тренированного, многократно наученного опытом человека (потому-то разговаривать с подростками по-человечески так тяжело, а бойцов тренируют многократно до автоматизма, чтобы рептилоидный мозг работал только со спинным и не загромождал своими сигналами верхние отделы).
"У страха глаза велики", поэтому скепсис, читаемый на лицах пятёрки по поводу способности чужака получить внимание лиц женского пола (а он, этот скепсис, есть — "зачем припёрся на нашу территорию, почему один, почему не обзавёлся своей группой?") в глазах Ивана становится многократно усиленным. Ему видится и насмешка, и презрение: он слабая сторона, проситель внимания их девочки.
Как говорится, кошка, увидев мышь, не нервничает, а вот мышь, увидев кошку, очень переживает.
Так что Atenae всё блестяще описала, в соответствии с возрастной физиологией и психологией и объективным раскладом сил :)

+5

16

Старый дипломат, вот это "разбор по косточкам"! Из одного абзаца сделать такие глубокие выводы... Здорово)) Как Вы подвели научную базу под мои интуитивные рассуждения)) И до чего же интересно и познавательно у Вас это вышло! Спасибо.

+1

17

Старый Дипломат, Вы даже не представляете, насколько точно описали характер предводитель ребячьей компании. Кстати, этот человек большинству из нас знаком. Хотя ни разу не появлялся на страницах РЗВ.

+2

18

Как интересно! Кто-то из крапивинских миров?
Или других книг/фильмов?
Заинтриговали!

Отредактировано Irina G. (05.10.2020 13:03)

+1

19

Irina G., подростковая компания — в прямом смысле наиболее химически чистая модель палеосоциума. Это в мирное время только в подростковой среде можно наблюдать прямо на поверхности, химик, историк и физиолог могут прям делать записи для диссертации.
Также в уголовной среде, но она в более-менее здоровых обществах, к счастью, не на поверхности.
И к несчастью, во время всевозможных катаклизмов выходит наружу в среде взрослых людей. Вот тоже химически чистый случай, написанный уже не словом, а кистью.
Видите, как комфортно чувствует себя самец-бета победившей группы? А бета проигравшей не просто отступил от своего поверженного альфы, а так сложил руки, будто уже подумывает, как бы и на кого бы написать донос или какую другую умную бумагу, чтобы извернуться и оказаться в доминантной группе.
https://i.imgur.com/RhHdpx3m.jpg

Atenae, умеете, умеете заинтриговать в любом формате высказывания! Ждём! ))

Отредактировано Старый дипломат (05.10.2020 15:05)

+2

20

Atenae написал(а):

Старый Дипломат, Вы даже не представляете, насколько точно описали характер предводитель ребячьей компании. Кстати, этот человек большинству из нас знаком. Хотя ни разу не появлялся на страницах РЗВ.

Очень редко пытаюсь что-то угадать и предугадать. А тут как вожжа под хвост попала! Это Миша Поляков?

+1

21

Наталья_О написал(а):

Очень редко пытаюсь что-то угадать и предугадать. А тут как вожжа под хвост попала! Это Миша Поляков?

Ох, не угадаете, пока не покажу. А потом можно будет гадать)))

+1

22

Atenae написал(а):

Ох, не угадаете, пока не покажу. А потом можно будет гадать)))

Интригуете Вы меня!(с) И это  -  прекрасно!

+2

23

Спасибо большое! Прочитала с удовольствием! Ваня - молодец! Очень жду продолжения!

0

24

Atenae, "пока охотники заряжают ружья", то есть пока SOlga готовит очередную главу своего шедевра, да ещё посвящённого памяти прекрасного человека, мы теперь у Вас спрашиваем: что? где? когда? :)

0

25

Старый дипломат написал(а):

Atenae, "пока охотники заряжают ружья", то есть пока SOlga готовит очередную главу своего шедевра, да ещё посвящённого памяти прекрасного человека, мы теперь у Вас спрашиваем: что? где? когда?

Увы, не сегодня! Не успела. Суббота была рабочая, так что пока готова только треть главы. Но как только, так сразу.

+4

26

Atenae, ясно. Я тоже над работой сижу ((.

0

27

Atenae написал(а):

Увы, не сегодня! Не успела. Суббота была рабочая, так что пока готова только треть главы. Но как только, так сразу.

Старый дипломат написал(а):

Atenae, ясно. Я тоже над работой сижу ((.

Работа  -  она именно что, как волк. В лес не убежит, а зазеваешься  -  ещё и покусает...

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Перекресток миров » У самого синего моря... » 03. Глава 2. Шура