У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Перекресток миров

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Подарки на Рождество » 10. Юпитер, ты сердишься?


10. Юпитер, ты сердишься?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://forumstatic.ru/files/0012/57/91/99913.png
Юпитер, ты cердишься?
http://forumstatic.ru/files/0012/57/91/64299.png
http://forumstatic.ru/files/0012/57/91/69889.png
Этьен Марсель очень любил Рождество. Должно быть, потому, что сам в глубине души оставался ребёнком. Вкусная еда, горящий камин, любящая семья. Камин он всегда зажигал для себя сам. Готовить Этьен тоже любил, будучи гурманом, как всякий истинный француз. Вот только семьи у него не было. Но он точно знал, где она была – большая и дружная семья, немного безумная, но тем лучше, чёрт возьми! Париж – чудесный город, полный очаровательных чудаков.
А ещё Этьен Марсель обожал делать подарки. Чаще всего ему некому было их дарить, и это было до крайности досадно. Франк бродяге на Новом мосту – это не подарок, а милостыня. Несчастен человек одинокий настолько, что некому подарить безделушку на Рождество. Этьен бы не возражал, если бы подарки делали и ему самому. Но много счастья у судьбы не бывает, поэтому он такого даже не требовал.
Но в это Рождество сбылись все его желания разом. Чудесная мадам Александрин, супруга дядюшки Пьера, обратилась к нему с деликатной просьбой. Когда он уяснил её суть, то даже захлопал в ладоши от восторга.
Мадам Александрин затеяла сделать роскошный подарок тем очаровательным молодым людям, которые однажды слегка побили Этьена Марселя и отобрали его бумажник. Правда, узнав, что он друг месье Штольмана, они всё вернули и долго рассыпались в извинениях. С тех пор журналист ходил по Монмартру, не боясь никого и ничего, потому что эти молодые люди свято берегли его безопасность. Ему бы даже споткнуться не дали, не говоря уже о том, чтобы обидеть. Молодые люди принадлежали к племени уличных апашей. Мадам Александрин заставила их всех учиться грамоте, и с тех пор у Этьена не было больших почитателей на Монмартре. Апаши обожали приключения и тайны, и он таскал им книжки про индейцев. Но дядюшка Пьер и мадам Александрин придумали гораздо лучше.
Однажды русская графиня принесла ему некую рукопись. И попросила напечатать её, вставив внутрь картинки, едва взглянув на которые Этьен немедленно узнал Жака Штольмана и его прекрасную жену Аннет. Перелистав наскоро книжку, он наткнулся на храброго месье Антуана, а в одном месте мелькнул персонаж, очень похожий на доктора Милца.
Это заставило его прочесть рукопись от корки до корки, и он восхитился. Конечно, безвестный месье Ребуш иногда уносился на крыльях своей фантазии слишком далеко. Но ведь и Великий Дюма тоже, случалось, привирал, когда дело касалось истории. О, нет, месье Ребуш был далеко не Великий Дюма! Но он сделал для Жака Штольмана то, что Этьен только собирался сделать для доблестного Паскаля Лекока.
Марсель собственноручно набрал текст самым крупным и отчётливым шрифтом, чтобы малограмотные апаши легко могли его прочесть. Душа его пела, когда он занимался этой работой. Он был уверен, что после знакомства с приключениями героического сыщика на Монмартре воцарится тишина и благолепие, так что даже самая скромная девочка, продавщица фиалок будет там в полной безопасности.
Судьба слегка подпортила ему праздник. Сломался печатный станок. Этьен изгрыз себе все ногти, пока его чинили, а потом печатал всю ночь. Графиня оплатила заказ из десяти книжек, но он сделал вдвое больше, чтобы каждый молодой человек мог иметь в собственности собрание этих замечательных историй. Он весь день стоял над душой у переплётчика, так что французское издание «Приключений» в отличие от скромных русских выпусков щеголяло твёрдой обложкой.
Он вложил всю душу в этот подарок и был уверен, что мадам Александрин это оценит. Она наверняка переживала из-за того, что заказ не был выполнен в срок, поэтому Марсель не стал посылать книги с наёмным курьером, а поспешил доставить их сам.
В дом на набережной Больших Августинцев Этьен был вхож в любой день без доклада. Грозный сыщик улыбался ему иронически, но над его энтузиазмом не смеялся. Остальные же принимали его и вовсе очень тепло. А новости, приносимые журналистом, иногда оказывались полезными для детективного агентства.
Едва войдя в дом, он тут же увидел заглавного героя залихватских историй. Марсель тепло поприветствовал сыщика, поздравив с наступающим Рождеством, и спросил, дома ли мадам Александрин.
- Дома. А в чём дело? – спросил Жак, подозрительно косясь на объёмистый пакет.
- Я доставил подарки, - доложил журналист. – Взгляните, мой друг, как чудесно получилось!
И он вручил прототипу книгу месье Ребуша, гордясь отлично выполненной работой.
Жак Штольман прочёл заглавие, и бровь его стремительно поползла вверх, приобретая всё более грозные очертания.
Этьен не успел осознать этот странный феномен. Наверху хлопнула дверь и на лестнице показалась графиня Миронова. Следом за ней вышла ещё одна женщина, в которой он с радостью признал матушку милой Аннет. С противоположной стороны показался её почтенный батюшка, тут же вышла и мадам Штольман. Этьен закрутил головой, как флюгер, торопясь поприветствовать всех сразу, как вдруг за его спиной раздался голос, способный заморозить всю воду в Сене.
- Сударыня, откуда здесь эта Илиада для убогих?
Журналист в изумлении обернулся. Он не ожидал, что Жак окажется недовольным качеством исполнения. До сих пор он знал сыщика как человека скромного и неприхотливого. Подумав мгновение, он понял, что едва ли Жака разгневало бы оформление издания. А вот содержание… м-да. Местами месье Ребуш сильно грешил против реализма. Приходилось признать, что иногда ему отказывало и чувство меры. Быть может, скромник и умница месье Штольман не очень доволен тем, каким вышел у автора героический Жакоб фон Штофф?
Кажется, это предположение было ближе всего к истине. Второе озарение постигло Марселя мгновение спустя. Он подумал, что не стоило показывать книги сыщику. Как-нибудь подарили бы апашам тайком, чтобы он не узнал. Впрочем, жалеть об этом, кажется, было уже поздно.
Штольман на глазах бледнел, становясь похожим на статую возмездия. В руке он сжимал книгу, вопрошающим жестом протягивая её графине, но всё ещё не говорил ни слова.
Брякнул дверной колокольчик, и в прихожую ввалился дядюшка Пьер в сопровождении незнакомого господина. Новые лица находились в состоянии эйфорическом. Дух от них шёл, как из винного погреба.
Штольман лишь скользнул по ним взглядом, вновь разворачиваясь к графине и собираясь что-то сказать. Но ему опять не дали. В спины только что вошедшим едва не воткнулись новые гости – месье Антуан Корбей с очаровательной вдовой Лепелетье. Едва протиснувшись, они тоже замерли у порога, глядя на главу детективного агентства с немалым испугом.
И то сказать – было чего испугаться! Этьен оглянулся и понял, что таким Жака он не видел даже в тот день, когда ему надрали уши. Бледный, с перекошенным лицом он набирал в грудь воздуху, чтобы произнести что-то такое, что едва ли будет приятно услышать большинству собравшихся.
Журналист торопливо взял его за локоть, пытаясь успокоить, но Штольман нервным движением стряхнул его руку. Его молчание можно было резать ножом и намазывать на хлеб.
Этьен понял, что, сам того не желая, посеял ветер. И сейчас произойдёт нечто ужасное. В панике он обратил свой взгляд к Аннет, которая всегда чудесным образом умела воздействовать на своего супруга. Быть может, ей удастся что-то сделать?
Но Господь, вероятно, никому не желал неприятностей под Рождество. В тот самый миг, когда Штольман совсем уже собрался произнести что-то непотребное и, весьма вероятно, непоправимое, в переполненной прихожей появился ещё один человек.
Человек был одет в пижаму и шлёпал по холодному полу босиком. Вид у него был румяный и заспанный. Маленький Деми подошёл к отцу и решительно протянул к нему руки.
Маска гневающегося Юпитера в тот же миг словно рябью пошла, сменяясь калейдоскопом самых разнообразных выражений – от изумления до испуга. Жак подхватил ребёнка, мгновенно позабыв обо всех и обо всём.
- Ну, ты здесь как? – с досадой вопросил он и, развернувшись, стремительно зашагал в сторону детской.
В прихожей раздался слитный выдох.
 
http://forumstatic.ru/files/0012/57/91/69889.png
 
Следующая глава      Содержание
 


Скачать fb2 (Облако mail.ru)          Скачать fb2 (Облако Google)

+15

2

Почему-то сразу представила французское издание Штольманиады с иллюстрациями Мориса Лелуара. Впечатлило :jumping:

+1

3

Уф, обошлось. А там Анна его успокоит. А ведь вроде ЯП почти смирился с сочинениями Ребушинского. Хотя одно дело посмеиваться над ними в тесной компании,  другое  дело когда это читают другие.
И, всё-таки таки, какая у них замечательная,шумная и непредсказуемая семья. Неизвестно, кто ещё что-нибудь вытворит. В общем, скучать не придется.

+1

4

Ну как же хорошо-то! :)))
Лучше санатория
Каждая история,
Лечит нашу ЦНС
И любой снимает стресс!
(ЦНС - центральная нервная система)

+5

5

Сплошной восторг!

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Перекресток миров » Подарки на Рождество » 10. Юпитер, ты сердишься?