Перекресток миров

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Самообман

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Самообман

Господи, только бы всё это было правдой!
Вышла замуж, счастлива, ждёт дитя.
Счастлива? Значит, сумела всё забыть. Забыть своего Штольмана...
Или просто уверила себя в том, что сумела это сделать. Что всё в её жизни просто отлично…
А где-то внутри жмётся в комок кто-то мокрый, трясущийся и жалкий…
Господи, спаси её, мою девочку! Спаси и сохрани!..

Большую часть своей жизни Мария Тимофеевна  провела в маленьком, уютном мирке. В этом мирке все вещи стояли на своих местах, пыль была вытерта, счета оплачивались исправно, костюмы и манеры были безупречны, и даже самые злые языки не смогли бы сказать, будто Мария Миронова…
А что, собственно? Каких пересудов она боялась? Будто красавец-поручик Виктор Миронов взял младшую и нескладную купеческую дочку из жалости… или из корысти?  Об этом сестра сказала ей ещё до свадьбы, когда Витенька только посватался:
«Я только чтобы тебе глаза открыть! Есть такие мужчины, Маша, до женского полу очень охочие. Так чтобы ты себя-то не обманывала. Гулять от тебя он будет, на сторону глядеть. Ишь, красивый да холёный! А ты-то, Маша, собой хороша ли? Не бог весть что. Деньги ему папенькины нужны, вот и вся любовь!»
Приданое Тимофей Алексеич за Машу, и впрямь, хорошее дал. Пока старшей женихов приискивали, к младшей неожиданно повадился ухажёр из офицеров. Букетики к порогу тайком носил. Липа его поймала, думала, может к ней? Или отвадить хотела, тоже очень может быть. Злоязыкой сестрица уродилась, вся в бабку.
А Виктор возьми да и посватайся к застенчивой скромнице Маше. Она уж счастью своему верила и не верила. Обмирала от нежности, когда Витенька на неё глядел ласковыми глазами. А потом, когда он уходил, слушала сестрины наставления и сжималась в комок от обиды и боли – за что же с ней так!
Помолвка вышла особенно горькой. Витенькин младший брат – вот уж истинно, шалопаем был и остался. Как раз из тех, про кого Липа любила рассуждать. Ручки целовал, а сам скользил томным взглядом куда-то мимо. А потом и вовсе имя перепутал, утверждая этой небрежностью полное ничтожество братниной избранницы. Маша ему не простила и не простит никогда!
Оттого и плакала она перед свадьбой, измученная многочисленными традициями, которые Липа выкапывала невесть где, а пуще того – мыслями о том, что обманывает себя, что не любима она и никогда любима не будет. Хотя самой без Виктора Ивановича уже и свет был немил.
А Витенька только глянул на неё там, у церкви, и челюсти в гневе сжал. Весь обряд венчальный Маша в полуобмороке провела, гадая, чем прогневала жениха ещё до свадьбы.
А он из церкви её вывел, на руки подхватил – и вдруг закинул на лошадь, прямо без седла, увозя прочь от всей этой свадебной суеты, так её расстроившей. И летела молодая жена над землёй, не чуя жёсткой конской спины, а чувствуя только крепкие руки, что обнимали её так, что немыслимо было упасть. И летели, осыпались от скачки цветы, вплетённые в конскую гриву…
   
Папенька Тимофей Алексеич, заботясь о счастье дочки, зятю выставил условие – службу оставить и выбирать себе занятие мирное и почтенное: «Негоже молодой жене по гарнизонам мотаться и ждать, пока мужа на войне убьют. Хочешь, торговые дела от меня прими, хочешь – выучись. За деньгами дело не станет».
Аккурат в год их свадьбы Государь объявил судебную реформу, и Виктор пошёл на юридический факультет Московского университета. Эти годы Маша вспоминала без приятности. Витенька был всё время занят, видела она его мало. А вокруг-то барышни – красивые, умные, куда до них замоскворецкой простушке. И хоть жили молодые от Машиных родителей отдельно, Липа – злой гений – беспокойство сестры растравлять успевала и при редких встречах. Да так, что однажды Мария Тимофеевна не выдержала и устроила мужу грандиозный скандал, выпалив в горячке все свои подозрения, а заодно - что она с подлыми разлучницами сделает. Виктор слушал, распахнув глаза, а потом вдруг расхохотался, прижал Машу к себе и принялся зацеловывать, называя своей амазонкой. И так вдруг легко ей стало, так приятно было рыдать ему в плечо, выплакивая свои сомнения и глупую ревность.
   
После окончания курса Виктор решил вернуться в родной свой городок, где у Мироновых от прежнего имения оставался приличный дом. Услыхав об этом, Олимпиада даже шпильку не подпустила, только завистливо вздохнула. Машин муж хоть из худородных, а всё же потомственный дворянин. Не то, что батюшка, который только личное выслужил. Мария тоже промолчала, но про себя усмехнулась. Подумалось: вот будет у них с Витей дочка - и непременно красавица! – так её-то уж непременно какой-нибудь вельможа сосватает. Ох, не порвало бы Липу от зависти тогда!
Дочка, между тем, была уже на подходе. Говорят, что женщины в тягости делаются нервными и плаксивыми, но у Маши тогда всё было иначе. В маленьком Затонске, в светлом доме на Царицынской, где она стала полноправной хозяйкой, Мария Тимофеевна обрела, наконец, хрупкое душевное равновесие. Нарушалось оно только наездами Витиного несносного брата или Машиной зловредной сестрицы, по счастью нечастыми. Пётр сам в родные пенаты не стремился, болтаясь где-то в европах, а Липе Виктор однажды дал жёсткий укорот, когда заметил, как расстроилась жена после обидного замечания. Беременность протекала гладко, несмотря на Машину хрупкость. За молодой хозяйкой заботливо присматривала Витина нянька Прасковья, любившая хозяйского сына так, как своих-то не всегда любят.
Аннушка родилась в срок, крепкая и здоровая, но рожала Маша в таких муках, что едва богу душу не отдала. А когда оправилась – с превеликим трудом, доктор с досадой констатировал, что других детей у неё не будет. Дочь осталась единственной, безмерно любимой обоими родителями, и непутёвым дядькой, и заботливой Прасковьей. Даже Липа умилялась.
И всё ладно было теперь в мире у Марии Тимофеевны. Обогретая и обласканная мужниной любовью, она вдруг расцвела, как никогда в жизни. Виктор отслужил положенный срок помощником присяжного поверенного, а там и сам был принят в коллегию и быстро стал лучшим адвокатом Затонска. Семейные достатки росли, хозяйкой Маша оказалась исправной, так что завелись средства, позволяющие молодой жене одеваться в соответствии с модой, чтобы никто не мог и заикнуться о том, будто госпожа Миронова собой нехороша. Муж это только приветствовал, хоть и улыбался порой иронически. А однажды Витя повёз жену для поправки здоровья в Кисловодск. Эти дни Маша до сих пор вспоминала как самые счастливые и безоблачные.
   
Только дважды враждебная и жестокая действительность проникла на порог мирного дома с мезонином. В первый раз – когда проявился  Аннушкин страшный дар. Но тогда мать сумела убедить себя, что это только фантазии пятилетней дочурки. Аня и впрямь оригиналка и выдумщица была. Кукол не любила, всё норовила притащить домой какую-нибудь живность. И вечно её тянуло к самым неподходящим людям: каким-нибудь сиротам, нищим, замарашкам. Но это лишь оттого, что была её любимая девочка ласковой и жалостливой.
Другой раз добрый мир дома Мироновых затрещал по швам и едва не рухнул, когда началась война с турками за освобождение Болгарии, и Витя вернулся в армию – добровольцем. Отвратить его от этого решения не могли ни мольбы, ни новый грандиозный скандал, на который муж отреагировал совершенно уже иначе. Он твёрдо взял бушующую Марию Тимофеевну за локти и сказал без улыбки, но с той внутренней силой, которая была в нём всегда, хоть и проявлялась нечасто:
- Маша, есть вещи важнее собственного благополучия. В том числе и для меня.
В этот момент он показался вдруг совершенно чужим, так что она даже не нашлась, что сказать в ответ, и замерла, парализованная ужасом перед этими неведомыми вещами, отнимающими у неё мужа.
Десятилетняя Аннушка, испуганными глазами взиравшая на семейную бурю, вдруг подскочила к отцу, порывисто обняла его за шею и горячо зашептала:
- Папенька, только возвращайтесь, пожалуйста, живой!
И Витя улыбнулся ей в ответ – такой знакомой, родной улыбкой и пообещал, что, разумеется, вернётся.
Он и впрямь вернулся невредимым, даже не раненым, с орденами на груди - и никогда не рассказывал о войне. Маша была благодарна ему за это. Она не хотела знать. Этот годичный кошмар минул, развеялся, и ей казалось, что он не вернётся больше никогда.
Вплоть до того дня, когда кто-то прислал Вите исчёрканную фотографию.
Тогда Виктора спас Штольман…
       
Тревогу она почувствовала сразу, едва этот сухопарый незнакомец в безупречном сюртуке, появился на дорожке, ведущей к дому. Подумать только, рядом с ней в этот миг сидела настоящая убийца, но испугалась она не Ульяну Тихоновну - особу, прямо скажем, неприятную, а вполне приличного с виду господина. Что-то было в нём такое, ловилось с первого взгляда: то ли в резких чертах худого лица, то ли в голосе, в манере отрывисто проговаривать фразы. Угроза – самая страшная из всех, какие были прежде.
Не потому ли Мария Тимофеевна поспешила быть с ним сколько возможно любезной, расположить его к себе? В силах этого страшного чужака было разрушить всё, что она построила. Тогда она думала, что опасность угрожает только Петру. Как же она ошибалась!
Аннушка, и впрямь, выросла красавицей, как мечталось. Вот уж о ней никому и в голову не пришло бы сказать, будто нехороша. Синеглазая барышня с пушистой косой, с Витенькиной доброй улыбкой. В то лето Мария Тимофеевна была ещё счастлива, присматривая дочери женихов и рисуя в мечтах её безоблачное будущее. И в голову встать не могло, что любимая девочка пересечётся со Штольманом, да не только пересечётся, а увлечётся им не на шутку. Хотя, какое там «увлечётся»!..
Поначалу – очень осторожно – она старалась дочку предупредить. Дескать, мужчина видный, но непорядочен, замечен был по притонам и в борделях. Только Аннушка её слова отмела со смехом: «Ну, мама, работа у него такая!» Видит Бог, Мария Тимофеевна никогда и не думала про него всерьёз то, что говорила тогда. Это Липа считала надворного советника исчадием ада, у самой же госпожи Мироновой к тому времени было немало случаев убедиться в порядочности полицейского. Хотелось только, чтобы поняла Анна, сколь опасна и отвратительна эта самая работа, чтобы держалась от него подальше. Не поняла, не почувствовала тогда, что увлекла любимую дочь поначалу вовсе даже не хищная мужская красота сыщика, а дело, которое стояло у него за спиной. И мир, из которого он пришёл – чужой, враждебный для Марии Тимофеевны - тот, в который она никогда по доброй воле не хотела бы окунуться.
«Я хочу что-то делать, приносить пользу!» - а у самой глаза горят. Бедная девочка! Знала бы ты, чем она обернётся для тебя – эта польза!
Сейчас мать понимала, что тогда, в сентябре восемьдесят восьмого, едва познакомившись с Анной и уже успев её спасти, Штольман приходил в их дом именно за этим – поговорить с родителями. Узнать, как отнесутся они к тому взаимному интересу, который возник у них с Анной. Сидел в беседке, пил чай, стоически улыбаясь и честно отвечая на все вопросы, а Мария Тимофеевна каждой интонацией, каждым жестом и взглядом отвечала ему: «Нет, нет, никогда!»
Потом примчалась Аннушка на своём велосипеде, обрадовалась и повела его гулять в сад. Отдать ему должное, сказанное матерью он понял верно – пробыл недолго и откланялся. Дальше и вовсе старался держаться на расстоянии. Вот только Анну к нему влекло, как беспечного мотылька на огонь. Да и у самого сыщика ненадолго хватило моральных сил.
А потом был тот памятный музыкальный вечер для рояля и губной гармоники. Антон Андреич – милый, воспитанный юноша, хоть Аннушке, конечно, тоже не пара. Но они так славно играли вместе. А Штольман, который вот уже несколько месяцев не появлялся у них в доме, стоял подле и пожирал Анну горящими глазами. И она отвечала ему неуловимым лукавым взглядом – она-то, никогда не признававшая кокетства! Всё это выглядело уже откровенно опасно.
В тот же вечер Мария Тимофеевна сказала мужу: «Витя, вышвырни его из нашего дома, чтобы и духу его здесь не было!» Матери пришлось выдержать настоящую битву с Анной, утверждавшей, что у неё «нет никаких отношений с этим господином». Господи, неужели она сама всерьёз это думала? Виктор выполнил Машину просьбу и отказал Штольману от дома, благо и повод нашёлся вполне весомый.
Потом к Аннушке посватался князь, и сыщик вовсе исчез с горизонта. И дочь согласилась подумать. Всё было так хорошо! Кто же мог знать, что высокородный жених окажется негодяем и шпионом, а презренный полицейский – героем, отдавшим свою жизнь за Отечество?
Штольман тоже был из тех, для кого дело было превыше собственного благополучия. В нём это было так явно, гораздо сильнее, чем у Виктора. Не потому ли она так не хотела, чтобы дочь его полюбила? За его спиной стоял не только отвратительный мир воров, предателей и убийц, с которыми он вёл борьбу до последнего вздоха. Там стояла сама смерть. От которой он не стал бы уворачиваться и заслоняться, как, по слухам, ещё в Петербурге не заслонился от пули высокородного соперника. Он ведь и здесь ухитрился нарваться на дуэль, и снова не стал в князя стрелять…
Если бы Витю убили на войне, смогла бы она его простить? Понять, успокоиться, забыть… и выйти замуж за другого?..
           
Видит Бог, она никогда не желала Штольману зла! Пусть бы он жил где-то там, не имея отношения к семье Мироновых – и Мария Тимофеевна вместе со всем городом восхищалась бы подвигами сыщика. Но он посмел…
О том, что дочь отдалась Штольману в ту ночь, когда ушла из дома и поселилась в гостинице, Маша поняла сразу. Изменилась походка, даже запах стал иным. А сильнее всего изменился взгляд - полный безмерной боли, терпения и… прощения. И готовности ждать, сколько бы ни пришлось.
Мерзавец! Да как он только мог! Была бы её воля, она подняла бы его из могилы и убила снова. А потом заставила посвататься и жениться, как подобает приличному человеку.
Но сыщик лежал под большим серым камнем, оплаканный всем городом… говорят, тело обгорело до неузнаваемости, и хоронить пришлось в закрытом гробу. Хоть бы у него хватило благородства не являться к Аннушке после смерти!
         
Скоропостижный отъезд и внезапное венчание неизвестно с кем Мария Тимофеевна поначалу связала с последствиями той ночи в гостинице. Если Анна понесла от Штольмана, у неё и впрямь не осталось другого выхода, чтобы прикрыть свой позор. Но ребёнок ожидался только сейчас, два года спустя, так что причина, по которой дочь вышла замуж, едва успев оплакать возлюбленного, видимо, была иной. Не пыталась ли она тогда выбить клин клином, новой привязанностью заглушить сердечную боль? Письма начали приходить только летом, и в них дочь каждым словом уверяла, что счастлива. Кого она пыталась обмануть? Родителей? Или себя саму? На беду себе, Аннушка уродилась честной и верной, не могла она так быстро забыть… Значит, мучилась, ломала себя, каждый миг убеждая, что прежнее больше ничего для неё не значит.
Неизвестный французский «юрист» Марию Тимофеевну тоже беспокоил. Начать с того, что за все годы Анна так и не прислала ни одной его фотографии. Были карточки с дядюшкой, была она одна – похорошевшая и расцветшая в своей женственности, но ни одного портрета мужа, будто бы безмерно любимого. И Виктор тоже ничего о нём не рассказывал. А расспрашивать при Липе, которая – будто чуяла - ухитрялась гостить у них всякий раз, когда приходило письмо, было немыслимо. Маша решительно уверяла себя, что зять молод и хорош собой, но как оно взаправду – Бог весть! Аннушка, отчаявшаяся от своей потери, могла вытворить всякое.
Одно для матери было очевидно – никакой он не юрист. Анна как-то проговорилась, упомянув, что муж нашёл для индийского князя какой-то ценный рубин. Снова сыщик! Возможно, она и выбрала его поэтому. Штольмана больше нет, но ведь никуда не делся Анин проклятый дар. И она решила поставить его на службу обществу. Должно быть, так оно и есть.
И что их ждёт там, в Париже, уже через несколько часов? Виктор молчал, но Маша видела, что он тоже волнуется.
Может ли дело заменить любовь? Кто он - этот французский месье Жак? Достоин ли встать вровень хотя бы с тенью Якова Платоныча? Или это негодяй, воспользовавшийся отчаяньем бедной девочки, тем, что у неё не осталось ни защиты, ни цели?
Господи, спаси и сохрани!..

+15

2

До чего же пронзительно! Все материнские чувства ,все,что испытала я в своей долгой жизни,родив одну дочку, и не имея возможности иметь больше детей,этот постоянный страх за нее... бурлит ,клокочет внутри...Реву,реву... Ирина,Вы  порвали мою душу,вывернули наизнанку... Так писать...это не просто мастерство...это Дар Божий! Спасибо,моя дорогая,хорошая!!!

+2

3

Ну, так нече-э-э-э-стно! А да-а-альше?!!!

Так ждала в конце эпического момента "Явление зятя" глазами именно Марии Тимофеевны... Собственно, это хотелось прочитать ещё с момента первого знакомства с "Сердечным согласием". А тут такая вспыхнула надежда: неужели наконец-то? И такой облом! Оборвали на самом интересном! Оставили нас и героиню в таком напряжении!

К тому же, в 1903 году МТ вспоминает: «Да, Мария Тимофеевна помнила, как два с лишним года прожила в иллюзии, где Аня смогла забыть своего сыщика и была счастлива – но ведь это была иллюзия, не более того».
Там же: «Тогда она решила довериться мужу, хотя и чувствовала, что тот что-то не договаривает. А потом от Аннушки начали приходить весточки, и это её вовсе успокоило. Вплоть до той самой весны, когда она приехала в Париж, предвкушая встречу с «настоящим французским дворянином» – а вместо этого столкнулась на пороге дома с восставшим из могилы затонским сыщиком!»

А тут получается, что она до самого приезда в Париж мучилась и сомневалась: а так ли это? А достойный ли человек рядом? Надо бы как-то убрать эту нестыковку, например, раскрыв переживания более поздних дней... Но здесь настроение очень тревожное - и чтобы не перекосить весь настрой произведения, эти переживания лучше смотрелись бы отдельно. Потому, кмк, тут так и просится вторая часть - начиная с прибытия в дом на Гран-Огюстен: бурные мысли по поводу воскрешения надворного советника, приезда графини и всей завертевшейся катавасии. А то ощущение, что это не самостоятельный драббл, а, например, глава из повести.

Но глава, как всегда, великолепная. Так пронзительно передано напряжение жены и матери, её неизбывная тревога за близких. И если мужу сейчас ничего не угрожает -  престижная работа без риска, спокойное налаженное бытие - то с Анной совсем иная ситуация. Сначала зловещий дар, Штольман со своей тенью смерти за плечом, теперь ещё и скоропалительное замужество и отъезд. Как она там, вдали от родных?..

И... теперь я понимаю, почему Вы с Ольгой так тетю Липу боитесь. Может быть, это потому, что раньше её изображали в основном с юмором (за искл. "Барыни..."), а сейчас на полном серьезе, оттого сильнее ощущается негатив со стороны такого человека. А может, потому, что видим её глазами младшей сёстры, вконец зашуганной как бабкой, так и Липой. Намертво вколоченный в Машу детский страх "что люди скажут" пошёл именно от них. А теперь оказывается, что не только этот страх, но и тревога за свою семью, за благополучие, за то, как бы муж налево не начал смотреть... (Вспомнить только отношение к Софье Елагиной... Казалось бы, ну с чего так переживать, разве ВИ хоть когда-нибудь дал повод?) Выходит, тоже сестрицыных рук дело: наговорила всякого, настроила впечатлительную Машу на негатив заранее - и пошло-поехало... И даже любящий муж не смог до конца обезвредить это подспудное напряжение. Помнится, писали в обсуждении, что МТ нервничает так, будто у неё муж - игрок, пьяница, мот и может в любой момент порушить кое-как налаженную жизнь. Что совсем не соответствует действительности. А получается, с этой настройкой на вечные сомнения и тревожность Олимпиада Тимофеевна постаралась... Ну, и обстановка в семье родителей, думаю, тоже, вот как с бабкой Степанидой. Наложилось это все на нервный холерический темперамент МТ - и вот. М-да.

«А однажды Витя повёз жену для поправки здоровья в Кисловодск. Эти дни Маша до сих пор вспоминала как самые счастливые и безоблачные» - понятно теперь, отчего МТ в сериале настойчиво предлагает Анне такую поездку. Светлые воспоминания, связанные с этим местом, сыграли свою роль: МТ подспудно уверена, что стоит приехать туда, и все образуется. И не станет той тревоги, захлестывающей сейчас - как не стало тогда.

Отношение к Штольману... Ну, как обычно. Героев проще почитать издалека. Вблизи они часто вызывают смятение - именно потому, что за плечом у них стоит то тёмное, с чем они сражаются. Я на днях нашла цитату и подумала, что это в том числе и о ЯП:

«Так часто бывает – борющегося с каким-либо злом часто смешивают с самим этим злом, потому что привыкли видеть их рядом». (с) Е. Дворецкая

Но вот это: «Кто он – этот французский месье Жак? Достоин ли встать вровень хотя бы с тенью Якова Платоныча?» - обнадеживает. Хотя не совсем понятно, за что в таком случае МТ рассердилась и изображала ледяную королеву до самого приезда Александры Андреевны? Что ей ничего не сказали, и пришлось два года маяться?
В общем, вечно голодный на хорошие вещи читатель робко мечтает о продолжении...

+3

4

Irina G., Мария Тимофеевну вообще не отличается логичностью в поступках и мыслях. Здесь описаны её сомнения перед встречей, но гораздо больше времени она сама занималась самообманом. В противном случае, в России пустырника бы не хватило.
Настройки, не коррелирующие с действительностью, откуда-то должны были взяться. Когда я увидела старшую сестрицу, то поняла, откуда. Знаю таких людей в жизни. Они стремятся отравить и обесценить все, что видят. А Маша слабая, не могла этому противостоять.
Мне хотелось показать именно её противоречивость. Да, она безумно любит мужа и дочь. Она готова переживать за ПИ, когда думает, что того избили, даже плачет. И Ане в Куафере она о Штольмане говорит с искренней горячностью. Она понимает в глубине души, что настоящая любовь к Анне уже пришла. И не может простить ЯП, что именно он посмел стать этой любовью.
Что до продолжения этой коллизии, возможно, я опишу её ещё когда-нибудь. МТ много рассказывает о жизни в Париже после 1903 года. Если позволите, я пока не буду из этого шрапнель делать. Вдруг что путное ещё напишется.

+7

5

Atenae написал(а):

Что до продолжения этой коллизии, возможно, я опишу её ещё когда-нибудь. МТ много рассказывает о жизни в Париже после 1903 года. Если позволите, я пока не буду из этого шрапнель делать. Вдруг что путное ещё напишется.

Если в итоге напишется не пара рассказов, а целая повесть, я готова ждать сколько потребуется! Такая вкуснятина достойна и самого долгого ожидания.

+6

6

Замечательно! Спасибо! Какая замечательная Мария Тимофеевна!Ну, чудеснейший портрет!!! Очаровательная,нежно любящая жена, столь же нежно любящая мать. Умелая хозяйка дома. Марией Тимофеевной я всегда восхищалась. Спасибо, милый автор, Вы великолепно передали характер матери, ее переживание по поводу судьбы дочери. Материнское сердце - чуткий барометр. Конечно, Мария Тимофеевна догадалась о состоянии Анны и, конечно , ее скоропалительное замужество не могло не вызвать удивление и многочисленные вопросы, на которые не получены ответы. Чудесная глава! Спасибо! И -  присоединяюсь к желанию Ирины.

+1

7

Irina G. написал(а):

В общем, вечно голодный на хорошие вещи читатель робко мечтает о продолжении...

Ирина!!!!  Замечательная фраза!!! Лучше и не скажешь!

+3

8

Irina G. написал(а):

К тому же, в 1903 году МТ вспоминает: «Да, Мария Тимофеевна помнила, как два с лишним года прожила в иллюзии, где Аня смогла забыть своего сыщика и была счастлива – но ведь это была иллюзия, не более того».

Там же: «Тогда она решила довериться мужу, хотя и чувствовала, что тот что-то не договаривает. А потом от Аннушки начали приходить весточки, и это её вовсе успокоило. Вплоть до той самой весны, когда она приехала в Париж, предвкушая встречу с «настоящим французским дворянином» – а вместо этого столкнулась на пороге дома с восставшим из могилы затонским сыщиком!»

А тут получается, что она до самого приезда в Париж мучилась и сомневалась: а так ли это? А достойный ли человек рядом? Надо бы как-то убрать эту нестыковку, например, раскрыв переживания более поздних дней...

Ирина, возможно вы правы и следует внести в "Барыню" небольшие изменения, сделав мысли МТ на этот счет менее определенными. Просто сами видите, что выходит, когда герои изволят показывать свои мысли и чувства "по кускам". Хотя как раз МТ - мастер забывать, передумывать и перечувствовать - в 1903 году она вполне может полагать "уже так".
Но я думаю, заменить несколько слов будет достаточно, чтобы "совместить акценты"

+2

9

SOlga написал(а):

Ирина, возможно вы правы и следует внести в "Барыню" небольшие изменения, сделав мысли МТ на этот счет менее определенными. Просто сами видите, что выходит, когда герои изволят показывать свои мысли и чувства "по кускам". Хотя как раз МТ - мастер забывать, передумывать и перечувствовать - в 1903 году она вполне может полагать "уже так".

Но я думаю, заменить несколько слов будет достаточно, чтобы "совместить акценты"

Думаю, ничего менять не надо. Постфактум, 11 лет спустя она сама может не помнить всех своих метаний. Помнит только доминирующую информацию. То, что я описала - это просто куриная истерика на пике переживаний. Через пару часов поезд прибывает в Париж. Вот она и накрутила себя.

+3

10

Atenae, "что скажут люди", когда эти люди - бабушка и сестра, а ты маленькая девочка с хрупкими нервами, у взрослой тётеньки становится модус операнди. Это воистину семейное бедствие. Недолюбленная девочка, даже ставшая любимой женой, будет устраивать бессмысленные сцены ревности только для того, чтобы убедить себя, что она "не достойна любви", да и любит ли Виктор Иванович? Если любовь - это то, что нужно добывать унижениями и самообвинениями, и с постоянной оглядкой на соответствие "сказанному людьми", а Виктор Иванович просто любит, щедро и безо всяких "людей"? Что-то тут нечисто, надо ещё раз хорошенько обнюхать мужнины вещи.
И Машенька то отогревается, то снова ищет подвоха, то начинает находить несуществующие женские волосы на сюртуке Виктора Ивановича, и снова скандал, а если муж ещё и позволяет себе уехать на войну, у Машеньки не спросясь, - это ад. И конечно, из принципа никакими делами мужа не интересоваться: и не по уму, и незачем, и страшно - а вдруг откроется что-то такое, отчего можно встревожиться? А встревожиться можно из-за чиха соседской курицы.
И так всю жизнь. Бедный Виктор Иванович! (Правда, когда Маша его обнимала, Виктор Иванович чувствовал себя атлантом, на котором держится мир, и это многое искупало.))
Хорошо, хоть дочка у них родилась с крепкими нервами и без страха перед "людьми")))
Спасибо, очень качественный и даже терапевтический текст.

+6

11

Да, Виктору Ивановичу точно не позавидуешь. Счастье, что это был очень добрый и сильный человек, способный все это прощать. И даже умиляться.

+5

12

Мария Тимофеевна  -  очень ёмкий персонаж. Мнительность и неуверенность в себе. Сильнейшая зависимость от того, «Что люди скажут?» Стремление выстроить свой хрустальный домик, не замечать того, что за его стенами происходит: «Не вижу  -  значит, нет этого!» Воистину холерический темперамент с истерическим уклоном. И в то же время  -  прекрасная хозяйка, любящая жена и мать, в чём-то  мудрая по-житейски женщина... Непросто живется таким людям самим по себе, непросто приходится их близким, особенно, когда море имеющейся энергии приложить некуда, и, как правило, именно близкие расплачиваются за слабость характера таких персонажей и за  их отчаянное нежелание взглянуть правде в лицо. «Самообман»  - очень верное название этого рассказа, прямо в точку.
«Может ли дело заменить любовь? Кто он - этот французский месье Жак? Достоин ли встать вровень хотя бы с тенью Якова Платоныча?» -думает МТ, подъезжая к Парижу. Но думала ли она о любви, когда князь посватался? Как ярко стоит эта сцена перед глазами: Анна возвращается домой, окрылённая почти признанием ЯП, и её встречает материнский взгляд, горящий фанатизмом, торжественный и просветлённый от того, что сбылась сокровенная мечта: «Был князь. Просил твоей руки.» И всё теперь будет благопристойно, прилично, как полагается, и с дочкиными «странностями» будет покончено, и Штольман, страшная угроза хрупкому мирку МТ, уйдет в прошлое без возврата... И какая разница, что дочери ради этой сбывшейся мечты придётся ложиться в постель с нелюбимым стариком! МТ лучше знает, что нужно для блага Анны! Материнская любовь тоже разная бывает. Но никак, никак не смогу понять и принять позицию МТ в этом случае. Не укладывается в голове, как она, будучи любящей и любимой, могла пожелать дочери такой судьбы!
«О том, что дочь отдалась Штольману в ту ночь, когда ушла из дома и поселилась в гостинице, Маша поняла сразу. Изменилась походка, даже запах стал иным. А сильнее всего изменился взгляд - полный безмерной боли, терпения и… прощения. И готовности ждать, сколько бы ни пришлось.
Мерзавец! Да как он только мог! Была бы её воля, она подняла бы его из могилы и убила снова. А потом заставила посвататься и жениться, как подобает приличному человеку.» А вот здесь понимаю МТ очень хорошо. И ведёт себя она именно как любящая мать: ни слова упрёка Анне, никаких скандалов, только поддержка и попытки  утешить в меру своих способностей.
И вся МТ, со своими метаниями, душевными терзаниям, сумбуром и страхами в этом небольшом рассказе. Честно говоря, не вижу никакого противоречия между теперешними её мыслями и поведением после. Так она наказывает ЯП за все свои страхи и несбывшиеся надежды, и нужды ей нет, что во многом она сама тому причиной. Что-то вроде: «Если я что-то придумала, пусть будет то, как я хочу!»
   Очень живая. Очень непростая. Очень настоящая.
Но, кмк, не нужно ничего менять в "Барыне", очень не хочется никаких изменений, слишком книга хороша...

+7

13

Мария Тимофеевна вечно настроена на негатив - семейная, судя по родственницам, черта. Позитива не ждёт, потому снова и снова терзания по поводу и без. Накручивает себя и окружающих - никакого пустырника не хватит! Хорошо, что люди вокруг неё терпеливые, редко срываются, чаще понимают и прощают.
Что касается переделки... Можно ничего не менять. Спустя много лет, придуманное кажется правдой, собственные ошибки забываются, оправдание находится само собой... Помнятся общее беспокойство, собственные страхи и переживания. Нестыковки не сильно бросаются в глаза. Я, например, их и не помню.
А за зарисовку спасибо. Хотелось бы её глазами чуть дальше увидеть... но, понимаю, что не сейчас.
Спасибо за "возвращение к пройденному".

+4

14

С каким-то другим персонажем алогизм пришлось бы устранять. Но не с МТ. Эта дама сама с собой не в ладу.
Наталья, браво! Вы поняли основную мысль верно. Она боится, что Анна занимается самообманом. Но рассказ-то о ней самой.

+3

15

Надежда Дегтярёва, а Вы не желаете поучаствовать в фестивале? Здесь же не только РЗВ. Мы были бы рады.

+2

16

Atenae, так это Виктору Ивановичу ещё повезло, что Машенька занималась домом (особняк требует многих забот) и прислугой (менеджмент персонала, хлопотное дело) и была очень консервативных убеждений. Будь она эмансипе - точно нашла бы группу революционеров-бомбистов или "несчастного непонятого художника", чтобы "всех любить и спасать" за деньги ВИ. По опыту адвокатской практики зная, какие случаи бывают в семейной жизни, Виктор Иванович на свою Машеньку молился, как робот Вертер на Полину ))) Что она у него старорежимная купеческая дочка, любит его и Анечку, и содержит дом, полностью освободив его от бытовых проблем.

+3

17

Вот нравится мне Мария Тимофеевна. Да, железные нервы - это не про неё )) И её зацикленность на том, что люди скажут и как посмотрят, хоть и понятна, но раздражает. И скорее всего всякие там вазочки-салфеточки в её глазах обладают большей ценностью, чем умные и толстые книги без картинок. Но, при всех своих недостатках, она искренне любит мужа и дочь.
Любовь покрывает множество грехов. (1 Пет 4:8) И за эту любовь я ей прощу даже то, что аж до самой "Барыни" Штольмана недолюбливает. Мягко говоря.  :rolleyes:
Обладала бы МТ способностью воскрешать, убила бы и воскресила Яшу раз восемь подряд за то, что посмел Анечку-деточку до свадьбы своей сделать.  :yep: Но потом бы вручила его целёхонького и здоровёхонького Анечке лично в руки, потому что для единственной доченьки жизнь без Штольмана и не жизнь вовсе.
К счастью для Штольмана, он с женой благополучно покинул Затонск, избежав гораздо большей беды, чем восьмикратное убиение с последующим воскрешением - деятельное участие тёти Липы в организации свадьбы.  Можно сказать, что это бонус за все те несчастья, которые на них свалились в последние недели декабря.   
А знаете, всё-таки нервы у МТ не такие уж и слабые. Вытерпеть длительное присутствие такой сестрицы в своём доме не каждая женщина сможет.  %-)
Афина, спасибо!

Отредактировано Jelizawieta (29.09.2019 22:35)

+3

18

Афина, спасибо за такой хороший обоснуй дерганного характера Марии тимофеевны. Не скажу, что он сделал ее для меня симпатичнее, но хотя бы - понятнее.

Вот надо же было ТАК поверить сестре, чтобы потом всю жизнь героически воевать с теми бедами, которые Липа понапридумывала! И, кажется, разница в возрасте у них не столь велика, чтобы она сестру за авторитет почитала. А вот поди ты...

Вот и Липе тоже надо было - мужа, и десять детей. Или - быть хозяйкой заводов и пароходов, дабы на мирные цели энергию пускать, а не младшенькой мозг выносить.

Долго взрослела наша Маша, вот что. Настоящим, своим собственным человеком стала, только после глобального катарсиса, в "Барыне с архангелом".

+3

19

Марья Тимофеевна была абсолютно иррациональна. У неё не то что А равно Б, даже обычное чтение алфавита в её устах давало слушателю ощущение пребывания в параллельном пространстве. В этом она была близка Петру Ивановичу, и рациональный до мозга костей Виктор Иванович находил в такой особенности мышления двух своих самых близких людей что-то глубоко родственное, привычное и даже понятное :)
[indent]

Отредактировано Старый дипломат (30.09.2019 00:10)

+4

20

Мария_Валерьевна написал(а):

Вот надо же было ТАК поверить сестре, чтобы потом всю жизнь героически воевать с теми бедами, которые Липа понапридумывала! И, кажется, разница в возрасте у них не столь велика, чтобы она сестру за авторитет почитала. А вот поди ты...

Не поверите, но я знаю женщину, побывавшую в такой ситуации. У той, правда, не бабка такая, а мать. И сестрица. Изломали так, что при всем внешнем благообразии и лоске (а она состоялась куда лучше обеих) у той куда ни ткни, везде проблема. Дочери своей она с детства выносил мозг за непосредственность и естественность. И в итоге стала для той таким же злым гением, как мать и сестра для неё самой. При этом, умная и яркая женщина с высшим образованием, журналистка. Мать и сестра - продавщицы. А вот такая власть.

+2

21

Atenae написал(а):

Не поверите, но я знаю женщину, побывавшую в такой ситуации.

Мда. Страшна бывает любовь, с такой и ненависти не надо.

+2

22

Согласна с тем, что в таком непредсказуемом, импульсивном поведении Марии Тимофеевны кроется что-то из детства, юности, какая-то травма. Но берут сомнения, что в этом настолько большую роль сыграла дьяволица во плоти её сестра Олимпиада. Вернее, она наверняка руку приложила, и не исключаю, что о Викторе перед свадьбой могла много чего лестного сказать, но как же тогда её приезды в Затонск? Почему Мария её радушно встречала? Почему не дала своего рода отказ от дома? А ведь могла. Потому что, понимая, что та творила с её жизнью, должна старшую сестрицу ненавидеть. В сериале же намёка на это не увидела. По крайней мере, о нехорошести Штольмана Олимпиада открыто заявляла, а Мария её не осаживала. И даже рада была такому союзнику, хотя, по-идее, должна была ёжиком стать, понимая, что теперь сестрица пытается и в жизнь Анны руки запустить. Мне Олимпиада всегда напоминала, скорее мать Лидии Владимировны из "Ветра для госпожи Вишневской", фанфика этого фестиваля. То есть, заботливо желающую направить сестру на путь истинный, а не намеренно изломать её жизнь. Понятно, что забота эта вышла боком, но такое прощается и понимается спустя время. Можно после этого мило беседовать на крылечке и делиться сплетнями. А вот после второго, как мне кажется, нет.

0

23

InspirationN, попробую пояснить. Именно потому, что видела подобное в жизни и на реальных людях. Только там были мать и сестра, а тут мать и бабка. Старшие просто вбили в девочку свои представления о жизни. Одно из которых: "Это твои родственники. Они желают тебе добра. И никого ближе них у тебя не будет!" Кстати, потом нечто подобное она уже пыталась проворачивать со своей дочерью - моей подругой. Родня - это святое. Даже если тебя от неё с души воротит, отказать или доставить им неприятности не моги!
Другая отличительная особенность обеих кумушек - кошмарная злоязыкость. Во всём и в каждом они ухитрялись видеть изъян, и именно это составляло для них главный азарт жизни. Как ни пыталась младшая дистанцироваться от этого, её так и не отпустили. И мать предпочла умереть в её доме и на её руках, а не у старшей - куда более близкой по духу. В общем, это нечто такое очень домостроевское, что современному человеку не очень понятно. Но есть оно и сейчас. В Липе оно очень ярко ловится. МТ облагорожена семьёй Мироновых, но и у неё оно в полную силу.
что до МТ, она рассматривает Липу союзницей в ситуативной борьбе со Штольманом. Но уже то, что Липа появилась впервые за полтора года, говорит о том, что ей здесь отнюдь не рады. И не выставляют, при всей её феноменальной бестактности, хотя ВИ едва сдерживается, а ПИ вовсе сбегает, именно потому что она РОДНЯ. МТ усердно держит лицо, как её бабка с сестрой учили. У неё нет характера, чтобы выставить сестру из своего дома. Ей и в голову такое не придёт. И Липа такое сроду не поймёт. Как так? Она же РОДНЯ! Потому она и не понимает, как Анна может не слушаться её советов.
Как-то так.

+6

24

Atenae написал(а):

Старшие просто вбили в девочку свои представления о жизни. Одно из которых: "Это твои родственники. Они желают тебе добра. И никого ближе них у тебя не будет!" Кстати, потом нечто подобное она уже пыталась проворачивать со своей дочерью - моей подругой. Родня - это святое. Даже если тебя от неё с души воротит, отказать или доставить им неприятности не моги!

Да, с этим не поспоришь. РОДНЯ! В этом плане Анна оказалась раскованней.

+1

25

Atenae, вот +100500 : "родня". И объяснить, что даже по "Домострою", по той самой книге, муж является главой жены и теперь становится роднее всякой иной родни - никак, никакими силами. Там уже не домострой, там какая-то первобытная навь-макошь, " Улитка на склоне".
И сестру МТ не отгоняла, нет, она её любила и заискивала перед ней.
:x

+4

26

А у меня, кажется, нашлось фото испуганной голодной невесты Машеньки Мироновой.

Кто-то ухитрился прямо в церкви заснять)))

https://i.imgur.com/5bi1Hvwm.jpg

+4

27

Мария_Валерьевна написал(а):

А у меня, кажется, нашлось фото испуганной голодной невесты Машеньки Мироновой.

Кто-то ухитрился прямо в церкви заснять)))

Как здорово :)

0

28

Кмк, МТ здесь очень на Анечку похожа...

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»