«-Не виноватая я! Он сам пришел!»
(цитата из фильма «Бриллиантовая рука»)

Грэгсон ушел и у меня было двадцать минут, чтобы бегло осмотреть архив... Но и этого мне сделать не дали! Как только за инспектором закрылась дверь, из под стола вылез молодой констебль... Нет, я все понимаю: привлекательна, молодая сотрудница, хочется быть оригинальным... Но в разумных же пределах!

-Извините... Извините, мисс Силл...,-торопливо отряхиваясь говорил юноша.

-Вы многое услышали из под этого стола, даже мое имя, - слегка насмешливо сказала я.

Тут констебль покраснел. Милый, почти детский, румянец залил его молодую физиономию.. О чем я думаю?! На молоденьких потянуло, да?!

-Я не нарочно... Я искал шлем...

-Вы знаете, мне кажется, что вы в курсе местонахождения вашего шлема.

Констебль удивленно моргнул.

-Откуда вы знаете?

-Ну зачем, скажите на милость, новому сотруднику Скотлонд-Ярда средь белого дня лезть в архив? - я усмехнулась, - Либо вы любитель криминальной хроники, либо...

-Либо я спрятал шлем здесь. Но я пришел его забрать, честное слово!- юноша по-детски поднял левую руку вверх.

-Как зовут-то вас, призрак пыльных мест?

-Джеймс Сазерли.

-Очень приятно, мистер Сазерли.

Джеймс немного помялся. Затем он выпалил:

-Я знаю что вы едете на дело, возьмите меня с собой...

-А вы в обморок не упадете? - я постаралась разрядить обстановку неловкости.

К сожалению, Джеймс еще больше засмущался. Опять краснеет! Да что же такое-то!

-Мистер Сазерли, а вам сколько лет? Извините за бестактность.

-Мне? 25 лет...

-Мне тоже, - доверительным шепотом сообщила я юноше.

Мистер Сазерли, удивленно посмотрел на меня, а затем тихонько улыбнулся.

-Ну вот и славно! - улыбнулась я в ответ, - И знаете что? Поедем на дело вместе, хорошо?

Джеймс закивал с такой скоростью, что у любого другого человека, голова бы отвалилась.

Джеймса удалось выгородить: я попросила Грэгсона сменить гнев на милость, потому что мальчик сам пришел за агрегатом. Инспектор немного поворчал на мистера Сазерли, но вскоре успокоился.

До места преступления мы ехали порядка получаса. Прошу заметить, по отвратительной дороге: нас то и дело кидало друг к другу. После очередной кочки я не выдержала:

-Если мы подскочим еще раз...

-Уже приехали, - счастливо выдохнул Грэгсон. Ему тоже пришлось не по душе наше путешествие.

Дверь кэба наконец-то можно было открыть.

-Мисс Силл, давайте я помогу вам выбраться, - спросил знакомый, чуть насмешливый голос.

-Конечно, мистер Холмс, - сказала я, подавая руку сыщику.

Я выбралась из «чертовой колесницы» и оказалась прямо перед Ним. Отпускать меня Холмс не торопился.

-Шерлок Холмс?!- раздался восторженный возглас.

-Боже мой, опять...- пробормотал Грэгсон.

Источником восторга был Джеймс.

-Я счастлив! Я так счастлив с вами... лично...я...

-Поток слов иссякает, - прокомментировал Великий сыщик, улыбаясь, - С кем имею честь разговаривать?

Юноша молчал, глядя на Холмса широко раскрытыми глазами. Я решила взять инициативу в свои руки.

-Его зовут Джеймс Сазерли. Он новый сотрудник полиции.

Холмс удивленно посмотрел на меня.

-Вы уже успели познакомиться?

-Да. Он искал свой шлем в архиве, а я как раз осматривалась на новом месте работы. Кстати, мистер Холмс, я хотела бы с вами поговорить о двух вещах...

-О каких же? - с улыбкой спросил сыщик.

-О споре на жалование и пыли.

Улыбка в момент померкла. Шерлок Холмс покорно кивнул. Я довольна...

-Господа, там, вообще-то, труп...,- позвал нас доктор Ватсон.

-Что вы говорите, друг мой? Пойдемте посмотрим на это чудо, - к сыщику вернулся прежний сарказм.

Зайдя в дом, мы остановились у лестницы ведущей на второй этаж. Прямо под выше означенной лестницей лежало тело мужчины. Вокруг него энергично бегал Лестрейд.

-Добрый день, инспектор! - поздоровался Холмс.

Инспектор недовольно сморщился.

-Мистер Блестящий Теоретик, у меня может быть хотя бы одно СВОЕ дело?

-Мистера Холмса наняла невеста покойного, - невозмутимо парировал Ватсон.

Пока мужчины спорили, я не устояла перед соблазном подойти к несчастному... Ну а что мне оставалось делать? Слушать бессмысленную перепалку?

Выждав момент, когда от тела отойдет судебный эксперт, я мгновенно подошла ближе к убиенному... Или само-убиенному...Или несчастно-убиенному... Короче к «препарату», как говорил наш университетский профессор Чадвиг.

На первый взгляд казалось, что человек упал с лестницы, обычный несчастный случай...
Но! Очень жирное «но»! Были детали, позволяющие с точностью сказать, что покойному «помогли» отправиться к праотцам. Первое, человек лежал, сжав кулак... Не очень содержательная деталь, но не думаете ли вы, что пока «препарат» падал, он то сжимал то разжимал кулак? А если перед смертью он с кем-нибудь боролся? Последний вариант более вероятен. Второе, ни один шейный позвонок не был сломан: на ощупь все они оказались целые. Когда человек падает с лестницы, то, как правило, он катится кувырком, а не планирует вниз, вообразив себя аистом белым обыкновенным. Нет, конечно были случаи, но это была белая горячка...

Ладно, как говорится, вскрытие покажет пил этот несчастный перед смертью или не пил! Говорила же мама, все тайное становится явным, пусть даже посмертно... Третье, на затылке оказалась внушительная вмятина, а на скуле здоровенный синяк. Ну сто процентов с кем-то подрался! Или он сам себя так, об косяк от хорошей жизни?

Представляете такую картину: приходит, значит, человек домой, кричит: «Как мне все насточертело!», взбегает на второй этаж и бьется сначала скулой об косяк, затем затылком до образования вмятины, после чего счастливо вздыхает: « Я - аист! Благородная птица!», прыгает вниз с лестницы и, наконец-то, отучается от вредной привычки дышать... Бред? Конечно!!!

-Что скажете, мисс Силл? - раздался голос Холмса прямо у меня за спиной.

Вот сыщик вездесущий!

-Его убили. Как мне кажется, была сначала драка наверху, преступник ударил покойного чем-то тяжелым по затылочной части головы, затем перетащил тело вниз, сымитировав тем самым падение.

Холмс удовлетворенно кивнул.

-Скажете какие-либо приметы подозреваемого?

-Вы у нас эксперт по этой части. Если мне покажут орудие убийства, то возможно...

-Лестрейд, где орудие преступления? - сразу же спросил Великий сыщик.

Инспектор выразительно посмотрел на затихшего судебного эксперта. Тот, в свою очередь, вручил мне тяжелую трость, бормоча: «Женщина... В частном сыске...»
Я закатила глаза. А чего еще я должна была ожидать! Народной любви?!

-Приметы по прежнему сказать не могу, но могу обрисовать картину преступления.

-Интересно, - Холмс смотрел на меня в упор.

Я кивнула и продолжила.

-Между преступником и жертвой произошла драка, убийца повалил несчастного на пол хуком, а затем ударил вот этой тростью.

-Почему вы решили, что преступник бил по лежачему? - с легким сарказмом спросил Лестрейд.

-Не по лежачему инспектор.

-Но по вашим словам...

-Давайте подойдем к телу и не будем ссылаться на мои слова, тем более, что мысль я не закончила.

Лестрейд, демонстрируя скуку смертную, прошествовал к покойному.

-Посмотрите на вмятину. Почти перпендикулярно линии позвоночника, если ее мысленно продолжить. На основании этого...

-И все равно, я не понимаю.

-Лестрейд, мисс Силл пыталась вам сказать, до того как вы ее перебили, что только если человек будет стоять на четвереньках возможен такой эффект, - за дело взялся Холмс, -После того, как убийца повалил несчастного на пол, ему пришлось оглядеться в поисках того, чем можно было бы ударить. Видите, на стене у лестницы висит «карман» для хранения тростей? Эта трость как раз оттуда. За это время, покойный успел встать лишь на четвереньки...

Фокстерьер медленно кивнул и отошел к Грэгсону.

-Вы были на высоте, - приободрил меня сыщик, после отступления Лестрейда.

Я усмехнулась.

-Спасибо за поддержку... Ах да, чуть не забыла! Вы сегодня вечером свободны, Шерлок Холмс?

Великий сыщик удивленно моргнул.

-Абсолютно.

-Что же, тогда предлагаю заняться уборкой уже сегодня. Чем раньше начнем..., - я выжидательно посмотрела в сторону Гения частного сыска.

-Тем быстрее закончим, - расстроено вздохнул Холмс.