Перекресток миров

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекресток миров » Шерлок Холмс и дамы. Викторианские реалии и экран. » 08. «НУЖНО ЖЕ ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ! БЛАГОТВОРИТЕЛЬНИЦЫ И ФЕМИНИСТКИ"


08. «НУЖНО ЖЕ ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ! БЛАГОТВОРИТЕЛЬНИЦЫ И ФЕМИНИСТКИ"

Сообщений 1 страница 37 из 37

1

http://forumfiles.ru/files/0012/57/91/19816.png
ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ: «НУЖНО ЖЕ ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ! БЛАГОТВОРИТЕЛЬНИЦЫ И ФЕМИНИСТКИ»
http://forumfiles.ru/files/0012/57/91/42904.png
   
Предыдущая глава более чем логично подводит нас к извечным, и не только русским, вопросам: «Кто виноват?» и «Что делать?». Викторианцы над ними задумывались точно так же. Ибо нищета и пороки, к счастью, не каждого могут оставить полностью равнодушным.

Отвечать на второй вопрос («Что делать?»), по мнению общества, приличным дамам было не только можно, но и нужно. Без фанатизма, конечно. Леди должна была быть милосердной, помогать ближним, наставлять оступившихся, подкармливать и лечить неимущих. Опять же — держась в рамках. Совершенно необязательно лично спускаться  в трущобы, навещать тифозные бараки, брать в дом на исправление проституток. Зачастую милосердие могло исчерпываться пожертвованием в церковную кружку, проведением благотворительного базара, распространением нравоучительных листовок.

Многие дамы шили и вязали вещи для бедняков, покровительствовали сиротским приютам, спонсировали и организовывали раздачу бесплатных обедов, помогали детям и девушкам в поисках приличной работы.

Вообще частные пожертвования были очень важны в то время. Школы для бедняков, ночлежки, исправительные заведения именно на них и содержались. Государство большой щедрости не проявляло, уверенное, как мистер Скрудж из «Рождественской песни», что работный дом — самая лучшая мера против нищеты.

Разумеется, у всякой медали есть две стороны, и для многих особ филантропия становилась предметом для бахвальства и самоупоения. Они считали себя уже чуть ли не святыми, раз снизошли до бедняков, жертвуя им время и деньги. Причем куда больше при этом тратилось пафосных слов, которые должны были наставлять  бедолаг на путь истинный.

Но в любом случае, чтобы заниматься широкой благотворительностью, нужно было иметь на это деньги. И — позволение мужчины (если он имеется в доме) их на бедняков потратить. Да, небольшую лепту могла внести и скромная учительница, опекая, например, одно-два семейства, живущих по соседству. Или помогая раздавать обеды после своей основной работы.

Но если говорить о масштабных проектах… Прежде всего на ум идет имя Анджелы Бердетт-Коутс, первой женщины, получившей звание почетного гражданина Лондона.

В возрасте 23 лет Анджела стала богатейшей наследницей — от бабушки, причем даже и не родной, ей досталось 2 миллиона фунтов. Девушка не стала искать мужа, не закружилась в вихре удовольствий и развлечений. Анджела сохранила и даже приумножила капитал, чтобы он бесперебойно шел на благотворительность. Всего за свою жизнь баронесса (титул дарован был королевой) потратила на добрые дела около 4 миллионов фунтов.

«Она открывала церкви в Англии и спонсировала епархии в Африке и Австралии, строила миссии, школы, лечебницы, дома для бедных. В 1880 году, во время очередного неурожая в Ирландии, она потратила 250 тыс. фунтов на закупку посадочного картофеля. Баронесса посылала хлопкоочистительные машины в Нигерию, но не забывала про соотечественников: в Ист Энде она построила фабрику для женщин калек, в Спиталфилдз — школу для швей, а морозной зимой 1861 года помогала лондонским ткачам. В 1883 году леди Бердетт Коуттс основала Общество по предотвращению жестокого обращения с детьми. Кроме того, маленькие труженики могли купить горячий обед всего лишь за пенни в ее Обществе обедов для обездоленных детей»(К.Каути, К.Гринберг «Женщины викторианской Англии»).

Чарльз Диккенс, на страницах своих романов не раз насмехавшийся над горе-благотворительницами, искренне уважал и поддерживал Анджелу Бердетт-Коутс. Вместе они основали несколько школ и домов для бедняков, а также  приют для проституток. Именно Анджеле был посвящен роман Диккенса «Мартин Чезлвит».

Каждый день баронесса получала около 300 писем  с просьбами о помощи и старалась прочесть все.

Под занавес, Анджела позволила себе обескуражить и поразить общественность. Будучи уже 67-летней, она вышла замуж за своего секретаря, которому не исполнилось и 30-ти. Благотворительности ее семейное счастье не помешало.

Еще одну знаменитую филантропку звали Джозефина Батлер. Она не получала громадного наследства, однако была человеком очень активным, сострадательным и мужественным. Кроме того, все ее благие начинания, даже грозившие семье скандалом, находили полную поддержку со стороны супруга.

Джозефину Грей воспитывали в религиозном, но очень гуманном духе. Посему ханжество было ей совершенно несвойственно. Мужем нашей героини стал Джордж Батлер, преподаватель географии в Оксфорде. Там новая семья и поселилась. Джозефина помогала мужу в работе, посещала с ним в Бодлеанскую библиотеку, куда женщинам ход заказан. Смотрели на супругов косо — образованная женщина в городе ученых мужчин не приветствовалась.

«Супруги окончательно шокировали оксфордское общество, взяв в услужение бывшую арестантку из Ньюгейтской тюрьмы, отсидевшую срок за убийство младенца. То была точка невозврата. Понемногу Джозефина понимала, чему именно она хочет посвятить жизнь, но никак не могла найти в себе силы, чтобы с головой броситься в борьбу за женские права. Горе, отчаяние и смерть, частые гости в домах бедняков, по-прежнему стояли за порогом ее дома. Пройдет еще несколько лет, прежде чем прочное и красивое полотно ее жизни затрещит по швам». (К.Коути, К.Гринберг «Женщины викторианской Англии»).

Семья перебралась в Челтенхем. После трех сыновей у них, наконец родилась дочка. Но увы, в через шесть лет случилось несчастье — малышка упала с лестницы на каменный пол и погибла.

Миссис Батлер, казалось, была полностью уничтожена этой трагедией. Врачи советовали отдых и покой, полагая, что ничто не сможет излечить женщину полностью.

Помогла другая женщина — доктор Элизабет Гаррет.

Она посоветовала, напротив, не лежать, а заняться полезной и осмысленной деятельностью. Джозефина, к счастью, послушалась.

«Я была одержима необоримым желанием отыскать боль горше, чем моя, встретить людей, которым не повезло еще больше, нем мне… Тогда у меня не было ни четкой задачи, ни желания помочь ближним — одно лишь стремление окунуться в пучину горя и сказать обездоленным: «Я понимаю вас, потому что тоже страдала». (К.Каути, К.Гринберг «Женщины викторианской Англии»).

Миссис Батлер отправилась в преисподнюю трущоб. Она бывала в работных домах, говорила с уличными женщинами, подбирала больных и приводила к себе домой. Мистер Батлер раскланивался со всеми гостями и даже не думал протестовать. Когда для пациентов уже не стало хватать места, Джозефина добилась открытия приюта для проституток.

Соприкоснувшись с человеческим горем так близко, повидав женщин униженных, больных, отвергнутых обществом, Джозефина начала понимать, что одними лечебницами дела не поправишь. Нужно менять законы, нужно добиваться отмены двойной морали, которая всю вину за проституцию и ее последствия возлагает на женщин.

Так благотворительница стала феминисткой. Миссис Батлер была ярой противницей того самого Акта о заразных болезнях, жертвами которого становились даже только заподозренные в проституции женщины.

За этой чертой начиналась политика. Здесь уже деятельность филантропки могла причинить серьезные неприятности мужу и окончательно поставить семью вне «приличного общества». Джозефина обратилась к супругу. Мистер Батлер опять оказался на стороне жены…

Джозефина возглавила Женскую ассоциацию по борьбе с Актами о заразных болезнях. Она выступала перед зрителями, публиковала книги и брошюры. На митингах, где говорила миссис Батлер,  ее противники устраивали драки и поджоги, бросали в Джозефину камни, вынуждали спасаться из гостиниц через окно… Но эту леди было не напугать и не остановить.

«По ее мнению, проституток нужно было в первую очередь спасать от влияния улиц, а медицинские обследования должны были быть сугубо добровольными». (К.Каути, К.Гринберг «Женщины викторианской Англии»).

Именно Джозефина Батлер стала одной из тех дам, которые помогли Уильяму Стэду «купить» 13-летнюю Элайзу. Это громкое дело, как вы помните, переломило упорство парламента. Возраст согласия был поднят до 16 лет, а через год отменили Акты о заразных болезнях.

Активная и храбрая, Джозефина Батлер сделала очень много для своих соотечественниц и словом и делом. Оставаясь любящей женой и матерью, она сумела не ограничиваться собственным уютным домом. Эта леди не только распахнула его двери для бедных и павших. Она сама вышла к людям, увидела вблизи беды и страдания. И всю жизнь положила на борьбу за то, чтобы иным стало отношение к женщинам, которым особенно тяжело приходилось на городском дне.

При этом миссис Батлер оставалась человеком верующим. Вот ее слова, приведенные авторами книги о дамах викторианской эпохи:

«Не забывайте, как добр и милостив Иисус был к женщинам, как Он исцелял их чисто женские болезни, как вежливо Он с ними обходился, как он любил их и прощал грехи даже падшим. Он был рожден женщиной — и только женщиной. Мужчины к его рождению не имели никакого отношения! Нам, женщинам, оказана такая честь!» (К.Каути, К.Гринберг «Женщины викторианской Англии»).

Далеко не все благотворительницы становились феминистками. Оставаясь на позициях щедрости и милосердия, они считали, что право голоса — далеко не самая важная вещь, что у женщин — особый путь, и сворачивать с него — бессмысленно. Но некоторые леди поняли, что все взаимосвязано. И права — это не просто политика. Это возможность влиять на законы и собственную жизнь.

Еще в 1832 году избирательные права получили большинство жителей Великобритании. Кроме несовершеннолетних, сумасшедших, преступников. И женщин.

И герцогиня, и фабричная работница оставались своего рода невидимками. Бесплатным приложением к мужу или  отцу. Им самим не принадлежали ни деньги (ими заработанные), ни дети (ими же рожденные). Но в середине века многих образованных женщин такое положение дел окончательно перестало устраивать.

«Карикатуристы изображали суфражисток некрасивыми и грубыми перестарками, которые возненавидели мужчин за то, что те не обращают на них внимания. Вообще говоря, быть старой и некрасивой — не преступление, но первые суфражистки были в большинстве своем молоды, модно одеты, хороши собой, счастливы в браке и познали радость материнства. У Элизабет Стэнтон было семеро детей, у Лукреции Мотт — шестеро. И это (только представьте!) не мешало им желать большего — сделать мир более справедливым и удобным для жизни местом» (Елена Первушина «Мифы и правда о женщинах»).

Имена в приведенной цитате принадлежат американским суфражисткам 19 века. Однако мы не будем заглядывать за океан, ведь в центре нашего внимания викторианская (и эдвардианская) Англия. На берегах Альбиона тоже есть кем полюбоваться.

Уже в 60-х годах стали появляться женские британские профсоюзы. Еще через 20 лет объявляют забастовку работницы спичечной фабрики, доведенные до крайности штрафами и увольнениями. И ведь им удалось докричаться до хозяев.

Но все-таки  лидеры суфражистского движения чаще принадлежали к среднему классу. Для борьбы нужны  деньги и свободное время. Необходимы возможность перемещаться по стране  и писать статьи.

Кто же зажигал искры, из которых возгорался пламень?

Еще в 1865 году художницей Алисой Вестлейк было создано Кенсингтонское общество, в котором женщины могли обсуждать устройство страны. Муж Алисы, Джон Вестлейк, был основателем колледжа для рабочих, а также являлся секретарем Общества поощрения занятости женщин. Так что взгляды супругов полностью совпадали.

Хелен Тейлор — близкая подруга и соратница Алисы,  приемная дочь Джона Стюарта Милля, помогавшая ему в работе над книгой «О подчинении женщин». Книга писалась в защиту прав последних. Сама Хелен, молодая, красивая, изящная, была хорошим оратором. Также по ее инициативе был выпущен и распространен памфлет «Освобождение женщин». Написала его мать Хелен — Харриет.

Со временем  Кенсингтонское общество преобразовывается в Лондонский Союз по борьбе за избирательное право для женщин. Увы, их петиции пока не оказывают на правительство никакого влияния.

Но постепенно Союзы по борьбе за женские права появляются в самых разных городах, и уже в 1897 году объединяются в Национальный Союз женских обществ. Лидером Союза стала Миллисент Фоссет.

Если посмотреть на фото — мы увидим милую изящную даму, с тонкими чертами лица, красивыми, серьезными глазами. Миллисент была дочерью состоятельного купца и супругой профессора экономики из Кембриджа. В Лондонском Союзе за избирательные права для женщин Миллисент занимала должность секретаря. При этом  в течение 16 лет она также была секретарем ослепшего мужа. Овдовев, Миллисент целиком и полностью посвятила себя политике. Дочь миссис Фоссет, Филиппа, окончила Ньютон-колледж в Кембридже по «неженской» специальности — математике. Причем заняла на экзамене первое место.

Миллисент стояла за мирный путь. Нужно подавать петиции, распространять воззвания, устраивать шествия. Эта леди была логична и последовательна, ее доводы — разумны и справедливы. Но ни  Миллисент, ни ее общество не были восприняты всерьез. Всего лишь еще один «дамский благотворительный комитет»! Как забавно, они утверждают, что хотят быть допущенным к выборам…

Поэтому большая часть суфражисток отделились от Национального Союза Женских обществ. Инициатором этого шага в 1903 году, а также основателем Женского Общественного и Политического Союза, стала Эммелин Панкхерст.

Эммелин родилась в семье торговца (в 1858 году), тоже увлеченного политическими идеями. Правда, он желал для дочери тихой жизни почтенной супруги. Но в ранней юности девочка увлекалась суфражизмом. В двадцать лет Эммелин познакомилась с Ричардом Панкхерстом, защитником женских прав. Когда между ними возникли чувства, Эммелин не хотела связывать себя браком и предложила свободный союз. Но Ричард убедил избранницу, что именно законный брак  поможет политической борьбе Эммелин.

«За десять лет брака у них родилось пятеро детей, но ни она, ни Ричард не считали, что Эммелин должна превратиться в «машину для ведения домашнего хозяйства». Она вступила в Женское общество борьбы за избирательные права, а позже создала Женский Общественный и Политический Союз» (Елена Первушина «Мифы и правда о женщинах»).


Права голоса Эммелин и ее последовательницы требовали очень громко и очень настойчиво. Осознав, что спокойствие и убеждение не действуют, они решили действовать «методами войны». Суфражистки из отрядов Эммелин громко выкрикивали лозунги у стен парламента, дрались с полицейскими, били витрины, поджигали почтовые ящики. Оказавшись в тюрьме, они объявляли голодовку, а выйдя на волю — с еще большим энтузиазмом продолжали борьбу.

Изображения Эммелин — это фото яркой, красивой дамы, с волевым решительным лицом. Миссис Панкхерст стала костью в горле у властей, на нее была объявлена настоящая охота. Уже в 1910-х годах она вынуждена была уйти в «подполье»,  оттуда руководя последовательницами.

Эммелин хорошо знала, с чем именно она борется, добиваясь права голоса. Она посещала работные дома, где маленькие девочки и беременные женщины в холоде выполняли тяжелейшую работу. Она какое-то время работала в бюро регистрации рождения и смерти. Поэтому обида и ярость Эммелин горели неугасимым пламенем, увлекая сподвижников, а противников доводя до исступления.

Три дочери Эммелин, Кристобаль, Сильвия и Адела так же стали суфражистками.

На время Первой Мировой Войны Эммелин лично объявила о перемирии, посчитав, что все силы должны быть отданы приближению победы. Трудные военные годы окончательно вывели женщин из тени. Жены и матери работали на военных заводах, занимали места шоферов и секретарей, сестры милосердия и женщины-врачи проявляли чудеса выносливости и храбрости.

В 1918 году английские женщины старше 30-ти лет получили право голоса. Но как долго и каким трудом пришлось добиваться этой половинчатой меры…

Сам Конан-Дойль суфражисток не понимал и не любил. А их агрессивные выходки вызывали у писателя ужас. Однако его до глубины души возмущали силовые методы, которыми правительство боролось с дамами.

«Какими бы они не были — они все-таки женщины!» — восклицал сэр Артур.

При этом Конан-Дойль отлично знал, насколько зависима может быть женщина от жестокого мужа или отца/отчима. Не зря он столько раз поднимал эту тему в своих рассказах («Медные буки», «Убийство в Эйбби-Грэндж», «Пестрая лента», «Дама под вуалью»). Писатель считал, что если женщина несчастна — она должна иметь возможность получить развод. И эту процедуру необходимо упросить.

Вот такой парадокс: рыцарь — против. И в то же время — частично очень даже за.

А что же его герои? Думаю, Джон Уотсон разделял точку зрения писателя. То есть — уважал, понимал, сочувствовал трудностям, негодовал на мужей-извергов, ни в коем случае сам не злоупотреблял правом сильного. Но, слыша лозунг «Право голоса — женщинам!», наверняка недоуменно пожимал плечами.

А вот относительно Холмса у меня ассоциации иные. Сыщика в рассказах явно привлекают решительные, храбрые, настойчивые леди. Их лидерство Холмса не пугает (он же сам в себе уверен, зачем же женщину «нагибать»?) Думаю, он как раз мог быть одним из тех мужей, которые не мешали супругам как серьезно заниматься благотворительностью, так и бороться за женские права.

Гм, а что? Очень колоритный был бы дом, у Уотсона бы шаблон трещал от такого семейного гнезда. К Холмсу так же ходили бы бродяги и герцоги, гувернантки и горничные… А к миссис Холмс — проститутки, работницы, журналисты, сотоварищи по Союзу…

И никому не скучно, и никто никого не доводит чрезмерной заботой или ревностью. И поговорить потом есть о чем, поделившись трудностями и похвалившись победами. Да и, как справедливо утверждала одна из моих читательниц,  новое детективное дело вполне может появиться. Оттуда — из приютов, борделей, а уж тем более — страстей вокруг суфражисток.

Правда, если бы гипотетическая жена Холмса стала последовательницей Эммелин Панкхерст, сыщику пришлось бы то и дело выкупать ее из тюрьмы, разбираться с обиженными представителями властей, видеть приготовления дам к очередной крупной разборке…

А я бы на это посмотрела! В любом варианте. От: «Знаешь, Джейн/Алиса/София — это уже слишком. Мне не хочется после неудачного взрыва почтового ящика собирать тебя по частям на мостовой! Не пущу!» —  до: «Вы неправильно ингредиенты смешиваете! Дайте-ка поработать профессионалу. И не забудь, сколько времени у тебя в запасе до взрыва».

Понятно, что я немного утрирую. У всех сторонников более традиционной семейной картины прошу прощения. Но в любом случае, интерес жены Холмса к благотворительности и к женским правам будет более чем исторически оправданным.

Что посмотреть на эту тему, чтобы проникнуться и вдохновиться?

Начну, пожалуй, с ленты, снятой аж в 1941 году по одноименной пьесе Бернарда Шоу  «Майор Барбара».

Пьеса была написана в 1907, но авторы фильма сдвинули время действия к 30-м годам двадцатого столетия. Вот только если не обращать внимания на трамваи, такси и укороченные юбки, можно получить очень хорошее представление о работе Армии Спасения на рубеже 19-20 веков.

Главная героиня — юная Барбара, дочь «оружейного короля», миллионера, производящего оружие. Правда, своего отца она не видела с раннего детства. Он покинул семью, не перестав, правда, выплачивать им самое щедрое содержание. Барбара, дочь богача с одной стороны и внучка графа — с другой, давно и с полной отдачей работает в Армии Спасения.

Девушка — очень верующий, искренний и наивный человек. Она умеет звать за собой, произнося на улицах Лондона речи, которые проникают в сердца людей. Нет, она говорит не о политике, а спасении души, о вере, об исцелении грешников.

Практически целый день Барбара проводит в приюте Армии, готовая принять и накормить бедняков. А главное — помолиться за их души. Она убеждена, что именно в этой работе — спасение от продажного мира, от грехов, соблазнов и зла. Ведь Армию не купить, пропуск в райские врата не имеет денежной цены.

Появившийся отец, осматривая приют дочери, наблюдая за деятельностью Барбары, думает иначе. «Ты зовешь бедняков, держа в одной руке хлеб, а в другой– Библию», — весьма точно подмечает «оружейный король». Бедняк скажет что угодно и покается в чем угодно, лишь бы утолить голод. А купить богоугодное заведение, а с ним и спасение — очень просто.

Что миллионер и проделывает на глазах у дочери. Армии грозит выселение — нечем платить за помещение и его аренду. Но щедрый чек решает все проблемы, и вот уже «торговец смертью» чествуется, как святой.

Счастливы все. Кроме Барбары, переживающий сильный нравственный кризис. Все, во что она верила, рушится. Армия Спасения существует на нечистые деньги таких же богачей, как ее отец. Кто-то из жертвователей торгует алкоголем, кто-то содержит «веселые дома». А потом эти люди откупаются благотворительностью.

И это девушка еще не знает, что говорят некоторые «спасенные». Сколь лживы их истории, как лицемерно раскаяние — за то, чтобы получить тарелку супа, кусок хлеба, не прикладывая физических сил. Да, множеству людей нужна помощь. Но должна ли эта помощь оговаривать непременное раскаяние и молитвы?

Концовка пьесы и фильма очень парадоксальна, как принято у Шоу. Не хочу спойлерить — посмотрите и подумайте над ней сами.

А я перехожу к следующей ленте, которая, на первый взгляд, снята в комедийном ключе. Это — фильм «Без истерики!» 2011 года.

Темой фильма и самой забавной сюжетной линией стало изобретение… вибратора. Который и призван был укрощать ту самую истерику. Потому что проводить массаж вручную, каждый день, нескольким десяткам пациенток — очень уж утомительно. Да, именно так — дама ложилась на специальную кушетку, со всех сторон «неприличные зоны» отгораживались шторками, а врач вслепую производил массаж лона.

Но вообще-то тут смеяться тоже не над чем. Само обозначение болезни — «истерика» произошло от греческого наименования матки — «hystera». Считалось, что злосчастный орган не дает женщине спокойно жить, постоянно раздражается, давит на другие внутренности. Отчего появляется недовольство, слезливость, депрессии. Короче говоря, почти любое поведение, не вписывающееся в портрет идеальной и веселой жены-матери, можно было отнести к «истеричности» и потребовать лечения.

И массаж — это очень, очень гуманно и даже приятно. Потому что в особо трудных случаях использовались обливание водой, препараты на основе опиума, и даже — операция по удалению матки.

«Истерией» страдали чаще дамы средних и высших классов. Да, они не вкалывали по 12 часов на фабрике. Но тесные корсеты и неудобные платья, круговерть обедов-приемов-комитетов, трудные роды, или же выкидыши, ощущение бессмысленности и бесцельности вроде бы благополучной жизни… Все это могло довести до умопомрачения запросто.

Именно этих женщин мы увидим в доме доктора Далримпла. Он и проводит исцеляющий массаж. Но самому доктору справляться трудно, он подыскивает себе помощника. Таковым становится главный герой — молодой Мортимер Гранвиль.

Гранвиль — энтузиаст, он горячо протестует против бесконечных кровопусканий, за которые держатся врачи старой школы. Требует соблюдение гигиены, открыто высмеивает авторитеты… За что и вылетает с работы в больнице. И в итоге попадает в дом Далрипмла.

В первый же визит Мортимер сталкивается с двумя дочерьми своего работодателя. В соседней комнате играет на рояле младшая, Эмили — милая, женственная, воспитанная, настоящая хозяюшка и домашний ангел. А из кабинета отца пулей вылетает старшая — Шарлотта. Растрепанная, очень просто и практично одетая, да еще на весь дом разглагольствующая о праве женщины на образование и самостоятельность.

И если в своей профессии Мортимер сторонник новых идей, то в личной жизни придерживается консервативных взглядов. Шарлотта кажется ему, мягко говоря, эксцентричной, странной, грубоватой. Неудобной и не очень приличной. Вот идет семейный обед, Далримпл приветствует своего нового помощника, произносит неторопливую речь. Грациозно выполняет привычную роль хозяйки очаровательная Эмили. Но вбегает опоздавшая Шарлотта, садится, нет — плюхается на свое место. И — громко, радостно, начинает рассказывать о родах, которые только что помогала принимать в своем благотворительном приюте. Мортимер, как воспитанный человек, делает вид, что все нормально, Эмили смущается, отец вступает с непокорной дочерью в старый спор.

Ибо Шарлотта вся — в своем благотворительном заведении. Бедняки приводят туда детей, как в детский сад-школу — чтобы были под хорошим присмотром, пока родители на работе. И взрослых людей, и маленьких там кормят и лечат, стараются помочь с работой. Без навязывания раскаяний и молитв.

Но собственным приданным Шарлотта пока распоряжаться не вольна. Деньги на приют приходится просить у отца. Пока он не отказывает, но видно, что ждет не дождется — выдать строптивицу замуж. Причем, за человека, который будет держать Шарлотту в узде. Самому отцу делать это довольно трудно — он любит дочь, хоть и не понимает. И даже согласился принять в свой приличный дом бывших проституток в качестве служанок.

Но терпение Далримпла подходит к концу.

Судьба несколько раз сталкивает Мортимера с Шарлоттой. Он даже приходит в ее приют. Шарлотта, кстати, в курсе «теории микробов» и старается приучить своих подопечных соблюдать гигиену.

В отличии от майора Барбары, Шарлотта отлично понимает, откуда берутся деньги на благотворительность. И считает, что пусть хоть так они принесут пользу. С юмором девушка называет себя «попрошайкой», ибо знает, у кого и как можно вытянуть деньги на бедняков.

И вот вместо сумасшедшей особы мы видим деятельную, умную, вспыльчивую, но сострадательную девушку, лишенную ханжества. Она работает не для себя, не для спасения души или возможности блеснуть щедростью. Ради тех людей, которым гораздо труднее и хуже в этом мире.

К счастью, видит это не только зритель, но и молодой врач.

В результате подлости, которая свершается отцом исключительно из добрых побуждений, происходит столкновение Шарлотты с полицией. Девушка оказывается под судом. Ей грозит диагноз – «сумасшествие», и то самое удаление матки. На свидетельское место поднимается Мортимер Гранвиль.

Сможет ли он найти слова, чтобы объяснить судье, что такое Шарлотта Далримпл, и почему нельзя калечить ее тело и душу?

Третий фильм, который хочу рекомендовать, уже напрямую касается движения английских женщин за свои права. Он называется «Суфражистка» и снят в 2015 году.

Авторы фильма пошли интересным путем. Они не стали делать биографию Миллисент Фоссет или Эммелин Панкехрст (хотя последняя и появляется пару раз в кадрах). Они показали, как и почему в трудную борьбу включается простая женщина.

Время — 1912 год. Мод Уоттс с семи лет трудится в прачечной. Она замужем, подрастает сын. Сама Мод еще молода и симпатична, муж относится к ней хорошо, не бьет и даже зовет в кино в воскресенье. Мод — хорошая жена, любящая мать, отличная работница.

Правда, мы видим, как долог и труден ее рабочий день. Каким усталым кажется лицо молодой женщины. Какие двусмысленные взгляды кидает на Мод хозяин прачечной, Тейлор.

Посланная после работы с поручением, Мод оказывается свидетельницей заварушки, устроенной суфражистками. Женщины бьют витрину магазина, азартно выкрикивая лозунги. Испуганная Мод с удивлением узнает среди бунтарок свою коллегу. Такую же прачку, многодетную Вайолетт Кембридж.

Пока Мод не очень понимает, что и зачем делается суфражистками. Но, читая их воззвания, слушая речи, она видит, что их слова — правдивы. Трудятся женщины столько же, сколько мужчины, а получают — меньше. Хозяин волен делать с работницами что угодно — так и происходит на предприятии Тейлора. Самой Мод пришлось отрабатывать определенную повинность. Теперь хозяин нацелился на 13-летнюю дочку Вайолетт, которая тоже работает в прачечной.

Одна из богатых суфражисток, супруга министра, просит выступить с показаниями миссис Кембридж — как представительницу прачек. Но в день заседания Вайолетт получает взбучку от мужа-пьяницы. С разбитым лицом выступать нельзя. Выручить подругу соглашается Мод. Она сама рассказывает о жизни рабочих женщин.

Первую половину фильма Мод утверждает: «Я не суфражистка!». Да, они во многом правы. Да, я хочу, чтобы женщин услышали, чтобы условия труда стали легче, чтобы можно было найти управу на жестокого хозяина или мужа. Да и право голоса — почему бы женщине его не осуществить?

Два раза Мод оказывается в полиции. Причем оба раза она не участвовала ни в каких агрессивных акциях. И даже не поддерживала их. Но, вернувшись домой второй раз, Мод оказалась перед запертой дверью. Муж отказался ее пускать и запретил видеться с сыном.

И Мод понимает, что не значит для закона ни-че-го. Она — пустое место и  ни на что не имеет  права. Рабочая лошадка, которая должна тащить воз и не жаловаться. А стоит заговорить о человеческом отношении — получаешь плеть.

И вот тогда она заявляет доброжелательному инспектору полиции: «Я все-таки суфражистка!». Говорит твердо и страшно: «Нас не победить. Мы в каждом доме, нас — половина человечества!!!» Участвует во взрывах и поджогах, объявляет голодовку в тюрьме, подвергаясь унизительной процедуре насильственного кормления.

Она приходит к сыну тайком, говорит с ним знаками через окно. Но даже этого ее лишает супруг.  Мистер Уоттс, патетично заявив изгнанной жене:  «Я не могу быть ему матерью», — отдает сынишку бездетной паре на усыновление. И Мод, которая пришла поздравить ребенка с днем рождения и попала как раз на момент его передачи новым родителям, ничего не может сделать. Она тут никто, у нее нет права ни самой забрать сына, ни воспрепятствовать отцу его отдать.

Мы так привыкли к тому, что можно. Можно надеть юбку, а захотим — брюки. Можно кататься на велосипеде и водить машину. Можно поступить в университет, причем, на «мужскую» специальность юриста, математика или инженера. Можно, при желании, пойти в армию. Можно гулять по улице без сопровождения, посидеть в кафе или ресторане одной или с подружкой. А ведь даже последнее всего лишь сто десять лет назад было немыслимо…

И да, мы можем голосовать. Иметь равные права на детей. Занимать руководящие должности.

Но все то, что стало привычным, как воздух, было добыто теми храбрыми и непреклонными женщинами. Они шли на жертвы, рисковали жизнью, теряли семьи, если близкие не могли понять их борьбы… Они погибали. Но стояли на своем. И победили.

Фильм заканчивается перечислением «знаменательных дат»:  какая страна, в каком году предоставила женщинам избирательное право. Есть государства, которые сделали это совсем недавно. Есть страны, которые не сделали этого вообще.

Конан-Дойль обошел тему суфражизма в своих рассказах, и понятно, почему. Хвалить этих женщин он не мог, осудить — не позволяли понятия чести. А вот современный автор мог бы очень интересно свести воедино великого сыщика и бесстрашных суфражисток.

Я надеюсь, что столь длинную главу не было тяжело читать. Тема — довольно болезненная и спорная, обросшая мифами, но на деле — очень интересная.
       
http://forumfiles.ru/files/0012/57/91/42904.png
   
Следующая глава         Содержание.

+4

2

И вот теперь миру нужен синтез, но на другой основе, чем тезис и антитеза. Потому что тезис (бесправие женщины) и антитезу (включение в расширенное капиталистическое производство женщины, имеющей гражданские права, в качестве рабсилы более дешёвой, чем мужская, и более жадного потребителя) мы уже видели и поняли, что это путь, исполненный скорбей.

+1

3

Старый дипломат написал(а):

И вот теперь миру нужен синтез, но на другой основе, чем тезис и антитеза.


Все хорошее всегда где-то в золотой середине, "На лезвие бритвы".

Мужчина, загнанный деланием денег и престижа, - тоже зрелище неприглядное, и увы, распространенное.

+3

4

Как-то в пору моего второго студенчества я писала реферат по социологии о правах женщин. Сравнительный анализ показал, что на протяжении всей истории человечества наиболее бесправными были женщины, вплоть до начала двадцатого столетия, в Англии. Даже рабыни на Ближнем Востоке в древности обладали большими правами, потому что могли хотя бы частично распоряжаться своими деньгами, украшениями и т.п. И кстати, рабыни на Ближнем Востоке в древности могли иметь СВОИ деньги, а английские женщины в девятнадцатом веке даже тем, что имели по закону, не могли распорядиться без согласия опекунов-мужчин  :tired:
В России такого беспредела, насколько мне известно, не было.

+2

5

Jelizawieta, наверное, потому в Англии и были такие упорные бои женщин за свои права, что в других странах с этим было гораздо лучше.

0

6

Старый дипломат написал(а):

И вот теперь миру нужен синтез, но на другой основе, чем тезис и антитеза. Потому что тезис (бесправие женщины) и антитезу (включение в расширенное капиталистическое производство женщины, имеющей гражданские права, в качестве рабсилы более дешёвой, чем мужская, и более жадного потребителя) мы уже видели и поняли, что это путь, исполненный скорбей.

Это мы жадные?! :O могу привести примеры из жизни, когда МУЖЧИНЫ загоняют свои семьи в ловушки кредитов. Дебилоид с высшим образованием (а то и не с одним высшим, а то и с научно степенью) набирает кредиты, даже не посоветовавшись с женой и старшими детьми, а потом требует от своей второй половины, чтобы она взяла кредит на себя якобы для того, чтобы закрыть его кредиты, которые он брал будто бы для всей семьи, у семьи согласия не спрашивая. В итоге вся семья живёт на половину зарплату жены, вторая половина её зарплаты выплачивается ежемесячно банку, а все счета и банковские карточки мужа заблокированы, потому что платежи по его кредитам просрочены. Возможны варианты. Таких историй масса.
Самый крутой вариант: мужик набрал кредитов, под залог офисного помещения и двухэтажного частного домика со всеми удобствами, и ушёл в далёкую даль, а жена и дети, перебравшись в съемную комнатку, экономят каждую копейку, чтобы эти кредиты выплатить.

+1

7

Jelizawieta написал(а):

Это мы жадные?!

Речь ведь не о том, что женщины объективно жаднее мужчин. Речь о том, что мужское потребление было основной категорией платежеспособного спроса на протяжении большей части истории, к эпохе развитого капитализма уже сформировалось в значительной степени и потому обладает небезграничной эластичностью. А самостоятельный женский платежеспособный спрос - в исторической перспективе явление относительно недавнее, за ним нет такой тысячелетней инерции, накладывающей свой ограничительный отпечаток, и потому маркетологи имеют большее влияние на его формирование. Естественно, им выгодно позиционировать женщину как клушу, которая только и думает о потреблении. Каждая голова, в которую удаётся это заронить - ещё одна доля процента к сбыту. О репрезентациях речь, а не о характеристиках полов.

+2

8

Robbing Good написал(а):

Естественно, им выгодно позиционировать женщину как клушу, которая только и думает о потреблении. Каждая голова, в которую удаётся это заронить - ещё одна доля процента к сбыту. О репрезентациях речь, а не о характеристиках полов.

Именно это я и имел в виду, Jelizawieta. Обратите внимание на построение рекламных сюжетов, например, фармкомпаний (самый доходный легальный бизнес именно фрамацевтический, а не продажа энергоносителей). Весь в соплях и с кашлем мужик страдает, появляется женщина и суёт ему пилюльку. Через секунду он здоров. Никогда Вы не увидите рекламы, чтобы мужчина сам купил себе лекарство (или позвонил другу и попросил купить, если лежачий, или в страховую компанию на худой конец). Даже если впаривают средство от простатита, то после того, как в рекламном ролике болящий скрылся за дверью туалета и вышел счастливый, в следующем кадре обязательно будет тётенька, и женский голос будет вещать, как хорошо быть здоровым.
"Жадный потребитель" - это маркетологический термин: потребитель, у которого разожгли желание покупать (такой же термин, как, например, "холодные продажи"). Маркетинговые ухищрения настойчиво апеллируют "к сердцу", и женщин завлечь в расставленные рекламой ловушки легче, чем мужчин.

0

9

Robbing Good написал(а):

А самостоятельный женский платежеспособный спрос - в исторической перспективе явление относительно недавнее, за ним нет такой тысячелетней инерции, накладывающей свой ограничительный отпечаток, и потому маркетологи имеют большее влияние на его формирование.

Самостоятельный женский платёжеспособный спрос - явление древнее, как Ойкумена. Великобритания - это ещё не весь мир  :yep: Даже в тех странах, где женщины из богатых домов выходили на улицу закутанными с головы до ног и в сопровождении, они могли свободно покупать, продавать, распоряжаться наследством и т.п.  Пока английские лавочники судились с жадными мужьями, отказывающимися оплачивать счета своих жён, Марьи Тимофеевны покупали себе и своим доченькам платьица и шляпки (и никому из торговцев даже в голову бы не пришло поинтересоваться, в курсе ли Виктор Иванович), а Анны Викторовны давали уроки английского и самостоятельно решали, давать им в долг три рубля своим дядюшкам или не давать  :D 
И кстати, гораздо проще формировать "жадного потребителя" из человека финансово несамостоятельного. Чем меньше финансовая самостоятельность человека, тем меньше он умеет соизмерять свои расходы с доходами. Поэтому самое мощное влияние маркетологов в настоящее время на сознание наших детей. Особенно подрастающих. Впрочем, подросшее чадушко, у которого в начальной школе не было проблем с арифметикой, как только начинает самостоятельно зарабатывать себе на жизнь, достаточно быстро учится ограничивать своего внутреннего "жадину".

Отредактировано Jelizawieta (16.11.2019 11:21)

+1

10

Jelizawieta, самостоятельный женский платёжеспособный спрос требует трёх основных предпосылок: независимости в доходах, независимости в расходах и включения в рыночную экономику. Необходимо, чтобы женщина имела самостоятельны источник дохода, сама регулировала свои расходы, и расходы эти вливала в рынок через расширенное потребление. На протяжении большей части истории эти факторы не совпадали. Когда непривилегированная женщина была непосредственно вовлечена в экономическую деятельность, она в большинстве случаев либо существовала в нерыночной экономике, либо имела слишком мало ресурсов для расширенного потребления, либо и то, и другое. Когда привилегированная женщина реально могла заниматься расширенным потреблением, у неё, как правило, всё равно не было собственного независимого дохода. Мария Тимофеевна покупает себе шляпки, но делает это на деньги мужа-адвоката. Это платежеспособный спрос, но не самостоятельный. И именно поэтому женский спрос не становится по-настоящему важным экономическим фактором: он не расширяет производство, потому что женщины всё равно не смогут потребить на большую сумму, чем заработают мужчины. До XX века едва ли не единственной возможностью создать женский спрос, который был бы одновременно платежеспособным и самостоятельным было получить наследство и жить при этом в стране, законы которой защищали право женщины на это наследство.
Ситуация меняется, как справедливо написал выше Старый дипломат, когда женщина включается в расширенное капиталистическое производство. Теперь она не просто генерирует спрос, но обладает независимым доходом для его удовлетворения в рамках рыночной экономики. Женщина на зарплате - вот двигатель женского потребления, каким его знаем мы. И да, если допустить, что Анна Викторовна с уроков удовлетворяет свои базовые потребности, и ещё остаётся дать в долг - в этом отношении она женщина следующего столетия. Ну, АВ у нас вообще барышня прогрессивная и впереди планеты всей.
Подводя итоги: платежеспособный женский спрос существует столько же, сколько экономические отношения. А вот самостоятельный и платежеспособный - и как правило, а не как исключение в масштабах общества - детище двадцатого века.

Отредактировано Robbing Good (16.11.2019 13:16)

+2

11

Кстати, сам термин отца маркетинга Филипа Котлера, greedy consumer, он ведь неправильно переведён, не правда ли? Более точный русский перевод был бы "алчный потребитель", то есть ненасытный. А вовсе не тот, который жалеет расставаться с деньгами.
Вот оно, халтурное отношение к своей работе... :( Потому и кривотолки возможны с такими переводчиками. Термины потому и термины, что должны чётко и однозначно пониматься.

Отредактировано Старый дипломат (16.11.2019 15:17)

0

12

Ох, экономика не самая сильная сторона автора, в чем автор честно признается)))

Но в связи с обсуждением, вспомнился роман Золя "Дамское счастье". Когда именно на женщин ориентирован огромный шикарный магазин. И да - атмосфера, как в игорном доме, и прямо таки состояния мужей проматываются азартными "шопоголичками" 19 века.

"А дамы не выпускали кружев из рук. Кружева опьяняли их. Куски разматывались, переходили от одной к другой, еще более сближая их, связывая тонкими нитями. Их колени нежились под чудесной тонкой тканью, в ней замирали их грешные руки. И они все тесней окружали Муре, засыпая его нескончаемыми вопросами. Сумерки сгущались, и, чтобы рассмотреть вязку или показать узор, ему иной раз приходилось настолько наклонять голову, что борода его касалась их причесок. Но, несмотря на мягкое сладострастие сумерек, несмотря на теплый аромат, исходивший от женских плеч, и воодушевление, которое он напускал на себя, он все же оставался властелином над женщинами. Он сам становился женщиной; они чувствовали, как он своим тонким пониманием самых сокровенных тайников их существа проникает им в душу, постепенно овладевает ими, и, обольщенные, покорно отдавались ему; а он, вполне уверившись в своей власти, грубо царил над ними, как деспотический король тряпок"

Впрочем, думаю, уважаемые сэры и мьсе так же часто теряли голову, покупая, скажем, породистых лошадей, а то и футлярчик для зубочистки

"Он заказывал для себя футлярчик под зубочистку и, пока не выбрал наилучшую форму, размер и узор, почерпнув их из собственной фантазии, после того как четверть часа разглядывал каждый из имевшихся в магазине футлярчиков, его учтивое внимание к ожидающим барышням ограничилось двумя-тремя весьма бесцеремонными взглядами, которые помогли запечатлеть в памяти Элинор его фигуру и лицо, отличавшиеся прирожденной бесспорной и сугубой незначительностью, несмотря на все прикрасы, какие только могла им придать новейшая мода.

[i]Это наглое их разглядывание и щенячья заносчивость, с какой он объявлял чудовищным или ужасным каждый футлярчик для зубочистки, ему предлагаемый, не вызвали у Марианны досадливого презрения, так как она ничего не заметила: она была способна погрузиться в свои мысли и ничего вокруг не видеть в магазине мистера Грея с той же легкостью, как у себя в спальне" (Д.Остин "Чувство и Чувствительность").[/i]

Jelizawieta написал(а):

Марьи Тимофеевны покупали себе и своим доченькам платьица и шляпки (и никому из торговцев даже в голову бы не пришло поинтересоваться, в курсе ли Виктор Иванович), а Анны Викторовны давали уроки английского и самостоятельно решали, давать им в долг три рубля своим дядюшкам или не давать

Тут дело в том, что супруг МТ, - именно ВИ. Спокойный, разумный, хорошо зарабатывающий, и при этом - не скаредный человек. Будь он англичанином, его супруга так же могла бы спокойно выбирать одежду и приятные мелочи, не беспокоясь о том, что нужно будет отчитываться за них. К тому же, он успел убедиться, что жена его - хозяйственная и практичная, просто так на ветер деньги не выбросит. Он ей доверяет.

Строго говоря, это обычное распределение гендерных ролей того времени в любой стране. Муж - зарабатывает, а вот умно и рачительно тратит на хозяйство уже супруга. А вот кто из мужей, как часто и почему, включал в семье "ОБХСС", - уже зависело от конкретного человека, и его характера. 

А вот если мы вспомним будущего супруга Вареньки из "Бедных людей", помещика Быкова. Да, он требует, чтобы невеста была одета не хуже прочих, - ради престижа. Но в дальнейшем, боюсь, копейки лишней бедной Варваре, без согласия супруга не перепадет, и все покупки придется оправдывать.

Что касается Анны Викторовны, и ее заработка. Опять же, ВИ справедливо полагал, что "на булавки" дочка имеет право заработать приличным и не слишком обременительным трудом. Но делает ли это ее полностью независимой? Сможет ли она она на эти же уроки содержать САМА себя на прежнем уровне? Покупать те же шляпки и шубки, удобные ботиночки, оплачивать ремонт рояля, и книги по спиритизму? Нет. Она будет снимать маленькую комнатку (а то и угол), носить темные юбки, и штопанные блузки, вместо пальто кутаться в плед. И бегать по урокам целый день, иной раз получив только - "обещаем заплатить в следующий раз".

Тезка Анны, реальная Анна Васильевна Корвин-Круковская, старшая сестра Софьи Ковалевской, была способной писательницей. Тайком от отца отправила рукопись Достоевскому. Тот ответил, в целом похвалив, и ее истории были напечатаны. Но отец ЗАПРЕТИЛ дочери брать гонорар. Это неприлично и неблагородно для уважаемой барышни из хорошей семьи.

Так что - "Ты гулять-то гуляй, а вот за ограду - ни-ни".

+1

13

Проблема в том, что расширенное кап.производство подрывает воспроизводство рабсилы, то есть начинает пожирать человеческое общество. Это системная проблема капитализма.
Мария Валерьевна, экономика - это несложно, это всего лишь ответы на вопросы:
- как обеспечить возможность жизни - субъекта или объекта (питание, восстановление, воспроизводство и развитие);
- кто и каким образом это будет делать;
- за счёт каких ресурсов.
Женская рабсила вовлекается в производство как более дешёвая, для снижения расходов работодателя = увеличению прибыли собственника средств производства (основная цель капитализма). Но тем самым не только перераспределяются ресурсы от бедных к богатым (и круг богатых с каждым циклом сужается), но и блокируется "расширенное" деторождение, когда коэффициент рождаемости равен или больше 3, потому что:
- чем выше занятость женщин в данном секторе экономики, тем меньше зарплаты в нём мужчин, женская занятость демпингует (оказывает давление в сторону снижения) зарплаты;
- чем ниже зарплаты мужчин, тем меньше мужчин могут позволить своим женщинам длительное время не работать (и вообще позволить себе завести семью);
- чем меньше женщин могут длительное время не работать, тем ниже доля женщин, готовых родить 3 и более детей.

Отредактировано Старый дипломат (17.11.2019 00:18)

0

14

Старый дипломат написал(а):

Проблема в том, что расширенное кап.производство подрывает воспроизводство рабсилы, то есть начинает пожирать человеческое общество. Это системная проблема капитализма.

Мария Валерьевна, экономика - это несложно, это всего лишь ответы на вопросы:

- как обеспечить возможность жизни - субъекта или объекта (питание, восстановление, воспроизводство и развитие);

- кто и каким образом это будет делать;

- за счёт каких ресурсов.

Женская рабсила вовлекается в производство как более дешёвая, для снижения расходов работодателя = увеличению прибыли собственника средств производства (основная цель капитализма). Но тем самым не только перераспределяются ресурсы от бедных к богатым (и круг богатых с каждым циклом сужается), но и блокируется "расширенное" деторождение, когда коэффициент рождаемости равен или больше 3, потому что:

- чем выше занятость женщин в данном секторе экономики, тем меньше зарплаты в нём мужчин, женская занятость демпингует (оказывает давление в сторону снижения) зарплаты;

- чем ниже зарплаты мужчин, тем меньше мужчин могут позволить своим женщинам длительное время не работать (и вообще позволить себе завести семью);

- чем меньше женщин могут длительное время не работать, тем ниже доля женщин, готовых родить 3 и более детей.

Отредактировано Старый дипломат (Сегодня 03:18)

После модернизации с расширенным воспроизводством семьи ещё одна беда. В 20 веке, после Октября детский труд перестали использовать. Следовательно, ребёнок в семье перестал быть рабочей силой. Резко увеличились возрастные рамки детства, следовательно, многочадие для городских жителей стало непозволительной роскошью. Вытянуть до 17 лет на себе десять детей могла только советская семья при поддержке государства, и то не каждая. См фильм "Однажды двадцать лет спустя". В норме же деторождение горожан в индустриальном и постиндустриальном обществе об'ективно снижается. Потому что трудовые процессы требуют высокого образовательного уровня, минимум среднего образования. Это в традиционном обществе женщина и ребёнок могли быть рабсилой без соответствующей квалификации. 20 век затребовал массы образованных людей обоих полов. Но отсюда изменения состава семьи, возраста её создания и деторождения. Женского образования и формального равноправия. Хотя по факту гендерная дискриминация существует по сей день в оплате труда.

+1

15

Atenae, гендерная дискриминация в оплате труда существует как страховка работодателя за риск понести затраты в связи с уходом работницы в декрет. Даже если женщина не хочет/не может иметь детей, работодатель в такие подробности не входит, а сразу изымает из зарплаты эту страховку. То есть нанимая женщину на то же рабочее место, капиталист надеется выиграть: если женщина не уйдёт в декрет, он понесёт меньше расходов на оплату труда.
Наличие альтернативы в виде Советского Союза вынуждало капиталистов делиться прибылями с государством, а то распределяло средства для поддержания воспроизводства населения: и как армию на случай войны, и как тех же потребителей  для экономики. С закрытием альтернативы капитализм ведёт борьбу со своим собственным социальным государством.
Это самопожирающая система, где в пределе человек абсурдно вообще лишний.

+1

16

Старый дипломат написал(а):

Это самопожирающая система, где в пределе человек абсурдно вообще лишний.

Вот это точно. При нынешней либеральной идеологии человек и гражданин уже ничего никому не должен. Только платить налоги и соблюдать законы. И покупать. И ему внушают, что все кругом ему должны. Об общности, коллективе, где один за всех и все за одного, речи уже нет. О долге перед обществом тоже. Пиплу усердно внушают, что честь и совесть - это анахронизм. Дискретным человеком, не умеющим кооперироваться с другими людьми, легче управлять. А, совсем забыла. Он никому не должен, но его воспитывают как "лидера"! Черт, как же меня до сих пор, через два года после ухода из системы, от этого до сих пор тошнит!
Нас 30 лет приучают быть самодовольными эгоистами. Но что-то ещё сопротивляется внутри. Может, потому мы так на АД подсели? Новые герои, а ценности те самые, которые из нас до сих пор вытравить не смогли. Черт, как же я боюсь этого продолжения, которое затевается! Ведь изменят героев - и все наши чаяния псу под хвост!

+1

17

Дипломат, и Афина, спасибо за ликбез! Стало гораздо понятнее, - человеческими-то словами. Ибо в учебниках пишут так, что лично у меня ум за разум заходил. А в таком ракурсе - многие подобные вещи интуитивно и так для себя отмечаешь(.

Афина, я думаю, не стоит расстраиваться из-за продолжения. Увы, есть вероятность, оно может повторить судьбу "Петербургских тайн", когда "Разгадка..." этих тайн превратилась в вымученную мелодраматическую клюкву. Но первая часть от этого хуже не стала. И те, кто не принял продолжение, в итоге стали считать, что в истинном фильме только одна часть.

Ну и мы будем так считать. Ведь те, кто полюбил "Анну" именно за ценности чести, любви, благородства, самопожертвования, никогда не примут продолжение, если в нем будут продвигать нечто противоположное. А те, кто и в "Анне" пытался найти подтверждение своих "либеральных" взглядов (и находил! o.O ), - они и сами подобные продолжения сочиняют. Про бедную-хорошую Нину, про героя-шпиона Разумовского, и так далее.

Если неокрепший ум начнет с первой Анны, то, думаю, проникнувшись, быстро поймет, что с продолжением (если оно плохое) его надули. Если кто-то начнет со второй части, и на ура примет "не то"... И первую часть уже воспримет, как неправду... С такими, боюсь, ничего не поделаешь, это уже некая система взглядов. Только некие событие в жизни человека их могут поколебать.

+1

18

Мария_Валерьевна написал(а):

Тут дело в том, что супруг МТ, - именно ВИ. Спокойный, разумный, хорошо зарабатывающий, и при этом - не скаредный человек. Будь он англичанином, его супруга так же могла бы спокойно выбирать одежду и приятные мелочи, не беспокоясь о том, что нужно будет отчитываться за них. К тому же, он успел убедиться, что жена его - хозяйственная и практичная, просто так на ветер деньги не выбросит. Он ей доверяет.

Строго говоря, это обычное распределение гендерных ролей того времени в любой стране. Муж - зарабатывает, а вот умно и рачительно тратит на хозяйство уже супруга. А вот кто из мужей, как часто и почему, включал в семье "ОБХСС", - уже зависело от конкретного человека, и его характера. 

А вот если мы вспомним будущего супруга Вареньки из "Бедных людей", помещика Быкова. Да, он требует, чтобы невеста была одета не хуже прочих, - ради престижа. Но в дальнейшем, боюсь, копейки лишней бедной Варваре, без согласия супруга не перепадет, и все покупки придется оправдывать.

Что касается Анны Викторовны, и ее заработка. Опять же, ВИ справедливо полагал, что "на булавки" дочка имеет право заработать приличным и не слишком обременительным трудом. Но делает ли это ее полностью независимой? Сможет ли она она на эти же уроки содержать САМА себя на прежнем уровне? Покупать те же шляпки и шубки, удобные ботиночки, оплачивать ремонт рояля, и книги по спиритизму? Нет. Она будет снимать маленькую комнатку (а то и угол), носить темные юбки, и штопанные блузки, вместо пальто кутаться в плед. И бегать по урокам целый день, иной раз получив только - "обещаем заплатить в следующий раз".

Тезка Анны, реальная Анна Васильевна Корвин-Круковская, старшая сестра Софьи Ковалевской, была способной писательницей. Тайком от отца отправила рукопись Достоевскому. Тот ответил, в целом похвалив, и ее истории были напечатаны. Но отец ЗАПРЕТИЛ дочери брать гонорар. Это неприлично и неблагородно для уважаемой барышни из хорошей семьи.

Так что - "Ты гулять-то гуляй, а вот за ограду - ни-ни".


Речь не о том, что без папеньки-адвоката АВ жила бы столь же благополучно, как и при папеньке, а о том, что в России у женщин было больше прав распоряжаться своим личным и семейным имуществом, чем в Великобритании, где замужних только в 1882 году признали финансово дееспособными.
Впрочем, в ту пору, когда Анечка бегала в полицейский участок со светскими новостями с того света, её замужние английские сверстницы уже получили глоток финансовой свободы благодаря расширенному Акту об имуществе замужних женщин, который позволял женам распоряжаться своими заработками и наследством, полученным уже после замужества, а вот добрачное имущество женщин всё ещё оставалось собственностью их мужей. За незамужними право распоряжаться своим имуществом признали раньше. А до того, как признали, ни вдовы, ни совершеннолетние девицы не могли распорядиться своим имуществом без согласия мужчины-опекуна. Прав у них было столько же, сколько сейчас в нашей стране у людей с диагностированной умственной отсталостью.
Кстати, господин Ковалевский всего лишь запретил дочери брать деньги, которые она могла бы взять, ослушавшись папеньку. А вот какой-нибудь мистер Смит мог бы забрать заработок дочери, не интересуясь её согласием, и закон был бы на его стороне.

Отредактировано Jelizawieta (17.11.2019 22:39)

+1

19

Jelizawieta написал(а):

Кстати, господин Ковалевский всего лишь запретил дочери брать деньги, которые она могла бы взять, ослушавшись папеньку. А вот какой-нибудь мистер Смит мог бы забрать заработок дочери, не интересуясь её согласием, и закон был бы на его стороне.

Корвин-Круковский. Ковалевский - это супруг Софьи, сестры Анны.

По закону - да, все так, Анна Миронова имела право на свой заработок, в отличие от мисс Смит)) Но по совести выполнение закона оставалось за главой семьи. Впрочем, как и сейчас во многих вопросах. Бороться с родными людьми, привлекая официальные права - дорога каменистая и опасная для сохранения самой семьи(((

+2

20

Старый дипломат написал(а):

Кстати, сам термин отца маркетинга Филипа Котлера, greedy consumer, он ведь неправильно переведён, не правда ли? Более точный русский перевод был бы "алчный потребитель", то есть ненасытный. А вовсе не тот, который жалеет расставаться с деньгами.

Вот оно, халтурное отношение к своей работе...  Потому и кривотолки возможны с такими переводчиками. Термины потому и термины, что должны чётко и однозначно пониматься.

Отредактировано Старый дипломат (16.11.2019 19:17)

  А я как раз очень жадный потребитель. И вредный. Если мне говорят: "Возьмите два продукта "Dove" и получите третий в подарок!", я отвечаю, что мне даже на один этот, с позволения сказать, продукт, денег жалко.  :crazyfun:

+2

21

Мария_Валерьевна написал(а):

Корвин-Круковский. Ковалевский - это супруг Софьи, сестры Анны.

По закону - да, все так, Анна Миронова имела право на свой заработок, в отличие от мисс Смит)) Но по совести выполнение закона оставалось за главой семьи. Впрочем, как и сейчас во многих вопросах. Бороться с родными людьми, привлекая официальные права - дорога каменистая и опасная для сохранения самой семьи(((

Ой, точно. Забыла, что Софья по мужу Ковалевская.  :blush:  Кажется, её брак был какое-то время фиктивным. Они поженились, чтобы она могла беспрепятственно учиться заграницей.

Отредактировано Jelizawieta (17.11.2019 22:58)

0

22

Jelizawieta написал(а):

Ой, точно. Забыла, что Софья по мужу Ковалевская.    Кажется, её брак был какое-то время фиктивным. Они поженились, чтобы она могла беспрепятственно учиться заграницей.

Да). А потом, как это часто случалось, брак стал настоящим.
(Очень люблю на эту тему фильм "Нас венчали не в церкви")

И вторым ее избранником, за которого она официально выходить замуж отказалась, тоже был Ковалевский.

0

23

Atenae, да-да, Вы подметили самый абсурд: "развитие лидерства" у атомизированных индивидов, бегущих от ответственности как от огня. Всем этим, прости и помилуй, "лидерам" невдомёк, что настоящий лидер не мыслит себя вне группы, за которую он несёт ответственность, и это ему в радость. А какую ответственность могут понести "эффективные менеджеры" из числа офисного планктона? За кражу пачки бумаги из офиса? :glasses:

+1

24

Вы говорите о том, как свободно чувствует себя женщина в 20 веке. А в 1969 нас, шесть девиц, пришедших на Арбат попить пивка вечером в пивбар, вынудили уйти, потому что мы были без мужчин и нас любой мог посчитать дамой свободной профессии. А знаете ли вы, что в ресторан "Прага", что в Москве, в середине семидесятых женщин с подругами пускали только до 4-х часов. Правда, надо было столик заказывать заранее, но вы были гарантированы от приставаний: метрдотель лично следил за порядком. После 4-х пройти можно было только с кавалером.
В Питере 80-х было общество многодетных семей. То, о котором мне рассказывала его участница, нигде не регистрировалось, но обладало пробивной силой. Женщины являлись в Горсовет в сопровождении детей. Мэр этой компании боялся, как огня. Женщина, о которой я говорю - мать 12 детей. Восемь она родила в СССР, четырех- уже в Израиле.
Сегодня отводила внучку в школу - сплошь и рядом из машин выгружают по 3-4, а то и более детей. Видимо не всегда и не везде работает принцип: многодетная женщина на рынке труда - напасть для работодателя. А ведь у нас садики до трех лет - только частные. И работают они, максимум, до 5 часов. И матери тоже работают до пяти, а им еще и приехать с работы надо. О том, что стоимость такого садика превышает половину месячной зарплаты я уже и не говорю.
И еще момент - израильтяне повадились везти жен из России, Украины, Белоруссии. Не смотрят на дикие сложности, возникающие при оформлении, на препоны, которые устраивают ортодоксы. Почему? Да потому, что у женщин из этих стран еще живучи устои семьи и они не будут так качать права, как это делают свободолюбивые, и познавшие самостоятельность в армии, коренные израильтянки.

Отредактировано Стелла (11.12.2019 21:16)

0

25

Стелла написал(а):

Вы говорите о том, как свободно чувствует себя женщина в 20 веке.

В сравнении с прошлыми веками - безусловно. При всей моей любви и интересу к 19 веку - ни за что не хотела бы там жить, даже рожденной в богатой и высокородной семье. Обойдусь без балов, и кринолиновых платьев)))

И сейчас есть над чем работать. Но я оптимист, я радуюсь тому, что уже есть, и оно лучше.

Мне попадалась статья, посвященная прелестным флай-леди - героиням американских плакатов 1950-хх годов. Какой депрессняк таился за белозубыми улыбками "счастливых домохозяюшек"! Причем - почти по тем же пунктам, что и у дам 19 века. Опят компостирование мозга о том, что МУЖ - это человек совершенный и самый важный, а женщина - так, курочка и говорящий пылесос. Опять совершенная дикость в плане интимных отношений, и даже! новый виток операций на женских органах ради лечения все той же "истерии"... Поделилась тогда с своим другом - большим любителям детективов о Перри Мейсоне. Сказала, мол, понимаю, почему в романах Перри так и не женился на своей секретарше, Делле Стрит, умненькой помощнице. Потому как пришлось бы ее делать вот такой вот "счастливой обладательницей соковыжималке". Друг сказал, что и сам автор, судя по всему, женился уже на своей секретарше, когда общественная истерия на тему "возвращения ангелов домашнего очага" пошла на спад.

А ирландские прачечные Мари Магдалины? В которые отправлялись женщины и девушки своими родственниками, или общественностью, если их просто ЗАПОДОЗРИЛИ в некоем вольном поведении? Не говоря уже о незамужних матерях. И работали эти заведения до конца ДВАДЦАТОГО века. Отличный фильм об этом месте снят - "Сестры Магдалины". Время действия - 1960-е годы.

Так что да, я и не предлагаю почивать на лаврах. Для наших правнучек наши прорывы будут обычной составляющей жизни. Но и нам привычное было завоевано дорогой ценой.

0

26

Позавчера одеваю четырехлетнюю внучку. Хочу обуть ей новые ботинки, в ответ: "Что это? Это для мальчиков!"
-Да нет же, вот видишь, здесь цветочки.
- Не хочу, такое носят мальчики! - вопит, со слезами, - я девочка, девочка! Не хочу быть мальчиком!
Видимо, реакция на это сумасшествие с переменой пола. Кое-что и до такой малышни доходит. Как результат - никаких брюк, только платье, косичка, колготки: все, что ассоциируется с девочкой.
По-честному - я порадовалась:ребенок отстаивает свое право быть женщиной.
Я понимаю, что феминизм, по сути своей, уже не столько борется за права женщин, сколь, говоря по простонародному "мается дурью". Не знаю, как на ваших просторах, но на наших женщинам уже мало прав, которые они имеют, хотя, по сей день, все равно их ущемляют в зарплате. А так - они и в военной авиации, и в танках, и в артиллерии, и в спецназах, и в полиции.
Но, скажите честно, какому работодателю нужен работник, который больше с детьми сидит дома, чем на работе находится? А ведь больничных оплачивают по уходу 18 дней в году, и за счет соц. страхования. Остальное, если нет бабушек или бэбиситтера, за свой счет.
Все имеет свою цену. И, если нас не удастся превратить в киборгов, или не случится чего-либо с планетой, человечество придет все же к тому, что функция женщины, как матери и хранительницы очага снова приобретет положительную окраску. Это может быть реакцией на излишнюю свободу, и инициатором этого движения могут стать сами женщины. Маятник качнется обратно.
Да, по идее, для карьеры дети не нужны. И женщины во многих странах выбирают карьеру. Дети нужны уже к 40-50 годам. Учитывая высокую продолжительность жизни - можно успеть вырастить.
Я бы тоже не хотела жить в прошлом, но меня пугает только сантехника. Потому что я спокойно управлюсь и на деревенской кухне, и со стиркой в корыте, и на огороде. Все опробовано, хоть я и городской житель.))) Хорошо, когда все механизировано, но детей я вырастила без памперсов и без стиральной машины. Правда, вместо погреба, был холодильник.))) И был дефицит всего.
Я умею не увлекаться шоппингом, но какое это счастье, когда никого не надо ни о чем просить, не надо стоять в очередях, а проблема только в одном: выбрать из огромного множества то, что тебе нужно.
Мне не забыть, как мы в Союзе искали новую ванну (старая проржавела). Искали без блата. Нашли - с буграми, от нее отказался ветеран. А раковину нам всунули с трещиной. ((
нет, я за то, чтобы шоппинг не был связан с унижением, и был доступен. А чтоб он был разумным - так тут проблема не в рекламе, а в собственных мозгах: помните о своем бюджете и своих истинных потребностях.
У нас народ работает тяжело, и помногу. Вот и балует себя либо покупками шмоток, либо поездками по миру. В последнем вижу только положительный вариант.

0

27

Я считаю, что прежде всего должен быть ВЫБОР.

Хочешь быть только женой и мамой - ради бога, если материальное положение это позволяет. Чувствуешь, что на одном домашнем хозяйстве поедешь кукушкой - иди на работу, и не майся чувством вины. Ибо раздраженная мама хуже, чем мама работающая. Хочешь детей - рожай, не хочешь - не рожай. Хочешь одного - пусть один, желаешь пятерых - вперед. Чтобы не давили со всех сторон "ценным мнением" что одного пути, что другого.

Мне кажется, что в обществе все равно примерно одинаково всегда людей с семейными и несемейными позициями, и смешанными. Ну не вымрем мы! Не вымрем только из-за того, что часть женщин предпочтет карьеру. Не от всех, но от многих этих карьер будет польза и тем же самым мамам и детям этих мам.

Но заталкивать всенепременно в семью девушку с ярко выраженными способностями к науке/искусству - преступление. Если она выбрала сама, сознательно решила, что да, ей сейчас семью хочется больше - на здоровье. Но если это результат - обработки на тему "истинного предназначения" - так нельзя.

Я в прошлом не боюсь работы. Я боюсь именно отношения - как к несовершеннолетнему ребенку, как к вещи, или недоделанному существу.

Я редко ношу брюки, мне удобнее в юбках. Но почему я не могу их надеть? Могу, если будет надо, и никто косо не взглянет.

Я ничего не имею против семьи, и хозяйства, но только этим заниматься не хочу. И хорошо, что общество этого от меня не потребует в обязательном порядке, как было едва ли не до половины 20 века во многих странах. Другое дело, если вынудят обстоятельсива - но это будет МОЙ выбор и мое решение, а не разлитое вокруг "так принято".

Я сама не хочу занимать руководящую должность - это не мое. Но хорошо, что другая девушка, которая будет хорошим руководителем, имеет теперь на это право. Не всегда его легко осуществить, но оно все-таки есть.

А вот перегибы с "выбором пола", агрессией на вполне обычные знаки внимания и прочего меня и саму неприятно удивляют. Но видимо да - маятник. Как ситуация с детьми. Сто лет назад ребенок в иерархии - никто и звать никак. Теперь - Самый Главный, а вот родители - потенциальные агрессоры.

Но столь оголтелых дам я и не поддерживаю, и не защищаю. А вот женское движение 19 века делало очень нужную работу. И низким от меня этим дамам поклон.

0

28

Движение суфражисток - это реакция. На любое давление сверху всегда идет ответная реакция, в особенности это заметно в общественной жизни. И изменения всегда идут быстрее в обстановке нестабильности. А викторианская эпоха в Англии внешне выглядела очень стабильной, потому и раскачивались так долго.
В современном мире все глобально, и это начинает раздражать. Помню, пошли мы в Париже в супер, нам срочно понадобились чашки. И, что неприятно поразило: практически те же продукты, такое же расположение товаров, цены, и те - похожи(правда - в евро). Более того, чертовы чашки нашлись конкретно в том же месте, что нашлись бы в нашем супере. Все - одинаково.
А еще - климатические изменения, которые заметны невооруженным глазом. Они меняют отношение к окружающему миру. Раньше этого не было, человечество об этом не задумывалось.
Я смотрю на эту девочку Тунеберг, которую так ловко и активно используют "зеленые", и в голову мне приходят крестовые походы пастушков.
Если раньше движение в защиту женщин носило благородную цель уравнивания в правах и защиту от насилия, то теперь все эти фемины протестуют больше всего протеста ради.
Видимо, в России это все еще пока не приняло крайних форм, когда свобода выбора становится не средством , а самоцелью. И не оставляет обществу иного выбора, кроме того, что дают женщины. Мужчины становятся от них зависимы, а это уже противоречит их биологической сущности, лишает их инициативы. Это уже даже не матриархат, потому что воспроизведение тоже перестает от них зависеть.
Посмотрим, что придумает Природа, чтобы уравновесить чашу весов.))

+1

29

Стелла написал(а):

Я смотрю на эту девочку Тунеберг, которую так ловко и активно используют "зеленые", и в голову мне приходят крестовые походы пастушков.
Если раньше движение в защиту женщин носило благородную цель уравнивания в правах и защиту от насилия, то теперь все эти фемины протестуют больше всего протеста ради.

Я с вам совершенно согласна. Доведение до абсурда хорошо, как литературный прием. В жизни это дает дурные результаты.

А требовать ништяков только на основании своего пола, - по меньшей мере, - непорядочно.

Пр Тунеберг понравился тут мемчик. Под ее словами - "Наше поколение будет решать будущее" - "Да ваше поколение не может решить: мальчики вы, или девочки!"

+2

30

Если ребенок с проблемами психики становится проповедником, жди паломничества.((

+2

31

Замечу, глядя со стороны, что борьба за права ведётся по мужским правилам и вокруг мужских ценностей. Целеполагание, культ достижений, борьба за первенство, стремление к лучшему месту в иерархии и т.п. На равных с 80% мужчин способны конкурировать 10% женщин.
Честь и хвала тем 10%, но остальные-то 90, которые не хотят и не могут бороться? Им современный феминистический дискурс навязывает в прямом смысле неподъёмные ценности.
ИМХО, реальная борьба за права женщин - обеспечение им максимальной безопасности со стороны общества в целом (и это главное, что нужно женщине для раскрытия её талантов). Чтобы женщина, нуждающаяся в безопасности, могла её получить. Хотя бы в кризисном центре, в приюте, в центре бесплатной психологической помощи, в церкви.
Так что тест на цивилизованность общества в лучшем смысле этого слова - его способность дать женщине возможность быть собой. Если для неё быть собой - это летать в космос, замечательно. Нужно давать такую возможность, чтобы и физик Кюри, и математик Нётер, и скульптор Мухина или, там, Клодель могли беспрепятственно приумножать свои таланты, полученные от Бога, на благо человечества. Но для большинства женщин (поправьте меня, если я не прав) на первом месте всё-таки стоит возможность безопасно ходить по улицам в любое время, совмещать работу и материнство и не быть униженной делом или словом, а не прорывы в проницаемости сред, единой теории поля или рекорды в метании молота.
Потому что при всём равенстве прав мужчины и женщины не равны вот в чём: большинство мужчин похожи на медные тазы, а большинство женщин - на фарфоровые чашки. И то, и то сосуд, который может быть наполнен одинаковым содержанием, но чашки не предназначены для того, чтобы их бросали. Тазы тоже не предназначены, но даже если их уронят, ничего страшного, кроме грохота, не произойдёт. Подавляющее большинство женщин очень тонки, и лучшая защита их тонкости - наличие близких любящих и внимательных мужчин. Отец, брат, муж или друг должны присутствовать в жизни женщины, чтобы ей было комфортно и безопасно раскрывать свои таланты.

0

32

Отец, брат, муж или друг должны присутствовать в жизни женщины, чтобы ей было комфортно и безопасно раскрывать свои таланты.

Старый дипломат, абсолютно согласна с вами: так устроено Природой, и полная независимость женщины в современном обществе - невозможна. В коллективе она может сойти за равного, за мужика, но остается еще ее личное пространство, дом, вечера и ночи.
Я извиняюсь перед теми женщинами, которых невольно задену этим постом. Это, чаще всего, не их вина, и не их выбор: это сложившиеся жизненные обстоятельства. Одиночество не предусмотрено Природой (читай- Б-гом)). Стремление быть равным с мужчиной - это соревновательный дух молодости, который частенько настолько затягивает, что мужчины начинают сторониться "медного таза" в женском обличье. Или, став с ним партнером по жизни, поневоле становятся в роли подчиненного. Удержаться на равных сложно: если появляются дети, роли распределяются уже соответственно природному фактору.(хотя бы, в первые годы)
Чувствовать себя сильной и уверенной в своем профессиональном выборе, можно и при муже, который тебя опекает и ты чувствуешь в нем опору. Только твоя уверенность не от того, что ты на равных с мужчинами, а из другого источника: чувства, что ты исполнила свое предназначение в мире, но и в сфере общественной исполняешь свою любимую роль.(ту, что тебе удается на работе, среди людей).
Признаю, что такое равновесие - редкая удача. И понимаю гордость женщин, которым трудно признаться, что, глубоко в душе, они не прочь были бы быть не такими сильными, и хотели бы крепкого локтя для опоры.
Простите меня за этот пост удачливой нахалки, но, честное слово, и у меня, до 28 лет, был период, когда я думала, что мужчина в моей жизни совсем ни к чему.

0

33

Старый дипломат написал(а):

Потому что при всём равенстве прав мужчины и женщины не равны вот в чём: большинство мужчин похожи на медные тазы, а большинство женщин - на фарфоровые чашки. И то, и то сосуд, который может быть наполнен одинаковым содержанием, но чашки не предназначены для того, чтобы их бросали. Тазы тоже не предназначены, но даже если их уронят, ничего страшного, кроме грохота, не произойдёт. Подавляющее большинство женщин очень тонки, и лучшая защита их тонкости - наличие близких любящих и внимательных мужчин. Отец, брат, муж или друг должны присутствовать в жизни женщины, чтобы ей было комфортно и безопасно раскрывать свои таланты.

Я бы согласилась со столь поэтическим определением, если бы не некоторые мои жизненные наблюдения. Мой опыт (небольшой, и субъективный), и мнения некоторых психологов (которые так же не истина в последней инстанции) говорит о том, что как раз мужчины могут быть куда более хрупки, особенно - в плане психики. Приспособиться к новому, терпеть неудобства, выживать за себя и всю семью почему-то часто оказывается способной женщина. Это, думаю, не вина современных взглядов. Это наследие той же природы - углублять и защищать жизнь в захваченном мужчиной ареале.

Но я всегда ратую за золотую середину, посему, скорее, все это перераспределено опять же - примерно одинаково, только не всегда, и не во всех обществах свою силу/слабость можно было демонстрировать.

И хрупкость фарфоровой чашки - это тот фасад за которым во все века могла прятаться и ломовая лошадка Скарлетт, и болезненная, но сильная духом Мелани. А медный таз мог легко пролететь где и как угодно, пробив черепа противников, как непотопляемый  Рэтт, и - явно пойти трещинами, как умный и честный, и по-своему сильный, но куда более хрупкий Эшли.

Светлое далеко нужно всем. И ощущение любви и заботы, и безопасности. И возможности проявлять себя. Кто у кого под крылом - пары могут выяснить сами. Порой муж, отличный специалист, но в семье во всех смыслах - старший ребенок. Но его жена счастлива таким положением вещей. Бывает - супруга "ни сшить, ни распороть", дома все кувырком, но муж в ней души не чает, и дети тоже, как ни странно, растут счастливыми.

Бывает традиционные семейства с привычными ролями, но гнетущей атмосферой, скукой и той любовью, от которой хочется сбежать.

А что касается одиночества - для кого-то оно может быть болью и страданием, для кого-то - наслаждением и даром небес. Все зависит от характера, и хорошо, когда и одинокий человек не считается ущербным, и может быть счастлив. У меня много претензий к современности, но как хорошо, что ни официально, ни морально никто не имеет право гнать человека в отношения.

+2

34

Мария_Валерьевна, в наших с Вами словах нет никакого противоречия. И конечно, это счастье, что мы живём в то время, когда каждый человек гораздо свободнее в выборе своего пути, и отношения между близкими людьми не угнетаются экономически так сильно, как раньше. Что можно отдать Богу богово (любовь), а кесарю - кесарево (устроение себя в обществе).
Вопрос в том, что мужчина и женщина - это одно, человек, но в разных ипостасях, и каждый в чём-то силён, а в чём-то слаб. И вместе они бОльшая сила, чем по отдельности. Вместе - не обязательно в одной постели, равночестно и в сотрудничестве, и во взаимном уважении, то есть в согласии.
Например, тысячелетиями мужчина выступал во внешней среде, противостоял ей и осваивал её - ту среду, где бесполезны уговоры, мольбы и слёзы, а нужны ум в установлении закономерностей, наблюдательность за вещами, сноровка, ловкость, умение работать вместе для достижения одной цели. Вот потому мужчины лучше приспособлены к такого рода действиям вовне.
А женщины тысячелетиями занимались именно отношениями внутри общины, они всё время имели дело с людьми, поэтому отлично приспособлены к взаимодействиям ради установления этих самых отношений которые можно просчитать, договариваясь, наблюдая за людьми, углубляясь в тонкости характеров и т.п.
Нельзя сказать, что две группы умений не пересекаются, или мужчины и женщины "с других планет", нет, они с одной, суровой и трудной для жизни планеты и научились специализированно решать общие проблемы (это важно: сейчас власть предержащие стремятся максимально разобщить подвластных людей на многочисленные группы меньшинств, которые заведомо не способны к объединению).
Более того, поскольку биологически люди сделаны из одного материала, то на концах гауссианы есть по 5-10% отклонений от среднего, этот закон работает абсолютно для всех систем. Т.е. это совершенно нормально, что есть женоподобные мужчины и мужеподобные женщины, их наличие имеет биологический и социальный смысл и не зависит от нашего желания или нежелания их видеть, это объективная реальность. Это одно из проявлений той самой изменчивости и гибкости биоматериала, скафандра, кожаных риз человечества.
Вернёмся к среднестатистическому большинству. Мужчины очень хрупки в отношениях. Они к ним хуже приспособлены. Да, "медные тазы" можно и поцарапать, и помять, и сплющить (медь - мягкий металл), но гораздо легче наполнить их чем-то непотребным в большом количестве и тем самым испортить. Но быстрее можно вылить гадость, отмыть и наполнить (опять-таки, в большом количестве) потребным. Чем именно - чуть позже.
А женщины очень хрупки по отношению к широкому миру, который - да, лежит во зле. В котором есть насилие, бедность, война, неравенсиво возможностей и прочие социальные нестроения. В нём гораздо прочнее мужчины. Женщин же внешний мир легко ломает. Склеить треснувшую чашку можно, но она уже не будет звучать и держать влагу. А медный таз, даже покорёженный, может и звенеть, и держать.
Мужчины похожи на транспортные механизмы, приспособленные к достижению конкретной цели, а женщины - на топливо. Какой механизм из имеющихся выберет женщина и зальёт в него "топливо" - себя, свою энергию, в такую сторону, в сторону цели, на которую сориентирован механизм, они и поедут. Когда говорят "мужчины не меняются", это правда. Они могут развиваться, но только в сторону выбранной цели. Требовать женщине чего-то иного от своего мужчины - это как требовать от танка, чтобы он взлетел, или от самосвала, чтобы он передвигался со скоростью болида "Формулы-1", или от снегохода, чтобы он бороздил просторы Большого театра. Поэтому выбирая, с каким мужчиной хочется иметь дело, женщине следует получше его узнать и понять, подходит ли ей его цель. Это - главное для счастья женщины в отношениях.
Равно и мужчине следует хорошо подумать: если он "самолёт", то ему нужен "керосин", а не "дешёвое дизтопливо". И если он хочет всё-таки достигнуть своей цели, а не всю жизнь простоять, ржавея, в гараже, ангаре, под брезентом, или сгореть, так никуда и не доехав, или тащиться с черепашьей скоростью, чадя и воняя по дороге на всю вселенную, то ему и "топливо" нужно своё, родное. И будет ему счастье.
Есть и небольшие группы людей по типу "два-в-одном", но это большая редкость, а основная масса всё-таки ищут друг друга для проживания полноты жизни.
К сожалению, знания полов друг о друге сейчас редко передаются в нужном количестве подрастающему поколению. Это делается обычно от деда к внуку и от бабушки к внучке, но в современном мире эти связи всё чаще прерываются.
О технике секса трещат из каждого утюга, потому что это вызывает резкий биологически обусловленный интерес, а значит, хорошо продаётся и эксплуатируется. А знания о сотрудничестве полов - они мало того, что более высокого уровня, так ещё и не подходят целям капиталистического общества, а потому подавляются.
К слову, парадокс между этим моим утверждением и утверждением выше, что люди экономически свободнее сейчас, чем в прошлом, нет. Раньше два пола были вынуждены сотрудничать из-за реальной угрозы голода. Сейчас они могут сотрудничать ради счастья, а могут и враждовать, но от голода никто не умрёт. От телесного голода. А от душевного - умирают. Спиваются, наркоманят, кончают жизнь самоубийством. Это гибель от душевного голода, и ей больше подвержены мужчины, потерявшие цель. Мужчина - это его цель, он без цели жить не может.
[indent]

Отредактировано Старый дипломат (13.12.2019 17:20)

0

35

Старый дипломат написал(а):

А женщины очень хрупки по отношению к широкому миру, который - да, лежит во зле. В котором есть насилие, бедность, война, неравенсиво возможностей и прочие социальные нестроения. В нём гораздо прочнее мужчины.

Но ведь ломка исторических реалий - это скорее внешний мир?

Так почему, когда прошлое "уносит ветром" так часто спасительницами становятся именно женщины, которые меняют занятие, впрягаются в непривычное, и тащат, и встраиваются в новое общество? А многие мужчины, получив ломку и крушение идеалов спиваются, стреляются, и так далее. Я не в укор мужчинам, я-то очень хорошо понимаю, что такое - крушение идеала, и почему от этого можно в петлю полезть. Но сама бы не полезла, постаралась бы барахтаться до последнего. По возможности, не предавая своих идеалов, конечно.

Жестокий мир ломает всех, и я бы не стала утверждать, что женщин - сильнее, чем мужчин. Все индивидуально. Просто в большинстве (но не во всех) обществах так сложилось - та что рожает потомство должна быть укрыта за стенами. Вполне логичная мысль. И пошел уже сохраняемый, постепенно прошиваемый в подкорку обычай, - кто внутри, кто снаружи.

Но были и существуют сейчас общества, где, напротив, мужчина ведет хозяйство, и занимается детьми, а женщины - воюют и охраняют. И для них все так же нормально и естественно, и их собственная внутриплеменная эволюция приспособила именно к таким функциям.

С тем, что сила наша - в единстве, и взаимном уважении, и умении сотрудничать, - согласна абсолютно!

+2

36

Мария_Валерьевна написал(а):

Но ведь ломка исторических реалий - это скорее внешний мир?
Так почему, когда прошлое "уносит ветром", так часто спасительницами становятся именно женщины, которые меняют занятие, впрягаются в непривычное, и тащат, и встраиваются в новое общество? А многие мужчины, получив ломку и крушение идеалов спиваются, стреляются, и так далее.

Указанные Вами спившиеся и т.д. - это проигравшие мужчины, у которых отняли ресурс во время передела власти/собственности при катаклизме. Вот Чубайс говорил: "30 млн. не впишутся в рынок". То есть, переводя с политического на русский: "Мы забираем весь жизненный ресурс у 30 млн.человек; ещё одной группе, не входящей в нашу клику, сохраним только жизнь для работы на нас, а возможность размножаться оставим тем и так, чтобы к 2050 году на территории СССР оставалось 15 млн., по рекомендации бабушки Тэтчер".
И в 1991, и в 1993 передел власти/собственности инициировали мужчины, принимали участие в открытых столкновениях мужчины + 10% женщин.
Подавляющее большинство женщин при катаклизмах мыслят логикой спасения дома и детей, если их мужчины оказались под колёсами Истории (и таки спасают дом: едут с неподъёмными баулами торговать, осваивают новые профессии, сокращают расходы; некоторые тоже гибнут - попадают в трудовое/сексуальное рабство, оказываются ограбленными и обманутыми, но это не то же самое, что, например, похищение рейдерами права собственности на завод и оставление бывшего директора один на один с пятидесятитысячным ограбленным коллективом).
Женщины крайне редко создают партии, организованно переходят из одной социальной группы в другую, готовят заговоры, принимают участие в хунтах и т.п. Но когда создают - как это делали английские женщины - и играют по мужским правилам, они имеют шанс победить.
Мужчины спасаются так, женщины этак, и в результате применения разных стратегий выживаемость всей популяции выше, чем при использовании одной.
Для мужчин в условиях катастрофического проигрыша своей группы (а все мужчины принадлежат какой-либо группе) жизненно важно сохранить присутствие духа. Например, вот так:
https://youtu.be/KRT0OGPGXek
Это тот самый ресурсный неприкосновенный запас, о котором Христос говорил: "Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас".
Только сохранивший присутствие духа мужчина может продолжать движение к своей цели, т.е. жить. Сохранить его можно, если соблюдаешь правило "не сотвори себе кумира".
Женщины этим редко заморачиваются, у большинства из них во время кризиса в поле зрения зачастую находятся тактические вопросы выживания, в чём женщины очень сильны. Таким образом, действуя по принципу "глаза боятся, а руки делают", они спасают и себя, и своих близких.
[indent]

Отредактировано Старый дипломат (13.12.2019 22:29)

0

37

Старый дипломат написал(а):

Подавляющее большинство женщин при катаклизмах мыслят логикой спасения дома и детей, если их мужчины оказались под колёсами Истории (и таки спасают дом: едут с неподъёмными баулами торговать, осваивают новые профессии, сокращают расходы; некоторые тоже гибнут - попадают в трудовое/сексуальное рабство, оказываются ограбленными и обманутыми,

Но согласитесь, это трудно поставить рядом с "хрупкостью фарфоровой чашки". У женщин, в целом, могут быть другие пути выживания, иная тактика и стратегия. Но они находят ресурсы в душе и теле, чтобы таки встать, и делать, и жить, и даже становиться счастливыми.

Я не вижу никаких отличий в поведении именно женщин и мужчин, прошедших страшные испытания. У меня, как у большинства жителей страны, представители старших поколений пережили войну, и - блокаду. И сравнивая явные травмы войны дедушки и бабушки, я не вижу особой разницы. Им обоим больно вспоминать, они оба очень трепетно относились к еде. Но при этом оба же не получили синдрома "жадности и ненасытности", напротив, были очень щедры и добры. Нервная система, понятно, была у них подорвана, но проявления этих нарушений никак не выглядели связанными с полом. Только если с характерами. Они оба много работали потом, создали семью, любили детей и внуков.

Прабабушка и прадедушка, так же прошедшие похожие испытания, но уже будучи взрослыми и семейными людьми - тоже самое. Ни он не напоминал помятый таз, ни тем более, она - разбитую, или даже треснувшую чашку.

Я бы сравнила психику женщин (на основании наблюдений за моими родственницами и подругами, ну и личного самоанализа) - с бельевой резиной. Она выглядит тонкой, но оказывается очень прочной. Она гибкая, тянется, и может служить очень долго. Да резинка может пересохнуть, деформироваться, растянуться, даже порваться... Но, во-первых, для этого нужно ОЧЕНЬ постараться. А во-вторых, даже в таком виде она еще вполне в состоянии служить по назначению. И даже после полной катастрофы ее обрывки можно связать, или сшить, и опять-таки она будет хоть для чего-то годится. Безусловно, лучше резину эксплуатировать аккуратно, но запас прочности у нее большой.

0


Вы здесь » Перекресток миров » Шерлок Холмс и дамы. Викторианские реалии и экран. » 08. «НУЖНО ЖЕ ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ! БЛАГОТВОРИТЕЛЬНИЦЫ И ФЕМИНИСТКИ"